Спецпроекты

oбзор

Обзор: Телеком 2013

Михаил Косилов

Михаил Косилов:
IP-телефония и видеосвязь стали драйверами рынка корпоративных телекоммуникаций

Главный исполнительный директор компании RRC Михаил Косилов рассказывает о рынке телекоммуникаций и рассуждает о том, как развитие современных средств связи меняет окружающий мир и привычное представление о жизни.

CNews: Какова ваша трактовка понятий «телеком» и «рынок телекома»? В чем его важность и специфика?

Михаил Косилов: Попробую дать определение. Формально, «Теле» - это расстояние, «ком»-коммуникация. «Связь на расстоянии». Если отвлечься от этого формального определения, то ответить на вопрос одним словом не получится. Недавно я прочитал об исследовании, которое для нашей области мне показалось чрезвычайно репрезентативным. Респондентов попросили назвать 10 базовых вещей, которые необходимы для комфортного существования. Среди таких базовых вещей, как вода, воздух, еда людьми был назван Интернет, причем шел он в первой пятерке ценностей. То есть, сегодня большинство людей не представляют себе жизни без такого фундаментального явления, как Интернет. Это говорит о том, что связь переходит из категории условно необходимых вещей в категорию безусловно необходимых. Человек, скорее всего, не умрет, если на какое-то время останется без связи. Но, безусловно, он попадет в крайне непривычную среду. Он не сможет комфортно работать, отдыхать, проводить время так, как привык. По мнению некоторых ученых, ухудшение качества жизни такого человека может быть сравнимо с последствиями потери любого из органов чувств.

CNews: Как складывается рыночная экосистема телеком-рынка? Какова схема его монетизации? Какой сегмент – В2В или В2С – является основой его существования?

Михаил Косилов: Границы между B2B и В2С-сегментами неуклонно размываются. Enterprise-рынок в его нынешнем понимании, безусловно, сформировался. В частности, в России это большой, устойчивый рынок, который ежегодно, ежемесячно потребляет как большое количество услуг, так и огромный объем оборудования и ПО. Драйвер этого сегмента, в общем-то, известен: это возросшая конкуренция и повсеместное требование к ускорению обмена информацией. Если говорить о рынке домашних пользователей, то мотивация роста тут другая. Прежде всего, это привычка быть на связи, быть доступным в Интернете, в почте, в социальных сетях, привычка потреблять качественный медиа-контент. Уверен, что именно «домашний» сегмент вскоре станет наиболее быстро растущим. Пока же он не до конца платежеспособен или, если сказать точнее, даже те потребители, у которых достаточно средств, пока не готовы платить за определенные продукты и сервисы. Ведь многие семьи, особенно проживающие в больших городах, давно достигли той ситуации, когда их компьютерное хозяйство сравнимо с сетями малых и средних предприятий. А «зоопарк» марок оборудования в них зачастую гораздо больше, поскольку домашние пользователи покупают оборудование импульсивно, без какой-либо системы. Думаю, в ближайшее время нас ждет появление такой рыночной ниши, как «домашний IT» внутри сферы обслуживания. Нам всем нужно будет иметь под рукой телефон сисадмина, который будет приходить по вызову подобно слесарю или электрику.

CNews: Говоря о размывании границ между домашним и Enterprise-сегментами, обычно вспоминают такую массовую тенденцию, как BYOD. Смогут ли собственные гаджеты плюс сотовые технологии в будущем составить костяк корпоративного Телекома или все-таки приоритет у профессиональных устройств и коротковолновой (транковой) связи?

Михаил Косилов: Каждый человек сейчас хочет прийти на работу со своим планшетом, со своим ноутбуком, со своим телефоном. С этим же планшетом, с этим же ноутбуком он возвращается к себе домой и смотрит Интернет. С этими же устройствами на следующий день он работает, не выходя из дома, общается с коллегами, общается с заказчиками, тем самым, его небольшая домашняя сеть постепенно становиться частью корпоративной сети. Это привносит массу вопросов, связанных с информационной безопасностью, с тем, как это все должно обслуживаться и интегрироваться, но это два мира, которые, на сегодняшний день, идут навстречу друг другу.

В пользу BYOD для меня говорят две вещи. Во-первых, конкурентное преимущество на рынке имеет та компания, которая, при прочих равных, может быстро принимать оперативные управленческие решения – клиент вряд ли станет постоянным, если ответ на его вопрос идет в течение недели. С другой стороны, организации не в состоянии содержать большое число сотрудников из-за тенденции к снижению нормы прибыли. Собственники бизнесов хотели бы, чтобы их сотрудники ездили в командировки, общались с клиентами, работали «в полях», и при этом оставались на связи, имея возможность быстро отвечать на оперативные запросы. Таким образом, первый постулат состоит в том, что мобильность неизбежна. Вторая тенденция носит социальный характер и представляет собой некое изменение корпоративной культуры. Например, под словом «быстро» во времена Васко да Гама имелся в виду срок в несколько месяцев или даже в год, а сейчас счет идет на минуты. Еще 5-10 лет назад считалось нормой ходить на работу в белой сорочке и галстуке, а сегодня многие перестали надевать галстук и начали носить разноцветные рубашки. Иными словами, меняется способ самовыражения, и это тоже тенденция. В этом смысле BYOD – часть современной культуры, более мобильной и менее зажатой.

Что касается «разделения обязанностей» между сотовой и УКВ-связью, то, на мой взгляд, массовую нишу в корпоративных коммуникациях, безусловно, займет BYOD, построенная на базе сотовой связи. А транковая связь будет оставаться специальным приложением, в первую очередь, для всевозможных экстренных служб: скорой помощи, пожарных служб, МЧС и т.д.

CNews: Какова общая картина телекоммуникационного рынка России в 2012 году? Какие направления развивались опережающими темпами, а какие, наоборот, отставали?

Михаил Косилов: 2012 стал первым посткризисным годом, когда уже влияние отложенного спроса ослабло, и мы смогли разглядеть рыночную динамику в чистом виде, без поправок на кризис или, напротив, на бурное восстановление. Готовы ли наши рыночные игроки к умеренному, сдержанному росту, который, в общем-то, и является основой торговли во всех странах? Безусловно, это другой бизнес, к которому мы не привыкли – ведь схема ведения бизнеса при умеренном росте в 3-5% существенно отличается от той, которая применима при тридцатипроцентном росте.

В то же время, для RRC год был очень удачным – рост продаж телекоммуникационного направления составил 26% по сравнению с 2011 г. Особенно успешными были направления IP-телефонии и видеосвязи, которые в совокупности продемонстрировали 40-процентный рост. Порадовал и сегмент информационной безопасности, который вырос более, чем на 30%. Полностью оправдал наши ожидания сегмент беспроводной связи. Что касается сегментов, продемонстрировавших снижение темпов роста, то, пожалуй, это самые простые маршрутизаторы корпоративного класса, которые явились единственной группой оборудования в области Телекома, показавшей отрицательную динамику. Потребители ожидают чего-то другого.

CNews: Каковы тренды и перспективы развития корпоративного рынка? Какие появились новые тренды, какие продолжились с прошлого года?

Михаил Косилов: Прежде всего, хотелось бы отметить взрывной рост спроса на IP-телефонию и видеосвязь. На мой взгляд, именно корпоративная видеосвязь способна победить московские пробки. Представители бизнесов раскусили преимущества этой технологии и охотно приобретают эти системы, чтобы экономить время и деньги на поездках.

Мы также видим большой интерес к информационной безопасности. Сегодня люди все более отчетливо понимают, что информация нуждается в защите. Сыграл на руку Закон о защите персональных данных, хотя и без мер со стороны регулятора, сам рынок заинтересован в информационной безопасности.

Растет спрос на узкоспециализированное оборудование. Например, недавно мы поставили заказчику два очень дорогих географических сканера Trimble, предназначенных для проектирования строительства автодорог. Представьте себе машину, оснащенную башенкой-сканером, которая проезжает по дороге со скоростью около 30 км/час и сканирует весь окружающий пейзаж с точностью до сантиметров. На основе полученной информации в течение дня готовится 3D-карта участка дороги длиной 30-40 километров, и проектировщик получает всю необходимую информацию для строительства АЗС, развязок и других объектов. То, на что раньше требовались годы, сейчас занимает один день.

Не новый, но продолжающийся тренд – снижение запросов в отношении простой маршрутизации начального уровня, о котором я уже упомянул ранее. По всей видимости, это связано с общей тенденцией перехода к плоской сети и коммутации пакетов из единого центра.

CNews: Как повлияли на состояние рынка новые тренды в ИТ и телекоме? Открылись ли новые, неизвестные ранее рынки?

Михаил Косилов: Наглядный пример тренда, повлиявшего на весь мировой ИТ-ландшафт, и, в том числе, открывшего новые рынки сбыта – развитие «облачной» инфраструктуры. «Облачные» сервисы становится все более и более востребованными, хотя на этом пути стоят психологические преграды, которые несколько сдерживают процесс. Тем не менее, все больше компаний готовы сделать первый шаг и отдать свои сервера в датацентры, а данные – в облако. Безусловно, владельцы данных хотят иметь к ним хороший доступ. И это приводит к тому, что в областях продаж телекома все, что необходимо с точки зрения «железа» – востребовано.

Второй тренд – взрывной рост мультимедийного контента, потянувший за собой целый ряд требований к полосе пропускания каналов связи и к обрабатывающей способности серверов провайдеров. Еще пять лет назад мы не могли даже представить себе этого объема мультимедийных данных – ни в проводных сетях, ни, тем более, в мобильных. Сейчас передача видео по сотовой сети стала нормой, и это приводит к тому, что необходимы совершенно другие скорости. В свою очередь, операторы связи вынуждены быстро обновлять свою базу, иначе они вскоре окажутся вне рынка.

CNews: Чем характеризуется «домашний» сегмент телеком-рынка? Какие для него появились новые услуги? Какие новые потребности наблюдаются у потребителей? На какие запросы к услугам или абонентским устройства нет пока адекватного ответа со стороны вендоров оборудования и операторов связи?

Михаил Косилов: В домашнем сегменте наблюдается несколько довольно очевидных тенденций. И первая из них – новый взгляд на видео, вызванный появлением больших доступных телевизоров с экранами высокой четкости. Приобретая такой бытовой прибор, потребители, естественно, желают смотреть видео в формате FullHD. Конечно, они могут купить диск, но на практике подавляющее большинство зрителей делают это online, и, в результате, требования к пропускной способности возрастают безмерно. То, чем люди удовлетворялись еще два года назад, на сегодняшний день выглядит, как шутка. Домашнее HD-видео стало главным драйвером роста пропускной способности сети.

Вторая тенденция – непрекращающийся ажиотаж вокруг «умного дома». Правда, пока никто не смог четко сформулировать, что такое «умный дом» и как он должен выглядеть. Очень хорошую попытку предприняла компания Linksys, выпустив первый маршрутизатор, который имеет, на мой взгляд, все шансы стать центром «умного дома». Это коммуникационное устройство, которое вы ставите в своем доме, прописываете его в неком «облачном» сервисе и дальше, где бы вы не находились, вы можете зайти в «облачный» сервис и оттуда через маршрутизатор управлять всем тем, что у вас имеет IP-адрес. Теперь представители Linksys пытаются договориться с основными производителями бытовой техники о том, чтобы протоколы были совместимыми и понятными для всех устройств. Должен заметить, что я, как потребитель, пока очень умозрительно могу представить, что бы я хотел делать со своей стиральной машиной, находясь в другом городе из «облака», но, вполне возможно, что в данном случае предложение породит спрос. И, на мой взгляд, это была первая внятная концепция, когда производитель сказал: «Все должно выглядеть вот так, я буду центром и я буду помогать вам управлять вашими делами».

Еще один вопрос, касающийся домашних пользователей, связан с колоссальным распространением планшетов и других мобильных устройств, которые генерируют огромные объемы трафика, причем, не только «downlink», т.е. различных закачек и всего, что направлено от сервера к пользователю, но и «uplink», направленного в противоположную сторону. Web 2.0 давно состоялась, и всех нас можно рассматривать как индивидуумов, которые «генерят контент». Социальные сети являются мощным катализаторам его генерации, а мобильные устройства – главный инструмент, который позволяет это делать. Если раньше, снимая что-то на фото или видео, я предполагал, вернувшись домой, это отформатировать и выложить куда-то в интернет, то я часто этого не делал, т.к. по приходу домой находилось множество других важных срочных дел. Сейчас ситуация поменялась, сфотографировав что-то, я могу в этот же момент этим поделиться. Вот вам и еще одно требование к полосе пропускания.

В контексте сегмента домашних пользователей необходимо упомянуть об одном сервисе, спрос на который оказался существенно ниже наших ожиданий. Речь идет о видеонаблюдении. Мы предлагаем решение на основе того же оборудования Linksys: недорогой маршрутизатор, снабженный недорогой веб-камерой, и – вы можете из любой точки планеты с помощью «облака» наблюдать за тем, что происходит в вашем доме. Как ни странно, мы не увидели большого спроса на эту услугу, которая казалась нам очень актуальной. Может быть, это просто пока «немодно», а, возможно, дело в отсутствии соответствующего пользовательского опыта.

CNews: Давайте поговорим на тему конвергенции, процесса сближения всех видов коммуникаций. Восторжествуют ли, по вашему мнению, унифицированные коммуникации?

Михаил Косилов: Мы неизбежно движемся в сторону унифицированных коммуникаций. Устройства связи, которые мы носим с собой, становятся все более многофункциональными. В том мире IT, в котором мы вращаемся, каждый человек получает на свое мобильное устройство почту, SMS, MMS, использует социальные сети, имеет доступ к радио, а иногда и телевидению. Более того, сейчас речь идет о том, что это же устройство станет еще и заменой фиксированного (городского) телефона. У меня такой эмулятор телефона уже есть, и, когда я нахожусь в командировке, я могу со своего мобильного телефона звонить внутри корпоративной сети, причем, плачу только за интернет-трафик. Кроме того, примерно четыре года назад я понял, что плачу за фиксированную связь дома исключительно по привычке, а ею не пользуюсь. Сходил и отключил ее. Теперь у меня дома городского телефона нет. Вот вам наглядный пример конвергенции.

Правда, здесь встает проблема социальной приемлемости этой ситуации – отсутствия у человека городского телефонного номера. Например, большинство банков при выдаче кредита просят предоставить номер городского телефона, работодатели с большим доверием относятся к соискателю, у которого есть домашний телефон, службы безопасности различных организаций бывают озадачены, когда у человека нет домашнего телефона… И множество других подобных примеров. Раньше я никогда не думал о квартирном телефоне в таком ключе и столкнулся с этой проблемой уже после его отключения. Этот пример наглядно демонстрирует, как проблема из технической области переходит в социальную. Обществу придется проделать большую работу над собой, чтобы преодолеть косность мышления.

CNews: Каковы перспективы развития инфраструктуры опорных сетей? Какие технологии наиболее востребованы сейчас и в перспективе? Будут ли операторы продолжать прокладывать каждый свои каналы связи или будущее за арендованными каналами связи, владельцами которых являются компании-инвесторы?

Михаил Косилов: Ожидания, связанные с GPON 2-3 года назад, на мой взгляд, пока не оправдались. Наверное, можно найти несколько реализованных проектов, но это – либо Москва, либо Питер. Эти проекты не получили дальнейшего развития. По всей видимости, плохая технологичность и высокие инвестиции в момент прокладки сетей являются сдерживающими факторами, тормозящими развитие этой технологии. Но ситуация с GPON – не чисто российский феномен. Мы не наблюдаем взрывного развития этой технологии, в том числе, и в Восточной Европе, несмотря на громкий старт многочисленных проектов. На мой взгляд, реальность такова, что Metro Ethernet с большим отрывом лидирует, и, если говорить о проводных опорных сетях, остается главной, подавляющей технологией.

Что касается магистральных сетей, то здесь, безусловно, будущее за оптоволоконными технологиями. В свете современных требований к полосе пропускания очевидно, что на сегодня нет других способов передавать данные между городами и континентами. Относительно формы собственности, видимо, это тоже неизбежность. На сегодняшний день, Ростелеком, Транстелеком, все большие операторы сотовой связи, по крайней мере, между большими городами, владеют собственными транспортными сетями.

CNews: Многие эксперты называют одним из важнейших телеком-событий 2012 года запуск сетей LTE. Как вы думаете, каковы возможности и перспективы данного стандарта?

Михаил Косилов: Абонентские устройства и приемники LTE мы, безусловно, продаем. Полгода назад я сам стал счастливым обладателем LTE-модема и с большим удовольствием пользуюсь им ежедневно. Конечно, с точки зрения скоростей это совсем другой мир. Часто задают вопрос: зачем мне LTE, если я пользуюсь только голосовой связью? Чтобы ответить на него, вернемся к модному слову «конвергенция». Вам не нужна голосовая связь. Вам нужна исключительно передача данных. А дальше на этой базе вы передаете голос, собственно, данные, видео, фото или что-то еще… Даже если мы посмотрим сейчас на наши телефоны, которые на базе Android, например, то голосовое приложение – это одно из приложений. Да, оно используется чаще всего другого, но это – лишь одно из приложений.

Но на самом деле в LTE важна как раз не передача голоса, а передача данных. Мы хотим, чтобы она происходила быстро, качественно, бесшовно и из любого места. Это некий запрос общества. Вот таким образом мы и приходим к технологии Long Term Evolution, которая на сегодняшний день предоставляет все эти возможности. Опять же, на сегодняшний день, мне кажется, эта технология имеет перспективу только в больших городах, прежде всего, по причине экономической целесообразности.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, особенности телекоммуникаций в России как рынка и как экосистемы?

Михаил Косилов: Может быть, я скажу не очень модную вещь, но мы на сегодняшний день заняты дистрибуцией нашего оборудования в 15 странах. Как компания-дистрибутор, мы присутствуем на местных рынках, и я во всех этих странах бываю. И в каждой стране очень любят говорить об особенностях «данной страны». Всем без исключения кажется, что они уникальные и отличные от остальных стран. Мне кажется, это неправда: несмотря на то, что мы отличаемся друг от друга культурой, мышлением, уровнем технического развития, в основе мы все одинаковы, и наши потребности также сходны – отношение к соцсетям, к Интернету везде одно и то же. В заключение упомяну еще об одном исследовании. Родителей – нынешних 40-45-летних и, в общем-то, молодых людей, спросили, каким образом они предпочли бы наказать своих детей за какую-либо небольшую провинность. «Отобрать велосипед», «запретить смотреть телевизор», - были ответы. Сами же дети 10-12 лет, когда их спросили о том, какое наказание было бы для них самое страшное, ответили «Самое страшное – если нам запретят выходить в Интернет».

CNews: В этой связи, давайте обсудим, насколько общество готово жить в новом мире, буквально опутанном сетями связи? Каковы могут быть отдаленные последствия всеобщей «подключенности»? Каковы правила выживания в этом мире?

Михаил Косилов: Этот вопрос заслуживает серьезного обсуждения, поскольку все то, что вы описали, меняет поведение, да и саму жизнь людей. Прежде всего, необходимо иметь в виду то, как за последние годы увеличилась скорость передачи информации. А ведь любое ускорение информационного обмена приводит к снижению границ privacy. Во времена Христофора Колумба торговцы, съездив в Индию и привезя корабль специй, могли обеспечить себя на всю жизнь. Сегодня для того, чтобы обеспечить себе прожиточный минимум, нужно каждый день привозить сотни таких кораблей, т.к. доступность информации существенно повысилась. Раньше люди не понимали, сколько это стоит там и сколько это стоит здесь. Сегодня снижаются информационные барьеры. Доступность фискальных служб, полицейских служб, начальства, других людей к тому, где вы находитесь сейчас, стоит, наверное, в том же логическом ряду. Да, мы сегодня живем в таком мире. Отчасти я в этом плане фаталист. Быть вне тренда невозможно. Я езжу по дорогам, и меня каждые пять минут фотографирует камера, проверяя, не нарушаю ли я скорость, не выезжаю ли я на полосу встречного движения. Кстати, все мы можем отметить, что после ввода в строй камер наблюдения московские водители стали ездить гораздо осторожнее . Я думаю, общество само выработает некие нормы поведения в том новом информационном мире, в котором мы будем жить завтра.


Вернуться на главную страницу обзора