Спецпроекты

oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2013

Главные тренды мирового рынка ПО: облака, онлайн-аналитика и интернет вещей

Главные тренды мирового рынка ПО: облака, онлайн-аналитика и интернет вещей

Затраты на разработку, тестирование, сопровождение и продвижение новинок, по крайней мере, в области ERP-систем становятся так велики, что окупить их можно, только доказав клиенту, что он реально получит какие-то «неземные блага», совершив апгрейд.

Участники мирового ИТ-рынка программного обеспечения бодро встретили 2013 г., опираясь на классическую модель развития: для сохранения лидирующих позиций реализовывалась агрессивная скупка конкурирующих компаний вместе с их клиентурой. Однако со второго полугодия 2013 г. стало казаться, что пора подумать о новой бизнес-модели. Ярким примером может служить история корпорации Oracle, которая поглотила PeopleSoft (2005 г.), JD Edwards (2005 г.), Siebel Systems (2006 г.), RightNow Technologies (2011 г.), Taleo (2012 г.) и еще множество других.

С целью унификации собственного и приобретенного продуктовых портфелей на базе всего лучшего, что содержалось в них, была начата разработка ERP-решения нового поколения Fusion Applications. Но вот спрос на Fusion оказался не таким, на который рассчитывали топ-менеджеры Oracle: клиентура не спешила мигрировать на новинку. Аналитики Forrester Research определили, что 65% клиентов Oracle на тот момент не имели планов по внедрению каких-либо модулей Fusion Applications, а 24% затруднились с ответом. На предложение о весьма сложном миграционном проекте, требующем времени и солидных бюджетов, потенциальный заказчик ответил: «Если старые приложения по-прежнему можно совершенствовать и они надежно работают, зачем нужны изменения?».

Инцидент, с точки зрения аналитиков, специализирующихся на экономике применения ИТ, показал, что пора вспомнить о законе «убывающей предельной полезности». Затраты на разработку, тестирование, сопровождение, продвижение новинок, по крайней мере, в области ERP-систем становятся так велики, что окупить их можно, только доказав клиенту, что в результате апгрейда он получит колоссальный экономический эффект.

Стремление к простоте

История Oracle не единична. Действительно, «головной болью» индустрии ПО стал постоянный рост сложности комплексных бизнес-решений. Для их настройки и обслуживания все чаще приходится привлекать внешних консультантов. Вендоры это прекрасно понимают и давно ищут пути удешевления.

Одно из таких решений стало трендом, определяющим перспективу отрасли в ближайшие годы. Речь идет о прекращении глобального противостояния между открытым и проприетарным ПО и создании альянсов разработчиков на основе открытых стандартов ИТ. Ярчайший пример тому – несколько десятков мировых грандов, совместно участвующих в проекте OpenSteck. Понятно, что никаких революций не случилось — речь идет о добровольном выборе модели разработки: самостоятельно или с привлечением открытого сообщества разработчиков. Открытые схемы лицензирования не запрещают того, чтобы на основе открытых компонентов создавались закрытые продукты.

Подобная модель разработки, конечно же, не могла появиться на пустом месте – ей предшествовало накопление огромного багажа компетенций движения Open Source. От усилий отдельных энтузиастов-одиночек в области разработки ПО дело дошло до стандартизации и полноценного взаимодействия с регуляторами по продвижению «открытого стиля».

Он характеризуется наличием трех открытых составляющих: компонент, стандартов и протоколов, а так же ресурсов разработки. В результате сегодня в тренде кооперация и обмен идеями: в числе ведущих разработчиков ядра Linux можно найти корпорацию Microsoft. А недавнее исследование Linux Foundation показало, что 80% облачных систем строятся на основе отрытого кода, 75% разработчиков систем, относящихся к разряду «больших данных», в своей основе имеют один из дистрибутивов Linux.

«Открытый стиль» привнес в бизнес-практику децентрализованную разработку программного обеспечения, способную порождать весьма сложные инженерные решения. На базе тех же дистрибутивов Linux работают системы класса mission critical (системы для решения критически важных задач бизнеса), например, биржи NYCE или ММВБ.

Отмеченная выше корпорация Microsoft через свое дочернее подразделение Microsoft Open Technologies запустила VM Depot – управляемый сообществом каталог виртуальных Linux-машин для Windows Azure. Hadoop или Android – сегодня уже банальность. А сервисная модель монетизации компетенций Red Hat рассматривается под микроскопом как крупнейшими вендорами, так и стартапами.

Облака ускоряют время

Экономическая подоплека технических трендов стала движущей силой бурного роста вычислений в облаке (cloud computing). Встает насущный вопрос: осилят ли глобальные вендоры (даже в условиях парадигмы «открытых ИТ») разработку и поддержку своих решений для работы и в традиционных условиях, и в облаке? Аналитики ИТ-рынка дают практически однозначный ответ: так или иначе, большинство бизнес-приложений рано или поздно окажутся в облаке.

«Несомненный мировой тренд – перенос в облако если не всех, то многих приложений, которые ранее работали на компьютерах и серверах конечных пользователей. Первые в этом списке решения для коллективной работы, CRM и целый ряд других. Что касается российской специфики, то, в отличие от многих стран мира, перенос в облака тяжелых решений, например, класса ERP – процесс гораздо более медленный», – считает Роберт Фариш, вице-президент IDC.

Подтверждая тенденцию, лидирующие мировые вендоры уже приняли решение развития облачной версионности. Альфонсо Ди Ианни (Alfonso Di Ianni), старший вице-президент Oracle EСЕMEA, рассказал о планах миграции в облака на состоявшемся в апреле в Москве форуме Oracle CloudWorld. Марк Винсент Херд, сопрезидент Oracle, в интервью изданию «Ведомости» конкретизировал его слова: «Облачные приложения спроектированы так, чтобы вам не нужно было принять один раз решение, вырвать все с корнем и перенести в облака. Эти приложения состоят из модулей. Например, если вы возьмете управление персоналом, вы можете использовать облачное приложение по найму новых сотрудников и при этом не менять всю свою систему работы с персоналом. Вы можете использовать ее, как прежде, или перевести в облака отдельно модуль управления талантами, модуль управления результатами или модуль планирования передачи полномочий».

На SAP Forum 2014 г. Майкл Кляйнемайер (Michael Kleinemeier), президент SAP Middle & Eastern Europe, и Бьорн Гоерке (Bjoern Goerke), ИТ-директор SAP Global и исполнительный вице-президент SAP Cloud and Infrastructure Delivery, объявили о намерении инвестировать 20 млн евро в российские центры обработки данных (ЦОД), которые будут работать с облачными решениями SAP. Пока корпорация набирает очки в качестве облачного провайдера: на данном этапе международного противостояния на Украине руководство SAP четко заявило: бизнес в России останавливаться не будет, несмотря ни на какие санкции. В крайнем случае, окажутся недоступными какие-либо новинки. Но остальное ПО будет работать как в облаке, так и in-house.

Приложения мигрируют в облако, а для более безболезненного процесса переноса они могут дробиться на модули и компоненты. Для разработчиков облачных инфраструктур и самих приложений именно здесь находится тот Грааль, который поможет выиграть в конкурентной войне, ответив на вопросы: как именно объединять разрозненные решения различных софтверных компаний, как эффективно управлять ИТ-инфраструктурой, как обеспечить законное право клиента мигрировать с одной облачной платформы на другую.

Спрос на облачную аналитику уверенно растет

Существует иной пласт тенденций в области разработки и применения ПО, которые породили облака, вернее, их возможности по обработке данных в режиме реального времени, в том числе и благодаря доступности хранения больших данных и их аналитической обработки в оперативной памяти (in-memory).

Онлайн-обработка огромных массивов клиентских данных позволила осуществить давнюю мечту ритейлового бизнеса – повысить лояльность клиентов за счет персонифицированных систем лояльности. В итоге аналитики Gartner определили, что рынок программных систем для управления отношениями с клиентами (CRM) в 2013 г. достиг $20,4 млрд, что на 13,7% больше, чем в предыдущем году.

Компания Оборот в 2013 г., $млрд Доля рынка в 2013 г., % Рост 2013/2012, %
salesforce.com 3,29 16,1 30,3
SAP 2,62 12,8 12,7
Oracle 2,1 10,2 4
Microsoft 1,39 6,8 22,8
IBM 0,79 3,9 22
Другие 10,28 50,2 9,9
Всего 20,48 100 13,7

Источник: Gartner, 2014

Что характерно, 41% от общего объема закупок CRM приходится на программы в виде сервисов (SaaS). Еще больших успехов в облаках добились разработчики, ориентированные на поддержку решений для мобильных устройств. Львиная часть видеотрафика сейчас проходит через облака. Участники рынка говорят о взрывном росте смежного сегмента – облачного рынка резервного копирования данных: до 2016 г. средний темп роста этого сегмента составит около 30% в год и достигнет объема около $30 млрд.

Мир меняется

Вершиной трендов, которые могут быть физически реализованы и восприняты рынком, является развитие интернета вещей на базе облачных технологий. Концепция позволит создать динамические сети, состоящие из миллиардов и триллионов датчиков, контроллеров, роботов, находящих между собой в режиме обмена информацией. Тон Стинман (Ton Steenman), вице-президент направления по созданию решений для интернета вещей корпорации Intel, уверен, что развитие интернета вещей – это самая большая трансформация ИТ-отрасли, и происходит она прямо сейчас. Как полагают евангелисты этого явления, должна сформироваться гетерогенная среда, в которой в режиме реального времени приложения, имеющие зачатки искусственного интеллекта, построенного на базе онтологий и нейронных сетей, станут принимать часть решений вместо человека.

Сделав ставку на этот тренд, за последние несколько лет Intel сделала ряд стратегических инвестиций, например, в Wind River (2009 г., разработчик операционной системы реального времени, а также средств разработки ПО для встраиваемых решений) и McAfee (2010 г., разработчик в сфере ИБ), Aepona и Mashery (2013 г., предлагают облачные интерфейсы для прикладного программирования – API), Hadoop Cloudera (2014 г., разработчик решений для анализа больших данных). При этом корпорация является производителем инфраструктурных элементов для интернета вещей – специализированного процессора Quark, линейки высокопроизводительных чипов Xeon, используемых в системах хранения и обработки данных. Как объяснил Тон Стинман, интернет вещей включает 3 составляющих: устройства (датчики), облачные сервисы и аналитика. И сделки призваны создать ландшафт для разработки соответствующих продуктов.

В марте этого года Intel объявила о создании промышленного интернет-консорциума (IIC), который займется разработкой стандартов и вопросами обеспечения интеграции решений, предназначенных для интернета вещей. В него также вошли AT&T, Cisco, General Electric и IBM.

Таким образом, современные тренды развития программного обеспечения весьма сложны и извилисты. С одной стороны, ПО для конечного пользователя исчезает, становясь доступным как сервис (SaaS). С другой – на уровне ЦОДов и облаков появляются решения неимоверного уровня сложности. Грани между Open Source и проприетарным ПО стираются. А потребителями этих сервисов все чаще становятся не люди, а машины.

Вадим Ференец

Вернуться на главную страницу обзора