Разделы

GPON

МГТС: От GPON к интеллектуальным телеком-услугам

Массовое внедрение технологий подключения квартир к оптоволокну на основе пассивных оптических сетей (PON) в России началось недавно. Около двух лет назад к переводу своей сети доступа на технологию GPON (GigabitPON) приступила МГТС. Столь глобальный проект потребовал глубокой модернизации всей инфраструктуры ее сети. В результате изменилась парадигма работы компании, которую теперь едва ли можно назвать «телефонной». О первых итогах создания сети GPON, планах компании, ее стратегии в области услуг рассказал технический директор МГТС Александр Трохин.

CNews: МГТС уже несколько лет переводит свою сеть доступа на технологию пассивных оптических сетей с архитектурой «волокно в квартиру». Каково текущее состояние этого проекта и перспективы его развития?

Александр Трохин: МГТС – это самый крупный оператор местной проводной связи в стране и один из крупнейших в Европе, конечно, в привязке к одному городу. В 2012 году мы приступили к программе полного перехода оптическую сеть абонентского доступа. Была выбрана технология «волокно в квартиру» на основе стандарта GPON как одна из самых передовых и перспективных.

Активное строительство сети GPON мы начали в 2012 году, а в 2014 переходим к завершающему этапу. В действующей сети у нас уже около 3,2 млн точек подключения – портов, к концу года должны перешагнуть порог в 4,1 млн портов. На следующий год останется небольшой объем, менее полумиллиона портов. Однако этот этап обещает быть достаточно тяжелым, поскольку остаются наиболее сложные объекты. Но за полгода мы и их подключим к GPON. Таким образом, мы завершаем работы, связанные непосредственно со строительством оптических сетей для каждого дома и каждой квартиры.

В действующей сети у нас уже около 3,2 млн точек подключения

Переход с медных линий на волоконно-оптические подразумевает полную модернизацию инфраструктуры сети. На всех уровнях – от абонентских устройств до узлов доступа и агрегации до автоматических телефонных станций и ядра сети. И, прежде чем начать перестройку сетей доступа, мы создали новое ядро на основе архитектуры IMS (IP Multimedia Subsystem). Сейчас производительность ядра около 300 Гбит/с, однако к концу года она, вероятно, достигнет 400 Гбит/с.

Мы планируем и в дальнейшем наращивать производительность. Все зависит от роста трафика, от заявок коммерческих организаций и частных клиентов, от государственного сектора – от того, насколько плодотворно компания МГТС будет предоставлять свои услуги. Например, если наметится взрывной рост видеотрафика – резко увеличим мощность ядра.

Создав ядро, мы параллельно начали строить распределительные сети и перестраивать систему узловых АТС. В МГТС было порядка 200 АТС. Однако в прошлом году мы закончили строительство 66 новых станций, тем самым завершив проект «GPON АТС». Именно на этих АТС расположено терминальное станционное оборудование сетей GPON (OLT). И сейчас мы полностью переносим трафик на 66 новых станций.

В результате мы не только перешли на новую технологию, но и изменили сам подход к предоставлению телекоммуникационных услуг. Если раньше МГТС позиционировалась как телефонный оператор, то сейчас мы превратились в мультисервисного оператора Москвы. В основе нашей деятельности по-прежнему остается телефония, но компания активно продвигает услуги передачи данных, IP-телевидение, а в последнее время и видеонаблюдение. Причем оказывает услуги не только населению, но и бизнес-сегменту (B2B), а также государственным структурам городского и федерального уровня (сектор B2G).

CNews: Перевод абонентов с медных линий на GPON проходил без проблем?

Александр Трохин: К весне 2013 года, переступив порог в 1 миллион портов GPON, мы увидели, что не все абоненты хотят получать новую услугу. Поэтому был запущен новый проект – GPON-АТШ (активный телекоммуникационный шкаф).

Суть этого проекта такова: практически во всех домах, где имеются распределительные шкафы «медной» телефонной сети, мы устанавливаем активное оборудование, полностью эмулирующее для абонентов телефонную сеть. Заводим оптический кабель в каждый дом и подключаем к АТШ. Те, кто хочет переключиться на PON, получают новые скорости, новые услуги, новые возможности. Для остальных внешне ничего не меняется. Даже если абонент пользовался передачей данных посредством ADSL, он продолжает получать эту услугу. Причем мы практически каждому обеспечиваем не просто ADSL, а ADSL2+ со скоростью до 25 Мбит/с.

R сети GPON подключено около 50 тыс. камер городского видеонаблюдения

После установки первых АТШ тесты показали, что реальная скорость на медных линиях близка к теоретически возможной – что неудивительно, поскольку медножильный кабель теперь соединяет абонента только с активным оборудованием в его доме. Такие шкафы мы устанавливаем везде, где это необходимо, и в первую очередь – в центре города. Там много старых домов, где невозможно или очень сложно построить новые домовые распределительные сети, поэтому практически во все дома в центре мы ставим АТШ.

CNews: Это единственная проблема, тормозящая строительство сети PON?

Александр Трохин: Самая большая проблема, связанная со строительством сети PON – это допуск в дома, взаимодействие с управляющими компаниями. Кто-то активно идет на сотрудничество, понимая, что надо внедрять новые технологии, что модернизация телекоммуникационных сетей неизбежна. Кто-то вообще не хочет сотрудничать, говоря: «У наших жильцов все хорошо с услугами связи, поэтому нам никакая модернизация не нужна».

Аналогичная проблема и с допуском в административные здания, особенно сдаваемые в аренду. Даже если арендаторы хотят получать услуги МГТС, владельцы зачастую нам заявляют: «Они много чего хотят, у них уже есть какой-то интернет по радиоканалу, и больше ничего не надо. Видите, какой у меня замечательный ремонт, а вы тут мне еще землю раскопаете, какую-то железку поставите – ничего не позволю, не приходите». Если бы не эта проблема, мы бы уже закончили все строительные работы.

Еще одна сложность связана с кабельной канализацией. Конечно, за 132 года существования МГТС в городе создана достаточно развитая система распределительных сетей и, соответственно, кабельной канализации. Но ее все равно не хватает, многие существующие каналы уже заполнены. Поэтому необходимо прокладывать новые каналы, особенно на участках от магистральной сети до жилых домов. Это влечет строительные работы в городе, что связано с необходимостью согласовывать проектную документацию, получать разрешения, соблюдать очень жесткие требования, которые выдвигают городские власти. Но это меньшая беда по сравнению с проблемой допуска в здания.

Тем не менее, все эти проблемы мы решаем, и не могу сказать, что они радикально влияют на наше строительство.

CNews: По каким критериям вы выбирали поставщиков? Были ли среди них отечественные производители?

Александр Трохин: По большому счету, мы никоим образом не ограничиваем себя в выборе производителей. МГТС никак не привязана к конкретным компаниям или к географическому региону, где они базируются. Для нас самое главное – качество и цена. Если эти два параметра укладываются в наши требования, то вообще никакого ограничения нет. Мы проводим открытые конкурсы, все требования сформулированы в виде технических заданий. Выполняешь условия техзадания – нет проблем, мы готовы сотрудничать.

К сожалению, в области активного оборудования, интеллектуальной начинки на рынке доминируют зарубежные компании, в основном фирмы США и Китая. Ядро нашей сети построено на оборудовании Huawei. В качестве OLT-систем также в основном используем решения китайских компаний Huawei и ZTE. Когда стартовал проект GPON-АТШ, мы провели тендеры на приобретение дополнительного оборудования, которое должно быть совместимо с уже установленными OLT.

Помимо Huawei и ZTE, в тендере участвовали несколько компаний, включая «Натекс» и Alcatel-Lucent. В результате тендер выиграли несколько компаний, и в АТШ мы будем использовать их решения. Тем самым мы уходим от привязки к поставщикам OLT Huawei и ZTE, и можем применять оборудование различных производителей.

К весне 2013 года мы переступили порог в 1 млн портов GPON

Что касается абонентских терминальных устройств (ONT), изначально это также были продукты компаний ZTE и Huawei. Однако мы приступили к реализации стратегии универсальной прошивки, когда абонентское оборудование может быть любым, и на него устанавливается программное обеспечение, необходимое для работы в сети МГТС. Провели дополнительный конкурс, и у нас появился третий поставщик – тайваньская компания Sercomm. Она поставляет абонентские устройства, совместимые с OLT производства ZTE и Huawei. Причем продукты Sercomm – это очень хорошее оборудование.

Отечественные производители в основном поставляют нам пассивное оборудование – оптические кабели и оптические распределительные шкафы. Когда объявили конкурс, нам в лабораторию привезли порядка 30 шкафов, как от зарубежных, так и от отечественных компаний из разных регионов. Мы месяца три совместно с поставщиками дорабатывали конструкции. В финале этого конкурса оказались китайские компании и две московские фирмы. Москвичи победили – и по цене и, самое главное, по качеству.

В области активного оборудования мы используем решения компании «Натекс». Применяем их голосовые шлюзы, в основном для абонентов сегмента B2B. Это необходимо, если в сети корпоративного клиента уже установлена аналоговая УПАТС, или он предоставляет какие-то голосовые услуги. Поэтому для нас нет никаких ограничений в выборе производителей активного и пассивного оборудования. Появись отечественные ONT – было бы замечательно. Но нет даже предложений. А если предлагают – внутри то же самое китайское наполнение.

CNews: Развертывание сети на 4 млн портов менее чем за два года говорит об очень высокой скорости реализации проекта. За счет чего это удалось? Учитывался ли опыт коллег из Северо-западного филиала «Ростелекома»?

Александр Трохин: Безусловно, опыт учитывался. Анализировались топология сети, используемое оборудование, сложности, с которыми коллеги сталкивались при строительстве. Однако самое главное при реализации проекта – эффективно управлять большим числом контрагентов.

Значительную часть строительных работ на сети МГТС ведут подрядные организации. Мы провели несколько конкурсов и привлекли около 40 подрядных организаций. Это позволило снизить стоимость строительства. Однако изначально никто не понимал, как управлять столь масштабной стройкой, когда ежемесячно вводятся сотни тысяч портов.

Решение было найдено – мы внедрили программный комплекс управления строительством. Ведь мало просто выдать подрядчикам адресные списки и проконтролировать сдачу объектов. Программный комплекс подразумевает, что с самого первого момента, начиная с конкурса, за одним или группой подрядчиков закреплен наш сотрудник – куратор, который ведет этот проект. Подрядчик получает адресный список и приносит ситуационный план, который заносится в ИТ-систему. После этого он получает оборудование, давальческое сырье, приступает к стройке. А его куратор в режиме реального времени отслеживает, что уже сделано. Например, по какой-то магистрали проложен оптический кабель – он тут же внес отметку о выполненной работе в систему. И сразу всем видно, что в таком-то месте магистраль проложена.

Hадиорелейное оборудование обеспечивает скорость на уровне 1 Гбит/с

Как только поставили оптический распределительный шкаф – делается то же самое и автоматически формируется команда, чтобы наши специалисты просветили кабель, проверили, как установлен шкаф, исправно ли оборудование. Если все нормально и все этапы завершены, подрядчик может выставить нам счет и проследить процесс оплаты в режиме реального времени.

Программный комплекс показал свою эффективность для управления многочисленными подрядными организациями. Без него проект просто бы встал. И теперь мы хотим модернизировать эту систему, превратить его в универсальную платформу, которая позволит управлять реализацией любых услуг сторонними подрядными организациями. Речь идет не просто о сети GPON, но и об аренде «темных», не подключенных, волокон, о видеонаблюдении и видеоаналитике, о высвобождении зданий и т.д. Мы должны не просто отслеживать, но и управлять всеми процессами, в которые вовлечены подрядные организации.

Революционные технологии работы с данными меняют правила игры на рынке
Бизнес

CNews: Вы отметили, что МГТС становится мультисервисным оператором. О каких услугах, помимо телефонии и передачи данных, идет речь?

Александр Трохин: По мере того, как мы расширяли охват Москвы сетью PON, компания МГТС начала работать с крупными B2G-проектами, которые необходимы городу. Один из них – проект интеллектуальной транспортной сети, который мы реализовали во второй половине 2013 года. Речь идет об организации каналов связи для светофорных объектов. В рамках данного проекта задача МГТС сводилась к обеспечению транспортных каналов. И это стало возможным именно благодаря тому, что мы развернули очень масштабную сеть PON. Мы не только подключили к сети PON порядка 2 тыс. светофорных объектов, но и параллельно для каждого из них организовали канал радиодоступа. Кроме того, к сети сразу же были подключены видеокамеры. Причем, все активное оборудование PON мы размещаем в ближайшем к светофорному контроллеру распределительном шкафу. И, случись проблема с электропитанием светофора, сам оптический канал связи будет работать.

Сеть PON позволила нам реализовать еще один важный проект – выиграв конкурс Правительства Москвы, мы с 2012 года активно участвуем в программе по внедрению системы видеонаблюдения в городском масштабе. Она уже охватывает несколько районов Москвы, к сети GPON подключено около 50 тыс. камер. Причем услуга включает и контроль мест массового скопления людей, и видеонаблюдение во дворах и подъездах, т.е., весь комплекс услуг. В дальнейшем планируем расширять ареал предоставления этой услуги – уже приходят запросы из Подмосковья, где хотят реализовать подобную программу, видеонаблюдение интересует всех.

Подчеркну, МГТС сейчас работает над тем, чтобы стать не просто мультисервисным телекоммуникационным оператором, но и оператором услуг видеонаблюдения и видеоаналитики, чего в Москве пока нет. Сейчас мы закупаем ИТ-платформы для обработки видеоданных , создаем системы хранения, строим распределенные центры обработки данных на базе новых АТС.

Какие компании наиболее уязвимы для киберпреступников
Безопасность

CNews: Что будут включать в себя услуги видеоаналитики?

Александр Трохин: Мало создать систему видеонаблюдения и хранить видеозаписи, на которых большую часть времени ничего не происходит. Система видеоаналитики позволяет выделить именно те события и объекты, контроль за которыми заказывают городские организации или частные лица. Совместно с партнерами мы уже реализовали пилотный проект, который демонстрирует возможности видеоаналитики. Система распознает определенные события: например, агрессивную толпу, драку, огонь, оставленную сумку и т.п., и выдает сообщение соответствующим службам, чтобы они обратили внимание на определенную камеру. Можно контролировать любые события, такие, как уборка мусора или очистка улиц. Возможностей очень много. В перспективе речь уже идет о проектах уровня «умный город».

CNews: Эксплуатацией всех этих систем МГТС занимается собственными силами?

Александр Трохин: Поскольку видеокамер очень много, их работу поддерживают как наши службы эксплуатации, так и подрядные организации. Город предъявляет очень высокие требования к обслуживанию и качеству системы, и мы должны стопроцентно гарантировать ее надежность.

CNews: Как при такой огромной сети реализуется мониторинг технического состояния всех объектов?

Александр Трохин: В МГТС есть департамент технического сервиса, который выполняет функции как непосредственно мониторинга сети, объектов связи, систем безопасности и жизнеобеспечения объектов, так и техническую поддержку всех уровней.

Если говорить про абонентов, то для них создан объединенный с МТС call-центр в Нижнем Новгороде. Оператор может определить, есть ли групповые аварии на данном участке сети. Если аварий нет, и оператор не может сам решить проблему абонента, то передает вызов на следующий уровень, службе технической поддержки МГТС в Москве. Сама служба техподдержки МГТС делится на сегменты: абоненты массового сектора, корпоративные клиенты или абонент B2G.

Спецификация TR-069 описывает управление абонентским оборудованием через глобальную сеть на основе протокола CWMP (CPE WAN Managment Protocol). Стандарт широко используется в сетях GPON.

Кроме того, в 2014 году мы завершаем проект по внедрению системы управления абонентским оборудованием на основе спецификации TR-069. Оператор call-центра сможет видеть оконечные устройства, установленные у абонента – и ONT, и подключенную к нему телевизионную приставку, и другие устройства за ONT, поддерживающие TR-069. Поставщиков решений для этого проекта мы также выбрали через открытый конкурс. Осенью мы планируем запустить систему в коммерческую эксплуатацию.

В итоге мы сможем не только оперативно диагностировать состояние любого абонентского устройства в сети PON, но и управлять им. Теперь оператор не будет рекомендовать абоненту включить-выключить ONT, а сам его перезагрузит. Кроме того, такая система позволит предоставлять услуги индивидуально. Например, абонент изначально не заказывал услугу IPTV, но позднее купил IPTV-приставку в салоне связи, подключил ее и через «личный кабинет» активировал услугу. Если что-то вдруг не заработало, он позвонит в call-центр, и оператор сможет непосредственно помочь с настройками. Это, конечно же, сэкономит время и средства как МГТС, так и клиентов, поскольку одно дело – оперативное решение всех заявок абонентов в дистанционном режиме и совсем другое – визит монтера.

Система мониторинга охватывает и все оборудование инфраструктуры сети. Мы контролируем состояние каждой платы в каждом шкафу с активным оборудованием. В АТШ их может быть от 128 до 256, в зависимости от того, какие услуги поддерживаются. Одним из условий конкурса на АТШ, с которым, кстати, справились не все производители, был мониторинг абонентской линии. Мы контролируем, положена ли телефонная трубка, есть ли питание на линии, сигнал «контроль посылки вызова» и т.д. В случае неисправности оператор принимает меры совместно с соответствующими службами МГТС. Параллельно мне как техническому директору для контроля приходит SMS-сообщение об аварии.

CNews: Создав сетевую инфраструктуру, включая сеть агрегации, вы представляете транспортные услуги другим телекоммуникационным операторам?

Александр Трохин: МГТС очень тесно сотрудничает с МТС, поскольку это наша материнская компания. Мы предоставляем каналы как на магистральной оптической, так и на PON-сети. Например, микросотовые базовые станции МТС в Москве подключены к нашей GPON. Действует и программа переключения на нашу сеть базовых станций МТС с беспроводных каналов либо с оптических каналов, арендуемых у других операторов. Поэтому с МТС у нас практически одна сеть.

Другим операторам, в том числе сотовым, мы предоставляем услуги на коммерческой основе – и транспортные каналы, и площади, весь спектр услуг. Никаких ограничений нет, и примеров подобного сотрудничества немало.

CNews: МГТС использует беспроводные технологии?

Александр Трохин: В ходе проекта «интеллектуальная транспортная сеть» наша дочерняя компания «Таском» обеспечивала беспроводной канал связи до светофорных объектов. Кроме этого, мы совместно с «Таскомом» реализуем проекты, связанные с подключением B2B- и B2G-клиентов по радиоканалу. Это важно, когда необходимо срочно присоединить к сети отдельно стоящее здание либо другие объекты, пока не охваченные нашей оптоволоконной сетью. По радиоканалу мы можем оперативно подключить абонента, обеспечив пропускную способность порядка 100 Мбит/с. Впоследствии постараемся перевести этого абонента на PON.

Сейчас производительность ядра около 300 Гбит/с

Кроме того, сейчас мы работаем над подключением отдельно стоящих жилых домов, куда сложно провести волоконно-оптический кабель. Основная проблема в таком случае – передача качественного потока IPTV. Ранее по радиоканалу это было практически невозможно, картинка просто рассыпалась из-за джиттера (разного времени прохождения пакетов данных. – Прим. CNews). Однако сейчас мы тестируем радиорелейное оборудование одного из производителей, которое обеспечивает скорость на уровне 1 Гбит/с, что решает подобные проблемы. К концу года мы планируем внедрить каналы беспроводного доступа со скоростью до 2 Гбит/с, которые позволят качественно передавать IPTV. Но все это лишь временные меры, позволяющие начать предоставление услуг, пока прокладываются оптические кабели.

Кроме того, ряд наших B2G-проектов связан с развертывание зон доступа Wi-Fi в основном, в местах массового скопления людей, например, таких как парки. Отдельный проект – создание точек доступа Wi-Fi в школах. В целом мы готовы предоставлять любые услуги, связанные с Wi-Fi, в зависимости от задач и условий конкретного клиента – по заказу городских структур, для бизнес-клиентов, в рамках социальных программ. Собственных крупных проектов, связанных с беспроводным доступом, пока не планируем.

CNews: Если вернуться к PON, одна из основных трудностей, связанная с переходом телефонии от медножильного кабеля к оптическому, – энергозависимость абонентского оборудования. Отключилось электричество – и абонент останется без связи. Как вы решили эту проблему?

Александр Трохин: В квартирах этот вопрос решается довольно легко. Мы просто предлагаем аккумуляторные батареи для ONT, которые при аварии с электроустановкой обеспечивают независимое электропитание оборудования. Что касается АТШ, там изначально предусмотрены резервные аккумуляторные батареи.

CNews: И все же – почему не все абоненты хотят подключать к GPON?

Александр Трохин: Полагаю, некая инертность. Это ведь совсем новая, непривычная России технология, Мы говорим: «Вы за те же деньги, что платите сейчас, получите скорость на порядок выше». А нам в ответ: «У меня все работает, мне ничего не надо. Есть телефон, есть ADSL-доступ в интернет, все устраивает». Однако стоит попробовать – и отказаться уже очень тяжело. По себе сужу – когда был канал в 40 Мбит/с, казалось, что этого достаточно. Сейчас, если скорость меньше 100 Мбит/с, я чувствую себя дискомфортно, и вся семья спрашивает: «Что случилось?» Да и многие коллеги отмечают: включили GPON – все в восторге. Это и качество телевизионного сигнала, масса HD-каналов без каких-либо задержек, и самое главное – доступ в интернет. У нас очень широкая сетка тарифных планов – от 10 до 350 Мбит/с, при желании можно получить и 1 Гбит/с.

CNews: Полная смена парадигмы работы МГТС потребовала существенных инвестиций. Они реально возвращаются в виде прибыли?

Александр Трохин: В целом объем инвестиций в проект составит порядка 2 млрд. долл. Сегодня можно уверенно говорить, что проект открывает перед компанией новые перспективы развития. Количество услуг, которые можно без потери качества предоставить одному абоненту по технологии GPON, безгранично. ARPU (доходность в пересчете на одного абонента) GPON выше, чем на медной линии. А ведь мы только в начале пути, услуг будет все больше.

Подписаться на новости Короткая ссылка