Спецпроекты

Никита Шведов: Эффективность бизнеса зависит от человечности

Телеком Наука Техника
Тенденция расширения основной сферы бизнеса за счет новых направлений деятельности была весьма популярна для российских ИТ-компаний «на рубеже веков». Однако заставить рынок воспринимать компанию как способную качественно работать не только по признанному ИТ-сообществом ключевому направлению, но и в новых, развивающихся нишах фирмам удавалось не всегда и не сразу. К преуспевшим в этой области компаниям по праву можно отнести одну из старейших сетевых фирм России — «Демос», в свое время создавшую правила игры для молодого российского интернет-рынка «начала девяностых». Сегодняшний «Демос» — это многопрофильная структура, объединяющая команды, работающие в области интернет-технологий, проектно-сетевых решений и дистрибуции. О прошлом и настоящем «Демоса» в интервью CNews.ru рассказывает заместитель директора компании «Демос-АПС», руководитель оптового фотоцентра «Дем CNews.ru: «Демос» известен, прежде всего, как российская компания, стоявшая у истоков сети Relcom. Что сегодня представляет собой группа компаний «Демос» и какое место в бизнесе компании занимает возглавляемый вами оптовый фотоцентр?

Никита Шведов: История «Демоса», действительно, очень тесно переплетается с историей развития ИТ в нашей стране и историей Рунета. «Демос» существует почти пятнадцать лет, для высокотехнологической компании это немалый срок. Ядро компании составили активные выпускники МИФИ, решившие в 1989 году заняться интересующей их ИТ-тематикой. Мы многое начинали первыми. Во время путча «Демос» был единственным российским интернет-ресурсом, который объективно информировал людей о происходящих в Москве событиях.

CNews.ru: Вы были первыми и в судебной тяжбе с государством…

Никита Шведов: Да. Процесс так и назывался: «Государство — против кооператива «Демос». Суть дела состояла в том, что в дополнение к поставке в Россию партии компьютеров вендор выделил нам лишние ПК, которые должны были пойти на детали. Эту технику государство хотело у компании отнять. Судебный процесс выиграл »Демос«.

Изначально предполагалось, что «Демос» — это образ жизни. Это было нашим девизом. До 1995 года в компании было принято отмечать праздники семьями. В порядке вещей было, когда в офисе рядом с сотрудниками компании за компьютерами сидели их дети. Сегодня это стало нашим прошлым. У компании в Москве шесть офисов, где работает свыше 200 человек, поэтому былой камерности достичь становится все труднее.

Зато сегодня у нас есть возможность самостоятельно осуществлять весь цикл проектных, монтажных, торгово-закупочных услуг. При этом мы опираемся только на собственную материальную инфраструктуру, включающую в себя технологические площадки, складское хозяйство, логистику, развитую финансовую систему. Сегодняшний «Демос» — это многопрофильная структура, объединяющая команды, работающие в области интернет-технологий, проектно-сетевых решений и дистрибуции. Оптовый фотовидеоцентр, который я возглавляю, является частью группы компаний «Демос»

Развитие направления фотодистрибуции мы начинали в 1993 году с камер Canon и сегодня предлагаем продукцию шести ведущих фотобрендов. Технику и ряд сопутствующих товаров мы распространяем через свою дилерскую сеть, в которую сегодня входит более двухсот партнеров, 60% которых — московские и петербургские компании.

О компании «Демос»

Компания «Демос» была создана в феврале 1989 г. группой сотрудников ИПК Минавтопрома и ИАЭ имени И.В.  Курчатова для разработки программного обеспечения и построения локальных компьютерных сетей. Фирма заявила о себе сразу, предложив на рынке новую многопользовательскую операционную систему ДЕМОС (Диалоговая Единая Мобильная Операционная Система). В начале 90-х годов «Демос» был первой коммерческой компанией в СССР, которой удалось наладить информационный обмен с системой западных компьютерных сетей, таких, как интернет, используя отечественные каналы связи и решив попутно большое количество инженерно-технических задач.
За годы, прошедшие с момента образования, «Демос» стал крупной научно-технической коммерческой фирмой, одним из основных провайдеров сетевых услуг в России и СНГ. Сегодня в компании работают свыше 200 сотрудников.

CNews.ru: Какие корпоративные традиции сохранились в компании с тех времен, когда «Демос» воспринимался сотрудниками как стиль жизни?

Никита Шведов: Наша добрая корпоративная традиция — ежегодный выезд сотрудников компании в подмосковный дом отдыха. Мы общаемся «неформально» не только во время коллективных вылазок на природу. Часто это происходит накануне выходных, когда мы вместе справляем в офисах компании дни рождения сотрудников. На этих праздниках ведутся и рабочие дискуссии, и споры о жизни. Нам всегда есть, о чем поговорить, это касается и увлечений, и личной жизни, и работы.

CNews.ru: Вы работаете в «Демосе» с 1993 года. Как вы попали в эту компанию, чем занимались раньше? Оставляет ли работа возможность находить время для хобби, много ли их у вас?

Никита Шведов: Я пришел в «Демос», имея за спиной МИФИ и 15 лет работы в научно-исследовательском институте, который покинул вследствие необходимости кормить семью. Это был тот самый НИКИЭТ, который разработал Чернобыльскую атомную станцию. Одна из моих книг называлась «Системы безопасности на АЭС». Мне довелось работать и в Чернобыле.

Когда в 1986 году случилась эта катастрофа, в государстве встал вопрос о необходимости закрыть все атомные станции, подобные Чернобыльской (типа РБМК), и наш институт, будучи автором этого реактора, обязан был обезопасить его. Я работал в команде, которая совершенствовала системы аварийной защиты станции: мы в девять раз увеличили скорость срабатывания аварийной защиты. Это был целый комплекс работ, благодаря которому этот реактор стал абсолютно безопасным. Думаю, что участие в этой работе не отразилось на мне физически, а вот морально… Я понял, что такое чувство сталкера: когда идешь по пустому городу, видишь открытые форточки, детские коляски, оставленные вещи — ощущение биополя мертвого города давит очень сильно.

Когда я работал в НИИ и вращался в научно-конструкторской среде, я встречал множество умных коллег. Однако процент креативных людей среди них был весьма невелик. Успешный ученый — не обязательно интересный человек. Что меня поразило в бизнесе: если топ-менеджер успешен — он обязательно интересен.

CNews.ru: Сколько длится ваш обычный рабочий день?

Никита Шведов: Я не считал. Когда я начинал «раскручивать» эту работу, он мог длиться с 10 утра до 12 ночи. А сейчас, по прошествии десяти лет мы в фотоцентре пришли к такой организации труда, при которой отпала необходимость работать круглые сутки (хотя этого никто и не запрещает). Однако сейчас я имею возможность воспитывать детей и посвящать время своим увлечениям.

Я коллекционирую ножи, их начал собирать еще мой отец, а я продолжаю начатое им дело. Недавно привез из Индии два удивительных кинжала XIX века. Увлекаюсь и литературой о ножах. Вместе с одиннадцатилетним сыном собираю металлических солдатиков из киндер-сюрпризов, сейчас у нас их накопилось где-то половина от увиденных мною в каталогах.

Мои спортивные увлечения — это каратэ и фехтование на ножах. В свое время перепробовал все возможное: и горные лыжи, и прыжки с парашютом, и серфинг, теперь вот мечтаю о кайте. Если ничем не заниматься, то и работать не сможешь. А когда человек живет в «разных измерениях» — ему в голову приходят оригинальные мысли. Сейчас большие возможности проявить себя есть у наших детей. Главное — при этом не забывать учитывать пожелания маленького человека. Очень трудно втолковать ребенку, что хорошо отдыхать умеет только тот, кто хорошо работает, настоящее удовольствие от отдыха получает лишь человек, умеющий работать со вкусом и чувством. Эту мысль надо «внедрить» в человечка, тогда все пойдет хорошо. Пока об этом нам с сыном удается договариваться. Он занимается шахматами, каратэ и английским. Я хотел бы, чтобы четырехлетняя дочка занималась тем же, но пока у них с супругой свои женские планы, часть которых связана с обучением хореографии.

CNews.ru: Тогда вернемся к работе. Не секрет, что сегодня спрос на цифровые фотокамеры резко возрос. По нашей информации, операционная прибыль пятерки лидеров — Nikon, Olympus, Sony, Canon и Fuji — выросла на 130%. Каковы, по-вашему, причины взрывного роста спроса на цифровую технику?

Никита Шведов: Действительно, сегодня мы наблюдаем эпохальное событие — победу цифровых технологий. И индустрия цифровых фотокамер — один из наиболее динамичных сегментов цифрового рынка. Очень интересно проследить за динамикой развития рынка цифровой фототехники: за пять лет (начиная с 1997 г.) объем рынка вырос примерно в 10 раз. Особенно активный рост наблюдался в течение последних двух лет. Лидирует Европа — объемы продаж цифровой фототехники ежегодно удваиваются (в 2000 году — 2,3 млн. устройств, в 2001 году — 4,6 млн., в 2002 году — 8 млн.). Если говорить о ситуации с «цифрой» в России, то ее можно охарактеризовать сейчас как еще более динамичную: объемы продаж такой фототехники в 2002 году превысили 100 тыс. устройств.

Причина популярности «цифры» кроется в том, что, в отличие от обычного фотоаппарата, дающего своему обладателю возможность в дальнейшем «вспомнить все», цифровая техника, помимо этого, еще и влияет на образ жизни своего «хозяина». Купив такую технику, человек еще не представляет себе всех тех возможностей, которые открываются теперь перед ним. По мере освоения «цифры», у человека меняется распределение времени, меняется досуг. Каждый из нас хочет заниматься творчеством, но в обычной текучке мы часто лишены таких возможностей. Но когда вы понимаете, что можете на день рожденья другу подарить эксклюзивную открытку, что вам «по плечу» создавать собственные календари, заниматься фотоаппликациями и монтажом, делать удивительные вещи своими руками — вы меняете свой образ жизни. Среди моих знакомых есть люди, которые сидят ночами, занимаясь цифровым фототворчеством, изучая Photoshop, а утром — приходят на работу с кругами под глазами и счастливым выражением лица.

CNews.ru: Какие из общих тенденций развития цифровых фотокамер кажутся вам наиболее характерными в настоящее время?

Никита Шведов: Сегодня уже не характерна ситуация, когда каждая новая модель непременно должна иметь матрицу, регистрирующую изображение с большим количеством мегапикселей, чем предыдущая. Раньше их количество фактически служило «необходимым и достаточным» критерием для оценки качества цифровой фотокамеры. Сегодня акценты с «погони за пикселями» сместились.

Поскольку определенные технологические пределы уже достигнуты, гонка мегапикселей уже осталась в прошлом, и обновление модельного ряда строится по другим законам. Но, несмотря на это, публика все еще судит о новинках цифровой фототехники «по магическим мегапикселям». И не всегда это требование к камере соответствует потребительскому качеству камеры и реальным потребностям пользователя.

Сегодня на первый план выходит стремление компаний сделать камеры как можно интереснее — и с точки зрения их функционала, дизайна, и с точки зрения качества получаемых снимков. Вот здесь-то и разворачивается самое интересное соревнование, поскольку большинство камер используют одинаковые CCD-матрицы.

CNews.ru: Существует ли прямая зависимость между ростом спроса на цифровую фототехнику и ее ценой? Считаете ли вы, что стоимость цифровой фототехники сегодня стала доступна большинству пользователей?

Никита Шведов: Зависимость, безусловно, существует. Сейчас картина продаж цифровой техники в России (без учета «мыльниц») примерно такова: 80% устройств продается в двух столицах, остальные 20%, по моей субъективной оценке, приходятся на регионы. Цена стала по карману москвичам и питерцам, но она еще высока для региональных пользователей. Думаю, что уже через год это соотношение изменится и составит 60% к 40% соответственно. И мы с вами будем наблюдать всплеск продаж в регионах. Пока этот рост можно назвать «плавным». Но уже через три-четыре года (если верить президентским прогнозам о росте нашего благосостояния) российские регионы начнут обгонять центр.

В Европе сейчас продажи «цифры» сравнялись с продажами аналоговых камер и даже превысили их. Дорогие пленочные «мыльницы», например, стоят больше, чем многие цифровые камеры с разрешением 2 млн. пикселей, дающие прекрасные отпечатки 10х15 см.

Сегодня на рынке существует устойчивая тенденция снижения цен на цифровые фотокамеры. Например, в среднем сегменте фотокамер (2, 3, 4 мегапикселей) показатель снижения цен составляет примерно 30% в год. И это, безусловно, говорит о том, что цифровая фототехника становится более доступной. Причем, если мы говорим о таких серьёзных брендах, как Canon, то и качество получаемых цифровых снимков традиционных форматов не хуже, чем у пленочных.

CNews.ru: Техника каких производителей пользуется среди ваших покупателей наибольшим спросом и почему?

Никита Шведов: В наших продажах доминируют камеры Canon — это наш основной продукт. В течение последних двух лет мы лидируем по объемам продаж фотопродукции среди российских дистрибьюторов этого вендора.

Если говорить о критериях выбора, то большинство людей, покупая вещь, думают не только о ее практических преимуществах, но и о том, насколько престижной она выглядит в глазах окружающих. Почти каждый человек хочет выглядеть красивее и богаче, причем иногда это происходит на подсознательном уровне. Отсюда и возникает иерархия брендов.

Для многих профессий просто немыслимо в глазах коллег выглядеть обладателем «небрендовой» камеры. Формирование позитивного имиджа — дело нелегкое. А Canon сумел создать и сохранить престижность своего бренда: для того, чтобы убедиться в популярности бренда, достаточно взглянуть на рейтинги, опубликованные на наиболее популярном фотосайте www.dpreview.com.

Камерами Canon интересуются вдвое чаще, чем находящейся на втором месте техникой Sony, а в топ-списке устройств «фотоцифры» камерам Canon принадлежат первые пять позиций. Например, благодаря соотношению «цена-качество» с большим отрывом лидирует модель Canon PowerShot A70, имеющая разрешение в 3 млн. пикселей и трехкратный зум. Оптовая цена этого устройства — $340.

CNews.ru: Получается, что покупатель, приобретая Canon, платит лишь за имидж? А как же на этом фоне обстоит дело с технической привлекательностью устройства?

Никита Шведов: Об этом можно рассказывать много и все будет — по существу. Например, то, что в последних цифровых камерах используется одна из новых разработок компании — высокоскоростной процессор DIGIC, обеспечивающий четкость и яркость цветопередачи, позволяющий вести быструю непрерывную съемку и увеличивающий ресурс аккумулятора. Компания обладает развитой научной базой, институтами и конструкторскими бюро. По числу патентов, полученных в области производства фотокамер в Японии, доля Canon (35%), как минимум, вдвое превышает доли конкурирующих компаний. Количество отказов камер Canon составляет доли процента. Это то, что касается технологических преимуществ.

С точки зрения успешности бизнеса — Canon опережает конкурентов и по объемам продаж техники, и по доле рынка, и по прибыльности. В России (как и в Европе) доля продаж техники Canon составляет 25%. На втором месте (14%) — фототехника Sony.

CNews.ru: Как бы вы охарактеризовали динамику развития бизнеса Canon в «фотообласти»: чередование всплесков и снижения активности, поступательное движение, или что-либо иное?

Никита Шведов: Я, скорее, склонен классифицировать ее как success story, поскольку Canon начинал с конструирования и изготовления качественных фотокамер, и с тех пор они составляют ядро бизнеса компании. Думаю, не будет преувеличением сказать о существенном вкладе Canon в мировую индустрию производства этих устройств.

Началось все с того, что в тридцатые годы прошлого столетия основатели Canon решили сделать фотокамеру, которая могла бы конкурировать с лучшими в то время камерами — немецкими Leica и Contax. (Первые из перечисленных базировались на технологиях, развиваемых в течение десяти лет, а вторые были разработкой крупнейшего в то время мирового производителя оптической продукции.) Японские же фотокамеры на тот момент представляли собой модели с очень простым механизмом. Разница в ценах между японской и немецкой фототехникой была просто фантастической. Например, топ «японского» модельного ряда — типичная камера с пружинным механизмом Pearl — стоила в 1933 году 49 иен, тогда как цена Leica Model 50mm f/3.5 D составляла 420 иен, что выходило далеко за пределы финансовых возможностей большинства японцев.

Когда в 1935 году в Японии появилась Hansa Canon, она стала продаваться по цене 275 иен, почти вдвое дешевле Leica, являясь при этом действительно камерой высокого класса. Важнее всего оказалось то, что такой пример коммерциализации качественных 35 мм камер послужил серьёзным стимулом для японской фотоиндустрии: вскоре примеру Canon последовали и другие производители. Поэтому можно утверждать, что Hansa Canon стала тем самым краеугольным камнем, который положил начало развитию знаменитой сегодня японской индустрии фотокамер.

Если вернуться в наши дни, то в течение двух предыдущих лет Canon была, пожалуй, самой интересной компанией с точки зрения представленных новинок. Уже упоминаемый мною процессор DIGIC был применен в таких новых цифровых камерах, как IXUS 400 — самая маленькая 4-мегапиксельная камера с 3-кратным зумом и металлическим корпусом; PowerShot A300 — «семейная» камера с максимальной простотой съемки; PowerShot A60/A70 — эти камеры рассчитаны на серьезных начинающих пользователей и оптимальны по соотношению «цена-качество». К камерам с наиболее полным набором функций относятся PowerShot S45/S50,  а PowerShot G3 — это полупрофессиональная камера с ручными режимами и возможностью работы с дополнительными аксессуарами.

Отдельного внимания заслуживают зеркальные цифровые фотокамеры, где используются последние технологические достижения в области качества изображения, скорости и надежности. Это, например, профессиональные камеры EOS 1D и EOS 1Ds. А наибольшей популярностью среди данных устройств пользуется недавно выпущенная на смену «вечно дефицитной» EOS D60 камера EOS 10D. По моему мнению, сегодня в сегменте зеркальных цифровых фотокамер Canon занимает более половины доли рынка.

CNews.ru: Какие трудности испытывает «Демос» при продвижении техники Canon в России?

Никита Шведов: Трудности в продаже фототехники есть у всех. Но представительство Canon в России, помимо имиджевых рекламных компаний, организовало бесперебойную работу сервисной службы и создало гибкие дилерские условия. Очень грамотно у них построена маркетинговая политика. Наконец, там работают приятные и контактные люди. Поэтому проблем в сотрудничестве дистрибьютора и вендора не возникает.

Главной трудностью для нас является дефицит популярных камер: потребности рынка сегодня превышают возможности поставок, спрос на Canon опережает предложение. Например, у нас в транзите сейчас две камеры EOS 1DS стоимостью 9 тыс. долл., а требуется четыре. Приходится создавать очередь.

CNews.ru: В чем отличительная особенность работы вашей компании с этим вендором? Какая часть продаж техники Canon в России осуществляется по вашим каналам?

Никита Шведов: Наш фотоцентр занимается только оптовой торговлей. Сегодня у нашей компании более 200 постоянных реселлеров, Мы сотрудничаем с магазинами, салонами, агентствами, издательствами, министерствами. За годы нашей деятельности удалось наработать схемы, ориентированные на различные формы такого партнерства. Например, мы придумали достаточно нетривиальные бизнес-планы раскрутки новых магазинов, новых направлений работы магазинов. К сожалению, рассказать об этом более подробно мне не позволяет «война с конкурентами». Этот термин я употребил не случайно, ведь недаром на курсах менеджмента используется так много понятий, имеющих чисто милитаристское происхождение. Такая специфика придает определенную остроту нашей профессии и ограничивает круг игроков рынка.

Однако открою наш «основной секрет»: мы стараемся строить бизнес-отношения с партнерами, опираясь на человеческий фактор. Главное наше оружие — поиск и укрепление личных контактов. Ведь бизнес складывается удачно тогда, когда партнеры друг другу нравятся, им интересно общаться, в том числе — и на посторонние темы. И, если потребуется, — попросить о помощи. В общем, эффективность бизнеса зависит от человечности. Такое «трепетное» отношение к партнерам помогло нам сформировать своеобразный круг общения с нашими реселлерами — коллегами по бизнесу, соратниками, друзьями — их можно называть по-разному. Важно то, что этот круг постоянно расширяется, и мы открыты для тех, кто готов идти вместе с нами. А каждый добрый совет, способный повысить заинтересованность наших партнеров в сотрудничестве с «Демосом», мы не только учитываем, но и принимаем с благодарностью.

CNews.ru: Спасибо.


Стратегия месяца

Зачем государство ввязалось в гонку технологических вооружений

Михаил Замыцкий

директор по развитию «Ситилинк»

Событие месяца

CNews FORUM 2019 прошел с рекордным успехом

- Более 1,5 тысяч гостей     - 100 экспертных докладов   - 50 инновационных стендов