Спецпроекты

Epam: В будущем большинство приложений будут собраны, а не куплены

2214
ПО Бизнес Интеграция Маркет

Рынок ИТ постепенно становится рынком ИТ-услуг. Заказчики заинтересованы в гибких, масштабируемых решениях, которые можно быстро адаптировать к потребностям постоянно меняющегося бизнеса. Что в таком случае ждет традиционных вендоров? Смогут ли они конкурировать с сервисными компаниями? Об этом в интервью CNews рассказал Юрий Овчаренко, заместитель генерального директора российского отделения компании Epam.

CNews: Сегмент ИТ-услуг является одним из самых быстрорастущих на российском ИТ-рынке. Чем это вызвано, по вашему мнению?

Юрий Овчаренко: Мы живем в эпоху четвертой индустриальной революции. Она началась с развитием интернета, который постепенно становился все более доступным и, самое главное, дешевым. Затем появились мобильные телефоны, которые сейчас по своей мощности уже практически сравнялись с настольными компьютерами, чуть позднее – носимые устройства. Все большую популярность и доступность приобретают технологии искусственного интеллекта, нейросети, облачные вычисления. Кроме того, изменились и сами пользователи – новое поколение уже не может себе представить жизнь без цифрового взаимодействия с внешним миром. Все это стало стимулом для цифровой трансформации.

Люди хотят быстро получать услуги, взаимодействовать с государством и бизнесом в режиме реального времени, реализовывать свои желания сразу, в момент их возникновения. И это касается не только потребителей, но и сотрудников компаний, их партнеров – все они переходят на новый способ коммуникаций. И если бизнес не занимается цифровой трансформацией, его клиенты уходят от него туда, где есть возможность быстрого и удобного взаимодействия.

Мы в Epam наблюдаем за этим процессом уже давно, поскольку большая часть нашего бизнеса – это западные рынки: Америка, Европа, где зародилась цифровая революция. К нам часто обращаются заказчики, которые сетуют на то, что несмотря на длительное и успешное сотрудничество, сейчас их клиенты или покупатели начинают уходить к молодым игрокам, предлагающим новые сервисы и принципы цифрового взаимодействия. И компании понимают, что для сохранения конкурентоспособности необходимы перемены. В противном случае они не смогут достичь тех показателей, которых требуют их владельцы и акционеры.

Обычно для того, чтобы начать цифровую трансформацию, привлекают как внутренних разработчиков, так и внешних подрядчиков. И наша компания выступает как раз в роли такого внешнего консультанта, который помогает найти короткий путь к поставленной цели и избежать многих ошибок. Именно в этом направлении Epam развивается в последние годы. Более 25 лет назад, в 1993 году, когда мы только начинали наш бизнес, Epam преимущественно фокусировался на сотрудничестве с ИТ-компаниями – SAP, Oracle и другими. Мы участвовали в создании их программных продуктов, были своего рода developer’s developer. Сейчас на это направление приходится 20,5% нашей выручки. Все остальное – это проекты для индустрий, которые сейчас стоят в авангарде цифровой трансформации: ритейл, финансовый сектор, страхование, FMCG, телеком, медицина, производственный сектор. Причем мы помогаем не только с ИТ-разработкой на основе готовых решений, коммерческих платформ или открытого ПО, но и с консалтингом, разработкой цифровых стратегий, проектированием новых услуг или продуктов, визуальным дизайном и выстраиванием клиентского опыта.

CNews: Под готовыми решениями вы понимаете коробочные продукты?

Юрий Овчаренко: Не совсем так. Cервисная компания по разработке заказного ПО всегда мечтает о своем продукте, а продуктовая компания зачастую мечтает оказывать сервисы. Но, как показывает практика, два в одном совмещать тяжело. Например, мы работаем с продуктовыми компаниями и понимаем, что они гораздо менее сильны в предоставлении услуг по кастомизации ПО. Поэтому заказчики часто приходят к нам с предложением о сотрудничестве именно в этой области, связанной с решениями, которые они разрабатывают или используют.

С другой стороны, сервисной компании для того, чтобы разработать продукт, надо фактически организовывать отдельную компанию.

Юрий Овчаренко, заместитель генерального директора российского отделения компании EPAM

Например, мы сделали решение для одного заказчика. Предложить его другому, если даже по условиям договора права на программный код остались у нас (а это большая редкость), переиспользовать этот код в неизменном виде не получится – у каждого есть своя специфика, свои подходы, бизнес-процессы, свои легаси-приложения, в которых уже может быть реализована часть нужного функционала. Кроме того, готовый продукт необходимо постоянно поддерживать в актуальном для рынка состоянии. А мы понимаем, что не можем инвестировать в его развитие столько же, сколько вендоры. Поэтому мы предлагаем набор полуфабрикатов – акселераторов, которые могут расширить стандартные функциональные возможности платформ вендоров, или обеспечить их более быстрое внедрение и кастомизацию, или открыть новые возможности для интеграции, или ускорить разработку заказного решения. И это одно из наших конкурентных преимуществ. Такого рода акселераторы у нас есть, например, для продуктов hybris, для создания облачной инфраструктуры, поддержки работы ученых по данным (data scientists) и других задач.

Но, тем не менее, у нас все-таки есть ряд продуктов, которые мы купили вместе с разработавшими их компаниями, и поэтому в отдельных случаях мы можем предложить рынку и готовый программный продукт. В целом рынок развивается так быстро, что вендоры не всегда за ним успевают. Поэтому самый распространенный путь, по которому идут многие наши заказчики: на базе платформенного решения, которое позволяет интегрировать в себя готовые продукты, строить собственную систему или своими силами, или силами подрядчиков для того, чтобы получить конкурентное преимущество. Мы видим эффективность такого подхода, основываясь на своем опыте проектов. Об этом же говорят и аналитики. Так, Gartner считает, что к 2020 году более 75% всех программных решений у заказчиков будут именно собраны, а не приобретены. И мы склонны согласиться с этим прогнозом.

CNews: Вы говорите, что вендоры не успевают за развитием рынка. Что, в таком случае, ждет базовые продукты, например, ERP?

Юрий Овчаренко: Базовые продукты останутся, однако они тоже будут участниками цифровой трансформации. На первом этапе она была направлена на взаимодействие с клиентами – это системы ДБО, решения, позволяющие строить маркетинговую стратегию на основании анализа цифрового следа человека. Затем появилась возможность с помощью искусственного интеллекта делать клиентам наиболее интересные предложения. Например, для одного телеком-оператора в России мы разработали систему рекомендаций, основанную на технологиях искусственного интеллекта. Раньше этим занималась группа из 10-15 аналитиков, которые изучали пользовательский опыт и формировали пакеты предложений. Мы за месяц сделали пилот и запустили систему в промышленную эксплуатацию. В результате показатель «кликабельности» увеличился на 30%, и это было только начало.

Сегодня уже имеющиеся у компаний базовые решения тоже начинают меняться. Например, один из наших клиентов, работающих в области электронной коммерции, когда-то стартовал с собственной системой. Затем он «вырос» из нее и перешел на более надежное и на тот момент более продвинутое решение от вендора. Но через некоторое время оно тоже перестало его устраивать. Сегодня компания использует только его базовые функции, а для автоматизации активно меняющихся бизнес-процессов разрабатывает собственный продукт, потому что вендор или не может предложить ничего подобного, или предлагает это, по мнению клиента, по заоблачным ценам. Впоследствии компания может вообще отказаться от вендорского продукта, создав собственное гибкое масштабируемое решение на базе микросервисной архитектуры.

CNews: Насколько я знаю, Epam тоже пошел по пути создания собственных решений для автоматизации своего бизнеса.

Юрий Овчаренко: Обычно говорят, что сапожник без сапог. Но в нашем случае это не так. Epam– сервисная компания, а такой бизнес всегда сопряжен с рисками. Он не высоко маржинальный, и для того, чтобы оставаться конкурентоспособными, мы должны работать очень эффективно. А это непросто, особенно когда речь идет о команде не 100, не 1000, а – как в Epam – почти 30 000 человек. Любая ошибка может привести к тому, что проект станет убыточным. Поэтому мы достаточно хорошо автоматизировали наш бизнес, при этом используем собственные разработки наряду с готовыми решениями от вендоров.

Юрий Овчаренко: Cервисная компания по разработке заказного ПО всегда мечтает о своем продукте, а продуктовая компания зачастую мечтает оказывать сервисы

Автоматизация управления проектами у нас была выстроена изначально. По мере развития компании она все больше усложнялась. И в какой-то момент мы, сделав серьёзные инвестиции, создали новое решение TelescopeAI, которое, по мнению экспертов, сейчас входит в число лучших в своей сфере в мире. Это платформа, в состав которой входит несколько различных компонентов для автоматизации управления кадровыми ресурсами с привязкой к управлению производством и управлению эффективностью при помощи искусственного интеллекта.

Сейчас система стала неотъемлемой частью внутренних бизнес-процессов. Я могу в любой момент получить подробную информацию о каждом сотруднике, понять, в каких проектах он был занят, с какими технологиями работал, какие результаты показал, какой путь развития он проходит и какие цели перед ним поставлены. Кроме того, система собирает информацию из множества других приложений и предоставляет ее в удобном агрегированном виде. С ее помощью можно понять, что происходит в том или ином проекте, как меняется число задействованных в нем специалистов, оценить текущую и потенциальную эффективность и так далее.

Одно из главных преимуществ TelescopeAI – это возможность быстро, в том числе с помощью средств искусственного интеллекта, формировать эффективные проектные команды и управлять ими. Достаточно сформулировать требования к сотрудникам, и система сама найдет подходящих людей, узнает, когда они освободятся.

Epam ежегодно растет на 20-25%. Если темпы сохранятся, то в следующем году у нас появятся несколько тысяч новых сотрудников. Как понять, кто они? В системе хранятся все резюме, искусственный интеллект проверяет, правильно ли они заполнены, в случае необходимости рекомендует HR-менеджеру их доработать. Также ИИ анализирует цифровой след сотрудника и дает рекомендации по его мотивации. Например, если человек устал от работы на текущем проекте, надо предложить ему что-то другое или просто поговорить. Кроме того, с помощью системы можно найти необходимые контакты, в том числе и потенциальных заказчиков. Довольно часто бывает, что кто-то из сотрудников уже имел дело с ними на предыдущем месте работы.

С помощью системы TelescopeAI мы контролируем эффективность работы сотрудников по множеству параметров, учитываем все переработки. Она позволяет каждому найти работу по душе, является единой точкой входа к корпоративным программам обучения и взаимодействия между всеми подразделениями. При этом TelescopeAI – это платформа, которую можно интегрировать в уже имеющуюся корпоративную среду, объединив с использующимися HRM-решениями. Она будет подключаться к внутренним системам и брать из них необходимую информацию.

TelescopeAI – это новый подход к цифровизации управления ресурсами. Вклад этого решения и других наших внутренних систем в то, что Epam занимает 6 место в рейтинге самых быстрорастущих компаний Северной Америки и находится на топовых позициях в рейтингах разработчиков, достаточно значителен. И мы готовы поделиться с другими компаниями, не только из сферы ИТ, своим опытом.

CNews: Расскажите о вашем решении для быстрого развертывания и поддержки работы команд data scientists.

Юрий Овчаренко: Мы разработали эталонное решение для фабрики данных. Это целый комплекс, каждый компонент которого отвечает за определенный участок работы, имеет определенный функционал и взаимодействует с другими компонентами. Он может использоваться при работе как с Data Lake, так и с фабриками данных.

Юрий Овчаренко: Одно из главных преимуществ TelescopeAI – это возможность быстро, в том числе с помощью средств искусственного интеллекта, формировать эффективные проектные команды и управлять ими

При создании этого решения мы ориентировались на опыт работы с одной из крупнейших в мире онлайн-компаний в сфере путешествий. Объем ее базы данных составляет около 35 петабайт. Все участники бизнес-процессов работают с этими данными и монетизируют их. Например, все действия клиента на сайте тщательно анализируются, а затем ему подкачивается соответствующий контент. Схожую платформу для работы с большими данными мы также реализовывали для одного крупного нефтегазового концерна в США.

Проанализировав опыт множества компаний, мы создали эталонную архитектуру, которую можно реализовать при необходимости исключительно на Open Source-компонентах. Теперь за очень короткий срок и с небольшими ресурсами заказчик можно получить программный комплекс для управления большими данными, на создание которого раньше уходили месяцы. У нас есть примеры, когда с помощью нашего подхода и акселераторов удавалось развернуть и наполнить данными Date Lake буквально за 4 месяца, тогда как раньше проекты такого масштаба занимали как минимум год.

В эталонном решении есть компонент DLab. Это рабочее место data scientist’а – этакий центр управления полетом, к которому подключены облачные приложения. Используя DLab, ученые по данным могут быстро развернуть песочницу, интегрировать необходимые данные, использовать различные библиотеки для анализа информации. Все очень удобно и быстро.

Если продолжить тему внутренней автоматизации, то у нас существует даже собственный «Amazon» – свое гибридное облако. Epam является владельцем нескольких дата-центров, с помощью которых мы предоставляем услуги в сфере IaaS, PaaS, SaaS и даже «инфраструктура как код» для своих проектных команд. Команда может за короткое время развернуть не только ПО, на котором нужно писать код, но и получить всю необходимую инфраструктуру для взаимодействия и разработки – система на базе Jira для управления проектами, системы хранения данных, CI/CD и так далее. Более того, поскольку система гибридная, она может использовать облачные решения и от Amazon, и от Azure, и от Google.

При этом каждая команда платит за те ресурсы, которыми она пользуется. Раньше сотрудники позволяли себе забрать виртуальную машину на долгий срок, не задумываясь над тем, нужна она им или нет. В результате, чтобы обеспечить компанию необходимыми ресурсами, нам приходилось покупать новые сервера, расширять дата-центры. Сейчас специальная система мониторинга контролирует использование ресурсов. Проектная команда мотивирована на то, чтобы следить за эффективностью использования внутренней инфраструктуры и вычислительных мощностей, поскольку это напрямую влияет на эффективность всего проекта с точки зрения его бюджета.

Еще мы создали такую интересную вещь как Epam Delivery Platform, на которой собрали Open Source компоненты для разработки масштабных систем. Она моментально разворачивается и сразу предоставляет всю необходимую инфраструктуру для разработки, автоматического и ручного тестирования, развертывания и последующей поддержки любых решений. Раньше для создания такой инфраструктуры требовалось два месяца, сейчас – два дня. Платформа проверена множеством проектов, по большей части зарубежных.

CNews: Насколько важен для Epam российский рынок?

Юрий Овчаренко: Российский рынок интересен тем, что большинство проектов здесь можно отнести к категории end-to-end. На Западе в них чаще всего участвуют и вендоры, и собственная команда разработчиков. В России мы зачастую самостоятельно разрабатываем ключевые приложения, и это очень интересно. Кроме того, в России мы участвуем в проектах государственного значения, которые меняют целые сферы деятельности.

Юрий Овчаренко: В России мы участвуем в проектах государственного значения, которые меняют целые сферы деятельности

Россия и страны СНГ занимают в обороте Epam около 5%. В нашей стране у нас открыто 15 офисов в 11 городах, где работает более 4000 человек, занятых как на проектах для российских клиентов, так и для западных заказчиков.

Epam выполняет проекты для крупнейших мировых компаний, которые входят в список Fortune и являются пионерами в сфере инноваций. Работая с ними, мы повышаем и собственные компетенции. В структуру Epam входят центры компетенции по самым разным направлениям: мобильность, интеграция, управление контентом, аналитика и большие данные, искусственный интеллект, data science и так далее. Поэтому у нас есть и ресурсы, и знания, и опыт для выполнения комплексных проектов цифровой трансформации. Например, для крупного производителя спортивной одежды и спортивных товаров мы выполнили проект, в рамках которого разрабатывались фитнес-браслет, мобильное приложение и веб-сайт.

Кроме того, у нас есть экспертиза по индустриальным решениям – для ритейла, банков, страхования, сферы медиа и развлечений и других. Сегодня очень часто бывает, что двигателем цифровой трансформации в компании становится человек, пришедший с другого рынка. Например, интернет-компания вдруг начинает заниматься такси или доставкой пиццы. Поэтому широкий набор компетенций в самых разных направлениях очень важен.

Мы предлагаем не только технологии, но и методологии. Например, у нас есть так называемый Epam Гараж, специалисты которого помогают заказчикам придумывать и создавать новые продукты (не только цифровые) или сервисы. Для генерации идей используется в том числе ТРИЗ – теория решений изобретательских задач, которая в свое время была разработана в Советском Союзе Генрихом Альшуллером.

Там же, в Гараже, мы стараемся обкатывать новые технологии. Например, один из наших сотрудников придумал технологию диагностики стресса по сопротивлению кожи. Мы распечатали браслет на 3D-принтере, сделали устройство, подключили его к искусственному интеллекту и научили его выявлять стрессовые ситуации. Теперь мы показываем новое устройство заказчикам, которым оно может быть интересно. Конечно, среди них в основном западные компании, у которых есть R&D-бюджет.

Часто бывает так, что заказчик приходит к нам для решения узкой задачи, а в результате заказывает проект по масштабной модернизации бизнеса. Например, так получилось с одной компанией из фэшн-индустрии, которая пожаловалась на проблему с производительностью системы, а затем в ходе мозгового штурма выявились дополнительные направления для увеличения эффективности. В результате через три месяца у заказчика работали уже 100 человек. Ему сделали новый UI-дизайн, переработали сайт, добавили множество пользовательских возможностей по выбору и индивидуальному заказу одежды и пр.

CNews: Государство старается заставить ведомства и госкомпании отказаться от западных решений в пользу отечественных. Как это сказывается на вашем бизнесе?

Юрий Овчаренко: Положительно. Сегодня в госструктурах и государственных банках при реализации любых проектов в первую очередь рассматриваются Open Source решения. При этом и коммерческие структуры с удовольствием используют Open Source, если это выгодно. Например, некоторое время назад мы завершили проект миграции с Oracle на PostgreSQL для одного крупного ритейлера. В итоге заказчику удалось сократить расходы на лицензионные отчисления, которые в несколько десятков раз превысили стоимость проекта по миграции.

В России до самого последнего времени предпочитали вендорское ПО. На Западе Open Source решения востребованы уже давно. Более того, на рынках аналитики и больших данных большинство продуктов созданы на базе Open Source. Поэтому мы умеем работать с такими продуктами. Некоторые разработчики идут по пути создания собственной ветки того или иного решения, а это значит, что впоследствии они не смогут использовать все то новое, что появилось в Open Source Community. Мы же стараемся максимально участвовать в деятельности сообщества, передавать ему свой код и получать поддержку.

И, конечно, не все Open Source решения, в отличие от вендорских, работают стабильно. И к этому надо быть тоже готовым. За ними надо внимательнее следить и детально разбираться в специфике. Но это нормально для продукта, который ты получаешь бесплатно.

CNews: Не значит ли это, что вендоры скоро вообще уйдут с рынка?

Юрий Овчаренко: Вряд ли, скорее трансформируется бизнес-модель. Вендоры или станут нишевыми игроками, или будут предоставлять инфраструктуру, программные сервисы, или откроют код и будут зарабатывать на создании уникальных компонентов, разработку которых проще заказать, чем сделать самому. Кроме того, и об этом говорила компания Gartner, возможна ситуация, когда вендор будет приходить к бизнесу и предлагать ему свое решение в обмен на процент от прибыли, то есть будет возникать некий аналог совместного предприятия. Опять же, готовое решение из коробки удобно использовать на начальном этапе, когда время выхода на рынок важнее кастомного функционала, или же если это решение оцифровывает ту часть бизнес-процессов, которые не так быстро меняются.

Конечно, сейчас вендоры под прессингом. Некоторые заказчики переходят или собираются в будущем переходить на решения с открытым кодом. Думаю, потребность в базовых системах типа бухгалтерии сохранится еще долго. Менять там особенно нечего, если только прикрутить искусственный интеллект, который будет самостоятельно что-то рассчитывать. Но если вдруг цифровая трансформация доберется и туда, а вендор не сможет ее обеспечить, то Open Source не заставит себя долго ждать.

CNews: Вы испытываете проблемы на международном рынке из-за того, что Epam – белорусская компания?

Юрий Овчаренко: Epam сейчас – это глобальная компания, ее акции торгуются на Нью-Йоркской бирже, а представительства открыты в Северной и Латинской Америке, Европе, Азии, на Ближнем Востоке и даже Австралии. Наши корни, действительно, в Беларуси, где сейчас работает уже свыше 10000 человек и находится наш крупнейший центр разработки. Есть большие центры разработки на Украине, в Европе, Индии, других странах.

Мы постоянно проходим аудит на соответствие различного рода требованиям, предъявляемым на Западе к сервисным организациям. Мы не являемся государственной компанией. Так что претензий к нам со стороны властей в США и Европе нет.

В России Epam – это российское юридическое лицо, мы платим здесь все налоги и создаем рабочие места, помогая экономике страны. Только вот с кадрами….

CNews: Да, расскажите про кадры.

Юрий Овчаренко: Это беда. Конечно, у нас есть профессиональные подразделения по поиску и подбору персонала. У нас отличные программы мотивации и ротации людей, большое количество возможностей для развития в интересном конкретному человеку направлении, работы с клиентами и людьми из самых разных стран. Один из сотрудников нашего заказчика из полугосударственной структуры как-то приехал в Минск, походил по нашим офисам и после приезда обратно восторженно рассказывал своим коллегам, какие отличные условия для работы и развития организованы в компании Epam и что он бы сам с удовольствием работал у нас. Мы работаем с вузами, читая лекции с первого курса и организовывая совместные лаборатории. Идем в школы и приглашаем детей заниматься на курсах программирования и робототехники. Понятно, что все эти меры рассчитаны на будущее.

Тем не менее сейчас проблема с ИТ-кадрами в России стоит очень остро, не только перед Epam. Многие крупные компании пытаются создавать собственных ИТ-дочек, которые, по их мнению, смогут обеспечить все их ИТ-потребности. Они вымывают с рынка специалистов высокими зарплатами. Но сделать все своими руками невозможно. Даже Google привлекает к работе сторонних разработчиков, потому что нужны профессионалы с опытом в различных сферах, который невозможно получить, если ты всю жизнь выполняешь проекты для одного заказчика и находишься в замкнутом пространстве собственной организации.

CNews: Как вы оцениваете перспективы реализации программы «Цифровая экономика»?

Юрий Овчаренко: Принуждение к инновациям не работает, если не созданы условия для их естественного развития. То, что сформулирована необходимость цифровой модернизации экономики, – это хорошо. Другой вопрос, как все это будет реализовываться на практике. Дело в том, что среди чиновников много людей, которые не умеют и не хотят этим заниматься. Зато они умеют имитировать бурную деятельность, пиариться и заниматься очковтирательством.

Конечно, к счастью, не все такие, есть и другие, молодые и рьяные сторонники цифровизации. Но, к сожалению, не все понимают, как должны быть выстроены такие работы, какая ИТ-инфраструктура для этого понадобится. И пытаются свалить все на плечи подрядчика. Но одному подрядчику здесь не справиться – внутренние процессы во многих организациях ортогональны любой цифровизации. И изменить их может только сам заказчик.

CNews: Как планирует развиваться российское подразделение Epam в ближайшие годы?

Юрий Овчаренко: Epam будет расти, и не только в секторах финансов и ритейла, где мы уже сильны, но и в производственных отраслях. В прошлом году у нас появился крупный потенциальный заказчик в этом сегменте, в этом году начнется еще один интересный проект в производственной компании, где мы уже выиграли тендер. Ведем переговоры еще в нескольких направлениях.

Также мы работаем с инфраструктурными компаниями, отвечающими за развитие целой отрасли. Продолжаем проекты с крупными банками – будем создавать решения по работе с большими данными, RPA, мобильными приложениями, системами дистанционного обслуживания.

CNews: Как будут развиваться модные сейчас технологии и появятся ли новые в ближайшее время?

Юрий Овчаренко: Большие данные будут активно развиваться. Если раньше это были, в основном, отдельные задачи и пилотные проекты, то сейчас в большинстве своем компании уже серьезно и в промышленном формате занимаются построением фабрик данных для использования всего потенциала информации для развития бизнеса. Важно также отметить активное использование технологий искусственного интеллекта в подобного рода проектах. В качестве любопытного примера цифровой трансформации бизнеса хочу привести одного из наших заказчиков – компанию из Великобритании, которая занималась предсказанием погоды и продавала прогнозы транспортным компаниям, сельскому хозяйству. А потом решила пойти в ритейл и предсказывать спрос на товары в зависимости от погоды. Начала с Великобритании, а теперь работает практически со всеми странами Европы. Могу сказать, что, например, наша практика по большим данным растет быстрее всего в Epam – в среднем в 2 раза ежегодно. И это прямое следствие роста востребованности таких проектов как на Западе, так и в России.

Начнут появляться конкретные кейсы использования AR/VR – пока эта технология известна в основном благодаря Pokémon Go. Обязательно появятся цифровые двойники. Интернет вещей пока на Западе развивается активнее, чем в России, но я думаю, что скоро заработает и у нас.

Хайп вокруг блокчейна приутих. Теперь надо смотреть, как эта технология будет развиваться. Множество нереализованных возможностей остается в области мобильных решений, искусственного интеллекта, RPA, облачных технологий. Думаю, этого более чем достаточно для того, чтобы развивать цифровой бизнес.


Взгляд месяца

Самая непростая ситуация — с импортозамещением СУБД

Денис Терещенко

заместитель руководителя ФТС

Точки роста

По определенным ИТ-направлениям Россия является примером для всего мира

Юрий Гаврилов

CDTO Металлоинвеста