Спецпроекты

oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2013

Российский рынок ИТ-сервисов теряет разработчиков

Российский рынок ИТ-сервисов теряет разработчиков

В 2013 г. российский рынок интеграции и ИТ-услуг, несмотря на спад в экономике и пересмотр ожиданий в сторону уменьшения, продолжил динамично развиваться. Согласно различным предварительным оценкам, он продемонстрировал рост на уровне 10–15%. В 2014 г. динамика может быть ниже, в том числе за счет перебазирования ведущих разработчиков за рубеж из-за возможных санкций по отношению к России.

Как «неоднозначный» запомнится 2013 г. отечественному рынку ИТ-сервисов. На фоне уже ставшего традиционным снижения темпов роста дистрибуции, рынки консалтинга, аутсорсинга, системной интеграции и т.д. в начале 2013 г. казались устойчивыми островками развития с двузначными темпами роста. Но чем меньше времени оставалось до нового 2014 г., тем больше возникало сомнений.

Да, завершение крупных ИТ-проектов в «Сбербанке», окончательный переход этого крупного потребителя на инсорсинговую модель получения ИТ-сервисов, и даже поглощение им довольно крупной компании «Корус Консалтинг», брались в расчет аналитиками в качестве тормозящих факторов. Учитывались и иные внутренние и внешние неблагоприятные факторы. Но тем не менее все надеялись на продолжение прежнего бурного роста.

Но обстоятельства сложились так, что уже в июле 2013 г. аналитики IDC были вынуждены снизить прогноз роста ИТ-рынка в России практически по всем отраслям и предположить, что совокупный среднегодовой рост российского рынка ИТ-услуг в период 2013–2017 гг. составит всего около 12%.

Обоснованием этого шага послужило снижение темпов роста ВВП, отток капитала и сокращение промышленного производства в РФ. Крупнейшие компании, помимо «Сбербанка», все чаще предпочитали использовать внутренние ИТ-ресурсы. Их ряды пополнили банк ВТБ, автопроизводитель «Соллерс» и др. А некоторую часть «облачных» быстро растущих услуг все чаще приходится зачислять в актив сервис-провайдеров, находящихся вне страны, уменьшая тем самым емкость внутреннего рынка.

О трудностях при работе с ИТ-сервисами

О первых пострадавших стало известно 3 июня 2014 г. из годового отчета одного из лидеров отечественного ИТ-рынка IBS Group Holding. В серьезную зону турбулентности попало его российское подразделение IBS, специализирующееся на системной интеграции. Его выручка сократилась за год на 11,2% до $429,8 млн, а количество персонала – на 7%.

Президент IBS Group Анатолий Карачинский объясняет снижение доходов от российского бизнеса в области системной интеграции изменением потребностей корпоративных заказчиков, связанных с появлением новых технологий: «облачных» сервисов, мобильных решений, больших данных. Причем этот процесс, по его словам, совпал со сложной обстановкой в российской экономике. В то же время выручка от оффшорного программирования – компании Luxoft (входит в IBS Group) – выросла на 26,6% до $398 млн. Но и здесь разыгралась нешуточная драма, о которой аналитики будут рассуждать уже в отчете за 2014 г.

Из-за опасений возможных санкций к России и беспокойства своих ключевых клиентов в UBS и Deutsche Bank президент Luxoft Дмитрий Лощинин заявил в мае 2014 г. в интервью агентству Bloomberg, что переведет около 500 своих наиболее опытных разработчиков из России и Украины в другие страны. Дмитрий Лощинин также признался: «Мы уже не российская компания. Мы глобальная компания с головным офисом в швейцарском Цуге».

В не менее сложной ситуации оказались и другие отечественные «оффшорные» программисты, например Epam. А те разработчики, кому очень важны взаимоотношения с владельцами платформ приложений – Apple, Google, Facebook, Amazon – без лишнего шума уже перебрались в страны Европейского Союза. В частности, таким путем пошли в Game Insight.

Драйверы роста все же были

Вернемся немного назад. «На фоне кризисных явлений в экономике в 2013 г. на ИТ-рынке России сократились объемы частных инвестиций. Главным заказчиком в России по-прежнему остается государство, а также окологосударственные структуры. Именно они в последние годы были драйверами ИТ-рынка, выступая инициаторами таких программ, как «Сочи-2014», «Электронное Правительство», «Безопасный город», а также модернизации систем образования, здравоохранения», – считает Василий Селюминов, исполнительный директор компании Landata.

Все эти проекты требовали масштабного привлечения ИТ, а значит, больших финансовых вливаний в государственные стройки. При поставках программного и аппаратного обеспечения доминировали западные и китайские поставщики, в сервисном сегменте значительная доля проектов досталась отечественным компаниям. Поэтому Максим Клягин, аналитик УК «Финам Менеджмент», утверждает: «В 2013 г. российский рынок интеграции и ИТ-услуг, несмотря на спад в экономике и пересмотр ожиданий в сторону уменьшения, продолжил развиваться. В результате, согласно различным предварительным оценкам, продемонстрировал рост на уровне 10–15%, что существенно лучше конъюнктуры рынка в целом».

Отечественные ИТ-компании, которым повезло больше IBS, подтверждают эти выводы. Например, в системном интеграторе «Крок» отмечают, что на фоне общего падения выручки доля ИТ-услуг в обороте компании значительно выросла. В 2012 г. от услуг по интеграции, ИТ-консалтингу, технической поддержке, аутсорсингу и обучению компания получила 51,5% всего оборота. В 2013 г. доля этих услуг увеличилась до 57%. «Прибыльность компании увеличивается от года к году за счет роста направления ИТ-услуг», – заявил CNews генеральный директор «Крок» Борис Бобровников.

Основным драйвером активного развития Борис Бобровников назвал устойчивый спрос на высокотехнологичные решения, который мало коррелирует с внешней экономической и политической ситуацией. Это проекты, связанные с внутренней оптимизацией и сокращением издержек – именно то, что нужно в условиях кризисных явлений в экономике.

Что именно имелось в виду, генеральный директор «Крок» не уточнил, но, возможно, речь шла о современных возможностях избежать таких ресурсоемких операций, как тестирование и пилотное внедрение. Все это можно сделать виртуально, создав модель бизнес-процессов и ИТ-структуры, их поддерживающей, в специализированных мини-ЦОДах. Работа как раз такого «Центра решений Крок» была презентована через несколько дней после заявлений Бориса Бобровникова.

Кто касается конкретных интеграторских проектов этой компании, то выделяется масштабная работа по построению единой системы консолидированной отчетности в авиакомпании «Сухой». Она позволила снизить издержки при формировании отчетности, объединив данные всех филиалов и недавно присоединенных трех крупных авиазаводов. Каждая из присоединяемых компаний имела свою специфику как с производственной точки зрения, так и с точки зрения ИТ-ландшафта. Для учета используются несколько систем: «1С Бухгалтерия», «1С: Управление производственным предприятием», Oracle E-Business Suite, Парус, BAAN. Созданная единая система содержит около 200 отчетных форм и свыше 2000 контрольных соотношений для проверки корректности отчета, что существенно сокращает вероятность человеческих ошибок.

Обобщенные данные по приоритетным направлениям приложения совместных усилий ИТ-директоров и сервисных ИТ-компаний в России приведены ниже на основании исследований специалистов сообщества профессионалов ITSM (itSMF).

Сервисный подход (ITSM), по результатам опроса ИТ-руководителей и ИТ-специалистов

servisnyj_podhod_itsm.jpg

Источник: itSMF России, 2013

Как видно, задач, требующих решения даже в неспокойное время, все равно очень много. Это и обеспечение соответствия нормативным требованиям и стандартам для прохождения аудита, и минимизация рисков, а также решение оперативных задач. ИТ-сервисы, кроме всего прочего, нужны и для того, чтобы снизить затраты собственно и на ИТ. «В итоге, согласно нашим предварительным оценкам, по итогам года объем индустрии ИТ-сервисов превысит $7,5 млрд. В структуре индустрии ИТ-услуг наиболее крупным направлением окончательно становится системная интеграция, на долю которой приходится уже почти треть рынка. По мере смещения тренда в область услуг, доля сегмента разработки ПО продолжит сокращаться – сейчас ее оценивают примерно в 25%», – считает Максим Клягин.

Аутсорсинг удерживает свои позиции

Рынок ИТ-аутсорсинга, по оценкам TAdviser, в 2013 г. составил i60,88 млрд, что на 15% больше 2012 г. (i52,94 млрд). В общей структуре доходов ИТ-сервисных компаний в 2012 г. на ИТ-аутсорсинг пришлось 20,3%, а в 2013 г. – около 20,5%. Этому сегменту ИТ-услуг посвящена отдельная статья в обзоре. Здесь же хотелось бы отметить, что особенностью отечественного ИТ-аутсорсинга является то, что он почти у трети всех проектов используется для обслуживания территориально-распределенных компаний, работающих в условиях жесткой конкуренции. Наиболее частые клиенты аутсорсинговых компаний – это финансовые организации и банки, торговые компании, а также госсектор, предприятия энергетики, телеком-провайдеры. Но если в ритейле к аутсорсингу относятся довольно благосклонно, то крупный банковский бизнес и ТЭК предпочли инсорсинг.

В кредитных организациях меньшего масштаба проникновение аутсорсинга более заметно, но его объем ограничен уровнем доверия сервис-провайдеров и менеджментом банка. Так, например, Сергей Русяев, начальник департамента автоматизации «Банка ИТБ», считает, что «сейчас сторонний аутсорсинг реализуется только в рамках одного или нескольких бизнес-процессов».

Но эксперты уверены, что времена сравнительно простых в техническом плане и формализованных работ, таких как классический ИТ-аутсорсинг (ITO) или MPS (аутсорсинг печати), уже позади. Сложность ИТ-инфраструктуры, проблемы на кадровом рынке и распространение аутсорсинга бизнес-процессов становятся драйверам заключения комплексных проектов. Например, все чаще стал встречаться аутсорсинг администрирования баз данных и ERP-систем на базе SAP, предлагаемый РДТЕХ, IBS, «Техносервом», «Ледасом», казанским «ИТ-парком» и некоторыми другими.

«Облака» растут быстрее всего

Как отмечают аналитики, в России «распробовали» вкус получения «облачных» моделей получения ИТ-услуг, прежде всего аутсорсинга. По данным IDC, объем рынка таких услуг в 2013 г. в России приблизился к $313 млн при годовом росте примерно на 50%. В России рост «облачного» рынка опережает общемировой уровень: по прогнозам IDC, рынок облачных услуг будет расти гораздо быстрее, чем ИТ-рынок в целом, и к концу 2016 г. объем этого сегмента составит более $460 млн, а среднегодовой темп роста – более 50%.

Отрасль Доля присутствия на рынке частных «облаков», % Доля присутствия на рынке публичных «облаков», %
Государственные органы 7 5
Коммуникации 16 15
Розница/опт 17 26
Производство 7 8
Профессиональные услуги 12 12
Финансовые услуги 19 12
Энергетика 8 5
Прочее 14 17

Источник: IDC, 2013

Одним из драйверов роста «облаков» является удачное сочетание удобства, экономической эффективности и «встроенной» отраслевой экспертизы. Поэтому неудивительны и итоги исследования IDC по отраслевым предпочтениям. В сегменте публичных облаков оптовая и розничная торговли являются безоговорочным лидером рынка, заняв 26% его объема. Для чего ритейлам «облачные» сервисы? Посмотрим на проекты 2013 г.

Mulberry при помощи SaaS теперь использует решения JDA Software для управления цепочками поставок, SPAR хранит файлы в Microsoft OneDrive, Genser перешла на «облачные» офисные приложения. Но, кроме решения обычных для ритейла проблем, розничная торговля находится под воздействием могучего отраслевого тренда. Ставшие куда более доступными технологии больших данных позволяют вкупе с операторами программ лояльности по-новому организовать и персонифицировать общение с клиентами. «Облачные» платформы (публичные и частные) пришлись для этих целей как нельзя к стати.

Поворачиваются лицом к «облакам» и в госсекторе. Выделяются проекты национальной «облачной» системы, которую создает «Ростелеком», и «Гособлако». Платформа «Ростелекома» уже используется для нужд государственных организаций и ведомств, но и для предоставления сервисов малому и среднему бизнесу. Проект «Гособлако», который курирует Минкомсвязи, призван обеспечить то качество телекоммуникационных услуг для госорганов, которое позволит не на словах, а на деле дать импульс для формирования единого информационного пространства в масштабах государства.

Еще одним крупным отраслевым потребителем «облаков» становится сектор «профессиональных услуг», что ранее было совсем не характерно для России. На стыке с финансовым сектором на наших глазах рождается целая индустрия, которая по своей сути является «облачным» аутсорсером в области мобильной и электронной коммерции. В ходе стремительного развития этого рынка далеко не все готовы инвестировать в собственные in-house системы, многие просто пользуются готовыми сервисами. Схожая ситуация была ранее на рынке пластиковых карт в банковском секторе. Зачем строить собственные процессинговые центры, если есть проверенные аутсорсеры? По этой же логике сейчас развивается рынок дистанционных платежных сервисов.

Что касается СМБ, то здесь можно привести десятки и сотни примеров успешного использования системы управления проектами «Мегаплан», интернет-бухгалтерии «Мое дело», сервиса по управлению торговлей и цепочками поставок «МойСклад». Практически все эти сервис провайдеры заявляют, что их бизнес в 2013 г. вырос как минимум в 2 раза. А Microsoft гордится пятикратным ростом выручки от продаж в России сервиса Office 365. Таким образом, возвращаясь к началу анализа, 2013 г. действительно стал «неоднозначным» для отечественного рынка ИТ-услуг. Но те, кто надеялся в 2014 г. удастся отыграть упущенное, в большинстве будут вспоминать 2013 г. уже не с таким огорчением.

Россия рискует потерять рынок «оффшорного программирования» из-за санкций Запада и США. Не в лучшей ситуации разработчики приложений, распространяемых через Apple, Google, Facebook, Amazon. Крупнейшие отечественные компании из ТЭК и банковского сектора полюбили «инсорсинг». Те, кто рассчитывал заработать с помощью сервисов Visa и MasterCard, также должны учитывать возросшие геополитические риски. Эти аргументы для копилки пессимистов.

Но и для оптимистов есть основания строить планы. Их надежды связаны с ростом спроса на системную интеграцию, аутсорсинг сложных систем и «облачные» сервисы. Источником этого спроса становится ответ России на возможные санкции Запада, а именно консолидация и рост собственного промышленного производства в рамках процессов импортозамещения и крупных оборонных заказов. Не замечено пока и сворачивание государственных программ, направленных на формирование единого информационного пространства в масштабах государства.

Вадим Ференец

Вернуться на главную страницу обзора