Спецпроекты

oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2019

«Цифровая экономика» начинает... и пробуксовывает

«Цифровая экономика» начинает... и пробуксовывает

Государство, как и все последние годы, является основным драйвером цифровизации российской экономики. Крупнейшие проекты, реализуемые по его инициативе, направлены на создание необходимой для качественного технологического скачка инфраструктуры. А значит, бизнес может не только участвовать в них, но и планировать развитие коммерческих сервисов. Однако не все госпроекты идут одинаково «гладко».

Проекты для государственных ведомств и организаций играют все большую роль в бизнесе российских ИТ-компаний. Их не останавливает даже череда неприятностей, возникших у ряда крупных игроков ИТ-рынка, связанных с работой на государство. Кроме того, крупные банки и госкорпорации тоже создают собственные ИТ-подразделения и хотят работать с госзаказчиками. И это вполне объяснимо — по оценкам опрошенных CNews экспертов, сегодня около 80% заказчиков на ИТ-рынке — это государственные структуры или компании с государственным участием. То есть отказаться от сотрудничества с ними практически невозможно.

«Государство является крупнейшим для индустрии заказчиком, причем объем заказов все время растет, — комментирует Андрей Бурин, руководитель департамента по работе с госсектором, компания «Форс — Центр разработки» (группа компаний «Форс»). — И оно само выступает игроком на этом рынке, создавая корпорации либо привлекая к сотрудничеству сторонние компании в форме государственно-частного партнерства. Накопив определенный опыт, они становятся поставщиками ИТ-услуг, принимают активное участие в конкурсах, на равных конкурируя с частными ИТ-компаниями. Конечно, это усиливает давление на рынок».

Меняется отношение государства к развитию ИТ-рынка. «Это выражается в прямой поддержке ряда инициатив и вместе с тем — в создании ряда барьеров, совместно способствующих ускоренному развитию отечественного ИКТ-сектора», — говорит Павел Сварник, исполнительный директор Центра стратегического развития и цифровой трансформации компании «Ланит-Интеграция». Кроме того, он отмечает интерес государства к переносу затрат на создание информационно-коммуникационных комплексов на плечи коммерческого сектора с последующей монетизацией последним полученных результатов, что способствует развитию практики государственно-частного партнерства.

Одновременно меняется и характер реализуемых для госсектора проектов — заказчики тщательно просчитывают их эффективность. «Проектов, осуществляемых просто потому, что они были запланированы в бюджете, сейчас почти нет, — считает Игорь Лейпи, директор департамента по работе с государственными организациями Softline. — Участие в нацпроектах предполагает выполнение установленных для государственных организаций KPI, с помощью которых оценивается эффективность того или иного внедрения. Как следствие, меняется модель взаимодействия госзаказчиков с ИТ-компаниями. Необходимо стать для клиента доверенным партнером, который поможет подобрать решения, необходимые для достижения конкретной цели».

По словам Сергея Попова, заместителя генерального директора по развитию продуктовой линейки, сервисов и инвестиционной политике группы компаний «Ай-теко», одним из значимых, давно ожидаемых событий стало начало реализации концессионных соглашений на базе утвержденных нормативно-правовых актов. «Еще не так много примеров успешного опыта, но данное направление становится все более востребованным и открывает новые возможности для участников рынка и инвесторов», — уверен он.

Цифровая экономика

Государство становится инициатором самых значимых ИТ-преобразований на российском рынке и выделяет на них значительные средства. В 2018 г., пожалуй, самой обсуждаемой темой была нацпрограмма «Цифровая экономика». Объемы ее финансирования государством привлекли внимание многих игроков рынка ИТ. Согласно паспорту программы, расходы на ее реализацию должны составить 1,63 трлн руб.

«Именно заинтересованность государства в реализации приоритетных задач цифровой экономики формирует предпосылки для развития ИКТ-сектора, — уверен Павел Сварник. — «Мягкой силой» в этом процессе является пример государственных учреждений и госкомпаний, выступающих заказчиками. Они транслируют рынку усиливающийся интерес к облачным технологиям продвинутого уровня, а также потребность в получении комплексных цифровых сервисов, а не просто в ИТ-инфраструктуре и ИТ-сервисах, как было ранее».

Важной инициативой является попытка создать единые формализованные технические и организационные требования к разработке и внедрению информационных систем, использующихся органами власти. Инициатором законопроекта выступило Минкомсвязи России. «Задача состоит в том, чтобы создать условия для объединения всех государственных информационных систем и более эффективного использования накопленных данных, сокращения затрат на разработку ПО и ведения единой политики в этой сфере», — уточняет Андрей Бурин.

Кроме того, во многих государственных структурах появились законы, которые на нормативном уровне закрепляют использование информационных технологий в своей ежедневной деятельности, что только способствует продвижению ИТ в жизнь. По мнению Татьяны Толстовой, заместителя генерального директора «Крок», это помогает преодолеть один из классических барьеров рынка, когда технологии есть, но их не используют повсеместно, потому что старые нормативные документы не регламентируют их использование. «Свою специфику накладывает и консервативное общество, которое, как это ни странно звучит, очень четко работает согласно принятым нормативным актам», — говорит она.

Однако полноценный старт программы несколько затянулся — об этом свидетельствуют данные Счетной палаты. По состоянию на 1 октября 2019 г. уровень исполнения расходов федерального бюджета на «Цифровую экономику» составил 10,6%. «Цифровая экономика» заняла последнее место в составленном ведомством рейтинге.

novoe_kassovoeispolneniena1oktyabrya.jpg

Источник: Счетная палата, 2019

Импортозамещение в госсекторе

Зато процесс импортозамещения в госсекторе, похоже, идет полным ходом. По словам Андрея Бурина, все новые проекты уже ориентированы на использование технологий и платформ с открытым программным кодом. Напомним, что постановление Правительства об ограничениях закупок иностранного ПО государственными ведомствами было опубликовано 20 ноября 2015 г. В декабре 2018 г. распоряжение о поэтапном переходе на отечественное ПО было направлено компаниям с госучастием, таким как Сбербанк, «Почта России», Ростелеком, «Аэрофлот» и т.д. Примером для всех стала РЖД, которая утвердила соответствующую ИТ-стратегию и приступила к ее реализации. На 1 октября 2019 г. в Реестре отечественного ПО было 5882 программных продукта.

В начале 2019 г. Минкомсвязи сообщило, что доля отечественного ПО в закупках госорганов достигла 65% против 20% в 2015 г. К 2024 г. она должна вырасти до 90% в закупках госорганов и до 70% — в закупках госкомпаний.

Правда, чуть раньше Счетная палата опубликовала отчет, из которого следует, что в результате проверки 80 федеральных госорганов и органов управления государственными внебюджетными фондами, госорганов 85 регионов, а также 36 городских округов с численностью населения более 500 тыс. человек выяснилось, что в 2017-2018 гг. более 96% госорганов и госфондов в России использовали ОС, которых нет в реестре российского ПО. Около 82% госорганов пользовались зарубежными почтовыми серверами. Более 99% госорганов использовали СУБД Microsoft или Oracle, а также открытые СУБД RedHat, CentOS, Sybase SQL Anywhere, FreeBSD и др. Этих СУБД нет в реестре российского ПО, у некоторых из них есть ограничения по использованию и технической поддержке на территории России.

Что касается систем электронного документооборота и информационной безопасности, то здесь российское ПО составляет три четверти используемой продукции — например, применяются защитные системы «Лаборатории Касперского».

В регионах серверные операционные системы, службы каталога и базовые службы Microsoft и других зарубежных вендоров используются примерно в 94% случаев, иностранные СУБД — в 100% случаев, зарубежные почтовые системы — в 91% случаев. Зарубежные защитные системы в регионах используют 38% госорганов.

Кроме того, проанализировав планы по импортозамещению, представленные на официальных сайтах ОАО «РЖД», ФГУП «Почта России», ПАО «Ростелеком» и ПАО «Газпром», Счетная палата пришла к выводу, что в этих планах нет данных об импортозамещении общесистемного ПО. Речь идет, в частности, о закупках для миграции с иностранных СУБД на российские, а также о закупках российского офисного ПО, ПО для ведения бюджетного учета и геоинформационных систем.

Отношение российских ИТ-компаний к лоббируемому государством импортозамещению неоднозначное. С одной стороны, оно открывает новые возможности для их бизнеса. «Ряд последних законодательных инициатив и национальных проектов способствует развитию российского рынка с фокусом на локальных разработчиков и поставщиков ИТ-услуг, что можно назвать важной мерой поддержки российских производителей и поставщиков ИТ-сервисов», — уверена Татьяна Толстова.

С другой стороны, принудительное импортозамещение создает угрозу развитию реальной конкуренции на рынке и, соответственно, может привести к снижению качества предлагаемых продуктов и услуг. «Законодательные ограничения на использование иностранного ПО и оборудования с одной стороны дали стимул к развитию российских разработчиков, с другой — лишили некоторых конкурентов из числа сильных зарубежных вендоров. Отсутствие конкурентного рынка сыграло с ИТ-компаниями плохую шутку, так как они утратили стимул к развитию, — отмечает Игорь Лейпи, директор департамента по работе с государственными организациями Softline. —Важно понимать, что невозможно создавать сервисы, удобные для граждан, с использованием технологий низкого качества. А значит, необходимо стимулировать развитие внутренней конкуренции для появления на рынке новых конкурентоспособных продуктов».

В любом случае, по мнению Андрея Бурина, заказчикам нужна помощь в обоснованном выборе платформы при переходе с проприетарных платформ на СПО. Кроме того, часто прикладные системы требуют серьезной доработки и оптимизации для переноса их в другую среду.

Электронные госуслуги в каждый дом

Еще одним важным государственным проектом по-прежнему остается переход на электронные государственные услуги. По данным Росстата, в 2018 г. доля россиян, которые пользуются электронными госуслугами, достигла 74,8%. В 2017 г. она составляла 64,3%. Лидером является Ямало-Ненецкий автономный округ, где электронными госуслугами в 2018 г. пользовалось 95,3% населения (86,1% в 2017 г.). На втором месте Рязанская область (88,6% в 2018 г. и 54,5% в 2017 г.), на третьем — Московская область (87% и 86,2% соответственно).

В списке отстающих — Чукотский автономный округ, в котором электронные госуслуги популярны у 38,6% граждан. В Тверской области, Республике Крым, Магаданской области и Забайкальском крае этот показатель составляет 38,7%, 41,7%, 43,7% и 49% соответственно.

По данным Минкомсвязи, количество пользователей портала госуслуг в России выросло в 2018 г. на 21 млн и достигло 86 млн человек. Пользователи за год посетили портал 582 млн раз, что на 30% больше, чем в предыдущем году. В среднем каждый день в 2018 г. на портал заходили 1,6 млн пользователей.

Количество электронных заявлений, которые пользователи заполнили и отправили через портал, выросло за год на 55% и достигло 60 млн. Самой популярной электронной госуслугой в 2018 г. было получение из Пенсионного фонда информации о состоянии счета — этой возможностью россияне воспользовались 16 млн раз. Вторая по популярности услуга на портале — регистрация транспортных средств, к ней пользователей прибегли 4,8 раз за год.

В ближайших планах государства — развитие суперсервисов, то есть комплексных услуг, привязанных к жизненной ситуации. Уже определен список из 25 таких ситуаций, в который входят, например, рождение ребенка, переезд в другой регион, утрата близкого человека, регистрация бизнеса, уведомление и обжалование штрафов онлайн и т.д.

Рунет станет автономным

2019 г. ознаменовался еще одной масштабной госинициативой — созданием суверенного интернета. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в декабре 2018 г. сенаторами Людмилой Боковой и Андреем Клишасом вместе с депутатом Андреем Луговым, а в мае 2019 г. был подписан Президентом России. Помимо управления центральными элементами критической инфраструктуры интернета, он предполагает обязательную установку интернет-провайдерами специального оборудования, управляемого Роскомнадзором.

С помощью этого оборудования Роскомнадзор сможет вводить централизованное управление сетями связи и блокировать доступ к запрещенным сайтам, при этом для провайдеров оно будет устанавливаться бесплатно. Кроме того, планируется создать систему фильтрации интернет-трафика при использовании информационных ресурсов детьми. Речь идет о приложении, реализующем модель «белого списка» и предоставляющем доступ к безопасным для детей интернет-сайтам. Общие затраты на эти мероприятия составят 4,96 млрд руб.

Разработкой средств мониторинга и управления сетями связи, разработкой средств мониторинга маршрутов трафика в интернете, закупкой и работой со средствами управления сетями связи будет заниматься «Главный радиочастотный центр». А вот разработкой средств сбора и хранения информации об адресах и номерах автономных систем, разработкой средств функционирования системы доменных имен и созданием национального удостоверяющего центра займется «Ростелеком». Причем первые два из этих мероприятий «Ростелеком» должен будет делать за свой счет, а не за счет федерального бюджета.

Цифровой профиль гражданина и бизнеса

Серьезным государственным проектом обещает стать создание цифрового профиля граждан и юридических лиц. Цифровой профиль будет представлять из себя совокупность данных о физических и юридических лицах, содержащиеся в различных государственных информационных системах. Инфраструктура цифрового профиля обеспечит возможность доступа к данным из ГИС в режиме «одного окна». В рамках реализации проекта уже подготовлена Концепция цифрового профиля.

Цифровой профиль гражданина будет состоять из следующих компонентов: реестровая запись, содержащая наиболее актуальные и проверенные сведения о нем («золотая запись»); распределенная структура данных, содержащая ссылки на данные о гражданина из различных ГИС, и сервис по управлению согласиями. По желанию гражданин может хранить в своем цифровом профиле различные цифровые документы и результаты оказания госуслуг.

Цифровой профиль организаций будет аналогичен профилю граждан, только в качестве базовых данных для юридических лиц будет использовать ОГРН (основной государственный регистрационный номер), для индивидуальных предпринимателей - ИНН (индивидуальный номер налогоплательщика). Руководитель организации, за счет связки цифровых профилей юридического и физического лица, сможет делегировать часть свой полномочий другому уполномоченному лицу.

Инфраструктура цифрового профиля будет создаваться не с нуля, а использованием имеющейся инфраструктуры электронного правительства: ЕСИА, СМЭВ и ЕПГУ (Единый портал государственных услуг). При этом в нем не будет храниться весь массив сведений о гражданине, доступный государству, а только наиболее важные из них. Остальные данные будут, при необходимости, передаваться из соответствующих ГИС без сохранения в профиле.

Доступ к данным граждан и организаций будет осуществляться как на бесплатной, так и на возмездной основе. Для выполнения социально значимых функций или обязанностей, возложенных на госорганы, запрос может быть бесплатным. Запросы, выполнение которых приносит коммерческую выгоду, будут платными. Среди коммерческих структур запросы к цифровым профилям могут быть интересны, в первую очередь, финансовым организациям, негосударственным пенсионным фондам, страховым компаниям, профессиональным участникам рынка ценных бумаг, удостоверяющим центрам электронной подписи и операторам связи.

Также в инфраструктуре цифрового профиля будет доступен аналитический сервис для оказания госуслуг в проактивном режиме. Например, при окончании срока действия загранпаспорта гражданину напомнят о необходимости его замены. А при рождении ребенка — о необходимости подачи заявления в ЗАГС.

Создание цифрового профиля позволит оказывать в электронном виде до 80% государственных и коммерческих услуг. Предоставленные онлайн сведения будут иметь юридическую значимость. Для государственных структур запуск цифрового профиля обеспечит сокращение межведомственных запросов на 75%, сокращение сроков исполнения госуслуг на 70%, сокращение количества бумажных документов, необходимых для оказания госуслуг, и т.д. Также появится возможность оказания услуг по реестровой модели - то есть полностью электронных услуг базе фиксации их результатов на бумажных носителях.

Кроме уже упомянутых крупных инициатив, в 2019 г. государство заявило о планах сформировать единую технологическую архитектуру информационных систем госорганов исполнительной власти. Соответствующий законопроект уже прошел стадию открытого обсуждения и антикоррупционной экспертизы. По замыслу инициаторов проекта, создание единых требований к ИТ-архитектуре позволит реализовать единую государственную политику, создать условия для интеграции различных государственных информационных систем и эффективного использования государственных данных, сократит совокупные затраты на создание и эксплуатацию программного обеспечения.

В конце ноября 2018 г. появилась информация о планах создания в России национальной системы управления данными (НСУД). НСУД должна стать хранилищем всей имеющейся у государства информации о гражданах, бизнесе, товарах, инфраструктурных объектах и объединить сотни государственных информационных систем (ГИС), реестров и баз данных. На сегодняшний день речь идет о том, что она должна заработать к 2022 году. 10 сентября 2019 г. Минкомсвязь объявила конкурс на создание первой очереди системы. Начальная стоимость проекта 479,7 млн руб.

С 2016 г. государство активно занимается внедрением системы маркировки товаров. По мнению чиновников, она позволит если не полностью сократить, то по крайней мере минимизировать количество контрафакта. Пока тотальная маркировка затронула только меховые изделия. Следующими должны были стать табак и лекарства. Маркировка табака должна была заработать в полную силу с 1 марта 2019 г., но затем столь жесткие сроки были отменены и технологию решили внедрять в несколько этапов, а полный запрет на оборот немаркированной табачной продукции ввести с 1 июля 2021 г. Вероятно, такая же судьба ждет и проект маркировки лекарств — с 1 октября 2019 г. стала обязательной маркировка препаратов семи высокозатратных нозологий. Что касается остальных лекарств, чья обязательная маркировка по закону должна заработать с 1 января 2020 г., то по причине низкой готовности участников рынка Госдума обсуждает возможность оперативной подготовки и принятия законопроекта о переходном периоде до 1 июля 2020 г. Маркировка всех остальных категорий товаров, в числе которых парфюмерия, молочные продукты, шины и покрышки, кожаные изделия, фотокамеры, постельное белье и многое другое, пока находится в стадии тестирования.

Цифровое будущее

Татьяна Толстова уверена, что с учетом ежегодного роста ИТ-бюджетов госорганов, в том числе в 2019 г., и огромным увеличением в 2020 г. с учетом выделенных средств на национальные проекты, ИТ-рынок будет динамично развиваться в ближайшие 4 года. В ближайшие годы она ждет роста технологических стартапов, в том числе проектов на основе прорывных технологий, а также повсеместного внедрения и автоматизации уже имеющихся ИТ, в том числе и в таких отраслях, где раньше их просто не было, например в сельском хозяйстве и строительстве. Кроме того, она считает, что в ближайшее время в госсекторе появятся информационные системы с использованием искусственного интеллекта и биометрии. Причем все эти программные разработки будут на основе свободного ПО без использования проприетарных СУБД. Будет увеличиваться уровень использования продуктов, аналогичных зарубежным, но разработанных в России.

Павел Сварник утверждает, что в ближайшие годы рынок ждет последовательная реализация курса на консолидацию информационных ресурсов госсектора под управлением ограниченного количества операторов, ответственных за «участки», детерминированные по различным признакам — фронтэнд, данные, технологическая инфраструктура, эксплуатация и пр. Также будет расти потребность органов государственной власти в создании по-настоящему востребованных сервисов, способных адаптивно подстраиваться под изменяющиеся задачи отраслей, экономическую и социальную повестку.

Увеличится число высокотехнологичных проектов. «Не может не радовать тот факт, что решения, которые еще недавно казались фантастическими, сейчас успешно пилотируются и внедряются не только в коммерческих, но и в государственных структурах», — говорит Игорь Лейпи.

Продолжится перестройка структуры рынка: с него будут уходить компании, занимающиеся только перепродажей ИТ-решений, а выживут те, кто умеет реализовывать комплексные проекты.

В 2019 г. на первый план вышли программы реализации цифровой экономики по отраслям, с фокусировкой на прикладные направления, а также новое развитие получило направление электронных сервисов для населения —как в проактивном формате, так и упрощение межведомственных процессов для повышения качества и скорости предоставления. «Пока это только первые шаги, но в ближайшие 3-4 года будет идти реализация этих идей на федеральном уровне и по всем регионам страны», — отмечает Сергей Попов.

Андрей Бурин считает очень важным утверждение концепции создания и функционирования национальной системы управления данными. «Недавно был объявлен конкурс на создание первой очереди этой системы. Планируется проведение эксперимента по апробации основных подходов к созданию Национальной системы управления данными на данных, предоставляемых органами государственной власти», — говорит он.

В списке событий, последствия которых будут заметны лишь в долгосрочной перспективе, по мнению Павла Сварника, утверждение эксперимента по переходу госинформсистем в «гособлако»; поручение правительства ряду госкомпаний участвовать в реализации «дорожных карт» по развитию сквозных цифровых технологий; постановления правительства, связанные с комплексной государственной поддержкой цифровых технологий, призванных создать комфортные условия для инноваций в сфере ИТ.

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора