Спецпроекты

Андрей Висящев

Андрей Висящев:
Импортозамещение – лучше послезавтра

Сокращение ИТ-бюджетов и импортозамещение – самые горячие темы банковской информатизации. Андрей Висящев, председатель правления группы компаний ЦФТ, считает, что в сложной ситуации рынку помогут аутсорсинг, комплексные продукты и открытое ПО. Эксперт надеется на плавное развитие ситуации, но готов ко всему.

CNews: Рынок замер в ожидании, как будет развиваться ситуация. Ваше мнение: впереди подъем или спад?

Андрей Висящев: У меня двоякое ощущение. Газеты открываешь, и часто кажется, что все пропало. Но паниковать не стоит. Я думаю, пришло время переосмысления нажитого. Банки быстро-быстро росли, развивались, а теперь пора остановиться и посмотреть, что же в итоге получилось. И с этой точки зрения современный период можно считать даже позитивным. Причем, позитивным и для ИТ. Почему? Потому что банки, действительно, начинают очень внимательно смотреть на оптимальность бизнес-процессов, стремиться к сокращению издержек.

Здесь есть преимущества и для клиентов банков, потому что на первое место выходит понятие лояльности. Насколько я понял из бесед с уважаемыми банкирами, сейчас сформировать лояльность конечных потребителей достаточно сложно. Уже недостаточно ее монетизировать в выгодных процентных ставках. Растет потребность в удобных сервисах.

Я думаю, как раз инновационные ИТ-решения, формируя лояльность, помогут сохранить то, что нажито, построить барьеры, которые не дадут клиентам уходить. Пришло время качественных продуктов, требующих комплексного подхода. Это тренд, который мы чувствуем во всех своих текущих проектах.

CNews: Отразится ли эта тенденция на росте банковских ИТ-бюджетов?

Андрей Висящев: Было бы неверно сказать, что мы видим явный рост. Поводов для роста как таковых нет. В текущей экономической ситуации получать бюджеты на развитие сложнее, чем на поддержку уже нажитого. Но я бы не сказал, что где-то стало совсем уж плохо с деньгами на ИТ. Просто поменялась структура проектов. На первое место выходит оптимизация.

За последние полгода стало заметно меньше сервисных проектов, в которых мы «продаем свои руки», делая доработку функционала под задачи конкретного банка. Растет спрос на более дешевые коробочные решения, предназначенные для большого тиража.

Идет передача вендорам ряда функций, которые раньше выполняло ИТ-подразделение. Экономическая подоплека такова: «решить задачу в банке стоит рубль, сделайте нам это за 70 копеек». Мы можем себе это позволить благодаря эффекту масштаба. Наряду с комплексным аутсорсингом (отдали все и забыли) становится популярнее точечный – вендор берет на себя первую линию поддержки, кастомизацию, развитие продуктов. Констатирую, что доля выручки компании ЦФТ от аутсорсинга растет.

«Я не считаю, что положение плачевное»

CNews: Несмотря на стагнацию ИТ-рынка выручка ЦФТ в 2013 году выросла на 25%...

Андрей Висящев: Да. Думаю, что нам повезло. У нас очень хороший бизнес-заказчик. Наши проекты очень четко специфицированы. Заказчик отлично знает, что хочет в итоге получить. Результат оценен в количестве выданных карт, объеме заработанных средств – есть понятный количественный показатель. На все технологические вопросы есть «бизнесовые» ответы: как достичь результат самой короткой дорогой. Спонсор проекта, как правило, уже за нас рассчитал свой любимый показатель – возврат инвестиций. Глубина планирования – год-полтора, не более.

У группы компаний ЦФТ есть возможность предложить и софтверные решения, и процессинговые сервисы, и возможность учесть это все в виде биллинга. Фактически мы предлагаем банку вертикаль процессов, начиная с ДБО и карт, посерединке процессинг, и заканчивая бэк-офисом. Все от одного вендора. Де-факто это серьезное конкурентное преимущество. Наша главная задача – составить из имеющихся у нас решений уникальную мозаику, нужную конкретному клиенту.

Сейчас все самые интересные проекты лежат в приграничных областях взаимодействия конечных клиентов. Финансовые продукты стали ближе к клиенту, все больше развивается дистрибуция финансовых услуг через небанковскую инфраструктуру. Мы активно работаем с ритейлерами (МТС, «Связной», «Евросеть», «Билайн») в части сервисов «Золотая Корона – Денежные переводы», «Золотая Корона – Погашение кредитов» и других услуг.

CNews: С одной стороны, перед банками стоит задача повышения лояльности, с другой – бюджеты сокращаются, и в длительные проекты банки ввязываться не могут. Как ЦФТ отвечает этим вызовам рынка?

Андрей Висящев: Мы переупаковали наши решения, перешли к формату инсталляторов финансовых продуктов, внедряем элементы геймификации на рабочем месте. Менеджеры получают баллы, выявляются передовики и отстающие. Это позволяет банку эффективно продавать, быстро выводить на рынок новые финансовые продукты и одновременно решать свои бытовые вопросы, связанные с повышением квалификации персонала и ротацией кадров.

Российскому банковскому бизнесу удалось за 20 лет сделать просто фантастический рывок. В начале 90-х, когда внедряли банковскую систему, счастье заключалось в том, чтобы получить в реальном времени баланс для бухгалтера. Клиента в этом процессе и не было. Сейчас цель внедрения любой банковской системы – прежде всего улучшение коммуникации с клиентом. Результаты внедрения теперь оцениваются не в том, получился баланс или нет, а насколько сократилась очередь в точках продаж, сколько времени занимает обслуживание клиента, сколько продуктов удалось продать за определенный период. С этой точки зрения я не считаю, что положение плачевное. Наоборот, все стало очень качественно.

dsc0302.jpg

Андрей Висящев: Банки начинают очень внимательно смотреть на оптимальность бизнес-процессов, стремиться к сокращению издержек

Недавно я разговаривал с банкиром из Новосибирской области. У него ясная стратегия – чтобы 80% всех операций совершалось в ДБО. Желание сократить издержки понятно: одна транзакция в облаке дешевле, чем содержание офисов. Но таким образом он стремится и повысить лояльность. Если «подсадить» клиента на мобильное приложение, и оно не будет катастрофически хуже, чем у рядом стоящего конкурента, то поменять интернет-банк клиенту будет тяжело, как тяжело поменять Android на iPhone. Возникает привычка. Поэтому владелец банка хочет, чтобы 80% платежей шли через ДБО.

CNews: Достижение этого показателя вменили вам в задачу?

Андрей Висящев: Да. Чтобы достичь этот KPI, я должен обеспечить мое мобильное приложение новыми сервисами. Поэтому я теперь бегаю за поставщиками услуг, затаскиваю их в свое приложение, чтобы дать пользователю возможность погасить штрафы, оплатить садик, сделать что-то еще.

CNews: Это посильная для вас задача? Много городов в России, везде садики.

Андрей Висящев: Приложение с поставщиками по всей стране – мечта банкира. Задача амбициозная, будем работать. Конкретно в Новосибирской области и еще в 80 регионах у нас есть, что предложить, потому что там в том или ином объеме работает еще один наш сервис – федеральная система «Город».

CNews: Насколько планка в 80% платежей в дистанционном режиме реальна?

Андрей Висящев: Я знаю примеры, где доля электронных платежей приближается к 80% даже среди юридических лиц с учетом инкассации. Есть успешные примеры, когда банк четко спозиционировался, нашел своего клиента и предложил ему нужный продукт. Доля в 80% вполне достижима. В сегменте физических лиц электронные платежи должны быть под 100%. Один приход в банк для открытия счета, второй – когда симку поменял, чтобы перепрошить договор.

«Аутсорсинг перестал быть религией и начал обрастать прагматизмом»

CNews: На чем банки могут сэкономить?

Андрей Висящев: У нас есть возможность комплексного предложения: банковская система на аутсорсинге, процессинг, денежные переводы. Оптом всегда дешевле, чем в розницу. Мы оттачиваем интеграцию внутри наших продуктов и сервисов и процессы взаимодействия с нашими клиентами – единое окно по всем вопросам, одно соглашение о качестве обслуживания, времени реакции, исправлении ошибок. Мы приходим к ситуации, когда банк думает только о продуктах и своих клиентах, а процессирование финансовых продуктов лежит на нашей стороне.

CNews: Сколько сейчас банков отдали вам на аутсорсинг свою АБС? Последняя цифра, которую вы объявляли, кажется, была восемь.

Андрей Висящев: Есть новые контракты. Думаю, к концу года мы доберемся до цифры 20.

Знаете, первые проекты по аутсорсингу АБС запускали религиозные фанатики: «Мы верим в аутсорсинг!» Кто-то начитался умных книжек и верил в него свято. Встретились два одиночества и решили попробовать. Здесь незначительную роль играла экономика, а в большей степени религия. Сейчас аутсорсинг начинает обрастать прагматизмом, экономическими моделями. В последние год-полтора наблюдается явная тенденция среди крупных игроков к аутсорсингу отдельных бизнес-процессов.

CNews: Каких бизнес-процессов, например?

Андрей Висящев: Сопровождение аппаратно-программного комплекса, первая линия поддержки конечных пользователей. Нам говорят: «Мы не готовы отдать нашу СУБД в ваш ЦОД, у нас есть свой, мы его долго строили и не хотим переезжать за МКАД. Но вы его администрируйте, мониторьте, следите за производительностью, давайте нам рекомендации, как и что обновлять».

CNews: И сами отвечайте на звонки бухгалтера?

Андрей Висящев: Да, и здесь вторая группа задач – отвечать на звонки конечных пользователей, предлагать, кого учить, формировать план по развитию сети. Банки начали декомпозировать свои функции, строить сервисную инфраструктуру на основе своих бизнес-процессов, которые научились оцифровывать. Процессная зрелость заметно растет. Сейчас обсуждается много по-настоящему крупных проектов, когда мы возьмем на себя целый комплекс – процессинг плюс ДБО.

CNews: Такие проекты требуют много ресурсов. Вы наращиваете собственные или тоже аутсорсите?

Андрей Висящев: Мы не планируем инвестировать в строительство ЦОДов. Мы ищем вендора, с которым бы было комфортно работать и которого банковский рынок воспринимал бы как достойного игрока. У нас уже есть интересный контракт с «Ростелекомом». Мощностей ЦОД, которыми располагает группа компаний ЦФТ, хватит еще на 5–10 лет.

Что касается первой линии поддержки, то один сотрудник может в день эффективно обработать не более 15 консультаций по звонкам от клиентов. Потребность в таких специалистах зависит от числа пользователей на сопровождении.

В части администрирования аппаратного комплекса я не вижу линейной зависимости, потому что аутсорсинг – это ментальная модель. Нельзя сказать, что банк приносит нам кучу новой работы, связанной с настройкой, с доработками на столько-то тысяч человеко-часов в месяц. Нет, в этом смысле тенденция обратная. Заказчики заходят в проект со страхами, что теперь и доработки нельзя будет делать, и продукты нельзя будет развивать... Но потом по экспоненте страхи улетучиваются.

CNews: Как вы отвечаете на эти страхи?

Андрей Висящев: Страхи лечатся достаточно простым образом. Мы фиксируем в соглашении возможность локализации. Правда, ни разу после этого никто сам ничего не делал, смысла не было.

«Переход на опенсорс еще не выстрадан»

CNews: Как вы относитесь к открытому ПО?

Андрей Висящев: Отношение непростое. С одной стороны, мы как компания, которая предоставляет услуги аутсорсинга, стремимся к минимизации лицензионных платежей. Мы считаем, во сколько нам обходится один пользователь в аутсорсинге, сколько мы тратим на лицензии Oracle и Microsoft. Решение задачи лежит в области открытого софта: надо найти замену Microsoft Office. Здесь есть понятная экономика, до которой уже рынок дозрел. С точки зрения бизнес-процессов и оценки рисков мы готовы перейти на Open Office.

dsc0334.jpg

Андрей Висящев: Мы переупаковали наши решения, перешли к формату инсталляторов финансовых продуктов, внедряем элементы геймификации на рабочем месте

Даже если не было бы санкций и тема развивалась рыночно, мы бы начали серьезно рассматривать и опенсорсные решения в части СУБД, хотя здесь есть свои нюансы, связанные с поддержкой, возможностью оперативного реагирования вендором на проблемы. Надо оценить, сколько стоит час простоя у пользователя. Уже сейчас есть банки, которые принимают решение использовать продукты от Oracle не уровня Enterprise Edition, а Standard Edition. Да, у этой версии меньше функционал, ограничены возможности по управлению и резервированию, но банки принимают взвешенное решение сэкономить на лицензиях Oracle, оценив цену простоев. Я утрирую, но в принципе математика такая. Банки пришли к пониманию, что есть сервисы и целевые группы, которые можно спокойно перевести на открытый код, где простой не так критичен и дорог, где достаточно быстро можно все поднять с резервной копии.

Призрак санкций оказывает очень сильный прессинг, неправильный, с моей точки зрения. Но, деваться некуда. Мы уже провели тестирования опенсорсного софта и сегодня понимаем, что сможем при необходимости предложить заказчикам продукт, не зависящий от Oracle, IBM и Microsoft.

Специалисты ЦФТ провели анализ СУБД «Линтер» – российской разработки, сертифицированной для использования в госорганах, и СУБД PostgreSQL – свободно распространяемой объектно-реляционной СУБД с открытым исходным кодом, являющейся альтернативой коммерческим СУБД. Сильными сторонами PostgreSQL считаются поддержка баз данных практически неограниченного размера, мощные и надежные механизмы транзакций и репликации, расширяемая система встроенных языков программирования. Тестирование показало адекватные результаты по производительности системы ЦФТ-Банк в связке с СУБД PostgreSQL.

CNews: Насколько свободные СУБД уступают в производительности?

Андрей Висящев: При всем богатстве выбора большой альтернативы нет – мы остановились на двух СУБД: PostgreSQL и «Линтер» – условно российской* разработке, сертифицированной для использования в госорганах. По производительности эти две СУБД примерно одинаковые – уступают Oracle примерно в полтора раза. Я считаю это результатом: варианты замены есть.

Меня смущает то, что переход на опенсорс сейчас получается абсолютно нерыночным, он не выстрадан. Если бы рынок развивался органично, мы бы все равно пришли к мультиплатформенным решениям, учли бы нюансы конкретной СУБД на уровне прикладного кода и предлагали бы их как экономически выгодные. Под давлением санкций, мы понимаем, что этот скачок нужно будет сделать, и он будет дорогой. Дорогой для нас, и, соответственно, для клиентов, потому что в короткий промежуток времени придется сделать очень большие инвестиции для перехода. Мы технологически готовы предложить решения, которые позволили бы банкам работать на открытом программном обеспечении, но хотелось бы органичного развития ситуации, а не стрессового. Чтобы это было не завтра, а послезавтра.

CNews: Насколько открытый опенсорс уступает в качестве?

Андрей Висящев: В разработке ПО на открытом софте возможны два подхода. Первый – ты берешь веточку опенсорсного решения, разбираешься в исходном коде и дальше это ПО сопровождаешь, развиваешь, обновляешь. Второй вариант – разработчик, для которого, скажем, создание СУБД или CRM не является ключевым бизнесом, просто собирает решение, продает, но не поддерживает его. Через год-два клиент оказывается на лошади, которая не едет, потому что разработчик ее не кормит и не обновляет.

И здесь возникает интересный нюанс. Сегодня серьезно поднимается вопрос о доверительном программном обеспечении. Планируется, что ПО должно будет проходить сертификацию. Эксперты будут следить, чтобы не было закладок, ничто никуда не пересылалось. Решения с использованием опенсорса эту сертификацию никогда не пройдут. Потому что открытое ПО настолько динамично меняется, что нужно его либо постоянно передавать на сертификацию, либо признать, что оно не доверительное.

А если еще будут введены требования, что в системно значимых банках вся вертикаль программных продуктов должна строиться только на доверительном ПО, я даже не знаю, хорошо им от этого будет или плохо. Банки могут оказаться ограничены в обновлении ПО и останутся в каменном веке.

dsc0321.jpg

Андрей Висящев: Когда-то наш софтверный бизнес и процессинговый пересекались слабо, но сейчас они тесно связаны

Опять же неясно, сколько времени и сколько денег уйдет на то, чтобы ПО зафиксировать, пройти сертификацию, внедрить. Возможно, появятся посредники, которые будут продавать доверительные СУБД, операционные системы, офис и прочее. Тема импортозамещения в ПО абсолютно нерыночная, навязанная, заставляет принимать неразумные решения. Одним словом, нас ждет очень много интересного.

CNews: Как российского разработчика, вас радует ослабление позиций иностранных конкурентов?

Андрей Висящев: С одной стороны, ситуация выглядит как «счастливый случай»: никаких тебе зарубежных СУБД, зарубежного софта. На рынке только отечественные производители, и ты можешь делать, что хочешь. С другой стороны, при таком сценарии рынок скорее всего будет жестче регулироваться. Например, разрешат только на 3% (условно) повышать стоимость услуг для клиентов, либо скажут, что переход на версию доверительной СУБД может стоить для клиентов только один рубль. Уже ограничили рост цен на продовольственные товары. А российские производители тут причем? Похожий сценарий может иметь место и на ИТ-рынке.

«Мы посмотрели на процессинг как на тиражируемый софт»

CNews: Как развивается ваш процессинговый бизнес?

Андрей Висящев: Когда-то наш софтверный бизнес и процессинговый пересекались слабо, но сейчас они тесно связаны. Оба направления развивались в направлении удобства сервисов, комплексных услуг и в итоге рядом с клиентом они и встретились, стали завязаны на потребителя. Нас теперь также и воспринимают – не отдельно ЦФТ-софт и ЦФТ-процессинг, а именно ЦФТ как поставщик финансовых технологий. Клиентоориентированность процессинга – очень сильный драйвер развития технологий, которые есть у ЦФТ.

CNews: «Золотая корона» рассматривалась как возможная основа для национальной платежной системы. В итоге было принято решение строить ее с нуля. Какие вы видите перспективы у этого проекта?

Андрей Висящев: Да, в тот момент, когда рассматривалась возможность создавать НСПК на базе готовой технологической платформы, «Золотая Корона» действительно стала одним из реальных претендентов. Опыт плюс собственные технологии, созданные по международным стандартам, стали нашим серьезным преимуществом. То, что в итоге был выбран путь создания НСПК «с нуля», это тоже нормальный вариант. Ведь что такое «с нуля»? Очевидно, что в основу лягут уже существующие технологии и решения. Если их выбор будет открытым, то мы, безусловно, постараемся в этом процессе поучаствовать, предложив технологические решения ЦФТ для платежного рынка.

Перспективы сейчас сложно оценить. Все определяется конкретными исполнителями. Люди, которым доверено создание НСПК, – профессионалы с большим опытом. Должно получиться.

«Произойдет перераспределение»

CNews: Расскажите о самых интересных проектах в 2014 году.

Андрей Висящев: Мне нравится проект, который мы ведем с «Ростехнологиями». Для нас это знаковое событие – фактически мы выходим на еще один рынок. Научившись управлять краткосрочной и среднесрочной ликвидностью в многофилиальном банке, мы нащупали определенную нишу. В больших корпорациях с разветвленной структурой дочерних обществ и зависимых объединений мы научились делать взаимозачеты и сводить денежные средства. Скажем, атомной лодке нужен кредит – свободные средства есть там-то, детскому садику нужен ремонт – деньги можно взять оттуда.

CNews: То есть вы предлагаете автоматизацию центрального казначейства.

Андрей Висящев: Да, в чистом виде. Такое решение оказалось достаточно востребованным. Наши ключевые клиенты здесь – «Росатом» и «Ростехнологии». Развиваться в этом направлении помогла наша платформа дистанционного банковского обслуживания «Faktura.ru» – наш родной канал, дающий онлайн-информацию об остатке на расчетном счете.

CNews: Каких результатов вы ждете по итогам 2014 года?

Андрей Висящев: Мы рассчитываем увеличить нашу долю в банках топ-50 и топ-100. Результатов по выручке 2013 года мы точно достигнем, возможен рост 15–20%, но фантастических результатов в этом году никто не ожидает.

CNews: Как изменится объем рынка банковской информатизации?

Андрей Висящев: Я думаю, он останется таким же. Просто произойдет перераспределение. Многие банки говорят, что поставлена задача сокращать расходы на 20–30%. Задача сложная. Один из возможных способов – это аутсорсинговое решение в любом его варианте.



* Как уточнил менеджер по развитию бизнеса НПП «Релэкс» (компания-производитель СУБД «Линтер») Роман Баркалов, система является полностью российской разработкой без заимствования иностранных исходных кодов, что подтверждается всеми необходимыми патентами.

Вернуться на главную страницу обзора