Интервью

Кирилл Богданов: Кризис не повлиял на ИТ-бюджет и информатизацию «Аэрофлота»

Инфраструктура
мобильная версия
, Текст: Наталья Анищук

Лидирующие позиции в отрасли вынуждают «Аэрофлот» шагать в ногу со временем. Внедренные в компании современные технологии уже серьезно упростили жизнь пилотам, бортпроводникам и бэк-офису. На очереди — серьезные изменения в управлении ремонтами, маркетинговой стратегии, а также новые «фичи» для пассажиров. О них CNews рассказал заместитель генерального директора «Аэрофлота» по информационным технологиям Кирилл Богданов.

Планшет вместо чемодана

CNews: Как вы оцениваете уровень развития ИКТ в мировой и российской авиации в части обеспечения полетов и бизнес-процессов? И насколько велика разница между тем, что есть у нас, и тем, что используют на Западе?

Кирилл Богданов: Информационные технологии сейчас глубоко вникают во все отрасли, в том числе и в авиацию, и мы стараемся не отставать. В 2006 году мы перешли на электронный билет. С 2011-го функционирует электронная система регистрации пассажиров. Но особенно много сервисов мы ввели для пилотов. Например, раньше, летчики были обязаны носить с собой 30-килограммовый чемодан с огромным количеством документов. В первую очередь там был список аэродромов с перечнем полос, глиссад, особенностей рельефа, других технических деталей. И в случае необходимости чемодан открывался, оттуда извлекались огромные папки с документами, в которых еще предстояло найти нужные сведения.

С 2012 года наши пилоты ими не пользуются. У них теперь есть electronic flight bag (электронная летная сумка), которая выглядит как планшет и встроена в приборную панель самолета. Вся необходимая экипажу информация загружается туда автоматически за два часа до вылета с помощью защищенного Wi-Fi. Более того, дополнительный функционал позволяет, например, выбрать оптимальный режим работы двигателей при взлете или при посадке, в зависимости от скорости ветра и других параметров.

CNews: Какие современные ИТ-системы должна обязательно иметь каждая, даже небольшая, авиакомпания?

Кирилл Богданов: Таких систем много. Одна из наиболее важных — электронное управление полетом. Она внедрена во многих ведущих авиакомпаниях мира, и мы ее тоже используем. Суть в том, что самолет в воздухе находится на постоянной спутниковой связи с землей. При этом постоянно транслируется информация не только о его местонахождении, загрузке и других параметрах, но и о техническом состоянии узлов. Если, например, в десятой лопатке двигателя возникла вибрация, превышающая допустимую, об этом сразу становится известно, и технические службы в пункте прибытия сразу встречают самолет. Это позволяет обеспечить более высокую степень безопасности и сократить время пребывания самолета на земле, ведь сама проблема и методы ее устранения прорабатываются, пока борт еще находится в воздухе.

Другая важная разработка — электронные сервисы регистрации для пассажиров, в том числе с мобильных устройств. Мы хотим расширить общепринятый функционал. Например, вы летите по маршруту Петербург-Париж и опаздываете на стыковку в Москве. Если у вас будет установлено наше мобильное приложение, мы генерируем новый посадочный талон на следующий рейс и посылаем push-уведомление. И вам остается одним движением пальца подтвердить «да, я согласен лететь через час или через два».

Без «нудятины»

CNews: А есть обратные случаи? Системы, которые используются наиболее прогрессивными авиакомпаниями, но еще не получили широкого распространения.

Кирилл Богданов: В основном это сервисы для пассажиров. Кажется, одна из австралийских компаний одевает на летящих без сопровождения детей специальный браслетик. И родители через приложение в режиме реального времени видят, где находится их ребенок: вот он прошел регистрацию, теперь сидит в кафе, вот его взяли, повели на посадку, вот он сел в самолет, прибыл в пункт назначения, его взяли, повели на паспортный контроль, где его встретила бабушка.

Другой пример — навигация и дополнительная информация для пассажиров в аэропорту. Например, я прибыл в аэропорт, мне тут же на телефон приходит номер гейта, маршрут к нему, как быстро туда можно добраться, погода в аэропорту прибытия, курс внешней валюты, стоимость такси от аэропорта до центра. Эта задумка нам также интересна.

Еще один сервис для пассажиров мы подсмотрели у некоторых американских авиакомпаний и планируем внедрить уже в июле. Сейчас, покупая билет, в том числе и через смартфон, вы вынуждены вводить номер паспорта, дату рождения, гражданство. Мы хотим сделать так, чтобы вы взяли паспорт, сфотографировали его, и все данные автоматически «залетели» в билет. Вам остается только оплата. Более того, эти данные можно будет хранить в личном кабинете. И не только свои, но и данные мужа, родителей, детей. И когда вы берете билет, просто отмечаете: лечу я и ребенок. И не надо вводить эту нудятину каждый раз.

Осенью мы запустим еще и голосовое управление в приложении. Опять-таки — не нужно будет тыкать в меню «пункт отправки», «пункт прибытия» и так далее. Можно просто сказать «хочу улететь в Рим пятого июля» — и система сразу предложит билеты, подбор класса и рейса.

CNews: Как технологии проникают во внутренние процессы или отношения с партнерами?

Кирилл Богданов: С агентами и с рядом государственных структур мы обмениваемся уже не бумажными счетами-фактурами, а электронными, с использованием цифровой подписи. В этом году, надеюсь, закончим большой проект с таможней по электронному декларированию воздушных судов. Сейчас таможня приходит на борт с кипой документов: «так, борт такой-то, сколько осталось выпивки в дьюти-фри?» — посчитали; «сколько еды осталось?» — посчитали; «сколько пледов?»… Эта процедура занимает около часа.

Мы внедрили новую систему, к которой уже подключили 360 бригад: у бортпроводника планшет, при вылете он располагает всеми исходными данными в электронном виде. Выдано в какой-то момент полета пять бутылок шампанского бизнес-классу — просто ставится галка «пять». То же самое с едой и всем прочим. Борт приземляется, по Wi-Fi все данные передаются таможне.

Динамика роста бюджета 30%

CNews: Поговорим о деньгах. В 2015 году чистый убыток «Аэрофлота» составил p6 млрд. Это как-то повлияло на ИТ-бюджет?

Кирилл Богданов: Никак не повлияло. Более того, мы рассматриваем дополнительные ИТ-проекты за дополнительные деньги.

CNews: А какая у вас динамика бюджета на этот год в сравнении с предыдущим?

Кирилл Богданов: Рост около 30% в рублях.

CNews: Вы упомянули новые ИТ-проекты. О чем идет речь?

Кирилл Богданов: Приведу пример одного начинания, но это вопрос, скорее, следующего года. Практически все производители запчастей для воздушных судов используют специальные метки: или чипы, или просто спрей. Мы закупаем их в неимоверных количествах — у «Аэрофлота» сейчас 160 самолетов, к ним требуется огромное количество запчастей, на которые ставятся метки. Процесс приема деталей на склад пока мало автоматизирован. Мы хотим, чтобы в момент поступления детали на склад специальные датчики автоматически считывали метку и вводили соответствующую информацию в базу данных: тип детали, поставщик, дата изготовления и так далее. Эти сведения хранятся в ERP-системе, базирующейся на платформе SAP НАNA, которая ведет учет всех складских запасов.

Но это не предел желаний. Мы хотим, чтобы данные о поступлении деталей также автоматически фиксировались в системе планирования техобслуживания и ремонта воздушных судов. Например, борт «браво-виски-янки» (BVY) должен 20 июля пройти запланированное техническое обслуживание с заменой определенных деталей. Автоматически проверяется наличие этих деталей на складе. Если есть, то система автоматически бронирует их. А если нет, то формируется заявка на закупку детали, расходы фиксируются в учетной системе.

Заявки рассылаются автоматически нашим партнерам. Поставщики выдают свои предложения, система сама выбирает наиболее эффективные из них и подтверждает заявки. И все это, заметьте, без участия человека. Сотрудник подключается только тогда, когда возникает проблема, нестыковка.

Кроме того, мы планируем нарастить число модулей в ERP-системе, чтобы получить большее преимущество на рынке. К таким решениям мы относим постоянный контроль бизнес-процессов, развитие технологий на базе СУБД, единый процесс закупок, более точное прогнозирование финансовых результатов

Максимальное время простоя — полчаса

CNews: У «Аэрофлота» много вендоров?

Кирилл Богданов: У нас три основных вендора, и с ними до конца 2016 года заключены рублевые контракты.

CNews: Как организована работа ваших центров обработки данных (ЦОД)?

Кирилл Богданов: У нас два независимых ЦОДа. Основной ЦОД – модульный – расположен в районе Шереметьево, резервный – в летном комплексе. Между ними зарезервированы каналы связи от «Мегафона» и «Вымпелкома». Используются решения от Hewlett-Packard. В этом году мы расширим основной ЦОД.

Все наши системы организованы по принципу частного облака, мы активно используем виртуализацию. Нельзя сказать, что какая-то система «Аэрофлота» стоит на конкретном сервере.

Всего у нас создано четыре среды: промышленная, тестовая, резервная и отказоустойчивая. Если какой-то элемент инфраструктуры отказывает, то максимальное время простоя — полчаса, работа автоматически начинается на резервной площадке. Потом уже вводится кризисный режим, собирается штаб и так далее.

CNews: Какие ИТ-инструменты вы используете для повышения эффективности ИТ-инфраструктуры помимо облачных технологий?

Кирилл Богданов: Я упоминал, что мы избавились от необходимости внутреннего согласования документов путем физического подписания. Все построено на базе корпоративной системы электронного документооборота с электронно-цифровой подписью. Это один из основных шагов для повышения эффективности всех процессов.

Далее, в сфере информационной безопасности мы пользуемся аутсорсингом от «Лаборатории Касперского». Они решают две очень важные задачи: выявление хакерских атак на сайт и в случае обнаружения автоматический уход под их защиту. Это очень важно, потому что наш сайт — самый дешевый канал продаж, в прошлом году через него было продано билетов на миллиард долларов! «Аэрофлот» – второй игрок на рынке розничной интернет-торговли после РЖД.

«Увеличили скорость транзакций в десятки раз»

CNews: Сейчас все модернизируют хранилища данных, активно внедряются флеш-технологии. Что происходи в «Аэрофлоте»?

Кирилл Богданов: В нашем хранилище на конец 2015 года было 900 ТБ. Сейчас мы планируем ряд ИТ-проектов в области работы с большими данными. К примеру, мы будем внедрять решение на платформе IBM для маркетологов. Зная профиль пассажира, мы будем искать в соцсетях потенциальных клиентов и делать им таргетированные предложения.

CNews: В прошлом году «Аэрофлот» внедрил платформу для обработки больших данных. Можно ли уже сейчас оценить эффект внедрения?

Кирилл Богданов: Основной эффект — скорость обработки транзакций и подготовки отчетов повысилась в десятки раз. Раньше, когда закрывался отчетный период, мы с пяти до девяти вечера отключали всех пользователей, кроме бухгалтерии и финансового отдела. Сейчас все сотрудники работают в штатном режиме, и скорость отклика повысилась в десятки раз. Есть и другие плюсы — надежность и новые функции по администрированию.

CNews: Насколько сложно автоматизировать деятельность такой крупной компании, как «Аэрофлот»?

Кирилл Богданов: Когда мы пришли в компанию в 2009 году, надо было собрать информацию о том, какие есть системы и для чего они нужны. Мы насчитали около двух сотен программ. Но самое интересное: мы не понимали, кто их использует. Например, захожу в комнату, где сидят бухгалтеры. Стоит в углу пыльный сервер без экрана, без клавиатуры, без мышки и мигает. «Чей сервер?» — «Не знаем». Тогда мы его выключаем, и через три дня прибегают коммерсанты: «У нас три дня система не работает». Значит, это была их система.

Не хочу никого обижать, но до 2009 года «Аэрофлотом» в части информационных технологий никто серьезно не занимался. Я считаю правильным, что в авиационную среду на руководящие посты стали приходить грамотные менеджеры. Смотрите, сколько призов мы получили за эти семь лет – четыре звезды Sky Trax! (высшая оценка качества обслуживания, присуждаемая авторитетной британской консалтинговой компанией, – прим. CNews). В Европе такого уровня достигла еще только одна компания — British Airways.