Спецпроекты

На страницу обзора
Как пандемия повлияла на объем российского ИТ-рынка?

Аналитики предрекали падение российского рынка ИТ в 2020 г. Однако итоги года показали, что он не просто не упал, а вырос на 14% до ₽1,833 трлн. Положительные результаты и у экономики Рунета — она увеличилась на 22% по сравнению с 2019 г. до ₽6,7 трлн. Среди самых обсуждаемых тем прошедшего и текущего года — удаленная работа, кадровый голод, меры поддержки отрасли и уголовные дела против ИТ-компаний.

Худшие прогнозы не сбылись

Прогнозы относительно итогов развития российского ИТ-рынка в 2020 г. менялись примерно так же стремительно и радикально, как и мирового. В апреле 2020 г. IDC предсказывала его падение более чем на 30% в долларах, в июне ухудшила прогноз до 33%. В октябре 2020 г. аналитики стали более оптимистичны — по их расчетам, российский рынок ИТ должен был сократиться всего лишь на 8,2%.

В феврале 2021 г. были озвучены предварительные итоги прошедшего года, основанные на данных интеграторов и крупных поставщиков программного обеспечения. В IDC отметили, что расчеты на их основе показывают «нулевую динамику» рынка.

И, наконец, в апреле 2021 г. та же IDC сообщила о росте российского ИТ-рынка на 14% в рублях по сравнению с 2019 г. — его объем составил ₽1,833 трлн. Основными факторами роста стали снижение курса рубля по отношению к доллару, массовый переход сотрудников на удаленную работу, продолжение госинвестиций в цифровую экономику и довольно непродолжительные, по сравнению с другими странами, ограничения, связанные с COVID-19.

Как подсчитали в IDC, в 2020 г. расходы на оборудование (серверы, СХД, сетевое оборудование) увеличились на 27% в рублях за счет роста числа проектов в финансовом секторе и телекоме. Переход на удаленную работу привел к росту спроса на облачные сервисы и решения в области информационной безопасности. Кроме того, как корпоративные, так и частные клиенты активно закупали ноутбуки — они стали жизненно необходимы не только работающим из дома взрослым, но и детям, перешедшим на онлайн-обучение. Результат — рост этого сегмента на 31% в рублях. Сегменты программного обеспечения и ИТ-услуг увеличились на 16% в рублях. При этом в IDC отмечают рост доли российских разработчиков ПО.

«Российский облачный рынок развивался в 2020 году заметно быстрее, чем в 2019. Оценка этого роста разнится в зависимости от методик подсчета, конкретной компании и рыночного сегмента. В среднем рост оценивается в 25%, — говорит Федор Прохоров, CTO компании SberCloud, — При этом объем выручки SberCloud в 2020 году вырос более чем в 20 раз по сравнению с 2019 годом. У некоторых наших коллег бизнес вырос также заметно выше рынка. Падения не было ни в одном облачном сегменте, но особенно быстро росли PaaS-сервисы. Платформенные сервисы пока уступают по объему IaaS-сегменту, но растут при этом быстрее. Во всяком случае мы видим именно такую картину, анализируя потребления облачных услуг клиентами SberCloud. 2021 год не принесет новых трендов, а станет, скорее развитием трендов 2020 года».

Данные IDC подтверждают и результаты рейтинга крупнейших ИТ-компаний CNews100. Их совокупная выручка в 2020 г. выросла на 28,6% по сравнению с 2019 г. до ₽2014 млрд. Российский ИТ-рынок растет и в долларах, правда здесь темпы роста почти в два раза ниже — 15,7% по сравнению с 2019 г.

CNews100: Крупнейшие ИТ-компании России 2021

№ 2020 № 2019 Название компании Совокупная выручка компании в 2020 г., c НДС, ₽тыс. Совокупная выручка компании в 2019 г., c НДС, ₽тыс. Рост выручки 2020/2019, в %
1 2 Ланит 216 810 014 173 767 327 24,8%
2 OCS Distribution 214 991 706 н/д н/д
3 3 EPAM Systems 191 322 847 148 477 545 28,9%
4 5 Марвел-Дистрибуция 156 139 390 97 517 347 60,1%
5 4 Softline 131 953 000 108 834 000 21,2%

Источник: CNews Analytics, 2021

Перейти к полной таблице

«Процесс цифровизации коснулся всех и в значительной мере, поэтому все, что требуется для организации удаленной работы, хранения и обработки данных закупалось очень активно: это различные инженерные решения, сервера, системы хранения данных, ноутбуки, мониторы, смартфоны, источники бесперебойного питания и т.д.», — говорит Алексей Мельников, генеральный директор компании «Марвел-Дистрибуция».

На протяжении года были всплески и падения спроса: весной и в начале лета и корпоративный, и государственный сектор вкладывались в развитие своей ИТ-инфраструктуры, в середине лета начало казаться, что пандемия – это временный фактор, и тенденция пошла спад, вспоминает он. Однако этот эффект был недолгим, и автоматизация бизнес-процессов опять стала актуальной. Все, кто по разным причинам не довел цифровизацию организации до желаемого уровня, стремились успеть как можно больше в рамках имеющихся ресурсов. Сильное влияние на ситуацию в отрасли оказал курс на цифровизацию госсектора как с точки зрения услуг населению, так и с точки зрения обработки и контроля данных, которому пандемия придала существенное ускорение.

«Самое существенное влияние на отрасль оказал переход на удаленный формат работы в условиях тотального локдауна, когда правильно выстроенная коммуникация как с заказчиками, так и внутри команды стала критично важной. Особое внимание уделялось повышению требований безопасности ИТ-систем и их надежности в связи с удаленным доступом к внутренней информации», — говорит Антон Спаринапти, партнер компании «Неофлекс». Он отметил, что пандемия и связанный с ней локдаун — это абсолютно новая ситуация, с которой рынок никогда еще не сталкивался. Такая ситуация вызвала серьезные опасения и непонимание касательно того, как она повлияет на экономику и, в частности, на бизнес компаний. Именно по этой причине компании рассматривали худшие сценарии развития событий. В результате те, кто не испугался, несмотря на самые негативные прогнозы, смогли найти новые направления развития бизнеса, реализовать возможности и даже вырасти в рамках такой нестабильной рыночной ситуации.

Артак Оганесян, заместитель генерального директора EPAM, дополняет, что на развитие отрасли сильно повлияли совершенствование законодательства по электронному документообороту и дальнейшая легализация электронных средств коммуникаций.

«ИТ-компаниям удалось реализовать множество проектов, причем сделать это как никогда быстро, не взирая на всевозможные организационные сложности, — говорит президент группы компаний «Ланит» Филипп Генс. — Результаты на рынке по итогам года могут впечатлить. Я знаю компании, которые на волне всеобщей мобилизации ресурсов смогли сделать то, что ранее у них не получалось в течение нескольких лет».

Как полагает Владимир Лавров, коммерческий директор Softline, несмотря на изначальные пессимистичные прогнозы, российская экономика в целом продемонстрировала достаточно высокую устойчивость и адаптивность. В какой-то мере этому способствовали адресные меры господдержки – от предоставления налоговых каникул до послаблений в административном регулировании отдельных отраслей, например, в финансовом секторе и фармацевтике.

«Что касается российского ИТ-рынка, в первой половине 2020 года по факту мы наблюдали рост на 14%. Это явилось следствием резкого роста спроса в направлениях: облачные сервисы (SaaS, IaaS, VDI), удаленная работа (рост продаж ПК, ноутбуков, планшетов), онлайн-коммуникации, мобильные приложения, информационная безопасность, EdTech, COVID-Tech и др, — говорит Владимир Лавров. — Существенную роль сыграли госзакупки в сфере ИТ. По данным различных аналитиков их объем в 2020 году вырос на 16% по сравнению с 2019 годом».

На фоне столь позитивных результатов прошедшего года, в IDC считают, что рост рынка ИТ в России в 2021 г. продолжится примерно теми же темпами.

Что происходит в Рунете

Еще одно исследование результатов развития российского рынка в 2020 г. представила Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК). Эксперты подсчитали, что в 2020 г. выручка российских интернет-компаний увеличилась на 22% по сравнению с 2019 г. и достигла ₽6,7 трлн. Из них ₽349,8 млрд приходится на маркетинг и рекламу, ₽6,07 трлн — на электронную коммерцию, ₽152,3 млрд — на инфраструктуру, а ₽123,4 млрд — на цифровой контент.

Авторы доклада приводят данные Morgan Stanley, согласно которым объем рынка суперприложений (мобильные приложения, объединяющие множество товаров и услуг) в 2020 г. достиг $51 млрд, к 2025 г. он составит $134 млрд со среднегодовым темпом роста 21%. Число пользователей портала госуслуг увеличилось по сравнению с 2019 г. на 24 млн и достигло 126 млн человек. К 2024 г. гражданам будет доступно около 300 госуслуг: 120 федеральных и 180 региональных и муниципальных; 95% из них — в электронном виде.

Самым большим сегментом Рунета является электронная коммерция — его объем вырос на 22% по сравнению с 2019 г. Основные тренды — ускорение роста за счет пандемии; при этом быстрее всего растут сервисы по доставке еды; совершенствование сервисов доставки (повышение скорости и гибкости сервиса, появление бесконтактной доставки); развитие региональной логистики; сотрудничество между интернет-компаниями и компаниями офлайн-отраслей.

В результате, онлайн-ритейл вырос за год до ₽1968,4 млрд (+52% год к году); рынок интернет-услуг до ₽986,5 млрд (+22%); рынок электронных платежных услуг до ₽1794 млрд (+34%), а онлайн-трэвел сократился до ₽335,5 млрд (-54%)

Существенную долю Рунета занимает инфраструктурный сегмент — по итогам 2020 г. он вырос на 20%. Рынок доменов составил 3,6 млрд руб. (+2% год к году); рынок хостинга (кроме облачного) — 8,4 млрд руб. (+4%); рынок SaaS — 17,3 млрд руб. (+14%); рынок инфраструктуры (облачный хостинг, IaaS, PaaS и пр.) —123 млрд руб. (+23%).

Расходы на кибербезопасность в 2020 г. увеличились на 25%. При этом число киберпреступлений возросло на 94,6%, а раскрывается лишь каждое четвертое из них. Ущерб бизнеса от утечек данных в 2020 г. превысил ₽3 млрд. «Утекло» около 100 млн записей персональных данных и платежной информации россиян. Наиболее пострадавшие индустрии — хайтек-индустрия, финансовая сфера и госсектор.

Рынок разработки ПО

Еще одно исследование итогов развития российского рынка представил «Руссофт». Речь идет сегменте разработки ПО. По предварительным оценкам, экспорт софтверных компаний России в 2020 г. увеличился на 5–10%, а продажи на внутреннем рынке — не менее чем на 3–5%. По словам президента НП «Руссофт» Валентина Макарова, самыми популярными направлениями 2020 г. стали искусственный интеллект, облачные сервисы, приложения для удаленной учебы, работы и развлечений, решения для обеспечения информационной безопасности в распределенных корпоративных сетях.

Примерно такие же цифры приводит IDC — по ее данным в 2020 г. рынок разработки ПО в рублях вырос на 4%. Однако уже в 2021 г. он может сократиться на 0,2% из-за изменения приоритетов компаний, работающих в этой сфере. Сокращение ждет и сегмент корпоративной инфраструктуры — на 3% год к году после 14% роста в 2020 г. Причина сокращения — последствия слишком бурного роста в 2020 г.: компании потратили много средств на развитие этих направлений и теперь намерены эксплуатировать имеющиеся решения без существенных вложений.

Кадровый голод

Одной из самых обсуждаемых проблем на ИТ-рынке в последние годы является кадровый голод. Специалистов катастрофически не хватает, а рынок зарплат перегрет — об этом говорят практически все участники рынка. В уже упомянутом ранее исследовании РАЭК говорится о дефиците в 150 тыс. ИТ-специалистов по итогам 2020 г. (нехватка специалистов вырастет до 300 тыс. человек к 2024 г.), росте спроса на ИТ-шников из регионов со стороны московских компаний и распространении режима самозанятых на все регионы.

Авторы отчета отмечают, что в рамках федпроекта «Кадры для цифровой экономики» нацпрограммы «Цифровая экономика РФ» в 2020 г. более 60 тыс. абитуриентов выбрали ИТ-специальности при поступлении в вузы; 500 тыс. специалистов прошли программы допобразования по компетенциям цифровой экономики; 850 школьников получили гранты за высокие достижения в области цифровых технологий; более 38 тыс. человек бесплатно повысили квалификацию на программах ДПО; более 5 млн человек прошли обучение и оценку на онлайн-сервисе цифровой грамотности и ключевых компетенций.

Однако до нормализации ситуации на кадровом рынке еще далеко. По данным на апрель 2021 г. средняя заработная плата разработчика ПО составляла 165 449 руб. в Москве (прирост 2,9% год к году), 136 820 руб. в Санкт-Петербурге (6,5% год к году) и 98 143 руб. в регионах без учета двух столиц (2,5% год к году).

Всего в апреле 2021 г. на портале hh.ru было представлено более 105 тыс. вакансий в ИТ-сфере, из них более 41 тыс. вакансий предлагалось для программистов и разработчиков ПО, порядка 21 тыс. – для ИТ-инженеров и 11,9 тыс. – для менеджеров по продажам. Студенты и начинающие карьеру в ИТ-могли найти для себя подходящее предложение среди более 7 тыс. вакансий.

Тройку городов-лидеров по числу предложений работы в ИТ по традиции возглавила Москва с 35,8 тыс. открытых вакансий, второе место занял Санкт-Петербург с более чем 13 тыс. вакансий, на третьем – Новосибирская область с 3,7 тыс. вакансий.

Переезд на трудоустройство в другую страну российским ИТ-шникам в апреле 2021 г. в основном предлагали компании из Кипра, Латвии и Германии. Самый высокий спрос у иностранных работодателей был на специалистов в области программирования и разработки, также немало предложений для веб-инженеров и веб-мастеров.

ИТ-компании под прицелом

Еще одна актуальная тема прошедшего и текущего года — усиление уголовного преследования ИТ-компаний. На сегодняшний день под следствием находятся представители практически всех крупнейших игроков рынка — НКК, Merlion, «Ланит», «Техносерв» (теперь «Т1»), «Т-платформы», «Ай-Теко», «Смарт Дельта Системс». Большинство уголовных дел связано с претензиями правоохранительных органов к тому, как ИТ-компании выполняли контракты, заключенные с государственными ведомствами. Как писал CNews, летом 2020 г. Минцифры выступило с инициативой реформы закупок ИКТ по 44-ФЗ.

В апреле 2021 г. руководитель Минцифры Максут Шадаев предложил создать в России отдельную судебную инстанцию для рассмотрения дел, связанных исключительно с ИТ-компаниями. В качестве аргумента в пользу создания такой инстанции он привел факт, что расследование подобных дел «всегда затруднено» — для этого требуются специальная экспертиза и специальные навыки. Создание отдельной судебной инстанции должно стать еще одной мерой поддержки отечественной ИТ-сферы. По словам министра, она может появиться в обозримом будущем – не позднее 2024 г.

Кроме того, в рамках поддержки ИТ-отрасли было предложено временно освободить от налоговых проверок разработчиков ПО с объемом продаж свыше 300 млн руб. Дело в том, что после «налогового маневра», заключающегося в снижении для ИТ-компаний налога на прибыль с 20% до 3% и страховых взносов с 14% до 7,6% и вступившего в силу с 1 января 2021 г., получатели льгот попали под пристальное внимание Федеральной налоговой службы. «Мы считаем, что здесь нужно обязательно дать нам какой-то мораторий – три-пять лет – для того, чтобы, условно, ИТ-компании почувствовали вкус этих льгот, начали создавать рабочие места, начали возвращаться из-за границы и пользоваться теми благами, которые мы им предоставили», — говорит Максут Шадаев.

Кроме того, рассматриваются предложения о защите ИТ-компаний от проверок пожарной и трудовой инспекции, Фонда социального страхования и др. Они вошли во второй пакет мер поддержки ИТ-отрасли, включающий свыше 60 пунктов, который в настоящее время находится на рассмотрении Правительства России.

Национальные проекты и программы

Говоря об итогах 2020 г., нельзя не упомянуть главную национальную программу в сфере цифровизации экономики России «Цифровая экономика». По данным Счетной палаты, в прошлом году расходы на нее были исполнены на 96,9%, что существенно выше уровня исполнения за 2019 г. (73,4%). Из шести федеральных проектов лучше всего обстоят дела у «Цифровых технологий» (99,7%), хуже всего — у «Нормативного регулирования цифровой среды» (64,6%).

Аудиторы отмечают неравномерность расходов: на 1 апреля 2020 г. – ₽6 140,4 млн (4,1% показателя сводной росписи); на 1 июля 2020 г. – ₽13 777,4 млн (10,5%); на 1 октября 2020 г. – ₽23 133,9 млн (20,7%); на 1 января 2021 г. — ₽86 250,8 млн (96,9%). «Одной из причин неравномерного кассового исполнения является внесение многочисленных изменений в национальную программу и федеральные проекты в отчетном периоде. Так, по данным подсистемы управления национальными проектами ГИИС «Электронный бюджет» в 2020 г. внесено 117 запросов на изменение паспорта национальной программы и 239 запросов на изменение паспортов федеральных проектов», — отмечается в отчете Счетной палаты.

В отчете говорится, что по состоянию на 31 декабря 2020 г. планировалось достигнуть 252 результатов, из них достигнуты 233 или 92,5 %. Отклонения зафиксированы по пяти из шести федеральных проектов (за исключением ФП «Кадры для цифровой экономики»). По ФП «Информационная инфраструктура» отмечаются критические отклонения по достижению показателей. При этом аудиторы отмечают, что в связи с тем, что приказами об утверждении методик расчета показателей национальной программы, формы сбора исходной информации представляются с годовой периодичностью, отчетные показатели приведены не с фактическими, а с прогнозными значениями. Таким образом, провести оценку фактического достижения показателей национальной программы в течение 2020 г. пока не представляется возможным.

Еще один крупный национальный проект — «Здравоохранение», в состав которого входит федеральный проект «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ)». По данным Счетной палаты, выделенные средства были израсходованы на 92,6%. «Недостижение финансовых показателей связано с проблемами организационного характера при подготовке планов и технических заданий по закупке и вводу в эксплуатацию информационно-телекоммуникационного оборудования и иных комплектующих, а также при разработке и доработке информационных систем в отдельных субъектах Российской Федерации», — отмечают аудиторы. Одна из причин — огромная нагрузка, которая легла на систему здравоохранения в связи с пандемией.

Значительные средства выделялись в рамках нацпроекта «Образование» на федеральный проект «Цифровая образовательная среда» — уровень исполнения расходов здесь составил 90,2 %. «Уровень исполнения по указанным расходам обусловлен переносом сроков проведения конкурсных процедур по закупке товаров, работ и услуг, а также поставкой товаров, работ и услуг и, как следствие, их оплатой, что вызвано сложившейся эпидемиологической ситуацией в марте—июне 2020 года, связанной с распространением коронавирусной инфекции, а также введением режима самоизоляции», — сказано в отчете Счетной палаты.

По мнению Максима Сорокина, председателя совета директоров OCS Distribution, именно национальные проекты в сферах образования и здравоохранения, запланированные заранее, оказались одной из причин роста рынка ИТ в прошлом году. «В этом смысле 2020 год можно считать идеальным по организации взаимодействия государства и ИТ-отрасли: первое выделило запланированные деньги, но само было занято более насущными проблемами – здравоохранением, социальной поддержкой населения и пр., поэтому не занималось мелочным контролем и опекой. В итоге задачи были решены, а ИТ-отрасль выросла», — говорит он.

Цифровое будущее

В целом, в России, как и во всем мире, невооруженным взглядом заметно ускорение цифровизации, пересмотр компаниями операционных моделей ведения бизнеса, отмечает Владимир Лавров. Изменилось и отношение к цифровой трансформации. Если до пандемии она воспринималась в большей степени как очередной рыночный тренд, инструмент для получения конкурентных преимуществ, то с переходом бизнеса во время пандемии преимущественно в онлайн-среду, использование цифровых технологий стало необходимым условием выживания и обеспечения непрерывности деятельности – начиная с выстраивания новых моделей взаимодействия с контрагентами и клиентами, и заканчивая оптимизацией операционных затрат, например, за счет роботизации процессов и использования облачных сервисов. «Благодаря пандемии вырос уровень цифровой зрелости компаний как в части освоения средств онлайн-коммуникаций, так и использования современных сервисов и бизнес-инструментов, — говорит Владимир Лавров. — А значит, расходы на цифровизацию будут и дальше последовательно увеличиваться».

«Из-за пандемии все слои населения, начиная от лиц, принимающих решения в бизнесе, и заканчивая конечными обывателями, убедились, что им придется жить в эпоху цифровых технологий. Более того, они уже стали жить в новой реальности удаленности, бесконтактности, самообслуживания и т.д. Это даст огромный стимул для развития ИТ», — согласен Артак Оганесян.

Наталья Рудычева

Короткая ссылка