Спецпроекты

На смену рынку BPM идет рынок интеллектуальной автоматизации

На смену рынку BPM идет рынок интеллектуальной автоматизации

Мировой рынок BPM растет, по разным оценкам, на 6-10% в год. Данных о российском рынке немного. Однако в том, что он является одним из самых успешно развивающихся сегментов отечественного ИТ-рынка, никто не сомневается. В числе ключевых трендов использование BPM для организации полноценного электронного документооборота, автоматизации рутинных операций и выстраивания цепочек взаимодействия с клиентами.

Мировой рынок

Аналитики Markets&Markets оценивают объем мирового рынка управления бизнес-процессами в 2020 г. в $8,8 млрд и ожидают его среднегодового роста на 10,5% вплоть до 2025 г., когда он достигнет $14,4 млрд. В списке главных стимулов развития рынка интеграция в BPM-решения технологий искусственного интеллекта и машинного обучения, потребность в автоматизации бизнес-процессов для снижения числа ошибок и совершенствовании ИТ-систем в соответствии с постоянно меняющимися потребностями клиентов. Наиболее востребованы BPM в таких отраслях, как производство, финансовые услуги и страхование, телекоммуникации.

«Ожидается, что многочисленные преимущества BPM, такие как повышение эффективности работы персонала, высокая скорость вывода на рынок новых сервисов, увеличение гибкости и прозрачности бизнес-процессов, возможность обеспечения соответствия нормативными требованиями будут стимулировать рост рынка BPMS», — говорят в Markets&Markets.

В региональном разрезе максимальные темпы роста в 2020-2025 г. рынка BPM ожидаются в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако самым значительным сегментом останется Северная Америка. Также будет расти популярность облачных систем, поскольку такая модель обеспечивает гибкость развертывания и возможность потребления ресурсов по запросу. Самые высокие темпы роста по типам предприятий продемонстрирует сегмент малого и среднего бизнеса .

Динамика рынка систем BPM по регионам, $млрд

2bpm2020.jpg

Источник: MarketsandMarkets, 2020

В списке крупнейших игроков мирового рынка BPM по версии аналитиков этой компании — Pegasystems (США), Appian (США), IBM (США), Oracle (США), Software AG (Германия), Nintex (США), OpenText (Канада), Newgen Software (Индия), Genpact (США), TIBCO (США), Bizagi (Великобритания), ProcessMaker (США), Creatio (США), AgilePoint (США), BP Logix (США), K2 (США), Bonitasoft (Франция), Kissflow (Индия), Kofax (США) и AuraPortal (США).

По данным Mordor Intelligence, в 2019 г. мировой рынок систем управления бизнес-процессами составил $3,38 млрд (в эту цифру входит только объем проданных лицензий). До 2025 г. рынок BPMS будет расти в среднем на 6,26% в год и достигнет $4,78 млрд. В последние годы управлению бизнес-процессами уделяется большое внимание из-за его потенциала для повышения производительности и значительного сокращения затрат, говорят аналитики. Поскольку спрос на управление бизнес-процессами напрямую связан с необходимостью автоматизации процессов в различных секторах, чем выше спрос на автоматизацию процессов во всем мире, тем выше спрос на решения для управления бизнес-процессами.

Согласно отчету Signavio, в 2020 г. почти 70% организаций внедряют BPM для снижения затрат или повышения производительности. Лишь 2% респондентов моделируют все свои бизнес-процессы. Кроме того, 60% заявили, что запустили один или несколько проектов трансформации, а 36% работают над десятью или более проектами. Рост интереса к таким проектам во многом обусловлен появлением новых технологий, таких как искусственный интеллект, машинное обучение и другие интеллектуальные решения, которые помогают в разработке новых платформ и технологий BPM.

Крупнейшим заказчиком BPM-систем является финансовый сектор. Его ИТ-инфраструктура нуждается в регулярном обновлении, поскольку появление новых систем требует их интеграции с уже имеющимися. По данным IBM, более 50% руководителей финансовых организаций заинтересованы в упрощении своих продуктов. Системы управления бизнес-процессами позволяют банкам автоматизировать выдачу кредитов, открытие счетов, получение платежей, управление рисками и обработку запросов клиентов. Кроме того, BPM системы используются для настройки бизнес-процессов в соответствии с требованиями GDPR.

Аналитики Industri ARC оценили рынок мобильного управления бизнес-процессами (MBPM). По их данным, в 2019-2025 гг. он будет расти в среднем на 6,5% ежегодно. В таких отраслях как электронная коммерция, банковский сектор, телекоммуникации и здравоохранение, подобные решения уже завоевали популярность. Компании широко используют облачные технологии для управления процессами. По данным Flexera, 84% предприятий в 2019 г. придерживались мультиоблачной стратегии при управлении процессами. И это стало основным стимулом роста рынка MBPM.

Российский рынок

О российском рынке BPM известно немного. Оценки его развития носят, по большей части, качественный характер: эксперты говорят о росте спроса и повышении грамотности заказчиков. «Точные оценки дать сложно, но рост в последние годы превышал 10%, что достаточно неплохо для зрелого рынка. В последние пару лет он получил определенное ускорение благодаря всеобщему вниманию к задачам цифровой трансформации бизнеса и переходу на безбумажные технологии, а они не могут быть адекватно решены без активного вовлечения систем управления процессами, — говорит Владимир Андреев, президент компании «ДоксВижн». — Объем оценить гораздо сложнее, так как понимание BPM в последнее время несколько размылось в связи с конвергенцией этого рынка со смежными рынками – систем ECM, EDI, CRM и пр».

По мнению Алексея Лапшина, генерального директора «Аплана. Бизнес решения» (группа компаний «Аплана»), текущий объем рынка ВРМ в России (совокупно лицензии ПО и внедрение) составляет ₽14-15 млрд, а темпы роста приближаются к 20%. Анна Кузнецова, руководитель практики BPM компании Naumen, оценивает объем российского рынка BPM в ₽11-12 млрд, а динамику роста в 2019 г. — в 20-30%.

Успешных проектов на рынке BPM становится все больше. Наиболее популярными являются организация электронного документооборота, интеграция в системы управления бизнес-процессами искусственного интеллекта и переход от CRM к управлению бизнес-процессами.

Так, BPM помогают не просто наладить подготовку и хранение документов, но и включить их в другие бизнес-процессы на основании содержания. Например, в процесс продажи и организации доставки продукции клиентам. «В последние годы обозначилась конвергенция систем управления процессами и СЭД/ECM-системами, а сформированная Gartner концепция CSP (Content System Platform), по сути, объединила эти два класса систем, — говорит Владимир Андреев. — В результате BPM стала неотъемлемой частью любого приложения, связанного с обработкой как структурированной, так и неструктурированной информации, и контента в рамках CSP-системы. Это расширяет требования к функциональности BPM-систем в части обработки неструктурированного контента». «По нашей практике, в каждом проекте есть внедрение BPM-системы, но не в каждом проекте есть автоматизация документооборота», — уточняет Дмитрий Арефьев, руководитель направления автоматизации бизнес-процессов «Диджитал Дизайн».

Растет популярность решений, способных объединить управление бизнес-процессами и RPA для автоматизации повторяющихся, рутинных операций. При этом, по мнению Антона Ермакова, руководителя группы цифровых инициатив Comindware, наиболее востребованы коробочные BPM-системы и их сочетание с программными роботами (RPA), которые работают в соответствии с концепцией low-code разработки (то есть, в бизнес-процессы можно вносить коррективы без помощи программистов или с минимальной помощью). Экономический эффект от таких проектов очевиден: роботы могут работать круглые сутки и не совершают ошибок по причине невнимательности или естественной усталости.

В области взаимодействия с клиентами BPM, пожалуй, единственно решение, которое позволяет выстроить непрерывную цепочку от момента получения заказа до его оплаты и отгрузки товара или оказания услуги. Здесь также востребованы здесь low-code платформы.

Пользуются популярностью проекты в связке BPM-систем и движка класса WFM (Workforce Management) для управления человеческими ресурсами и их загрузкой, отмечает Анна Кузнецова. При этом, некоторые производители предлагают в своих маркетплейсах готовые бизнес-процессы, которые сочетают в себе лучшие практики. В этом случае компания не изобретает с нуля, например, процедуру он-бординга новых сотрудников, а пользуется готовыми наработками, уточняет Дмитрий Петерсон, операционный директор SimbirSoft.

Технологическая база BPM

Основные требования заказчиков к поставщикам BPM — четкое описание процессов, рост их прозрачности, предсказуемости и эффективности при одновременном снижении затрат, возможность обмена данными между различными системами. При этом бизнес хочет иметь возможность моментально вносить изменения в бизнес-процессы в соответствии с меняющимися требованиями.

В списке ключевых технологических трендов ВРМ-рынка осознание важности создания единой цифровой процессной платформы для централизации и структуризации бизнес-процессов. «Лоскутная» автоматизация бизнес-процессов показала неспособность решить задачи быстрой адаптации бизнеса к изменениям.

Эксперты также говорят о развитии Low Code/No Code платформ, не требующих глубоких навыков в программировании и позволяющих вовлечь в процесс разработки и поддержки большое количество пользователей (внутренние центры компетенций по процессной автоматизации).

BPM системы все чаще применяются для автоматизации новых прикладных процессных задач. К ним можно отнести, например, кадровые процессы. В этом году стартовал эксперимент по использованию цифровых трудовых книжек и цифровых трудовых соглашений, что позволило организовать эффективное взаимоотношение с удаленными сотрудниками. Другие задачи: системы управления ИТ-сервисами на основе ITSM, продажи и маркетинг, поддержка клиентов и пр.

Несомненный тренд — интеграция с системами управления бизнес-процессами различных механизмов искусственного интеллекта, позволяющих осуществить переход к так называемым smart business process, позволяющим системе автоматически перенастраивать элементы бизнес-процесса или бизнес-процесс полностью в зависимости от изменений внешних или внутренних условий. Одновременно происходит расширение областей и форм применения программных роботов в ВРМ за счет решений в части обработки естественного языка, создания интеллектуальных чат-ботов и бизнес-помощников.

И, конечно, нельзя не отметить формирование публичных и частных облачных ВРМ-сервисов в SaaS-модели с доступом к услугам автоматизации процессов, поддержка платформами распределенных информационных систем и удаленных рабочих мест.

«Мы наблюдаем движение российских заказчиков в сторону гиперавтоматизации. Gartner включил это понятие в топ-10 стратегических и технологических трендов 2020 года, — резюмирует Игорь Потоцкий, генеральный директор компании «Ланит – Би Пи Эм» (группа компаний «Ланит»). — Если автоматизация использует технологии, автоматизирующие задачи, которые требовалось выполнять людям, то гиперавтоматизация — это более глубокая автоматизация процессов с применением технологий iBPM, искусственного интеллекта, машинного обучения, RPA. Как результат, речь идет о полном выведении человека из типовых процессов».

Антон Ермаков уверен, что сам по себе рынок BPM, по сути, исчезает и становится частью более глобального рынка интеллектуальной автоматизации. «BPM — это общий подход и концепция, которая «обогащается» за счет различных прикладных технологий в области интеллектуальной автоматизации: машинное обучение, RPA, искусственного интеллекта и так далее», — говорит он.

Эксперты отмечают рост интереса к продукции российских разработчиков за счет того, что к доминирующему ранее политическому фактору добавился и все усиливается экономический. «Сегодня условия ведения бизнеса для многих отраслей опять близки к экстремальным, сокращение бюджетов оставляет в портфеле лишь те проекты, эффективность которых имеет двухзначные цифры, — говорит Андрей Коптелов, вице-президент ABPMP Russia. — В этом смысле системы управления задачами и BPM–системы будут востребованы для обеспечения контроля удаленной работы, однако основной фокус интереса будет направлен на «легкие» российские решения и Open Source системы, ведь команду на импортозамещение пока никто не отменял».

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора