Спецпроекты

На страницу обзора
Наилучшими темпами в России цифровизуются ритейл, банки и госсектор
События 2020 г. породили десятки трендов на рынке, многие из которых раньше не принимались бизнесом всерьез. О том, как пандемия сказалась на системной интеграции, буксует ли политика импортозамещения и почему 2021 г. окажется для ИТ-рынка куда более сложным, чем 2020-й, в интервью CNews рассказал Алексей Ромашкин, генеральный директор «ИНЛАЙН ГРУП».

Алексей Ромашкин«ИНЛАЙН ГРУП»

«Лучше всего пандемию пережили облачные провайдеры»

CNews: Расскажите о ключевых трендах, сложившихся на российском ИТ-рынке за последний год. Какие факторы стали фундаментом для их появления?

Алексей Ромашкин: Вряд ли буду оригинален, если скажу, что пандемия в 2020 году стала главным драйвером развития ИТ-отрасли, а также цифровизации корпоративного и государственного сегментов. Критическим образом повысилась роль удаленной работы, следствием чего стало повышение спроса на средства коллективной работы, к примеру, Cisco Webex и облачные сервисы. Это, в свою очередь, привело к развитию технологий виртуальных машин — как десктопов, так и серверов, — а также обеспечению безопасного соединения при дистанционной работе. Так, корпоративный сегмент озадачился развертыванием VDI для своих сотрудников и шифрованием каналов связи между их устройствами и дата-центрами.

Следующий тренд — повышение роли дата-центров вследствие возросшей потребности в использовании частных и публичных облаков. Роль технологий выросла настолько, что отдельные отрасли, например ритейл или финсектор, практически полностью мигрировали в «цифру», развив старые и дав начало принципиально новым форматам дистанционного взаимодействия с клиентами.

Эти глобальные истории породили десятки локальных ИТ-трендов. Например, дистанционный режим работы вызвал активное использование систем электронного документооборота и рост спроса на квалифицированные электронные подписи, что прямо сказалось как на организациях, которые занимаются их выпуском и внедрением, так и на удостоверяющих центрах.

Алексей Ромашкин: Пандемия в 2020 году стала главным драйвером развития ИТ-отрасли

Если говорить о государственном сегменте, важно упомянуть, что еще до пандемии в России активно развивалось электронное правительство и цифровые сервисы для населения, что помогло нам пройти период ограничений с минимальными неудобствами. Таким образом, значимым событием стало ускорение цифровизации органов власти.

Комментируя ситуацию именно на ИТ-рынке, можно отметить, что компании из этой сферы получили в условиях пандемии дополнительные прибыли из-за роста спроса на свои товары и услуги. Наиболее значительным был рост бизнеса дистрибьюторов, у которых со складов смели всю продукцию, имеющую отношение к виртуализации.

CNews: «ИНЛАЙН ГРУП» представляет рынок системных интеграторов. Здесь компании тоже получали серьезные дополнительные прибыли?

Алексей Ромашкин: Если опираться на мое видение рынка системной интеграции, о кратном росте говорить не приходится. Более впечатляюще выглядят показатели облачных сервис-провайдеров, предоставляющих услуги ритейлу и населению, дистрибьюторов компьютерной техники для организации удаленных рабочих мест. В приличном выигрыше оказались и производители программного обеспечения для виртуализации и удаленной коллективной работы, а также создатели продуктов из сферы информационной безопасности.

Наиболее успешные системные интеграторы росли, но менее впечатляющими темпами — здесь стоит говорить о 10-15-процентном росте.

CNews: Возникали ли дополнительные сложности в политике импортозамещения? Отдельные эксперты говорят о замедлении темпов перехода на отечественное ПО, другие же говорят, что Россия получила серьезный стимул для развития собственных программных и аппаратных компонентов. Чья позиция вам ближе?

Алексей Ромашкин: «ИНЛАЙН ГРУП» работает в основном на рынке крупных корпоративных заказчиков, среди которых много компаний с госучастием, например, из финансового и нефтегазового сегментов.

Говорить об успешности политики импортозамещения в целом, обобщая, было бы неправильно.

Давайте определимся с терминологией: есть аппаратные средства, программное обеспечение, консалтинг. В области консалтинга в России работают серьезные компании с хорошими специалистами, которые прилично подросли. Есть и отечественные организации, занимающиеся производством аппаратных средств. Да, они активно развиваются, но составить конкуренцию продуктам американских и китайских корпораций и предложить продукты мирового класса по разумным ценам и в требуемом количестве они пока не могут.

Российские производители программного обеспечения в период пандемии вели себя очень активно, прежде всего, в части взаимодействия с правительством и Минцифрой, что дало свои результаты. В значительной степени льготы, предусмотренные маневром в ИТ-отрасли, коснулись именно производителей ПО, а не интеграторов или производителей аппаратных средств. Полагаю, это принесло свои финансовые результаты. Правда, пока прошло слишком мало времени, чтобы реально оценивать степень увеличения их доли на рынке. Но производители прикладного бизнес-софта, операционных систем, средств виртуализации, бэкапа на базе open source развиваются весьма активно.

Необходимо отметить другой важный тренд последнего времени, связанный с импортозамещением: в стране появились компании, которые занимаются созданием средств для разработки. На мой взгляд, это серьезный фактор развития ИТ-рынка, поскольку эти игроки начинают выходить на международные рынки. Например, стоит выделить компанию из Твери Tibbo Systems с ее платформой AggreGate для разработки систем мониторинга, умного дома, фактически — для АСУ ТП, а также самарскую Haulmont, которая выпускает платформы для разработки на базе ПО с открытым кодом, в частности — Jmix (прежнее название — CUBA Platform). На базе последнего решения наши разработчики создали отдельный продукт для управления ИТ-активами под названием iAM — Inline Asset Management. Кроме того, Haulmont известна благодаря получившей широкое распространение на российском рынке системе электронного документооборота «Тезис» и ряду систем для организации госуправления.

Наши решения на базе перечисленных платформ пользуются определенным спросом на рынке. Это всегда масштабные внедрения, поэтому их происходит не больше двух-трех в год, и мы знаем, что отдельные гиганты рынка прямо сейчас изучают возможности реализации подобных проектов. Таким образом, можно констатировать, что интерес крупных корпораций к российскому ПО вырос многократно. Но они предъявляют очень высокие требования к уровню этого программного обеспечения, что стимулирует производителей дотягивать эти решения до мирового уровня.

«У нас — нехарактерная для интегратора структура выручки»

CNews: Вам пришлось увеличивать штат?

Алексей Ромашкин: Наша компания всегда была достаточно стабильной в части величины штата, численность сотрудников совсем немного колеблется вокруг цифры 400 человек. В период пандемии численность лишь немного сократилось. Удаленное взаимодействие преимущественно мобилизует сотрудников, но некоторых — расслабляет. Впрочем, таких людей было крайне немного. Мы оперативно и, скажем, бесшовно перешли на удаленную работу, и продолжали оставаться эффективными в самые тяжелые моменты пандемии, наладив взаимодействие с поставщиками и заказчиками посредством электронного документооборота и других цифровых сервисов.

Вообще, стоит отметить, что «ИНЛАЙН ГРУП» — компания с более чем 20-летним стажем на рынке и устоявшимся продуктовым портфелем, можно сказать, консервативная, но мы ищем варианты развития новых направлений и омоложения кадрового состава.

CNews: Можете перечислить некий топ флагманских решений, которые сейчас характеризуют «ИНЛАЙН ГРУП»?

Алексей Ромашкин: Примерно 38% в структуре нашей выручки занимают ИТ-услуги, что не совсем характерно для системных интеграторов, у которых этот показатель обычно ниже. Такая картина складывается, потому что в отличие от традиционных интеграторов мы умеем внедрять сложные корпоративные информационные системы на базе платформ SAP и «1С», системы ITSM/ITAM/SAM, а также собственные продукты. Во многом это определяет суть нашего бизнеса и выделяет среди других.

Кроме того, «ИНЛАЙН ГРУП» занимается заказной разработкой, что также нехарактерно для классического системного интегратора. Наши продукты используются, например, глобальными игроками рынка автомобилестроения, в частности, Volkswagen. Мы не стесняемся браться за реализацию международных проектов на базе SAP, и речь не только о ближнем зарубежье, которое представлено азербайджанской нефтегазовой компанией Nobel Oil, но и о Сербии, например. В части заказной разработки мы предлагаем рынку как наши традиционные продукты в области ITSM и ITAM, так и более сложные решения, среди которых стоит выделить платформу дополненной реальности XR. Она может использоваться на промышленных предприятиях, транспорте, в нефтегазовом комплексе, атомной промышленности и даже в космической отрасли.

Это и отличает нас от многих других интеграторов — мы разрабатываем свои продукты, внедряем сложные корпоративные системы и умеем делать заказные программные решения.

Помимо этого, мы, как и любой хороший системный интегратор, разбираемся в серверах, системах хранения данных, строительстве дата-центров и построении сетей. В последние годы мы взяли курс на мультивендорность, благодаря чему накопили компетенции и экспертизу в вопросах внедрения самых разнообразных решений корпоративного уровня, произведенных как в США или Китае, так и в России.

«2021 год будет непростым для ИТ-рынка»

CNews: Решения SAP для автоматизации бизнеса скорее набирают популярность, чем переживают снижение спроса. С чем это связано и для решения каких задач применяете платформы SAP вы?

Алексей Ромашкин: У нас есть крупные решения, которые относятся к разным категориям, например, построенные на считающемся достаточно старым продукте SAP MDM в виде нормативных справочников. Такое решение внедрено и успешно эксплуатируется в одной из крупных государственных корпораций. При его реализации использовались стандартные методы, но основной упор мы делаем не на них.

Мы создали три различных по подходу системы для автоматизации закупочной деятельности, которые используются в трех разных компаниях. В каждой из них работают порядка 40-50 тысяч пользователей, и их можно считать крупнейшими по этому показателю если не в мире, то в Европе точно. В этом и других проектах мы использовали и используем стандартные модули SAP, но существенно дорабатываем их под конкретные требования заказчиков с учетом специфики их бизнеса. При этом конечный продукт должен отвечать еще требованиям вендора, который проводит аудит. Это в целом отражает нашу философию в отношении продуктов SAP.

CNews: Особое внимание, говоря о происходящих на рынке изменениях, эксперты уделяют развитию функциональности различных аналитических инструментов. У вас есть подобные решения?

Алексей Ромашкин: Мы активно занимаемся вопросами анализа данных. В частности, на базе анализа временных рядов наши специалисты строят статистические прогнозные модели для нефтяных месторождений, позволяющие управлять режимом закачки и получать более эффективные результаты. Для решения этой и других подобных задач нами используется ПО с открытым исходным кодом.

Пример не из нефтегазовой отрасли: с помощью Elastic мы анализировали чеки с кассовых аппаратов крупной компании, занимающейся розничными продажами. На базе полученных сведений предприятию удалось получить рекомендации по поднятию средней величины чека. Также на базе open source-решений мы выстраивали аналитические модели для компаний из сферы энергетики, в том числе нетрадиционной.

Кроме того, в нашем портфеле есть решения Business Process Mining на базе продуктов Celonis для воспроизведения реальной картины прохождения критически важных бизнес-процессов на основании «цифровых следов» из корпоративных информационных систем.

Другое дело, что нельзя пока сказать о том, что аналитика и связанные с ней сферы (большие данные, машинное обучение, искусственный интеллект) приносят нам сколько-нибудь серьезные дивиденды. Но за этими технологиями — будущее.

CNews: Многие представители российских компаний-интеграторов удивляются, что к цифровизации бизнес приступает, не разобравшись с одним из базовых ее аспектов — электронным документооборотом. Возможна ли цифровизация без перехода на ЭДО? Всем ли нужно внедрение подобной практики?

Алексей Ромашкин: Вокруг термина «цифровизация» очень много спекуляций. Но если компания не способна организовать у себя какой-то минимум в части автоматизации, в том числе и в виде электронного документооборота, то о какой цифровизации можно говорить?

Среди наших проектов не так часто встречаются СЭД, но у нас есть некоторый опыт внедрения решений на базе «1С». Помимо этого, мы предлагаем рынку систему электронного документооборота «Тезис», которую я ранее упоминал.

CNews: Каких финансовых итогов вы ждете от этого года как для «ИНЛАЙН ГРУП», так и в целом для российского ИТ-рынка?

Алексей Ромашкин: Я думаю, в пределах тех же 10-15%, но 2021 год однозначно будет сложнее, чем предыдущий. Если в 2020 году ИТ-рынок двигали большие бюджеты и реальные острые потребности клиентов в переходе на новые форматы как внутреннего, так и внешнего взаимодействия, то сейчас эти потребности размылись, а бюджеты уже не так насыщены. Эта неопределенность справедлива и для всего рынка в целом.

Короткая ссылка