Разделы

Бизнес Телеком Интернет Интеграция ИТ в банках ИТ в госсекторе

Замглавы Минцифры Максим Паршин в интервью CNews — о новом порядке включения в реестр российского ПО и аккредитации ИТ-компаний

После того, как год назад Владимир Путин объявил о «налоговом маневре» для ИТ-отрасли, произошел взрывной рост числа компаний, желающих войти в реестр аккредитованных организаций при Минцифры или включить свой программный продукт в реестр российского ПО, чтобы получить льготы. Этим летом процедуры включения в оба реестра существенно изменились. Грядет масштабная ревизия программных продуктов, ранее включенных в реестр российского ПО. Об особенностях новых процедур, о планах дальнейшего развития реестра российского ПО и о мерах поддержки ИТ-отрасли в интервью CNews рассказал Максим Паршин, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

«В режиме, близком к безлюдному»

CNews: Для получения льгот по «налоговому маневру» организация должна попасть в реестр аккредитованных ИТ-компаний при Минцифры. Что теперь для этого нужно?

Максим Паршин: Раньше надо было подать заявку в бумажном виде, приложив копию устава, доверенность, документ, подтверждающий, что осуществляется именно ИТ-деятельность, а далее — в соответствии с законодательством ждать ответа 30 дней. Процесс был трудоемким как для заявителя (пакет документов мог содержать порядка 100 страниц), так и для сотрудников Минцифры: заявки вручную обрабатывали три наших специалиста, занимаясь по сути непродуктивной, сугубо технической работой. К счастью, мы избавились от этого рудимента. С 1 августа этого года процедура изменилась коренным образом. Теперь это полностью цифровой сервис на портале госуслуг. Не будет преувеличением, если я скажу, что заявление оформляется в один клик.

Максим Паршин: Любая услуга в идеале должна быть так спроектирована, чтобы не оставалось простора для принятия каких-либо решений человеком

CNews: У вас за плечами большой опыт развития онлайн-госуслуг — расскажите, пожалуйста, чем эта услуга интересна технологически, какие сложности пришлось преодолеть, запуская ее?

Максим Паршин: Мы видели не столько сложности, сколько риски. Для любых ИТ-систем, тем более связанных с такими монументальными платформами, как электронное правительство и портал госуслуг, безальтернативный переход в боевом режиме на онлайн-формат с полным отказом от предоставления бумажных заявлений день в день — это риск. Имея опыт в запуске онлайн-услуг, я это понимал. Но мы пошли на этот риск, потому что построили сервис по идеальной модели того, как должна предоставляться цифровая госуслуга. Плюс мы создавали ее для ИТ-шников — целевой аудитории с высокой цифровой грамотностью, с большой готовностью отказаться от бумаги.

CNews: Идеальная модель госуслуги — что вы имеете в виду?

Максим Паршин: В госуслуге по аккредитации решение выносится автоматически, а не должностным лицом. Мы исходили из того, что любая услуга в идеале должна быть так спроектирована, чтобы не оставалось простора для принятия каких-либо решений человеком. Или ты имеешь право на получение той или иной услуги, или не имеешь. Это должно быть четко прописано в законодательстве, в административных регламентах и реализовано в соответствующих информационных системах. Не должно быть кого-то, кто решает, имеет заявитель право или нет. Процесс должен быть регламентирован и алгоритмизирован. Сейчас мы к этому приблизились.

Краткая биография

Максим Паршин

  • Родился 23 июля 1976 г.
  • В 1998 г. окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, в 2001 г. — аспирантуру МГУ.
  • В 2008 г. окончил Московский институт международного бизнеса при Всероссийской академии внешней торговли (MBA).
  • С 2002 по 2013 г. работал на различных должностях в министерстве экономического развития Российской Федерации.
  • В 2013 г. — заместитель генерального директора ФГУП «Почта России».
  • В 2014–2015 гг. — заместитель руководителя Федеральной службы по труду и занятости.
  • 2016–2018 гг.— директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Минэкономразвития России.
  • 16 августа 2018 г. распоряжением Правительства РФ назначен заместителем министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.
  • 2018–2019 гг. руководил реализацией федерального проекта «Цифровое государственное управление» и развитием государственных электронных услуг.
  • С 2020 г. руководит федеральным проектом «Цифровые технологии», в т.ч. курирует меры поддержки ИТ-бизнеса.

Да, у нас есть специалисты, отвечающие за предоставление услуги по аккредитации ИТ-компаний, потому что законодательство нам пока не позволяет предоставлять услуги полностью автоматически, должно быть ответственное лицо. Но все происходит безальтернативно. Система не позволит отказать во включении в реестр, если такое право есть, или, наоборот, включить в реестр, если права нет. То есть, услуга оказывается в режиме, близком к безлюдному, автоматическому. Без возможности вольного или невольного вмешательства со стороны.

Налоговый маневр

На какие льготы могут претендовать участники Реестра аккредитованных ИТ-компаний и Реестра российского ПО при Минцифры?

Для участников Реестра аккредитованных ИТ-компаний:

7,6% — страховые взносы;

3% — налог на прибыль (для компаний с долей дохода от ИТ-деятельности не менее 90% и штатом от 7 человек).

Для участников Реестра российского ПО:

0% — НДС при реализации продуктов, входящих в реестр.

Еще одна особенность. Заявитель ничего не заполняет сам: информация при формировании заявления берется из профиля юридического лица в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА). Таким образом, исключаются ошибки, которые могли бы привести к отказу по формальным признакам на этапе приема заявки.

Другое нововведение — если заявку подает не генеральный директор, то в ЕСИА формируется доверенность. Это новая функциональность ЕСИА, которую мы обкатали на нашей услуге по аккредитации ИТ-компаний.

Мы оставили себе один рабочий день на предоставление результата, хотя обычно заявка обрабатывается в считанные минуты: отправляется межведомственный запрос, приходит ответ от ФНС, и услуга предоставляется.

CNews: С переводом услуги в онлайн увеличилось число компаний, желающих аккредитоваться?

Максим Паршин: Спрос, конечно, увеличился. Я вижу на то две причины. Первая — аккредитация нужна для получения весомых налоговых льгот, вступивших в силу с начала этого года. Раньше аккредитация требовалась, чтобы получать льготы только по соцвзносам: вместо 30% было 14%. С начала года ставка по соцвзносам для аккредитованных ИТ-компаний сократилась до 7,6%, плюс снизился налог на прибыль до 3%. Раньше таких ставок нигде не было, сейчас есть в ИТ. Вторая причина роста — подать заявку на аккредитацию стало гораздо удобнее.

День запуска онлайн-услуги — 1 августа — выпал на воскресенье. Мы никак не освещали нововведение, но уже в воскресенье получили пять заявок. Раньше по выходным мы не принимали заявки совсем. С момента размещения услуги на портале поступило 528 заявок, их число выросло в среднем вдвое (если сравнивать с аналогичным числом дней до перевода в электронный вид). Увеличилось и количество отказов (105 отказов из 528 заявок), потому что стало намного проще подать заявку, и некоторые компании стали делать это, особо не разбираясь. Будем разъяснять.

А двадцати компаниям отказали по причине того, что организация уже аккредитована. То есть, те, кто подавал, не обратил внимание, что они уже содержатся в реестре.

Какие ИТ-компании могут аккредитоваться при Минцифры для получения налоговых льгот?

На включение в Реестр аккредитованных ИТ-компаний при Минцифры могут претендовать российские организации, осуществляющие деятельность в области информационных технологий. Подтверждением осуществления ИТ-деятельности является наличие в сведениях об организации, содержащихся в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), одного или нескольких кодов Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД):

62.01 — разработка компьютерного программного обеспечения;

62.02 — деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий;

62.02.1 — деятельность по планированию, проектированию компьютерных систем;

62.02.4 — деятельность по подготовке компьютерных систем к эксплуатации;

62.03.13 — деятельность по сопровождению компьютерных систем;

62.09 — деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий;

63.11.1 — деятельность по созданию и использованию баз данных и информационных ресурсов.

У нас осталась определенная инерция — к нам продолжает поступать небольшое число заявлений в бумажном виде. Такие заявки мы возвращаем, информируя, что сейчас они принимаются только через Единый портал госуслуг.

CNews: Планируете ли вы как-то развивать эту услугу?

Максим Паршин: Мы идем к тому, чтобы вообще исключить даже формальное участие человека, но для этого нужны тектонические изменения в идеологии предоставления госуслуг. Ведь это не информационная услуга, когда просто запрашиваются сведения, — факт включения или невключения в реестр влечет за собой серьезные последствия: сможет ли компания пользоваться налоговыми льготами. А это, извините, деньги. Часто очень большие.

CNews: Если данные для заявления автоматически берутся из цифрового профиля в личном кабинете, может ли услуга стать проактивной?

Максим Паршин: Аккредитовать всех, кто имеет право? Технически это возможно, даже несложно, но все-таки требуется волеизъявление со стороны компании.

Мы проактивны в плане информирования: делаем таргетированные рассылки имеющим право на аккредитацию. А заявитель, ИТ-компания, принимает решение, нужно ей это или нет. Ведь если организация пользуется льготами, она должна быть готова показать 90% выручки от ИТ. Но не у всех бизнес целиком связан с разработкой и адаптацией программных продуктов или продажей лицензий на собственные разработки.

«Амбициозный план развития реестра российского ПО»

CNews: Для получения льготы по НДС программный продукт компании должен быть в реестре отечественного ПО: как меняется процесс здесь?

Максим Паршин: Решение о включении программного продукта в реестр принимает экспертный совет. Нагрузка на экспертный совет после объявления о налоговых льготах ожидаемо увеличилась в разы.

Поскольку сейчас нулевая ставка по НДС действует только для продуктов, включенных в реестр отечественного ПО, число заявок резко возросло с июля прошлого года, когда был объявлен налоговый маневр, вступивший в силу с начала 2021 года. Пики пришлись на конец 2020 года. И, если раньше мы могли получить около 60 заявок в месяц, то в пиковые периоды поступало 60 заявок в день. Сейчас приходит 20–25 заявок в сутки. За первые пять лет существования реестра в него было включено 6,5 тысяч программных продуктов, а с июля прошлого года по июль этого к ним добавились еще 5 тысяч!

Раньше была только одна базовая мотивация включения в реестр — участие в госзакупках. Сейчас появилась вторая — льгота по уплате НДС. Поэтому спрос очень большой.

С июля этого года изменилась процедура включения в реестр и заработал новый сайт. До этого члены экспертного совета сами проводили экспертизу продуктов для включения в реестр. Все эксперты — представители ИТ-индустрии. Во-первых, для них это была дополнительная общественная нагрузка, объемы которой сильно возросли. Во-вторых, такой порядок не исключал риска конфликта интересов.

Поскольку эта общественная нагрузка требовала от экспертов серьезных ресурсов, все работали по-разному, и сроки часто не соблюдались. Был и ряд вопросов к качеству экспертизы. Процедура экспертизы не была унифицирована.

Вместе с отраслью мы искали решение этих проблем. Достаточно долго мы обсуждали и с экспертным советом, и с более широким составом участников изменения в Постановление 1236, касающиеся нового порядка экспертизы, принятия решений о включении в реестр отечественного ПО и исключения из него. Мне кажется, мы нашли баланс, который стал результатом консенсуса участников рынка.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о новой процедуре включения в Реестр ПО, внедренной в июле.

Максим Паршин: Мы исходим из того, что собственно экспертиза заявки и программного продукта должна быть профессиональной, качественной и оплачиваемой деятельностью, за результат которой экспертная организация несет ответственность. В качестве экспертной организации был привлечен Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ (ЦКИКТ). При этом все полномочия членов экспертного совета сохранились. Заявки, поступающие на экспертизу, доступны всем членам экспертного совета в новой информационной системе реестра. Каждый при желании может параллельно с ЦКИКТ рассмотреть заявку, документацию, развернуть само программное решение и подготовить альтернативное экспертные заключение. Такая опция есть, хотя ей с 1 июля этого года еще никто не воспользовался.

После экспертизы в ЦКИКТ заключение поступает члену экспертного совета. Если эксперт дает подтверждение, решение для утверждения переходит на голосование в экспертный совет. Если эксперт против, заявка возвращается обратно в ЦКИКТ, который либо исправляет заключение и вновь направляет эксперту, либо остается при своем мнении, тогда разногласия выносятся на очное обсуждение экспертного совета. Пока таких случаев не было, но механизм предусмотрен.

Мы планируем до конца года провести дополнительный анализ всех продуктов, включенных в реестр

Вместе с отраслью за несколько месяцев выработали такую процедуру, она работает. Пока нареканий ни от экспертов, ни от правообладателей не поступало. Последние довольны, что срок экспертизы сократился в два раза. Все взаимодействие между правообладателями и экспертами идет через новую введенную в эксплуатацию информационную систему реестра. Оно юридически значимо, все значимые действия подписываются квалифицированной электронной подписью. Авторизация проходит через ЕСИА. В системе правообладатель видит все этапы прохождения заявки и основания для отказа, если выносится такое решение. Вместе с экспертами мы проводим систематическую работу с правообладателями, получившими отрицательное заключение, разъясняя им причины. Раньше системно этим не занимались. Как результат, число отказов сократилось в два раза, если смотреть пропорционально количеству продуктов, включенных в реестр.

В российских банках появляются самообучаемые СХД
ИТ в банках

Наиболее частая причина отказа — присутствие иностранных компонентов, например Microsoft SQL или Oracle. Теперь правообладатель, ясно это понимая, переводит решение на российские аналоги, если хочет войти в реестр.

Важное изменение — и у экспертного совета, и у Минцифры появилась возможность инициировать исключение продукта из реестра. До этого были определенные юридические пробелы, не было формальных оснований для исключения продукта из реестра. Мы планируем до конца года провести дополнительный анализ всех продуктов, включенных в реестр. Далее будем информировать правообладателей продуктов, не соответствующих актуализированным требованиям, чтобы продукты были доработаны, иначе их исключат из реестра.

CNews: Это объемная работа…

Максим Паршин: Да, объемная, но она будет проведена. Мы сейчас планируем эффективное распределение ресурсов ЦКИКТ, чтобы проверка ранее включенных продуктов не повлияла на сроки рассмотрения новых заявок.

Также сведения в реестре нужно проверить на предмет технических ошибок, таких, например, как неверный адрес сайта правообладателя, на котором размещаются актуальные сведения о технических и эксплуатационных характеристиках ПО и информация о его стоимости. Уже сейчас правообладатель имеет возможность актуализировать сведения на портале реестра, и мы просим сделать это в кратчайшие сроки. Обратившись к оператору реестре, без участия экспертного совета или экспертной организации можно поправить все поля, кроме двух — класс программного обеспечения и сведения о правообладателе.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о планах по развитию реестра российского ПО.

Максим Паршин: Их много. Мы видим Реестр российского ПО не только как учетную систему, а как ядро, вокруг которого будет разворачиваться развитие ИТ-отрасли и отечественных продуктов. Вместе с НИИ «Восход», который является исполнителем по доработке реестра, мы сформулировали на ближайшие полтора года амбициозный план развития реестра отечественного ПО. В результате реестр должен превратиться в платформу по продвижению российского ПО для потенциальных заказчиков.

CNews: То есть, стать маркетплейсом?

Максим Паршин: Мы сейчас обсуждаем, будет ли он сам по себе маркетплейсом. Скорее всего, нет. Но точно будет API для внешних маркетплейсов, которые смогут брать соответствующую информацию, чтобы продавать отечественное ПО.

Мы видим заинтересованность со стороны сторонних маркетплейсов, кто-то уже торгует и коробочными продуктами, и по модели SaaS. Мы хотим, чтобы это стало системной работой. Она предполагает расширенное предоставление информации самим правообладателем, если он заинтересован в продажах. Думаю, активный правообладатель заинтересован в продвижении своего продукта, в предоставлении более полной информации, более детализированного и структурированного описания, в том числе технологических стеков, на которых построен продукт. Такую техническую возможность, естественно, модерируемую, мы предоставим.

На основе нового классификатора планируем развивать рекомендательные сервисы для заказчиков отечественного ПО, чтобы связать то, что нужно потребителю, с тем, что есть в реестре.

Реестр должен превратиться в платформу по продвижению российского ПО для потенциальных заказчиков

На портале появятся инструменты аналитики содержащихся на нем данных: какие технологии используют разработчики, в каких средах работают и так далее.

Здесь же появятся возможности экспортного продвижения. Сейчас решаем, будет ли создан экспортный маркетплейс прямо на портале реестра, или также будем привлекать внешние маркетплейсы и отдавать им данные через API. Если разработчик хочет продвигать свой продукт за рубежом, нужна системная серьезная адаптация под внешние рынки. Планируется, что в торговых представительствах в других странах появятся «цифровые атташе», продвигающие отечественные продукты. Для них на базе реестра также планируется создать рекомендательный сервис.

Будем продолжать автоматизировать взаимодействие с внешними системами: с ФНС для автоматического учета льгот по НДС по ID продукта в реестре, с ФСТЭК в части информирования о выявленных угрозах безопасности и уязвимости ПО, с Минфином в части системы госзакупок и с Минпромом по линии реестра российской радиоэлектронной продукции.

CNews: Как будет проходить гармонизация реестра российского ПО Минцифры с реестром российской радиоэлектроники Минпрома? Совместимость будет проверяться на стендах? Как вы это видите?

Максим Паршин: Очевидно, что должны быть центры тестирования, в соответствии с поручением правительства модель сейчас обсуждается. Будет тестироваться как совместимость ПО с оборудованием, так и одного ПО с другим ПО. Совместно с Минпромторгом мы найдем оптимальный механизм.

CNews: Когда это может произойти?

Максим Паршин: В течение этого года механизм будет зафиксирован нормативно, а со следующего года он должен заработать. Требуется ответить на ряд вопросов, например, решить, за чей счет проводится тестирование. Возможно, модель будет комбинированная, когда заявитель, заинтересованный в попадании соответствующий реестр, софинансирует тестирование.

CNews: Разное тестирование стоит разных денег…

Максим Паршин: Абсолютно точно. Какие-то вещи, возможно, возьмет на себя федеральный бюджет. Тогда надо определить источник этих средств, механизм, приоритеты — это предмет отдельного большого обсуждения, которое сейчас активно идет.

CNews: Есть ощущение, что в последние годы регламент ротации членов экспертного совета соблюдался очень условно. В нем сегодня множество «бессменных» экспертов (иногда они просто меняли формальные должности). В некоторых случаях представителя одной ИТ-компании в совете сменяет другой ее представитель. Возможно, на рынке не так много уважаемых экспертов, готовых работать в совете, но тогда, наверное, стоит изменить правила ротации?

Максим Паршин: Мы обновили экспертный совет более чем на 50%. 80% членов экспертного совета представлены четырьмя нашими основными ассоциациями. Эксперт одновременно представляет лично себя как профессионала, так и ассоциацию, которая его выдвинула и тоже несет ответственность за его профессионализм. В экспертном совете участвуют ведущие, знаковые представители отрасли с непререкаемым авторитетом.

Существовавший ранее механизм ротации был, с нашей точки зрения, слишком формальным и не защищал от потенциальных рисков.

«Пробить потолок»

CNews: Помимо налоговых льгот, какие меры поддержки уже доступны российским ИТ-компаниям?

Максим Паршин: Крупные гранты до 300 миллионов рублей на разработку, доработку и внедрение отечественных программных продуктов можно получить по программам Российского фонда развития информационных технологий (РФРИТ). Сейчас как раз идет прием заявок. Грант составит до 50% стоимости проекта, 50% составит софинансирование заявителя. Подать заявку можно как на сайте РФРИТ, так и через портал госуслуг.

Фонд содействия инновациям сейчас ведет отбор стартапов, которые могут получить грант на разработку до 20 миллионов рублей. Фонд «Сколково» дает гранты до 120 миллионов рублей на первое промышленное пилотное внедрение решения, разработанного стартапом, помогая тем самым, как мы говорим, пробить «стеклянный потолок» первого внедрения: когда продукт классный, но каждый заказчик спрашивает, где он уже внедрен, а ответить нечего.

В направлении акселерации у нас есть новая программа «Спринт», ее оператор — Фонд развития интернет-инициатив. Два этапа отбора уже проведено, и более 100 команд до конца года пройдут акселерацию.

Заказчикам отечественных решений предоставляется льготное кредитование. Это возвратная форма поддержки. По ней работают 18 аккредитованных банков, которым государство компенсирует недополученный доход. Для конечного заказчика ставка составляет от 1% до 5%, в среднем меньше 3%. Возможны крупные кредиты до 10 миллиардов рублей. Нижнюю планку сейчас опустили с 20 до 5 миллионов рублей, потому что увидели большой спрос со стороны малого бизнеса на эту форму поддержки, которого раньше не ожидали. Думаю, после этого число кредитов увеличится кратно. Дополнительно мы упростили требования к банкам для вхождения в программу, что привлекло региональные финансовые учреждения, работающие преимущественно с малым бизнесом. Кредитный портфель уже превышает 40 миллиардов рублей — это средства, которые в конечном итоге доходят до отрасли ИТ через заказчика.

Мы сейчас запускаем программу по компенсации половины стоимости массовых продуктов для малого и среднего бизнеса. Механика такая: у Минцифры не будет никаких отношений с самим предпринимателем, мы будем компенсировать стоимость платформе, предоставляющей облачное решение малому бизнесу. В результате малый бизнес сможет купить решение с 50% скидкой, а мы эти 50% компенсируем площадке и в итоге правообладателю. В течение двух недель будет запущен отбор площадок. Это абсолютно новая мера, раньше такого не было. Ведь малый бизнес — рестораны, салоны красоты, автосервисы и так далее — действует в ситуации перманентного кассового разрыва, и найти даже несколько тысяч рублей на ИТ-решение для повышения эффективности, производительности труда бывает крайне сложно. Таким образом мы, с одной стороны, будем стимулировать повышение конкурентоспособности малого и среднего бизнеса за счет цифровизации, а с другой — поддержим нашу ИТ-отрасль.

Александра Кирьянова, Денис Воейков

Короткая ссылка