Спецпроекты

oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2020

Государство меняет подход к цифровизации

Государство меняет подход к цифровизации

В начале 2020 г. правительство России подало в отставку. Новое руководство Минкомсвязи пересмотрело подходы к цифровизации госсектора, внесло изменения в основные государственные ИТ-программы, разработала новые меры поддержки ИТ-компаний, в том числе — в связи с пандемией коронавируса. Позиции страны в международных ИТ-рейтингах достаточно прочные, как правило Россия располагается в верхней их части, уступая лишь странам, наиболее развитым в плане ИТ.

Россия в международных рейтингах

Положение нашей страны в в международных рейтингах, оценивающих уровень конкурентоспособности и инновационности стран, в 2019–2020 гг. изменилось незначительно. Как правило, Россия находится в их верхней части, уступая лишь развитым странам Западной Европы и США.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности стран мира (The IMD World Competitiveness Ranking) Россия опустилась на 5 позиций с 45 места в 2019 г. на 50 место в 2020 г. В глобальном рейтинге ООН по развитию электронного правительства (EGDI) наша страна опустилась на 4 строчки и теперь находится на 36 месте. Индекс EGDI обновляется раз в два года и рассчитывается на основе трех показателей: развитие электронных услуг, развитие человеческого капитала и развитие телекоммуникационной инфраструктуры. В рейтинге доступности интернета (The Inclusive Internet Index 2020), в четвертый раз собираемом The Economist Intelligence Unit, Россия находится на 26 месте. Рейтинг охватывает 100 стран, на которые приходится 91% населения мира и 96% глобального ВВП. Общая оценка формируется на основании четырех показателей: наличия, доступности, релевантности интернета и готовности людей его использовать (навыки, грамотность и др.).

Позиции России в международных рейтингах

Источник: ВШЭ, 2020

В рейтинге самых инновационных стран мира «Глобальный инновационный индекс 2020» Россия опустилась на одну строчку — теперь она занимает 47 место из 50. В рейтинге цифровой трансформации стран Top 50 TSGI Digital Nations 2020 она, как и в 2019 г., заняла седьмое место. Самые высокие баллы наша страна получила за потенциал рабочей силы (1,09), человеческий капитал и цифровизацию и инновации (по 0,68), а также «супер-города» (0,64).

А в рейтинге самых инновационных экономик мира Bloomberg Innovation Index 2020 Россия поднялась на одну строчку и теперь находится на 26 месте.

Важнейшие события 2020 года

2020 г. начался для всей России и ИКТ-отрасли, в частности, с больших перемен. В январе главой правительства стал один из самых «цифровых» чиновников Михаил Мишустин. Изменения произошли и в руководстве ИТ-отраслью. Главой Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций был назначен Максут Шадаев. Комитет Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи возглавил Александр Хинштейн, а Аналитический центр при Правительстве — Константин Калинин.

Новое руководство Минкомсвязи с новыми силами взялось за процесс цифровизации госорганов. В апреле 2020 г. оно предложило изменить правила ИТ-развития ведомств. В частности, усилить ответственность уполномоченных руководителей цифровой трансформации (Chief Digital Transformation Officer, CDTO), ввести показатели оценки выполнения программ и гибкий трехлетний горизонт планирования с ежеквартальной отчетностью, а также установить персональную ответственность руководителей ведомств за заявленные показатели.

Следом за этим были подготовлены изменения в 44-ФЗ в части проведения госзакупок в сфере ИКТ. Соответствующее письмо за подписью заместителя министра Олега Пака было отправлено в Минфин, Аппарат правительства РФ, а также руководителям по цифровой трансформации 57 федеральных ведомств. Изменения касаются процедуры выбора поставщика, заключения с ним контракта и его дальнейшего исполнения.

На фоне пандемии в правительстве заговорили о необходимости поддержки российской ИТ-отрасли. Речь шла о снижении налогов, в частности, налога на прибыль, и страховых взносов для ИТ-компаний. С 2021 г. налог на прибыль будет составлять 3% (а не 20%), страховых взносы уменьшатся до 7,6% (с 14%). Кроме того, для ИТ-компаний остается в силе освобождение от уплаты налога на добавочную стоимость при условии предоставления права на использование программного обеспечения из реестра отечественного ПО на основании лицензионных договоров и по модели SaaS. Также в списке мер поддержки — дополнительное финансирование путем выделения грантов и оплаты обучения ИТ-специалистов, развитие государственно-частного партнерства. В качестве дополнительных мер были озвучены поддержка стартапов и инновационной активности, меры по снижению дефицита ИТ-специалистов в России (в программе это значится как «развитие кадровой базы»).

«Снижение социальных налогов на фонд оплаты труда для игроков рынка до 7,6% создаст условия для индексации зарплат текущим сотрудникам и привлечения новых высококвалифицированных специалистов даже в условиях коронакризиса. Снижение налога на прибыль до 3% позволит больше инвестировать в производство и инновации. Все это сделает отечественные компании более конкурентоспособными», — уверена Виктория Бухар, коммерческий директор «Ланит-Интеграции» (группа компаний «Ланит»). По ее мнению, не менее важными мерами являются импортозамещение в области государственных ИТ, субсидии на закупку российского ПО для организаций социальной сферы, субсидирование экспорта отечественного ПО и другие.

В сентябре появилась информация о том, что Минкомсвязи (которое к этому моменту уже было переименовано в Минцифры) намерено поддерживать отечественных разработчиков цифровых решений — как крупные компании, так и стартапы. На эти цели выделено ₽7,1 млрд. В зависимости от масштабов, российские разработчики могут получить от ₽3 млн до ₽300 млн.

В списке приоритетных направлений: системы управления базами данных; системы виртуализации и гиперковергентные системы; средства обеспечения информационной безопасности; системы управления проектами, исследованиями, разработкой, проектированием и внедрением (в части CAD, CAM, CAE, EDA, PLM и др.); системы управления процессами организации (MES, АСУ ТП (SCADA), ECM, ЕАМ); система планирования ресурсов предприятия (ERP); система управления взаимоотношениями с клиентами (CRM); системы сбора, хранения, обработки, анализа, моделирования и визуализации массивов данных в части систем бизнес-анализа (BI, ETL, EDW, OLAP, Data Mining, DSS); серверное коммуникационное ПО (серверы мессенджеров, аудио- и видео-конференций); офисные приложения; операционные системы и средства виртуализации серверов, сетей и персональных компьютеров; системы распознавания (на базе искусственного интеллекта); робототехнические комплексы и системы управления робототехническим оборудованием; платформы для онлайн-здравоохранения; платформы для онлайн-образования; системы управления контентом; коммуникационные и социальные сервисы.

«Если все задуманное будет реализовано, то и доля госпроектов в обороте станет выше, — уверен Андрей Бурин, руководитель департамента по работе с госсектором компании «Форс- Центр разработки» (группа компаний «Форс»). — Главное, чтобы не сокращались бюджеты, выделенные на подобные программы, а также не расширялись рамки государственных монополий. Очень важно развитие государственно-частного партнерства и инициативы в этом направлении».

Что нужно отрасли от государства

Текущий год показал, что государство окончательно признало цифровизацию одним из приоритетных направлений развития страны. По мнению Игоря Никулина, заместителя генерального директора по развитию бизнеса, директора департамента продаж и менеджмента проектов компании «Крок», госинициативы, связанные с локализацией производства, стимулировали развитие ИТ-отрасли в госсекторе. «Курс государства на импортозамещение усиливается, а это значит, что российские компании продолжат вкладывать ресурсы в создание и разработку отечественного ПО, оборудования и технологий», — говорит он.

ИТ-компании уже начали получать серьезную поддержку от государства. Однако, не все проблемы еще решены. «Стратегический диалог между государством от ИТ-отраслью налажен не так хорошо», — говорит Виктория Бухар.

По ее мнению, значимые государственные инициативы по-прежнему реализуются по проектному принципу, он не всегда эффективен. Предложенный формат ГЧП пока не дает видимых результатов — нужно изменить регуляторные документы, в частности, сформировать простые и понятные рынку механизмы реализации концессионных проектов в области ИТ.

Кроме того, необходимо оптимизировать и повысить обоснованность применения модели закупок у единственных поставщиков, разработать прозрачные требования к отраслевым цифровым продуктам и платформам, которые государство готово использовать в процессе своего взаимодействия с гражданами. И, конечно, не допускать расширения рамок государственных монополий, продолжает Андрей Бурин.

Также в руках государства находится решение кадровой проблемы ИТ-отрасли. «Стремительное развитие ИТ-рынка влияет на востребованность специалистов, и сегодня мы ощущаем серьезный дефицит кадров. Мы рассчитываем, что государство примет инициативы, которые смогут коренным образом поменять классическое ИТ-образование. Поскольку пока существует проблема с отставанием университетских программ от реальности», — отмечает Наталья Зубкова, заместитель генерального директора «Норбит» (группа компаний «Ланит»).

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора