Статья

МГТС: 100-мегабитного канала уже недостаточно

Бизнес Телеком
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

Почему «гонка скоростей» между операторами связи продолжится, какие особенности у 5G и какие технологии будут актуальны завтра, в интервью CNews рассказывает технический директор МГТС Александр Трохин.

CNews: В последние годы даже среди специалистов все более популярным становится мнение, что скорости беспроводного доступа в интернет настолько полно удовлетворяют все потребности пользователей, особенно в крупных городах, что не нужно уже придумывать что-то новое и строить новые сети. Согласны ли вы с этим мнением?

Александр Трохин: Нет, не согласен. Количество и качество контента с каждым годом растет, и пользователям начинает не хватать существующих скоростей. Например, только в сети МГТС в 2016 году средняя скорость домашнего интернет-соединения выросла почти вдвое – до 70 Мбит/с. К тому же за последнее время увеличилось и количество интернет-устройств на одно домохозяйство. Сегодня в квартире регистрируются по 4–5 гаджетов: ноутбуки, смартфоны, планшеты, смарт-телевизоры, которые поддерживают высокоскоростные протоколы соединений 4G/LTE или Wi-Fi 802.11ас. Если в квартире такими устройствами пользуются несколько человек, то канала со скоростью 100 Мбит/с им уже не хватает, особенно, если они смотрят потоковое видео в высоком разрешении.

При этом нагрузка на сеть растет и за счет поставщиков контента. У нас уже сегодня есть телеканалы, которые передают видео ультравысокой четкости 4К. Например, Кубок конфедераций FIFA, который пройдет этим летом в России, будет транслироваться в формате 4К. В 2018 году на Чемпионате мира по футболу, возможно, уже будут тестировать технологию 8К, а это 270–300 Мбит/с на один телевизор.

Добавлю, что в ближайшие два года будет заложена база для бурного роста российского рынка интернета вещей, что даст, в свою очередь, дополнительный стимул для развития «умного» производства, городской инфраструктуры и социально-значимых услуг для граждан. Кроме того, внедрение 5G в ближайшем будущем даст толчок развитию робомобилей и устройств с поддержкой дополненной (AR) и виртуальной (VR) реальности.

Александр Трохин: В ближайшие два года будет заложена база для бурного роста российского рынка интернета вещей

Новые технологии станут вызовом для всех операторов связи, в том числе и МГТС, поскольку потребуют качественной транспортной инфраструктуры, способной передавать большие объемы данных. Вслед за ростом трафика будет расти и средняя скорость доступа в интернет. По нашим прогнозам, в 2017 году она приблизится к 100 Мбит/с, а уже к 2027 г. – к 1 Гбит/с.

CNews: Чего вы ждете от интернета вещей как профессионал?

Александр Трохин: Интернет вещей – перспективное направление для телекоммуникационных операторов. Мы уже создаем инфраструктуру для масштабирования M2M-технологий (machinetomachine). Но при этом понимаем, что сама сеть не может считаться преимуществом, оператору нельзя превращаться в «трубу».

Мы для себя видим перспективу в развитии M2M-решений для автоматизации быта и обеспечения безопасности квартир. Учитывая потребительские тренды, мы разрабатываем доступные коробочные решения для широкого круга пользователей и инсталлируем их по операторской модели.

Люди хотят упростить свою жизнь, им неинтересно самим смотреть показания датчиков, считать объем потребления. В 2016 году мы организовали в Москве пилотный проект по внедрению подобных счетчиков и положительно оцениваем этот опыт. Это простейший пример М2М-взаимодействия– датчик самостоятельно передает данные о потреблении воды или электроэнергии на специализированную платформу, которая предоставляет жильцам данные о потреблении в удобной форме, например, через мобильное приложение, чтобы они видели, когда и как они расходуют ресурсы, и могли скорректировать свое потребление при необходимости. Это лишь один пример.

Другой пример, интернет вещей – это еще и контент от видеоустройств, которые сами сообщают мне, что происходит в мое отсутствие в квартире, доме, гараже, в классе у ребенка и так далее. Например, если кто-то близко подходит к моей машине во дворе, на него должен отреагировать датчик, а видеокамера высокой четкости должна зафиксировать этого человека и отправить снимок на мой телефон. В идеале должно произойти распознавание лица и сравнение его с доступной базой, а снимок должен отправляться только в том случае, если к машине подошел посторонний.

Передача такого объема данных потребует качественных каналов связи с широкой пропускной способностью. Мы понимаем, что массовое проникновение решений на базе интернета вещей даст дополнительную нагрузку на сети операторов и станет вызовом для всей отрасли.

CNews: Готовы ли сети операторов к лавинообразному росту объемов данных уже сегодня?

Александр Трохин: Я могу ответить только за сеть МГТС – мы готовы. Серьезное внимание мы уделяем модернизации не только сети доступа, но и всей сетевой инфраструктуры. Мы регулярно увеличиваем пропускную способность каналов – в 2016 году, учитывая рост объемов трафика частных пользователей и спрос на высокоскоростные тарифы, мы увеличили ее до 1,2 Тбит/с, при необходимости производим замену оборудования.

Мы знаем, в каком направлении нужно развиваться дальше, знаем, что будет с оптоволокном, проложенным от опорной станции до квартиры, и что нужно сделать, чтобы пропускная способность многократно возросла. Таким решением мы видим переход на новый стандарт 10GPON. Оно позволит компании быстро увеличивать пропускную способность каналов без значительных инвестиций в существующую инфраструктуру. Технологии GPON и 10GPON работают на одной распределительной сети, поэтому не нужно копать землю для замены кабеля, менять основное оборудование, достаточно заменить отдельные комплектующие. То есть, капитальные вложения для нас минимальные.

Александр Трохин: Для развертывания сетей нового стандарта операторам придется ставить очень много базовых станций – значительно больше, чем существует сейчас

Мы планируем, что первые тестовые зоны 10GPON появятся в 2017-2018 годах на наиболее загруженных участках сети. К настоящему моменту мы провели первый этап испытаний данной технологии и достигли положительных результатов: максимальная скорость составила 8,5 Гбит/с в сторону абонента.

Кроме того, внедрение 10GPON позволит нам более эффективно перейти на новый стандарт 5G. Уже в этом году мы проведем тестирование использования сети 10GPON в качестве транспорта для подключения базовых станций 5G.

Частотный диапазон 5G будет начинаться от 3,7–4 ГГц. Зоны покрытий у станций будут небольшими, но канал должен быть очень широким, чтобы пропустить весь трафик от мобильных абонентов. Следовательно, для развертывания сетей нового стандарта операторам придется ставить очень много базовых станций – значительно больше, чем существует сейчас.

Подключение базовой станции через оптический канал позволит сотовым операторам сократить на 50% затраты на строительство сети и на 40% время ее запуска. Тут преимущество сети GPON безусловно — ни одна другая технология в мире на сегодняшний день не способна обеспечить достаточную пропускную способность при сопоставимых затратах. Сейчас к нашей сети подключены уже более 25% базовых станций МТС, а до конца года мы доведем их количество до 40–45%. Это решение позволяет максимально использовать ресурсы мобильной инфраструктуры, повысить качество и стабильность сервисов для абонентов.

CNews: На оборудовании каких поставщиков вы работаете?

Александр Трохин: Поставщиков у нас довольно много – в основном мы используем сетевое и клиентское оборудование Cisco, Ericsson, Huawei, ZTE. Многовендорная политика позволяет выбирать лучшие предложения по цене, и при этом не быть привязанным к одному поставщику. С другой стороны, это предъявляет к нам определенные требования: обслуживающий персонал должен иметь высокую квалификацию, чтобы решать вопросы стыковок между оборудованием. Ведь ответственность за работоспособность услуги остается на службах эксплуатации сети.

Что касается 10GPON, к настоящему моменту мы провели первый этап испытаний технологии на оборудовании Huawei.

CNews: Какие еще перспективные решения будут востребованы компанией в ближайшие годы для развития своей инфраструктуры?

Александр Трохин: Российский рынок телекоммуникаций активно трансформируется, и, как следствие, инфраструктура оператора существенно усложняется. В ближайшее время трендами станут виртуализация сетевой инфраструктуры и развитие программно-конфигурируемых сетей (SDN). В этом году мы планируем запустить пилот по внедрению автоматизации управления сетевым оборудованием. Так мы сможем создать гибкую сетевую архитектуру, позволяющую быстрее и с меньшими затратами внедрять новые сервисы и услуги и повышать качество уже существующих услуг.

Мы также следим за тенденциями в области построения сетей доступа. После того, как технология 10GPON будет внедрена, мы сможем перейти на следующее поколение сетевой инфраструктуры, которое будет поддерживать скорость передачи данных до 40 Гбит/с в направлении конечного пользователя. В частности, уже тестируем вместе с Vodafone использование следующих поколений технологии PON: XGS-PON (40GPON) и TWDM-PON. Их внедрение позволит максимально гибко разворачивать и развивать пассивные оптические сети исходя из потребностей бизнеса и требований рынка, что будет особенно актуально при массовом внедрении услуг на базе интернета вещей.

CNews: Политические изменения последних лет – санкции, смещение фокуса в сторону азиатских вендоров, а также импортозамещение как-то повлияли на ваши ориентиры при выборе поставщиков оборудования?

Александр Трохин: При выборе поставщика мы оцениваем компании по двум критериям: качество и цена. Большой объем поставок иностранных компаний позволяет им давать скидки. Например, у нас недавно был тендер в рамках апгрейда ядра сети – при начальной цене тендера около $12 млн мы выбрали решение за $2 млн. Причем участников было много – и азиатских, и американских, и бились они до последнего.

Тем не менее, мы заинтересованы в появлении конкурентоспособных решений от российских производителей, внимательно следим за рынком российских разработок и призываем отечественные компании участвовать в конкурсах, проводимых МГТС. Мы надеемся, что российские компании найдут резервы, чтобы стать такими же конкурентными по цене, как и иностранные компании в ближайшие годы.