oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2013

Ольга Ускова

Ольга Ускова:
Импортозамещение в ИТ возможно, если дать преференции российским разработчикам

Политические события начала 2014 года повлекли за собой процессы реструктуризации российского ИТ-рынка. Влияние иностранных поставщиков снижается, все чаще идут разговоры о полном импортозамещении в ИТ. С каким багажом рынок подошел к этой черте, и что вендоры ожидают от государства, рассказывает президент группы компаний Cognitive Technologies Ольга Ускова.

CNews: Как вы оцениваете динамику российского ИТ-рынка в 2013 году?

Ольга Ускова: В прошлом году было замедление роста оборотов российских ИТ-компаний по отношению к 2012 году. Это замедление в основном связано с перераспределением проектов между секторами рынка. Например, несколько замедлились темпы развития ИТ в области медицины, ЖКХ, но было усиление в области внедрения систем безопасности, связанное с Олимпиадой и соответствующими большими контрактами.

Если говорить о направлениях развития рынка, то был резкий скачок в области электронного документооборота. Многие предприятия доросли до СЭД и ECM-систем, и в результате получился рост этого сегмента на десятки процентов. Напротив, замедлился рост, связанный с внедрением ERP-систем, потому что фактически началась реструктуризация рынка. Самые крупные структуры уже заключили договоры на большие суммы, этот этап закончился и все интриги уже «отыграны», при этом средний и малый бизнес не спешит внедрять ERP.

Есть динамика в области облачных технологий – на эти сервисы переходит банковский сектор, начали делать облачные архивы, появились новые услуги связи с использованием «облаков» и так далее. Здесь резкий рост обусловлен тем, что это направление стартовало у нас практически с нуля.

Но необходимо уточнить, что цифры, которыми мы описываем итоги прошлого года, ничего не дадут нам для понимания динамики на сегодняшний день, потому что внешнеполитические события повлияли на нормальный ход бизнеса и прервали логическую связь между результатами 2013 и 2014 годов.

CNews: Меняется ли отраслевая сегментация заказчиков вашей компании?

Ольга Ускова: Сейчас она резко изменилась, потому что к традиционным нашим заказчикам-силовикам добавилась оборонная отрасль. Причем это очень крупные заказы: мы даже перестраиваем свои внутренние структуры – создаем новые цеха, лаборатории, которые будут обслуживать только эти контракты.

Оборонная отрасль отличается от других госзаказчиков своей структурой и специфичным набором подрядчиков. Чем она для нас интересна – своей инновационностью, потому что в оборонном заказе сегодня превалируют задачи нового поколения. Мы помогаем «перевести войну на бесчеловеческие рельсы» – звучит жутковато, но это дает толчок развития не только военным технологиям. Если стоит задача автоматизировать транспортное средство, беспилотный летательный аппарат или танк – дать систему управления, которая сканирует окрестности, определяет объекты в поле зрения – полученное решение можно потом использовать и для мирных задач. К примеру, единственный наш признанный производитель автомобилей КАМАЗ делает машины как для силовиков, так и для гражданской сферы. И, если «беспилотное» направление использовать для создания мирных автомобилей, с ним можно выйти на экспорт. Безусловно, это очень интересная для нас тема.

Что касается остальных рынков, в которых работают наши заказчики, то мы отмечаем уменьшение доли промышленности. Металлургия сейчас переживает не лучшие времена, и предприятия экономят на информационных системах. Нормально себя чувствует только нефтегазовая отрасль. И она как раз мобилизует силы под проекты информатизации. Поскольку это стратегические предприятия, они сейчас вынуждены открываться для отечественных поставщиков ИТ-решений.

CNews: Какой прогноз для ИТ-рынка вы дадите на 2014 год?

Ольга Ускова: Мы считаем 2014 год третьим переломным периодом для ИТ-отрасли. Первый был в 1997–1998 годах. Это был период выживания, чистки рынка, когда его покинули случайные участники. Второй период пришелся на 2001–2002 годы, и для этого периода был характерен интерес государства к отрасли, в эти годы министр экономического развития Герман Греф и министр связи Леонид Рейман вели работу над ФЦП «Электронная Россия». После этого была относительно ровная динамика, на которую почти не повлиял даже кризис 2009 года.

Чем характеризуется этот год – он при правильном ходе событий станет годом полной реструктуризации отрасли. Сменятся лидеры и основные игроки, поменяются стратегические направления по сегментам рынка.

На текущий момент, если брать структуру ИТ-рынка в России, его можно разделить на три блока. Около 63–68% занимают западные вендоры и их посредники в России, представляющие их здесь и в сфере ИТ-услуг для оборонной отрасли. Отечественные поставщики, те, кто имеет собственное производство – это всего 6–7%. Остальное – это некие смешанные варианты, когда у компаний есть основное предложение от западного бренда, и к нему они делают надстройки, дополнения для решения задач российских заказчиков.

Эта структура сложилась еще в 1990-х годах и сохранялась практически неизменной. Российские компании попадали в систему тендеров, откатов, рекомендаций консалтинговых фирм, которые советовали клиентам сотрудничать с крупными западными брендами, из-за чего наши могли работать в довольно узких рамках.

Но сейчас все меняется – вступили в игру такие факторы, как санкции, которые уже действуют в отношении России для ряда американских и европейских производителей. В нашей стране многие недооценивают их значение. После первого информационного всплеска, когда все говорили о санкциях, люди вернулись к своим компьютерам – все системы работают и, казалось бы, ничего не произошло. На самом деле, все уже случилось. В России не обновляются до последних версий информационные системы, новейшие технологии сюда не поставляются, как в Иран.

CNews: Чем это грозит российской экономике?

Ольга Ускова: Ввести санкции можно быстро, а на отмену их уйдут годы. Даже если Россия прямо сейчас примет политические решения, отменяющие те, которые привели к санкциям, может пройти 6–7 лет, прежде чем санкции будут сняты. Это связано с бюрократией. Комиссии долго заседают, принимают свои решения, передают рекомендации законодателям и так далее. И пока этот процесс будет идти, с уже принятыми решениями ничего не смогут сделать ИТ-компании, которые теряют деньги и вовсе не заинтересованы в санкциях. Все контракты на поддержку в какой-то момент остановятся.

Как бы нам ни казалось, что все наладится и жизнь снова станет прежней – это неправда, жизнь уже изменилась, и как раньше уже не будет.

CNews: Какой выход для российской экономики вы видите – импортозамещение?

Ольга Ускова: Да, и это будет сопровождаться достаточно серьезными процессами. Сейчас, как уже говорилось, есть определенная система – традиции, коррупционные интересы, которые, безусловно, возникают, когда средний чек около 20 млн долларов. И та прослойка, которая сегодня живет этими интересами, будет очень сильно сопротивляться введению импортозамещения, говорить, что нам нечего предложить взамен «айфонов».

Но если мы ведем реальный разговор о том, как жить в сложившихся условиях, нужно признать, что придется потерпеть какие-то неудобства. Сами эти неудобства не являются критичными, они могут быть нивелированы за счет либо развития собственного производства, либо работы с другими вендорами. Мы можем просто разместить заказы на новых рынках, в первую очередь – азиатских.

В качестве примера скажу, что у нас есть «Единая электронная торговая площадка» – это крупная компания с оборотом несколько триллионов рублей в год. Она является участником государственной программы по переводу всех госзакупок в электронный формат. Для нас критичны ее безопасность и непрерывность функционирования дата-центров – они должны соответствовать всем стандартам. Угроза в том, что, если прекращается поставка комплектующих, то повышается шанс остановки работы оборудования. Поэтому, как только были объявлены санкции, мы обратились на азиатский рынок и начали закупать стойки с серверами уже не на платформе Intel.

CNews: Если обратить внимание на рынок разработки, какие отечественные решения могут стать альтернативой западным решениям? Что может предложить Cognitive Technologies?

Ольга Ускова: Мы различаем три уровня задач, которые стоят как перед страной, так и перед нами – разработчиком решений.

Первый уровень – функциональный софт. Здесь ситуация в целом неплохая: в России есть ERP своей разработки, СЭД, кадровые системы и так далее. Если этот сектор немного «подкормить» заказами, он еще вырастет. За 2–3 года из него вполне можно сделать функционирующую ИТ-отрасль, причем это задача не столько для бизнеса, сколько для регулятора в плане создания преференций российским компаниям.

На втором уровне – операционный софт, и здесь дела обстоят хуже. На данный момент существуют два решения задачи. Первое – «авральное», его постоянно используют спецслужбы, информационные системы которых работают на импортном ПО со всеми его «закладками». Я говорю о «доверенной среде», которая создается вокруг, например, СУБД Oracle и не дает ей самостоятельно проявлять активность, взаимодействовать с внешней средой. Такой спецконтроль снижает в целом функциональность, но все работает, хоть и более сложно. Я думаю, эта практика должна быть расширена при участии государства на стратегические предприятия – в энергетике, финансовой отрасли и проч.

Помимо использования «доверенной среды», стоит вопрос создания своего собственного операционного ПО. На мой взгляд, нужно делать системы на базе Linux – это открытая платформа, никто нам не помешает работать.

У нашей компании есть опыт создания системы торгов для ЕЭТП на Linux, когда стояла задача сделать открытый портал и защищенную финансовую часть, которая бы обслуживала большое количество участников и транзакций. За два года этот сложный проект был завершен. А российскую операционную систему можно сделать за 3–4 года по нашим подсчетам. Нужна только правильная постановка задачи.

Третий уровень задач – отечественное производство комплектующих. Здесь самая тяжелая ситуация, мы сильно отстаем. Но есть альтернатива тому рынку, который связан сейчас режимом санкций – надо приобретать «железо» в других странах. И надо принимать политическое решение об организации взаимодействия с Азией по производству современных компонентов, комплектующих в России. На это может потребоваться 5–7 лет, если будет промышленная политика государства в области ИТ. Сейчас ее нет.

Что касается нашей компании, то мы спокойно можем заменить решения западных производителей в области документооборота, ERP и архивных систем, электронной торговли. В области документооборота Cognitive Technologies, согласно оценкам IDC, занимает 1-е место среди российских разработчиков и 2-е место среди всех компаний в России. Наши ИТ-проекты успешно реализованы в силовых и других госструктурах. У нас также накоплен большой позитивный опыт работы на промышленных предприятиях, что позволяет нам конкурировать с SAP R3.

CNews: Какова роль государства в реализации импортозамещения?

Ольга Ускова: Самое важное – надо привести в порядок сложившуюся систему закупок информационных технологий. В законы 44-ФЗ и 223-ФЗ, регулирующие госзакупки, нужно внести поправки, которые поддержат отечественного производителя на новых тендерах. В первую очередь, это нужно сделать в отношении стратегических рынков.

Что конкретно требуется сделать – внести в закон 223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» норму об обязательном ведении каталога товаров и услуг в стандарте НСИ ISO 22745 или о соответствующем ГОСТе. Это упорядочит тендеры и приведет к тому, что отдельные позиции нельзя будет привязать к конкретному заранее известному производителю.

Нужна поправка о преференциях российским участникам тендеров – это очень важно. Сегодня победитель определяется по формуле, включающей цену, сроки и квалификацию. И россиян «срезают» именно на квалификации, поскольку это «плавающий» фактор. Нужно прописать преимущество компаний, зарегистрированных и действующих в России. Таким образом мы защитимся от размещения заказов за рубежом.

И в оба закона нужна поправка об однозначном ценовом предпочтении продукции вендоров, не использующих лицензированные импортные компоненты – возможно, с внешним аудитом использования. Этот набор мер направлен на обеспечение заказа российским компаниям – на ключевой момент их развития. Как только появится возможность побеждать в тендерах, отрасль подтянется.

CNews: Много разговоров ходит про «закладки» в иностранном ПО, позволяющие несанкционированно получать информацию или даже управлять поведением систем. Есть ли конкретные примеры?

Ольга Ускова: Есть много примеров, когда действия вендоров идут вразрез с нашими требованиями по информационной безопасности, направленными на защиту от «закладок». В первом случае очень крупный российский заказчик четыре года работал с Oracle. Одним из условий было открытие программного кода для установки защиты. Но на третьем году, когда часть кода была открыта, вендор отказался дальше его раскрывать. Разрывать контракт не стали, но пришлось систему «накрывать саркофагом» – устанавливать в «доверенную среду».

Вторая история связана с Cisco и Alcatel. Государственный департамент США запретил Cisco раскрывать коды, и компания потеряла заказы ряда наших силовых структур. В то же время, французская Alcatel согласилась на условие российской стороны и получила контракт.

CNews: Какие тренды мирового рынка проявятся в России в этом году?

Ольга Ускова: Я считаю, что должна подняться тема робототехники, над которой мы работаем. Она не новая, но в связи с перевооружением, большими госзаказами мы будем идти в мировом русле. Мы переходим от задач типа «можно ли в принципе что-то сделать» к таким сложным решениям, как полная имитация мышления человека и принятие решения на основе увиденного, т.е., создание полноценного «робота-глаза». Это качественный скачок. Если сначала роботы были подобны младенцам, которые различают отдельные предметы, но не могут понять их взаимодействие, то сейчас роботы «выросли» и способны увязывать все, что находится в поле зрения, в единый поведенческий сценарий – рельеф местности, различные объекты и так далее. За такими проектами будущее.

Уточнение

Редакция CNews допускает, что в тексте интервью с президентом группы компаний Cognitive Technologies Ольгой Усковой «Ольга Ускова: Импортозамещение в ИТ возможно, если дать преференции российским разработчикам», опубликованного в составе обзора «Рынок ИТ: Итоги 2013» от 29 мая 2014 г., могут содержаться некорректные отзывы о деятельности SAP в России. Редакция CNews не всегда разделяет позиции интервьюируемых лиц, в частности, редакция CNews не разделяет мнение г-жи Усковой и не поддерживает ее комментарии о деятельности SAP, высказанные в указанном интервью.

Вернуться на главную страницу обзора