Спецпроекты

Василий Кузьмин

Василий Кузьмин:
За 5 лет стоимость хранилищ сократилась в 10 раз

Василий Кузьмин, директор направления Neoflex Reporting компании «Неофлекс», рассказал CNews, как развивается сегмент бизнес-аналитики в банковском секторе. Максимальным спросом пользуются «быстрые» проекты, «быстрая» аналитика и мобильность. При этом стоимость проектов резко снижается.

CNews: Сложилось ли такое понятие, как российский рынок бизнес-аналитики, и как вы оцениваете его динамику в 2013 году?

Василий Кузьмин: Понятие отечественного рынка BI сегодня объединяет две тенденции: одни компании специализируются на создании BI-продуктов, а другие используют BI-инструменты в собственных разработках. К компаниям последнего типа относится и «Неофлекс», поскольку широко применяет промышленные технологии SAP BI (SAP Business Objects) и IBM Cognos BI в своих проектах.

Неоднородность рынка сильно затрудняет определение его емкости и долей участников, да и считать можно по-разному – по количеству клиентов или успешно завершенных проектов. Если мы примем за основу проекты, не получится проигнорировать те из них, которые связаны с построением хранилищ, ведь это довольно широкая область использования BI-технологий, охватывающая различные отрасли экономики. Мы работаем с финансовыми организациями, банковскими или небанковскими, в частности, факторинговыми или инвестиционными компаниями, при этом не связаны с индустриальным или нефтяным сектором.

Даже в рамках нашего узкого сегмента BI-решения бывают очень разными: от автоматизации обязательной отчетности, предоставляемой в ЦБ РФ, и отчетности МСФО до решения аналитических задач в области риск-менеджмента, где на самом деле тоже можно выделить несколько непересекающихся блоков. Управленческая отчетность, отчетность из учетных систем, аналитика по CRM, книге продаж, принятию решений ― все это территория BI.

Если заняться неблагодарным делом и попытаться хотя бы опросить поставщиков BI, на какую долю рынка может претендовать их компания, а затем просуммировать, результат точно окажется больше 100%. Подсчеты осложняются еще и тем, что в одном банке может быть внедрено несколько различных систем.

Тем не менее, тенденция есть: похоже, интерес к западным системам, пик которого пришелся на 2005–2010 годы, несколько поутих. Сегодня на первый план выходят российские решения, пусть и на западных платформах.

CNews: Можете ли вы сделать прогноз динамики рынка на ближайший период? Что на нее будет влиять и какие тренды будут актуальны?

Василий Кузьмин: Оставлю другим рассуждения о кризисе или не кризисе и обозначу курс, которому следует в последнее время рынок BI. С него ушли «долгострои» и резко сократилось число масштабных, дорогостоящих проектов. Напротив, на острие спроса сейчас быстрые внедрения в стиле smart. Я думаю, эта тенденция получит продолжение. Рынок будет базироваться на недорогих проектах из готовых компонентов российских поставщиков.

Как и в любом другом бизнесе, многие технологические идеи мы черпаем у наших коллег из США и Европы. Так, к нам пришли тренды, без которых уже не представляется сфера BI. Прежде всего, «быстрая» аналитика, технологический пласт которой практически растворился в недрах термина BI. По сути, это BI-инструментарий, упрощающий решение сложнейших задач. Благодаря ему мы изменили подход к внедрению BI-решений.

jaz_2047_telo.jpg

Василий Кузьмин: Мы сразу отнеслись положительно к «быстрой» аналитике, ухватились за нее, и там, где нужно быстрое BI-решение, предлагаем облегченные проекты

Приведу пример нашего проекта в компании ВТБ Факторинг, входящей в десятку крупнейших факторинговых компаний мира и безусловного лидера факторингового бизнеса в России. На проекте использовался несколько нетрадиционный, продуктовый, подход к внедрению хранилища данных, иными словами, прототипирование. В основе такого подхода лежала разработка отчетов с применением инструмента компании Qlik Technologies. Первоначально отчеты получают данные из исходных систем, а потом «под них» внедряется хранилище. Несмотря на очевидную пользу, выражающуюся в сокращении стоимости и рисков BI-проектов, и революционность технологии, ее не сильно рекламировали.

Мы сразу отнеслись положительно к «быстрой» аналитике, ухватились за нее, и там, где нужно быстрое BI-решение, предлагаем облегченные проекты. Безусловно, потенциал этого технологического приема еще не раскрыт полностью.

Следующий тренд – мобильность, о ней говорят постоянно, но и в этой области также, на мой взгляд, остались белые пятна. Пока все сводится к тому, что часть руководителей получает отчеты со своего IPad. Компаниями IBM, SAP, Oracle выпущены версии BI-продуктов, поддерживающие планшеты и смартфоны. Поскольку мы используем промышленные BI-инструменты, нам не пришлось переходить на эту технологию, ее просто поддержала платформа. Конечно, мобильность актуальна далеко не для всех типов отчетов. Кто бы мог себе представить, что проверяющий из Центрального Банка будет смотреть отчеты на планшете? Он скорее прибегнет к помощи стационарные устройства. А вот управленческие отчеты для руководства, аналитика для топ-менеджеров по рискам очень востребованы.

CNews: Как вы относитесь к облачным технологиям?

Василий Кузьмин: Среди трендов они заняли достойное место. И я предполагаю увеличение процента банков, пытающихся получать отчетность с их помощью. Эта технология в дальнейшем несомненно будет развиваться, потому что позволяет снизить стоимость владения решением и риски внедрения. Компания «Неофлекс» тоже не осталась в стороне от облаков: у нас идут несколько пилотных проектов для небольших и средних банков.

CNews: Много говорят о больших данных. По-вашему, этот вид технологий можно отнести к трендовым?

Василий Кузьмин: C небольшой натяжкой. Это слишком консервативная среда, чтобы организовать прорыв в данном направлении, хотя буду рад ошибиться. Опять же, об этой технологии больше говорят, чем ее используют. Если рассматривать ее как некий термин, подразумевающий большой объем данных, хранилище любого крупного банка подпадает под определение больших данных, хотя это и частный случай. Сюда же можно отнести обработку банком неструктурированных данных, социальные сети, форумы в интернете, базы данных. На мой взгляд, реальная польза от этой технологии для банков не так уж велика, и рынок уделяет ей неоправданно большое внимание.

Но в розничном кредитовании ее вполне можно применять в качестве инструмента для сбора информации о клиентах. Если первым трем технологиям в области построения банковских хранилищ я бы, безусловно, сказал «да», то большие данные для меня пока под вопросом.

CNews: А какова динамика ценовой политики компаний, предлагающих BI-инструменты?

Василий Кузьмин: Как мне кажется, с этой точки зрения рынок движется вперед. Цена входа в «хранилищный» проект за 5 лет в 10 раз уменьшилась: если пять лет назад хранилище начиналось от миллиона долларов, сейчас реально обойтись тремя миллионами рублей. Это будет полноценное хранилище, которое в дальнейшем можно расширить до универсального. И этот факт говорит о многом. Идет жесткая конкурентная борьба, способствующая развитию.

CNews: Укажите, пожалуйста, место «Неофлекс» в этой системе координат BI-технологий.

Василий Кузьмин: Начну с исторической составляющей, которая неизбежно присутствует, если компания занимается построением хранилищ на протяжении десяти лет, с самого начала своего существования. Первые наши проекты были заказными, и делали мы их для банков первой, от силы, второй сотни, как раз для тех, для кого построение хранилища или решения на его базе имело экономическую целесообразность. Получив на этих проектах колоссальный опыт, мы решили позиционировать наши наработки как продукт. Так появился Neoflex Reporting, продукт, который начал развиваться в нескольких направлениях. На сегодняшний день я бы выделил три основных: обязательная отчетность; международная и управленческая отчетность; рисковая аналитика и анализ продаж кредитных финансовых продуктов. В этих направлениях решения «Неофлекс» занимают лидирующие позиции.

Наша клиентская база по отчетности включает десяток банков топ-100, что в совокупности с более мелкими кредитными организациями составляет примерно 10% рынка. Модуль обязательной отчетности используют более 20 банков, в остальных направлениях клиентов чуть меньше.

Часто компания предлагает комплексные решения для розничного бизнеса, в состав которых входит не только Neoflex Reporting, но и другие продукты компании: кредитный конвейер на базе Neoflex FrontOffice, система принятия решения FICO OM DM, система тестирования кредитных стратегий Neoflex NSTM, «Анализ продаж розничных кредитных продуктов», новый модуль, созданный на базе платформы Neoflex Reporting. Этот модуль отвечает за сбор статистических сведений, а также анализ кредитного портфеля и бизнес-процессов принятия решения, апсейла, активных продаж, управления рисками, сбора просроченной задолженности и т.д. У банков появилась возможность делать выводы о малейших изменениях, связанных со спросом на продукты, эффективностью кредитных стратегий и отслеживать другие не менее важные параметры.

Начиналась разработка модуля с заказных решений. Прошла целая серия проектов, которые позволили нам собрать необходимый опыт, выделить компоненты для будущего продукта. К настоящему времени первый этап проекта завершен в БФА Банке, начались проекты в ряде других кредитных учреждений.

CNews: Что сдерживает рост рынка BI, насколько он консервативен, и как на нем «приживаются» новые технологии?

Василий Кузьмин: Область BI-технологий и хранилищ данных действительно весьма консервативна, и основные законы здесь приняты давно. Ритм развития этой области вполне сравним с размеренностью жизни английского парламента. Впрочем, на все есть объективные причины. Согласитесь, сложно перестроить хранилище данных, если оно уже внедрено. Кроме того, банки, беспокоясь о безопасности, надежности решения, не любят пилотных проектов. По этой причине в банковский сектор просачивается не так много новинок, как, например, в интернет-торговлю, сферу, которая появилась не так давно, и быстро меняется, впитывая все прогрессивное. Тем не менее, BI-новинки попадают в поле зрения банков, рынок их тестирует, проверяет. Какие-то из них отмирают, а какие-то приживаются.

CNews: Как вы оцениваете позиции ключевых зарубежных вендоров BI-приложений на российском рынке? Изменился ли спрос со стороны российских банков на западные решения?

Василий Кузьмин: Если говорить о конкуренции между зарубежными и российскими вендорами, надо понимать, что мы конкурируем не за BI: в России нет своего BI, но решения на основе BI-платформ мировых вендоров действительно есть. И пусть в отечественные решения вложено меньше средств, возможно, трудозатрат, они ближе нашему клиенту. Становится ясно, что западные коллеги российский рынок проиграли. Заняв свою нишу производителей качественных BI-инструментов, они не включаются в конкурентную борьбу за интерес пользователей BI-решений. Если пять лет назад в конкурсе между «Неофлекс» и Teradata, или IBM не было ничего странного, то сейчас такого уже не встретишь, мы просто проросли друг в друга.

Та же история произошла несколькими годами ранее с АБС. Сначала банки проявляли массовый интерес к внедрению западных АБС, но скоро поняли, что это дорого и долго. Рынок выиграли российские поставщики. Не удивляйтесь, но логическая цепочка, которую я сейчас раскручиваю, ведет прямо к нам. Дело в том, что с российскими АБС решения на базе BI лучше работают. Поэтому получается, что благодаря «абээсникам» нам удалось выиграть свой рынок. Таким образом, большинство банков не имеют нужды напрямую контактировать с зарубежными поставщиками BI-решений.

CNews: Насколько сегодня, с точки зрения аналитики, важен вопрос качества данных в хранилище? Требуются ли специализированные решения для проверки качества, корректировки данных?

Василий Кузьмин: Это одна из важнейших проблем, не единственная, но ключевая. Без качества данных сложно предполагать, что корпоративное хранилище станет центром правды, которую можно использовать для дальнейших действий. Контроль качества данных, вообще говоря, это целый процесс, который нужно в банке организовать, и технического средства здесь недостаточно, нужна воля со стороны менеджмента и изменение текущих процессов.

jaz_2055_telo.jpg

Василий Кузьмин: Наша клиентская база по отчетности включает десяток банков топ-100, что в совокупности с более мелкими кредитными организациями составляет примерно 10% рынка

В большинстве внедрений, где серьезно поднимается вопрос о качестве данных, речь идет о сквозном процессе, затрагивающем как исходные системы, так и хранилище. Построение такого кроссистемного процесса в «Связь-Банке», например, заняло у нас достаточно много времени, но заказчик получил единый комплекс процедур с рядом проверок, которые проводятся, прежде чем данные попадают в хранилище. Полный перечень проверок выполняется в бэк-офисе, в Главной книге, в построенном нами хранилище данных. Все тесты связаны друг с другом, и получение информации о них позволяет выявить точку, где данные исказились. Мы пришли к выводу, что многоэтапная сеть проверок ― ключевой компонент хранилища.

Операций, связанных с контролем качества информации, может быть сотни, они распределяются по многостадийному процессу обработки данных, а результат работы собирается в единый журнал для информирования подразделений пользователей об обнаруженных проблемах. Но, как я уже говорил, одной системы качества недостаточно. Безусловно, она необходима, но должен быть также отлажен и административный процесс по исправлению сведений, чтобы исключить ситуации, когда пользователь не вовремя отреагировал или вообще не отреагировал на предупреждение о проблеме, а в хранилище в результате попала искаженная информация.

CNews: Хранилище данных есть не во всех банках. Как они приходят к выводу, что пора заняться его построением?

Василий Кузьмин: Мы исследовали этот вопрос, поскольку он напрямую нас касается, и, на наш взгляд, есть три типичных кейса. Рассмотрим первый. В банке несколько информационных систем, например, несколько бэк-офисов ― по картам, кредитам и ипотеке, Главная книга и т.д. Специфика построения управленческой и обязательной отчетности заключается в том, что необходимо всю значимую для банка информацию собрать в одной точке. При относительно малом количестве данных ее можно загружать в АБС, но в большинстве случаев так стараются не поступать, потому что, во-первых, нет смысла держать несколько систем с дублирующей информацией, а во-вторых, у АБС все же другое предназначение, она должна обслуживать некий бизнес-процесс. К тому же, при значительном объеме данных, нагрузке и со стороны отчетов, и со стороны пользователей, работающих в онлайн-режиме, АБС может не справиться по производительности. Отчетность начинает конкурировать за ресурсы с бизнес-процессами.

Второй кейс, когда отчетность, получаемая из основной банковской системы, не удовлетворяет банк: автоматизированные системы имеют в своем составе полный перечень отчетов, но информация не актуализируется вовремя. В этом случае банк обречен на построение Exel-файлов вручную, и вполне понятно, почему он мечтает изменить свою жизнь.

Третий, так же довольно распространенный кейс, связан с использованием западных систем, которые не поддерживают российское законодательство или российских систем, не поддерживающих МСФО и управленческую отчетность.

Есть и другие примеры, не укладывающиеся в рамки рассмотренных мною кейсов. Иногда банки или ИТ-служба банка принимают решение строить хранилище ради самого хранилища. Это довольно спорный подход. На моем опыте было не так уж много проектов с подобной парадигмой, которые завершились успешно. И в этом нет ничего удивительного: расплывчатость, изменчивость требований или их отсутствие осложняют работу внешнего подрядчика, а заказчик в результате все равно останется недоволен, ведь не бывает идеального качества, а его необходимый уровень зависит от конкретной задачи. Таких кейсов мы сознательно пытаемся избежать, чтобы сохранить репутацию компании.

CNews: А с чем может быть связана смена одного хранилища на другое?

Василий Кузьмин: Хранилища, как и всякие информационные системы, имеют свойство устаревать. Возможно, в банке появляются новые задачи, под которые сложно переделать существующее хранилище. Например, в «Связь-Банке» до того, как мы стали внедрять корпоративное хранилище на базе Neoflex Reporting, было другое решение для финансовой отчетности, внедренное несколькими годами раньше. Со своей функцией оно справлялось, но круг задач, которые предполагал решать банк с помощью хранилища, существенно расширился, а имеющаяся платформа нужных модулей не поддерживала. Поэтому решили, что проще перестроить хранилище полностью.

Вообще, выбирая систему, необходимо подумать о запасе на будущее и выяснить, какие модули эта система поддерживает. Пусть на данном этапе некоторые функции банку не нужны, ― лучше, чтобы была возможность в будущем их добавить. Если на любой фантастический вопрос банка у вендора найдется тот или иной ответ, риск перевнедрения минимален.

CNews: Банки часто задаются вопросом, строить ли для каждого подразделения или для каждой функциональной области специализированное хранилище или лучше использовать единое корпоративное. Каково ваше мнение по этому поводу?

Василий Кузьмин: Когда противопоставляют корпоративное хранилище и специализированные хранилища по различным направлениям деятельности банка, всегда взвешивают, какая бизнес-модель предпочтительнее в каждом конкретном случае.

Специализированное хранилище внедрить быстрее, проще, дешевле, но когда таких хранилищ, ориентированных на выполнение разных задач, становится несколько, совокупная стоимость владения получается довольно высокой, в этом случае хорошее единое корпоративное хранилище данных будет проще и дешевле в развитии. Наверное, нет однозначного ответа, какой из двух подходов лучше, потому что в некоторых случаях нужен quick win, необходимо быстро решить проблему, и специализированное хранилище может оказаться правильным решением.

За годы работы с различными вариантами хранилищ наша компания выработала свой подход к этому вопросу. По нашим наблюдениям, нет противоречия между корпоративными и специализированными хранилищами. Нужно брать лучшее от корпоративного хранилища, то есть использовать правильную концепцию построения ― платформу, на которую устанавливаются отдельные модули, и внедрять каждый отдельный модуль и саму платформу как специализированное хранилище данных, иными словами, как маленький, легкий проект.

Готов поделиться опытом. Вернемся к примеру с модулем «Анализ продаж». Это недорогое специализированное решение, очень простое в исполнении, его внедрение занимает не более 3 месяцев. Но это не отдельная система. Если в дальнейшем банку понадобится внедрить обязательную отчетность, то на установленные базовые компоненты ставят другой модуль, догружают необходимые данные. Вот и все, что нужно для автоматизации нового блока задач.

jaz_2064_telo.jpg

Василий Кузьмин: В России нет своего BI, но решения на основе BI-платформ мировых вендоров действительно есть

Я бы выделил несколько ключевых факторов нашего подхода. Во-первых, это единая модель данных. Даже маленькое специализированное хранилище должно быть частью большой, концептуально увязанной модели данных. Во-вторых, желательно использовать платформу с готовыми компонентами. Еще 10 лет назад предполагали, что хранилище данных надо разрабатывать каждый раз с нуля. Но когда мы пятый, восьмой, десятый раз подряд программировали одно и то же, пришли к разумному выводу: что если переносить программный код от проекта к проекту в виде готовых компонентов? Это сразу же решило многие вопросы и с качеством работы системы, и с ее стоимостью, и со скоростью внедрения, и с функциональным наполнением.

В-третьих, подход к каждому проекту должен быть специализированным: есть конкретный заказчик, конкретные требования и конкретный объем данных. Не стоит пытаться сделать единое корпоративное хранилище, которое бы удовлетворило абсолютно всех бизнес-пользователей банка и позволило бы им решать весь пул возникающих проблем. Скорее всего, при такой постановке задача не решается вовсе. Для первого шага, лучше взять одно бизнес-подразделение, скажем, розницу или бухгалтерию, и решить их конкретную задачу – анализ розничных рисков или расчет обязательных нормативов.

Например, у нас есть предложение по автоматизации отчетности по новым формам (122, 126, 127). Не все перечисленные формы связаны с Базелем, тем не менее, они были инициированы, в том числе, появлением нашумевшего стандарта. Мы можем за три месяца установить относительно легкое решение, необходимые только для этих отчетных форм. Таким образом, у банков появляется возможность вовремя наладить выпуск готовых отчетов. И это не «заплатка»: устанавливается ядро системы, часть модели данных, которая может быть расширена в сторону других отчетных форм, если банк впоследствии решит перевести на нашу систему обязательную, управленческую, международную отчетность или установить модуль «Анализ продаж».

И последнее – мы рекомендуем применять «быструю» аналитику. Мы смотрим на нее как на инструмент, позволяющий еще больше сократить сроки и стоимость конкретного проекта.

Итак, мы делаем легкие проекты, как со специализированным хранилищем, но не уходим от концепции единой платформы, единой структуры, которая по мере внедрения отдельных модулей может стать корпоративным хранилищем данных, закрыв все потребности подразделений банка в отчетности и аналитике. В результате нам удается построить хранилище быстро и дешево и избежать многих противоречий.

CNews: Неужели нет никаких «подводных камней»?

Василий Кузьмин: Когда «легким движением руки» превращаешь специализированное хранилище в корпоративное, важно понимать, что разные виды отчетности работают в различных режимах, и у каждого своя специфика. Например, для рисковой отчетности характерно сильное влияние самих пользователей, специалистов по риск-менеджменту, которые хотят сами строить свои витрины, свои отчеты, делать сложные, многоступенчатые запросы, выполняющиеся достаточно долго.

Обязательная отчетность строится ежемесячно, и у нее высокие требования к уровню надежности. Что бы ни произошло, банк должен ее сдать к определенному сроку. Обязательные нормативы рассчитываются и строятся ежедневно. В управленческой отчетности есть особенности, связанные с большим количеством пользовательских интерфейсов по классификации данных и их настройке.

Каждый модуль накладывает требования на работу ядра. Но это все равно комплексная система, а не просто набор отдельно стоящих модулей. И конечно работа системы зависит от конкретного состава функциональных блоков, входящих в нее. На практике такой подход очень хорошо показал себя.

CNews: Расскажите подробнее о модуле «Анализ продаж». Какие функции он выполняет?

Василий Кузьмин: Это довольно простой модуль, если сравнивать его с универсальным хранилищем. Он служит для получения статистических сведений, отчетности и, в конечном счете, онлайн-мониторинга розничных процессов. Ядро модуля составляет модель данных. Она включает в себя информацию о кредитных заявках, процессе их рассмотрения, как в системе принятия решения, так и во фронт-офисном приложении; анкетные сведения обо всех участниках кредитования – созаемщиках и поручителях; об этапах рассмотрения заявки и об отработавших правилах в системе принятия решения, а также о заключенных кредитных договорах, их текущем финансовом состоянии, в том числе, просрочке. Модуль прекрасно интегрируется с различными системами. Его можно подключить и к фронт-офису, и к АБС, даже в случае если их несколько.

CNews: Приведите примеры последних «легких» хранилищных проектов, чтобы проиллюстрировать свой подход.

Василий Кузьмин: Это большинство наших внедрений последних лет – в банках БФА, Cetelem, GE Money, BMW, ВТБ Факторинг и других. В одном из банков мы недавно внедрили модуль «Анализ продаж», и сейчас устанавливаем модуль обязательной отчетности. Где-то наоборот, автоматизировали нормативы, а теперь делаем управленческую отчетность. Важно, что на каждом шаге банк получает блок работающего функционала, некое законченное решение, которое используется в промышленном режиме, при этом о его дальнейшем расширении можно задуматься уже после того как пользователи опробуют систему.

В «Связь-Банке» была другая история: мы начинали с обязательной отчетности. Запустили этот модуль, а у банка поменялись приоритеты в сторону управленческой отчетности. Поэтому пришлось внедрять еще и управленческий баланс, трансферты. Теперь в связи с этим банком у нас большие планы по развитию именно управленческой отчетности.

В банке BMW мы запустили упрощенное решение на основе модуля «Анализ продаж» ― набор заказных витрин. В этом случае нельзя говорить о полноценном внедрении продукта, но на основе заказных разработок начался проект по внедрению обязательной отчетности.

Есть пример Банка ING, где была установлена управленческая отчетность, тесно связанная с международным учетом, так как банк иностранный. Впоследствии то же хранилище стало использоваться для расчета показателей налогового учета. Я уже упоминал ВТБ Факторинг, где хранилище внедрялось ради получения оперативной отчетности, а теперь используется для финансовой отчетности. В банке «Ренессанс Кредит» мы внедрили модуль для построения нормативов, проект продолжается в части обязательной отчетности: два модуля используют единый набор данных, только нормативы подсчитываются ежедневно, а обязательная отчетность – ежемесячно.

Как видите, подход работает, и благодаря ему банки могут развивать хранилище постепенно, без значительных усилий и вложений с их стороны.

Вернуться на главную страницу обзора