Спецпроекты

На страницу обзора
Нам не хватает русских Илонов Масков

Пандемия массово перевела бизнес на «удаленку». И видеоконференцсвязь (ВКС) сегодня уже незаменимый рабочий инструмент для многих бизнес-процессов практически любой компании. Вокруг продуктов ВКС выстраивается полноценная экосистема унифицированных коммуникаций (UC). О цифровых «аватарах» вместо операторов, успешном импортозамещении на рынке UC и экспансии за рубеж в интервью CNews рассказал Станислав Иодковский, генеральный директор IVA Technologies (ООО «ИВКС»).

Станислав ИодковскийIVA Technologies

«Zoom — классный продукт, но больше подходит для домохозяек»

CNews: Как выглядит рынок унифицированных коммуникаций и ВКС в России сегодня?

Станислав Иодковский: Это один из самых быстрорастущих рынков. По нашим оценкам, объем рынка UC в России в 2020 году составил более $300 млн, что примерно на 30% больше, чем годом ранее. Мы учитывали продажи PaaS, SaaS, on-premise решений как от зарубежных, так и от российских разработчиков. Причем доля последних также существенно увеличилась — если в 2018-2019 годах на отечественные решения приходилось не более 5%, то в 2020-м данный показатель составил примерно 15-20%.

Станислав Иодковский: Объем рынка UC в России в 2020 году составил более $300 млн

CNews: В чем особенность этого рынка? Какие изменения произошли за последний год?

Станислав Иодковский: Наверное, массовое осознание того, что ВКС — не просто имиджевая составляющая, а уже неотъемлемая часть нашей жизни. Когда началась пандемия, сотрудники многих компаний перешли на удаленную работу. Zoom предоставил всем условно бесплатную платформу. Тогда заказчики начали серьезно задумываться о переводе определенных бизнес-процессов в электронную систему обмена данными и создании гибридных офисов.

Речь идет не только о внутренних коммуникациях. Например, сейчас зарождается новая система продажи, так называемая social+. Люди собираются в виртуальной комнате и обсуждают услуги. Многие банки, консалтинговые компании активно общаются со своими клиентами с помощью ВКС: делают оценку рисков и продвигают собственные продукты. Системы управления обучением (LMS), управления активами и основными фондами предприятия (EAM) также начали активно интегрироваться с ВКС.

Краткая биография

Станислав Иодковский

  • Родился 20 ноября 1988 г. в Челябинске.
  • В 2011 г. окончил Российский государственный социальный университет («Финансы и кредит», экономист).
  • В 2008 г. — старт карьеры в сфере ИТ, работа в корпорации «ЮНИ», развитие бизнеса в компаниях «Сател» и OCS Distribution.
  • В 2013 г. — сооснователь компании «ХайТэк» (далее — группа компаний).
  • В ГК «ХайТэк» курирует разработку отечественной UC-платформы (бренд IVA Technologies, входит в ГК «ХайТэк») отвечающей всем современным стандартам корпоративной связи.

Крупные госкорпорации уже понимают, что необязательно отправлять людей в командировку на инвентаризацию, например. Достаточно будет собрать квалифицированную команду и выдать специальное устройство с технологией радиочастотной идентификации RFID. А консультация или демонстрация результатов могут быть проведены с помощью видеосвязи. Так компании экономят миллиарды рублей, снижая затраты на командировки и персонал.

CNews: Насколько рост, отчасти спровоцированный пандемией, кратковременный? Эпидемия ведь когда-то закончится...

Станислав Иодковский: Хороший вопрос. Многие компании во время пандемии перевели свой основной штат на удаленку, сохранив небольшой офис. И уже сейчас задумались, а нужно ли вообще столько офисного пространства, особенно когда удалось выстроить нормальные бизнес-процессы, предполагающие если даже не полную удаленку, то, как минимум, гибридный формат работы. Тем более, современные технологии, в том числе и ВКС, позволяют работать практически отовсюду.

Последние два года показали: российские компании только готовят свою инфраструктуру и IT-ландшафт для сервисов ВКС. Zoom — классный продукт, но больше подходит для домохозяек или персонального пользования. Данное решение не обладает широким функционалом унифицированных коммуникаций. А практически ни одна корпорация не может позволить себе отделить сервис ВКС от внутренней системы связи: телефонии, почты и корпоративных мессенджеров.

Поэтому я уверен, что рост рынка сохранится, а данное направление будет развиваться дальше. Многие заказчики сегодня хотят построить уникальную систему, которую еще никто из мировых игроков не производил. Она должна включать в себя аналог Telegram с одной стороны, аналог Zoom — с другой, и аналог Avaya или Cisco как телефонии — с третьей. Единая информационная система позволит контролировать все внутренние бизнес-процессы и свободно общаться внутри крупных компаний, не тратя время на поездки в офис и командировки.

CNews: Какие технологии влияют на будущее рынка?

Станислав Иодковский: Искусственный интеллект, технологии виртуальной и дополненной реальности. ИИ уже сейчас активно используется в сеансах видеоконференции, позволяя, например, анализировать обратную реакцию пользователей, оценивать работу сотрудников и проводить контроль качества видеосвязи. В ближайшее время мы планируем в своем продукте реализовать на основе технологии ИИ функционал замены фона и систему двойной идентификации.

Технологии VR и AR в UC появятся на рынке в ближайшие пять лет. Хотя уже сейчас встречаются попытки подмены лиц на видео с помощью нейросетей. Помните историю с дипфейком Тома Круза в TikTok? Нейронная сеть, проанализировав все фотографии с актером в сети, смогла очень достоверно воспроизвести его изображение. В видеоролике Круз выглядит как настоящий, хотя сильно моложе своего возраста.

Кстати, у дипфейка есть обратная технология — анти-дипфейк, алгоритмы которой определяют видеоподделки. И когда технологии дипфейк и анти-дипфейк соединятся с технологиями распознавания речи, очень скоро появятся цифровые «аватары». Они, например, будут проводить переговоры по вопросам клиентского обслуживания. Мы уже начали привыкать к тому, что с нами разговаривает робот, но пока еще не привыкли видеть робота по ту сторону экрана. Но это вопрос времени.

CNews: «Аватары» вместо людей — звучит пугающе...

Станислав Иодковский: Согласен. Поэтому очень важно помимо технологических процессов разрабатывать правовые и этические нормы по применению сквозных технологий. В «Четвертой промышленной революции» Клауса Шваба, который, кстати говоря, и ввел этот термин, подробно рассматривается этический вопрос, в особенности в сфере использования ИИ. Технологии безусловно создают новые ценности, но без должного регулирования могут принести вред.

«ВКС начинает применяться в абсолютно неожиданных сферах деятельности»

CNews: Давайте теперь поговорим о типах ВКС. В чем преимущество разных типов систем?

Станислав Иодковский: Основные типы можно разбить на три группы. Первая — сервисы SaaS. В этом случае заказчику не требуются дополнительные инструменты по безопасности и интеграции системы, он, по сути, покупает ссылку на виртуальную комнату. Вторая группа — более популярные сегодня сервисы PaaS. Заказчик покупает платформу вместе с полным доступом к ней, при этом стороннюю инфраструктуру. Третий, наверное, самый основной тип потребления и покупки — on-premise-решения, когда выстраивается вся инфраструктура. Телефоны и почтовые сервисы интегрируются в архитектуру ИТ-ландшафта компании, после чего выстраивается политика безопасности, а затем сервис запускается в эксплуатацию.

На рынке есть ряд компаний, производителей аудио- и видеосистем, которые предоставляют так называемою технологию «подключи». Например, Poly, Cisco, Avaya, Unify. Они продают оборудование, которое подключается к телевизору или компьютеру и позволяет организовать ВКС. И, хоть это недешево, подобные решения пользуются спросом до сих пор.

CNews: Как изменились традиционные рынки использования ВКС за последнее время?

Станислав Иодковский: Самая традиционная сфера использования – ежедневные коммуникации внутри организаций. Это первичная потребность любой компании, вне зависимости от мирового статуса и модели бизнеса. Особенно это актуально для организаций, имеющих территориально распределенную структуру, у которых есть несколько удаленных офисов. Такие предприятия – основной потребитель и двигатель ВКС.

Во время пандемии ВКС начали активно применять в абсолютно неожиданных сферах деятельности: вечеринки, консалтинг, спорт. По видеосвязи можно играть даже в покер. Сейчас, как я уже говорил, появляется новый тренд — продажи через ВКС. Такой тип коммерции пока зарождается: мы буквально вчера привыкли заказывать вещи и продукты через интернет. Но очень скоро маркетплейсы начнут продвигать свой товар через некие видеосеансы, где можно будет показать товар, проинструктировать по его эксплуатации, рассказать о фишках и особенностях. Телемедицина, юридическая помощь и госуслуги также развиваются в данном направлении. ВКС будет все больше проникать в разные аспекты нашей жизни, за исключением тех, где без нашего личного присутствия не обойтись.

CNews: Что происходит на рынке облачных сервисов UC и ВКС сегодня?

Станислав Иодковский: Рынок также растет, но больше сосредоточен на рынке SMB, где компании часто не могут позволить себе серьезные инвестиции в строительство собственной инфраструктуры, но хотят безопасно пользоваться этим сервисом. У нас есть несколько продуктов, развернутых совместно с операторами и провайдерами, и спрос на эти услуги очень хороший.

Также подобные сервисы хорошо востребованы в образовательной среде. Например, совместно с компанией «ЦИНТЕРА» мы запустили совместный проект «Цифровая среда интерактивных коммуникаций ЯВШКОЛЕ.ОНЛАЙН», созданный на нашей платформе видеоконференцсвязи IVA MCU. В прошлом учебном году к сервису подключились свыше 500 тысяч учащихся из 800 российских образовательных организаций, включая школы, учреждения дополнительного образования, колледжи, управления образования и методические центры.

CNews: Гибридная или моновендорная UC — какой подход наиболее оптимальный?

Станислав Иодковский: Бизнес-модель наших иностранных партнеров и конкурентов — Cisco, Unify, Poly — заключается в следующем: компании предлагают комплексный сервис, куда входит телефония, инфраструктурное и организационное оборудование. Иными словами, заказчики покупают ВКС как дополнительную лицензию к единой экосистеме.

В России исторически сложилось так, что был ряд игроков, которые занимались только телефонией. Например, «Элтекс», «Искрател» хорошо развивались именно в этой области. Отдельный пласт компаний занимался ВКС и отдельный пласт — отвечал за мессенджеры. И перед нами как производителем всегда вставал вопрос: сможем ли мы интегрироваться с внутренними системами компании заказчика. Вопрос этих интеграций иногда теряет здравый смысл. Представьте, в компании может быть 10 сервисов: сборная солянка различных информационных систем, которые должны иметь сквозную передачу информации и едино управляться. Это, на самом деле, наша боль и наше поле возможностей.

Для нас такие компании — целая ниша. Поэтому более трех лет назад мы приняли стратегию построения экосистемы продуктов, в которые будет входить наш ВКС и мессенджер. Мы сможем обеспечить заказчика конечным оборудованием и предоставить уникальный портфель продуктов с единым администрированием.

В планах — подвинуть Cisco и Avaya с их традиционного рынка. Наша задача не просто завоевать внутренний рынок России, но в ближайшие несколько лет начать активную экспансию за рубеж. Мы уже начали двигаться в этом направлении. У нас есть первые контракты в Юго-Восточной Азии, в Малайзии, партнеры в Австралии и Новой Зеландии. Сейчас мы налаживаем контакты с Мексикой и с Ближним Востоком.

«Импортозамещение становится оптимальным решением для многих компаний»

CNews: Судя по вашим словам, импортозамещение на рынке ВКС проходит успешно.

Станислав Иодковский: Именно так. Но это касается не только ВКС. У нас в холдинге есть достаточно крупный системный интегратор «ХайТэк». И мы видим: импортозамещение становится оптимальным решением для многих компаний. Более того, весь пакет нормативных актов программы «Цифровая экономика» подводит к тому, что к 2024 году иностранные игроки будут нормативно вытеснены из государственного и окологосударственного сектора. А заняв существенную долю рынка, российские компании смогут попытаться выйти и на международную арену.

CNews: А как государство поддерживает рынок?

Станислав Иодковский: Вся «Цифровая экономика» направлена на поддержку цифровых компаний и российских разработчиков. Это комплекс мер, начинающийся с компенсаций расходов на R&D и заканчивающийся налоговыми льготами. Практически у каждого министерства — Минпрома, Минцифры, Минобрнауки, Минэкономразвития — есть различные программы, которые позволяют компенсировать расходы на разработку на условиях софинансирования: где-то 50/50, 70/30 от вложенных денег. Такая поддержка позволяет компаниям идти на риск и экспериментировать в сфере исследовательских разработок. Тяжело конкурировать с иностранными компаниями, которые вкладывают миллионы, а порой миллиарды в R&D.

Второй аспект поддержки — программа «Сквозные технологии». Правительство финансирует затраты заказчика на приобретение отечественных программных или аппаратных средств. Наша компания участвует в такой программе.

И третья мера поддержки — нормативная. Уже сейчас есть ряд подзаконных актов: постановление Правительства РФ № 878 предоставляет льготные условия при участии в госзакупках, а № 44 и № 223 дают ценовую преференцию в размере 30%.

Станислав Иодковский: Крупные госкорпорации уже понимают, что необязательно отправлять людей в командировки

Раньше работал принцип «третий лишний». Если в конкурсе участвовало два отечественных игрока, иностранная компания к нему не допускалась. Буквально недавно были введены дополнительные меры поддержки, благодаря которым иностранный игрок стал «вторым лишним».

Четвертый аспект — поддержка компаний малого и среднего бизнеса, которые входят в стратегические области ИТ, ну и, в целом, поддержка разработчиков. Это особые налоговые льготы, которые были приняты в пандемийный 2020 год. Снизились налоги на прибыль и социальные выплаты. Правительство впервые повернулось лицом к ИТ-бизнесу. Не сделать в данных возможностях и обстоятельствах бизнес успешным — верх непрофессионализма.

CNews: Готов ли бизнес перейти на российские аналоги? Сможет ли отечественная разработка равноценно заменить иностранные решения?

Станислав Иодковский: Это отдельный сложный вопрос. Импортозамещение не может быть навязанным, этот процесс должен быть организован с умом. Естественно, заказчики не хотят нести ответственность за незрелую ИТ-компанию или производителя. Поэтому исторически всегда было проще покупать иностранные продукты известных брендов.

Приобретая продукцию Huawei, любой заказчик точно убежден, что он получит одно из лучших решений и отличный сервис. И все обязательства, которые декларируются — даже юридически — на уровне политики самой компании, будут выполнены. Хотя буквально 10 лет назад компания Huawei вообще не воспринималась на рынке, а сейчас это производитель с большим именем.

Российским игрокам, конечно, приходится намного сложнее. Мы здесь менее зрелые, чем наши западные партнеры. Нам как производителю приходится в три раза больше работать, чем иностранным коллегам, чтобы доказать на полноценном тестировании, интеграции и дописывании «перламутровых пуговиц», что мы соответствуем требованиям заказчика. С российских разработчиков двойной спрос.

Нам приходится выживать, и эта гибкость, клиентоориентированность — наш плюс. Мы стараемся, исходя из здравого смысла, конечно же, подстраиваться под заказчика. Например, вам нужна дополнительная кнопка. В этом случае мы готовы если не сразу разработать под вас эту опцию, то, как минимум, показать дорожную карту. В ней будет подробно прописано, как с помощью определенных опций предложенного нами продукта вы сможете сделать свою систему более функциональной. Что вряд ли смог бы сделать иностранный партнер, те же Cisco, Avaya, Poly.

Конечно, большая работа предстоит еще по многим направлениям. Что касается железа или конечного оборудования, мы сильно отстаем от западных коллег. Но и здесь видны положительные тенденции. Наша компания, например, является разработчиком семейства полностью российских нейросетевых процессоров, позволяющих создавать доверенные решения в области искусственного интеллекта.

Если российские компании и дальше продолжат идти по этому пути, то отставание сократится. А с учетом того, что у нас, наверное, одни из самых лучших мозгов в мире, мы очень быстро сможем опередить «мастодонтов» рынка.

«Мы сейчас в каком-то смысле пожинаем плоды политики 90-х и начала нулевых, когда техническая профессия не была востребована»

CNews: Какую роль в этом отставании играет кадровый голод в ИТ? Вы видите эту тенденцию?

Станислав Иодковский: Да, эта проблема есть, и она достаточно большая. У нас, например, сейчас открыто приблизительно 40 вакансий — с учетом того, что мы не наращиваем штат. Рынок разработчиков в данной отрасли сильно перегрет. Это связано с тем, что многие госкомпании и госкорпорации начали активно хантить таких специалистов. У разработчиков сейчас не просто выбор куда пойти, у них и велком-бонусы, и свободный график посещения, и корпоративный туризм.

Конкуренция за талантливого человека сегодня как никогда остро стоит в повестке дня. В особенности с учетом того, что иностранные компании также ведут охоту за ИТ-специалистами. Например, недавно дошел слух, что наших разработчиков в Калининграде начинают «хантить» с зарплатой от $15-20 тысяч в месяц. Западные компании могут себе это позволить, особенно сейчас, когда удаленная работа стала повсеместной.

CNews: Что здесь можно сделать?

Станислав Иодковский: Наша компания активно ведет переговоры с рядом технических университетов. В ближайшее время мы планируем открыть ряд кафедр, начиная со второго курса. Хотим вырастить коллег и готовы давать подработку уже в университете.

Голод в ИТ будет существовать еще достаточно долго. Мы сейчас в каком-то смысле пожинаем плоды политики 90-х и начала нулевых, когда техническая профессия не была востребована. У нас в стране очень много юристов, менеджеров и финансистов, а вот разработчиков, к сожалению, не так много, как хотелось бы.

Станислав Иодковский: Голод в ИТ будет существовать еще достаточно долго

Еще есть и другая проблема — отсутствие цифрового патриотизма. Многие разработчики переходят в Google, Apple и Microsoft из-за того, что им важно прикоснуться к чему-то большому. Нам не хватает русских Илонов Масков, крупных успешных ИТ-стартапов, которые сделали бы мир лучше. У нас же, по сути, две крупные корпорации, которые уже стали коммерсантами, — «Яндекс» и Mail.ru. К сожалению, мы пока не можем похвастаться большим количеством производителей с громким российским именем.

И еще большая особенность российского ИТ-рынка — нехватка инвестиционной зрелости нашего государства. У нас не было ни одного удачного публичного размещения российского ИТ-вендора именно в России. Нам есть над чем работать.

CNews: Какие проблемы в сфере безопасности есть на рынке UC сегодня?

Станислав Иодковский: Особых проблем нет. На мой взгляд, рынок информационной безопасности достаточно давно пошел по пути импортозамещения. Еще до того, как это стало мейнстримом. И на нем уже сформировались достаточно большие игроки, которые легко конкурируют с иностранными производителями. Те же Positive Technologies или ИнфоТеКС.

На рынке облачных технологий рисков побольше. И дело не в хакинге, а в банальном административном разгильдяйстве при организации той же ВКС. Чем более зрелым и гибким будет сервис, тем безопаснее. Двойная аутентификация, технологии борьбы с дипфейком... Чем больше технологий защиты, тем лучше. Поэтому риски утечек на рынке SaaS, PaaS-платформ и решений значительно ниже. Они в большей степени присутствуют в организациях до 1000 человек, либо в тех бизнес-процессах, которые не являются критичными для бизнеса.

Наша компания не сталкивалась с хакингом, но мы часто получаем обратную связь. Поэтому несколько раз в год заказываем пентесты по своей системе и узнаем о срезе уязвимостей, которые появляются регулярно. Наша система, судя по отзывам заказчиков, одна из самых безопасных из числа представленных на российском рынке.

CNews: Что будет с рынком UC в ближайшем будущем?

Станислав Иодковский: Рынок точно консолидируется, технологии UC уже объединяются в единую экосистему и активно продвигаются в маркетплейсы, электронную коммерцию. Скоро ВКС активно начнет применяться в коммуникации с банком, да и практически с любыми организациями, с которыми мы сейчас общаемся через свои приложения либо интернет. Более того, надеюсь, в ближайшее время мы сможем прийти к технологиям дополненной реальности. И сделаем будущее сегодняшним днем. Видеосвязь перейдет в новое качество, где эффект присутствия будет получен не просто через картинку, а через различные инструменты дополненной реальности.

Интервью обзора

Рейтинги

Крупнейшие поставщики решений для видеоконференцсвязи 2020
№ 2020 № 2019 Название организации
1 ТДЮС*(1)
2 TrueConf*(1)
3 Ланит
Подробнее