Замгубернатора Челябинской области: Глобальные ИТ-компании пытаются реализовать утопию мирового правительства

ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Соломатин Павел

Как глобальные ИТ-компании расширяют сферы влияния, как меняется отношение правительственных структур к свободному ПО, а также целый спектр стратегических вопросов, стоящих на повестке дня перед российской ИТ-отраслью, CNews обсудил с заместителем губернатора Челябинской области Русланом Гаттаровым. Собеседник издания также рассказал об областном эксперименте по снижению стоимости ИТ-решений для госбюджета и о текущих проектах региональной автоматизации.

Как не попасть на крючок

CNews: Каково ваше отношение к «закону о забвении»?

Руслан Гаттаров: Мне как чиновнику некорректно комментировать закон Российской Федерации. Это общемировая тенденция, направленная на защиту конституционных ценностей – права на частную жизнь. Тренд давно актуален в Европе, он серьезно влияет на частную жизнь, и вот пришло его время в России. Объем данных в мире постоянно увеличивается, и необходимость их защиты возрастает.

Еще несколько лет назад было понятно, что защита частной информации скоро станет предметом особой дискуссии. ИT-компании хотят управлять большим количеством ресурсов, получать и обрабатывать с помощью сервисов массивы данных и зарабатывать на рекламе. Те же Microsoft или Google выглядят как «пчелы против меда», когда болезненно реагируют на подобные законы. Таким же образом они борются и против аналогичных инициатив в США и странах Европы.

CNews: Вы имеете в виду, что глобальные ИТ-компании хотят влиять на процессы общественной и экономической жизни?

Руслан Гаттаров: Возможно. Они не ставят себе прямых целей, но фактически они уже это делают. Они регулярно заявляют: «Не лезьте в регулирование интернета, он сам отрегулируется». Однако всем понятно, что на деле это означает: «Мы сами его отрегулируем».

CNews: Вы убеждены, что за этим лозунгом скрываются конкретные политические цели?

Руслан Гаттаров: Я убежден, что пока первичны экономические цели, которые неизбежно перерастут в политические. Они работают не против конкретного государства, России или Китая, а против любого государства, у которого есть суверенитет и свои законы. Я бы сказал, крупнейшие ИТ-компании мира пытаются реализовать утопию мирового правительства, мягко подменив его.

CNews: Вы думаете, стремление присуще только западным компаниям, которые вы назвали? Или у российских такие же амбиции?

Руслан Гаттаров: Мне кажется, что отечественные ИТ-структуры пока недостаточно крупные. Они в большей степени существуют как бизнес-единицы и в меньшей – занимаются псевдообщественной работой. А вот гигант Google активно продвигает идеологию, которая давно вышла за рамки ИКТ.

Я пристально слежу за происходящим, и меня такая риторика смущает. Знаю, что «Яндекс» уже напрямую борется с Google. Было бы правильно, если Samsung, делая аппарат для России, как вариант, установил бы браузер «Яндекс». Но предустанавливается только Google, потому что Android разработан и подарен всему миру этой корпорацией. Бесплатный сыр – он только в мышеловке. Поэтому когда кто-то хочет кого-то осчастливить, да еще и бесплатно, это значит, что завтра ты рискуешь за это платить втридорога.

CNews: Закон о забвении, на ваш взгляд, это не только документ, который защищает частную жизнь, но еще и ограничивает негативные глобальные тенденции?

Руслан Гаттаров: Суть этого закона – дать гражданину механизм защиты его частной жизни. Его принятие сильно политизируют, полагая, что чиновники этим воспользуются, уберут негативную информацию о себе. Убрать могут, но любой чиновник, который будет делать это, заработает еще больший поток негатива в свой адрес. В любом случае, практика применения закона покажет, кто реально окажется бенефициаром. Надеюсь, в большинстве своем это будут рядовые пользователи. Когда-то вице-президент Google задал мне вопрос «Почему вы пытаетесь ограничить нашу деятельность?», я ответил: «Потому что не хочу, чтобы через какое-то время миром управляли Google, Microsoft, Apple и Facebook».

CNews: И как он на это отреагировал?

Руслан Гаттаров: Он сказал «У нас нет таких планов, мы вообще об этом даже не думаем». Я ответил: «Вы не думаете об этом сейчас, а завтра ваш продукт будет у 99% населения, и вы задумаетесь об этом. И что нам после этого делать?» Google, безусловно, великая компания, которая сделала грандиозные продукты. Но, как говорится, их продукция двойного назначения.

Сейчас принято пенять на то, что США плохие, наложили санкции. Два года назад я говорил о такой возможности, но в ответ видел улыбки и усмешки. Сейчас эти риски реализовались. Когда я рассказывал про свободное ПО, многие иронизировали по этому поводу. Я писал письма в Минкомсвязь, но в тот момент проблема не была приоритетной. Через два года вдруг все стали сторонниками свободного ПО. Всеобщая тактика – «пока гром не грянет». В то время как более выигрышная стратегия – постараться понять тренды и подготовиться к неожиданностям.

Импортозамещение – гром грянул

CNews: Ваше предположение, какой следующий шаг надо совершить России?

Руслан Гаттаров: Я не считаю, что надо спешить все импортозамещать, к чему наблюдается склонность, по крайней мере, на словах. Надо действовать грамотно, разумно, без спешки. Поэтому, когда Минкомсвязи просит у Минфина p18 млрд на проекты импортозамещения по многим направлениям, мы не должны говорить о том, что завтра заменим Microsoft. Надо помнить, что наши цифры не поддаются сравнению с их бюджетами. Например, на развитие в 2014–2015 годах корпорация заложила $10,2 млрд. Надо делать так, чтоб не напоминать анекдот "я сильный, но легкий". Мы должны сосредоточиться на проблемных местах, на перспективных рынках, где пока нет сильных игроков и устоявшихся стандартов. Если бы мы приступили в 2010 году к созданию национальной программной платформы, то сейчас были ближе к цели.

CNews: Вы считаете, надо выбрать конкретные продукты, конкретных разработчиков, и с ними адресно работать?

Руслан Гаттаров: Конечно. В части антивирусов делать ничего не надо. Много продуманных приложений по защите информационных систем у Натальи Касперской. Часто у нас говорили о том, что несложно сделать безопасный сотовый телефон, пусть даже из импортных комплектующих. Но в итоге этого никто не делает, потому что рынка нет. Я считаю, у нас должны появиться телефоны для чиновников – устройства с шифрованием трафика данных и голосовой связи.

CNews: Это не обернется популизмом, как в свое время инициатива замены иномарок на «Волги» в Правительстве РФ?

Руслан Гаттаров: Это потому, что автомобиль был такой. Я всегда говорю, что нужно сделать хороший телефон. Китай же смог это сделать. Нам нужен свой аналог BlackBerry. В США, когда приходит сотрудник в крупную корпорацию, там BlackBerry дают и требуют им пользоваться, нравится он ему или нет.

CNews: Все чаще звучит идея объединения усилий стран БРИКС в импортозамещении для производства совместных высокотехнологичных продуктов, которые будут обращаться на национальных рынках. Как вы относитесь к этой идее?

Руслан Гаттаров: Очень здравая идея. Если продолжить тему про телефон – он как наше популярное оружие. Его никогда не купит Америка или ее союзники, потому что у них другой стандарт. Но есть много хороших заказчиков, которые хотят именно другие стандарты, потому что они рассматривают страны НАТО как оппонентов и не желают зависть от них в поставках.

CNews: Будет ли усиливаться государственное присутствие в ИТ-сегменте в связи с его значимостью?

Руслан Гаттаров: Важно, чтобы законодательно мы не ограничивали развитие интернета. Причем это относится не только к России, а в равной степени к Европе, США, потому что те же самые США законодательно пытаются ограничить шифрование. Компании хотят шифровать трафик, Соединенные Штаты против. Они же, проверяя интернет-трафик, борются с терроризмом. Если длина ключа для шифрования трафика будет больше чем 256 бит, контроль станет проблематичным либо вообще невозможным. Сначала ограничивать активность компаний научились Соединенные Штаты, завтра научится другая страна.

CNews: Не в ущерб нам хотелось бы.

Руслан Гаттаров: Да, конечно. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Хотелось бы, чтобы этот принцип любая страна уважала. Европа по линии безопасности повторяет все эти тенденции. Вот и мы должны найти этот баланс между свободой и безопасностью. Если мы этого баланса не найдем, то будут страдать люди, будут процветать не наши компании. Я всегда за баланс, в том числе в отношениях с крупными американскими компаниями.

CNews: Есть ли примеры импортозамещения в Челябинской области?

Руслан Гаттаров: Наша стратегия в том, чтобы заменить максимальное количество решений системами челябинской разработки – там, где это возможно, но, разумеется, без потери качества. Если мы российскую, московскую или любую другую систему сможем заменить челябинской, сопоставимой по качеству и, как правило, более дешевой, то мы это сделаем. И мы, конечно, сейчас стараемся уходить от импортного ПО.

У нас приняты областные документы, которые направлены на решение этой задачи. Мы создали свой центр обработки данных, в котором мы расположили региональные системы и базы данных. Мы централизуем инфраструктуру под Министерство информационных технологий и связи Челябинской области. Это задача, поставленная губернатором, и она соответствует общегосударственным тенденциям.

У подрядчиков мы узнаем, какие базы данных, ПО и лицензии они используют. Предпочтение отдаем свободному ПО. Мы ставим условие исполнителям: если делаешь что-то для нас – отдаешь нам код. Потому что если завтра мы не нашли общего языка с интегратором, мы разыграем новый конкурс, передадим документацию другому, тому, кто будет продолжать обслуживать систему.

Сформирована Единая служба заказчика по бюджетным ассигнованиям на информационные технологии, а также Единая служба технической поддержки для ИТ-инфраструктуры органов исполнительной власти Челябинской области. В Министерство переданы бюджетные ассигнования на финансирование каналов связи, подключения сети интернет, поставку расходных материалов, комплектующих для оргтехники.

В конце года на централизованное техническое обслуживание перейдут все органы исполнительной власти Челябинской области. Проектом централизации ИТ-бюджета и ИТ-инфраструктуры предусмотрено достижение следующих показателей: сокращение затрат на содержание ИТ-инфраструктуры на 20%; сокращение численности службы технической поддержки на 7%; сокращение затрат на связь на 5%.

Также Министерство информационных технологий и связи Челябинской области уже тестирует отечественную разработку – операционную систему Astra Linux, обеспечивающую необходимую защиту информации, включая уровень «совершенно секретно».

Государственно-частное партнерство

CNews: Как применяются в регионе облачные технологии?

Руслан Гаттаров: У нас есть областной ЦОД. Совместно с несколькими крупными компаниями мы будем строить еще один крупный ЦОД, по проекту уже достигнуты принципиальные договоренности, дорабатывается техническая документация. В облаке мы разместим не только ресурсы органов власти, но и всех крупных региональных предприятий.

CNews: Этот ЦОД будет иметь коммерческую составляющую?

Руслан Гаттаров: В первую очередь коммерческую составляющую. Он будет безопасен, сертифицирован, предоставлять услуги – и все это на территории Челябинской области. Закон о персональных данных обязывает компании хранить данные на территории России. Для этого потребуется увеличение серверных мощностей, потому что многие крупные компании, у которых 1500–5000 сотрудников, хранят данные в облаках Google и Microsoft. Кто-то создал свой ЦОД, но этот ЦОД надо постоянно развивать и поддерживать. А уже через четыре года придется менять оборудование.

CNews: Вы считаете, что компании откажутся от своих серверных мощностей и станут потребителями нового регионального ЦОДа?

Руслан Гаттаров: Я уверен в этом. Я лично провожу встречи с руководством компаний. Если мы создадим хорошие условия, им будет это интересно, потому что это удобнее и дешевле содержания собственной инфраструктуры.

CNews: Надеюсь, принцип добровольности – это основной принцип, который вы проповедуете?

Руслан Гаттаров: Все добровольно. Участие государства в партнерстве только организационное. Мы обсудили с инвесторами идею, нашли приемлемые варианты работы, просчитали финансовую модель. После того как согласовали общий план, собрали будущих потенциальных клиентов. Мы провели переговоры уже с несколькими крупными заводами области, все они заявили, что давно ждали эту услугу.

Для финансирования проекта инвесторы запросили у нас предварительные соглашения о том, что, если центр обработки данных будет построен с определенным набором характеристик и сервисов, то потенциальные компании-клиенты готовы мигрировать на его мощности. Для инвестора это своего рода финансовая гарантия. Планируем подписать пару десятков таких соглашений.

CNews: Государство будет одним из заказчиков услуг ЦОДа?

Руслан Гаттаров: Да, а сам ЦОД будет принадлежать консорциуму, который его построит. Это миллиарды инвестиций, рабочие места, новая модель и улучшение показателей бизнеса. Например, есть завод, он льет металл, у него рентабельность сейчас 30%. Его ИТ-потребности обслуживает дочерняя компания, рентабельность у которой 5% или вообще в минусе. Зачем ему это? За меньшие деньги он получит лучший сервис. Я уверен, бизнес будет уходить от непрофильной деятельности.

CNews: Регионы, когда строят ЦОДы, как правило, оформляют его в собственность региона.

Руслан Гаттаров: Вот именно, регионы строят. Вкладывают огромные деньги. Зачем? Коммерческий ЦОД будет построен не за бюджетные деньги, поэтому, он, конечно, не будет в нашей собственности. У нас уже есть небольшой ЦОД, который находится на балансе области. В нем расположены ключевые государственные информационные системы, а также системы для обработки персональных данных и конфиденциальной информации. Но после запуска коммерческого ЦОДа мы будем рассматривать экономическую эффективность переноса в него тех наших систем, которые допускают такое размещение по действующему законодательству. Но при этом, подчеркиваю, государство не является основным заказчиком услуг ЦОДа. Он должен оказывать услуги бизнесу. Начать эту работу мы хотим с крупного бизнеса и государственных структур, а потом сместим фокус в сторону среднего и малого бизнеса.

CNews: На какой стадии находится проект?

Руслан Гаттаров: Определены основные игроки: инвестор, технологический партнер, системный интегратор. Подготовлено очень детальное финансово-экономическое обоснование, практически выполнен эскизный проект, определена площадка для строительства. Сейчас на высшем уровне руководства инвестора принимается решение о начале проекта. Потом начнется этап финансирования, проектирования ЦОДа. Это модульная и распределенная система. Сначала мы поставили 10 серверных стоек, потом 100, и так далее. Каждая из компаний, которая участвует в проекте, за счет экономии сможет внести вклад в развитие Челябинской области. Кто-то будет делать R&D, кто-то – помогать нашему ИT-парку.

CNews: Когда планируется запуск и какова предварительная стоимость проекта?

Руслан Гаттаров: Запуск планируем к лету следующего года, промышленная эксплуатация начнется с 2017 года. Стоимость от p2 млрд.

Ключевые ИТ-проекты региона

CNews: Как у вас развивается проект «Умный регион»?

Руслан Гаттаров: Сейчас мы изучаем опыт других регионов и стран. Это очень дорогостоящий проект, и здесь хорошо может сработать схема государственно-частного партнерства. Мы успешно ее применяем в тематике «Безопасного города» совместно с «Ростелекомом». Это больше чем просто система видеофиксации правил дорожного движения, она является элементом системы управления дорожным движением. Помимо видеокамер, мы устанавливаем приборы, которые помогают отслеживать места скопления людей и трафик на дорогах. Видеокамеры обеспечивают и общественную безопасность. Разрабатываются интеллектуальные модули распознавания опасных предметов, подозрительных групп людей, внедряются поисковые функции по автомобилям и людям.

CNews: Как организовано управление участниками программы «Безопасный регион»?

Руслан Гаттаров: Сначала была разработана и утверждена концепция развития этой сложной системы. Это комплексная программа, которая учитывает и уже работающую систему видеокамер безопасного города, и внедряемую систему-112, и развитие системы КСЭОН, и использование результатов космической деятельности, в частности системы ГЛОНАСС. Это позволяет нам двигаться постепенно, исходя из тех рекомендаций, которые есть у федерального центра.

Если волнообразно внедрять платформу, она вряд ли будет избыточной, как часто бывает с федеральными системами. При этом мы стремимся создавать функционал, помогающий аккумулировать денежный поток для создания будущих сервисов, которые уже не будут доходными. Но при этом дополнительные функции позволят сформировать взаимоувязанную безопасную архитектуру.

CNews: Приведите, пожалуйста, примеры проектов в сегменте «Умный регион».

Руслан Гаттаров: У нас есть опыт работы с энергосервисной компанией, полностью заменившей систему освещения в городе, это дало 10% экономии. В одиночку городу пришлось бы потратить на это миллионные средства. В течение 4–5 лет часть средств с энергетического рынка в виде компенсации поступает инвестору, после этого внедренная система переходит в собственность города. Городу важно провести правильную экспертизу такого проекта, чтоб к моменту окончания соглашения с инвестором весь комплекс был полностью работоспособен. Для этих целей необходимо сразу закладывать качественные материалы и использовать надежные технологии.

Уникальный пример – проект Национального Южно-Уральского исследовательского Университета, который для управления своим кампусом использует систему собственной разработки. Университет сам управляет освещением, горячим и холодным водоснабжением, отоплением и энергопотреблением в более чем 20-ти зданиях, входящих в университетский кампус.

Лично для меня «Умный регион» – это когда государство и бизнес открывают свои данные. И бизнес делает из этих данных много различных сервисов, которые меняют нашу жизнь.

CNews: Вы практикуете конкурсный отбор таких проектов?

Руслан Гаттаров: Конечно.

CNews: В других отраслях внедряются подобные технологии?

Руслан Гаттаров: У нас внедрена единая транспортная карта на общественном транспорте, сейчас пытаемся распространить ее на частном. На подходе создание Единого ресурсного центра по ЖКХ. В него регион также ничего не инвестирует. Бизнесу выгодно выйти на конкретного клиента для того, чтобы потом напрямую продавать ему дополнительные сервисы.

У подобного подхода есть и противники, поскольку затрагиваются разные интересы. В сфере ЖКХ это создание единого платежного документа. Расщепление транзакций платежей позволяет определить, куда поступили платежи. Они напрямую поступают в снабжающую организацию, а не через управляющую компанию или товарищество собственников жилья. В этом случае ресурсной организации, которой предназначен платеж, не надо выбивать свои средства у УК. И человек задумается, а зачем мне такая УК, если он будет видеть, сколько, кому и за что он заплатил, и какой размер платежей пришелся на счет УК? Названные инициативы встречают сопротивление со стороны заинтересованных лиц.

CNews: Система, о которой вы рассказали, будет интегрирована с федеральной ГИС ЖКХ?

Руслан Гаттаров: Да, она будет полностью синхронизирована. Нам важно управлять на уровне региона этой отраслью, а в федеральную ГИС ЖКХ будут передаваться данные. Сейчас сбор данных ЖКХ – это большой черный ящик, и с помощью ИТ мы сделаем процесс прозрачным.

Еще один важный проект – это система экологического мониторинга. Она полноценно заработает, когда региональное Министерство экологии разработает соответствующую методологию.

CNews: На какой стадии сейчас внедрение системы экологического мониторинга?

Руслан Гаттаров: Проект на стадии подготовки методологии. Пока она не запущена, но в тестовом варианте мы ее уже демонстрировали и в течение года надеемся ввести в промышленную эксплуатацию. Кардинальное изменение экологической обстановки в городе является и одной из основных задач в рамках подготовки к ШОС. Для этого мы плотнее будем работать с нашими промышленными предприятиями. Важно не просто «перекрыть трубу» на неделю саммита, а за 5 лет максимально снизить уровень выбросов и загрязнения атмосферы, и достигнутые показатели должны сохраниться в дальнейшем.

CNews: Как продвигается работа по развитию электронного правительства?

Руслан Гаттаров: К системе межведомственного электронного взаимодействия подключено 100% органов исполнительной власти и местного самоуправления Челябинской области. Для этого внедрена автоматизированная система «Южный Урал», которая обеспечивает возможность предоставления так называемых Ф-сведений для региона и Р-сведений для федеральных ведомств в рамках оказания госуслуг. С начала года передано более 15,5 млн электронных межведомственных запросов.

В целях повышения доступности электронных услуг в регионе открыты Центры обслуживания регистрации пользователей. На территории Челябинской области действует 1 пункт на 10 тыс. человек. В настоящее время на ЕПГУ зарегистрировано более 300 тыс. южноуральцев. В 2015 году в электронном виде оказано 62533 федеральных, региональных и муниципальных услуг. Наиболее востребованными являются услуги службы ЗАГС, министерства социальных отношений.

Хочу подчеркнуть, что основные региональные услуги уже переведены в электронный вид. Наши дальнейшие планы связаны с оптимизацией сервисов, совершенствованием административных регламентов. Внесение изменений в официальные документы позволит сократить число требуемых документов, сроки предоставления услуги, установит порядок работы с электронными обращениями граждан.

Первым шагом к оптимизации административных процедур стало подписание соглашения по запуску пилотного проекта по переводу в электронный вид приоритетных услуг, предоставляемых органами власти гражданам и бизнесу. Его подписали Министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров и Губернатор Челябинской области Борис Дубровский. Согласно соглашению планируется перевести в электронный вид 5 муниципальных услуг, востребованных у бизнеса. Среди них: прием и выдача документов о переустройстве и перепланировке жилого помещения, о переводе жилого помещения в нежилое и наоборот, об установке рекламных конструкций, о предоставлении земельных участков и выдаче градостроительного плана. Полученный опыт мы сможем применить к другим приоритетным услугам. Завершить процесс оптимизации планируется к концу 2016 года.

CNews: Министр связи недавно обращал внимание на необходимость увеличить инвестиции регионов в мероприятия по информатизации. Как вы считаете, регионы действительно недостаточно инвестируют в ИТ?

Руслан Гаттаров: Это гораздо проще сказать, чем сделать. Работая в Москве, я бы, наверное, еще мог сказать, что регионам надо увеличивать долю расходов на ИТ. Но из региона видение другое. Это как в бюджете человека. Если у вас хватает денег только на хлеб, молоко, мясо, вы не станете тратиться на «Ламборджини». Также и с ИТ. В связи с изменением экономической ситуации губернаторы не готовы давать деньги на «красивые бантики». Все хотят конкретного результата, который воплотится в реальном экономическом эффекте. Тому, кто просит средства, губернатор определяет показатель эффективности по данному направлению, за который потом придется отвечать. Совсем по-другому начинаешь относиться к предложениям. Выдвигаешь не прожекты, а только рентабельные проекты. Поэтому мы и стали практиковать схему ГЧП. Сейчас на очереди создание единого портала в сфере культуры, пожарного мониторинга и сервисов для школьников.

При внедрении ИТ у чиновников сильно меняется практика принятия решений. Если система не дает тебе выбирать по принципу «этому дам, этому не дам», то ты либо уволишься, если раньше тебе это приносило доход, либо будешь работать в регламентированном пространстве. Но в каждом регионе нужна политическая воля, губернатор Челябинской области ее уже выразил.

CNews: Как изменился ваш подход к информатизации, после того как вы перешли на работу из Совета Федерации в правительство Челябинской области?

Руслан Гаттаров: Работая в Совете Федерации, я много времени посвящал ИT. Сейчас, работая на должности заместителя губернатора, блок, за который я отвечаю в Челябинской области, намного шире, поэтому ИТ в нем занимает лишь небольшую часть. Но так как ИТ – это важный инструмент перемен и моя любовь, стараюсь заниматься этим направлением хотя бы несколько часов в неделю. Думаю, отрасль ИТ, пока маленькая в Челябинской области, со временем станет более значимой. По крайней мере, я ставлю себе и своим подчиненным такую задачу.

Антон Кураш