Спецпроекты

oбзор

Обзор: Телеком 2015

Интернет вещей для телекома: победит основатель инвестфонда?

Интернет вещей для телекома: победит основатель инвестфонда?

Недалек тот день, когда рост трафика будет обеспечиваться не потребностями пользователей интернета, не гаджетами, а миллиардами сенсоров, которые общаются между собой без участия человека. Наступает эпоха Интернета вещей, и все перспективные зоны для развития экономики находятся сейчас на пересечении информационных технологий и реального мира. Российские телекоммуникационные операторы начинают искать возможности для завоевания сегмента IoT (the Internet of Things), и мировой опыт подсказывает, что путь через венчурные инвестиции —самый верный. Однако отечественный бизнес пока не готов к такому повороту.

Согласно исследованию McKinsey & Company «Интернет вещей: реальная ценность или надувательство» (The Internet of Things: Mapping the value beyond the hype), выпущенному в июне 2015 г., в 2025 г. бизнес, основанный на Интернете вещей, будет приносить от $3,9 трлн до $11,1 трлн. Если взять максимальную оценку, учитывающую все пользовательские приложения, то это составит 11% мирового ВВП (согласно прогнозу Всемирного банка, ВВП в 2025 г. достигнет $99,5 трлн). Основные сферы применения: оптимизация производства ($1,2–3,7 трлн), улучшение условий жизни в городе ($930 млрд – $1,7 трлн) — от решения проблем трафика до поддержки здорового образа жизни граждан, — ритейл ($410 млрд – $1,2 трлн), здоровье и медицина ($410 млрд – $1,6 трлн). Чуть реже — безопасность, логистика, столь любимая в России тема беспилотных автомобилей, комфортная жизнь в офисе и дома.

В России Интернет вещей наиболее активно используется в сфере корпоративных приложений. Львиная доля услуг приходится на сегмент M2M (machine-to-machine). При этом разделение между понятиями М2М и IoT в телекоме весьма условное. «Буквально за последние полтора-два года, появилось несколько новых сервисов, которые вполне можно отнести к Интернету вещей: троллейбусы и мусоровозы с ГЛОНАСС, передающие свои координаты и маршруты в центр управления, паркоматы на улицах столицы, — говорит директор Координационного центра национального домена сети интернет Андрей Колесников. — Уверен, что в ближайшее время мы увидим новые муниципальные сервисы в области контроля состояния окружающей среды, транспорта, реакции на чрезвычайные ситуации». К этому списку можно добавить управление банкоматами, вендинговыми машинами, безопасностью зданий.

Рост мирового IoT-рынка в 2014–2020 гг.

graf.png

Источник: IoT Analytics, 2014

По мнению Сергея Иревли, директора департамента по развитию и управлению продуктами бизнес-рынка МТС, автомобильный сегмент рынка М2М сегодня самый крупный в России. «Маршрутизация, контроль и мониторинг коммерческого транспорта — это самая востребованная услуга. Относительно новый сервис — «умное» страхование, который подразумевает, что приборы отслеживают манеру вождения автомобилиста. Аккуратный водитель может получить скидку на страховой полис. Перспективы лежат в области connected car (подключенных автомобилей)», — перечисляет основные тенденции сегмента Сергей Иревли.

В первую очередь на рынке М2М актуальны приложения, так или иначе связанные с автомобилями, подтверждает тренд Александр Поповский, вице-президент по стратегии и развитию бизнеса «Вымпелкома». А директор по развитию корпоративного бизнеса «Мегафона» Влад Вольфсон рассказывает: «В “Мегафоне“ также хорошо продается сервис в сфере “умного“ дома — “SMS-розетка“. Общий рост нашей абонентской базы сервисов М2М в сегменте В2В в 2014 г. увечился в 1,5 раза по сравнению с 2013 г. и составил 1,5 млн устройств».

Категория 2013 2014 2015 2020
Автомобилестроение/приборостроение 96.0 189.6 372.3 3 511.1
Потребление/розница 1 842.1 2 244.5 2 874.9 13 172.5
Широкопрофильный бизнес 395.2 479.4 623.9 5 158.6
Узкоспециализированный бизнес 698.7 836.5 1 009.4 3 164.4
Итого 3 032.0 3 750.0 4 880.6 25 006.6

Источник: Gartner, ноябрь 2014

По усредненным оценкам телеком-операторов, Интернет вещей в виде М2М-сервисов приносит крупнейшим компаниям сотовой связи России 10–15% выручки от передачи данных. Приблизительно оценить динамику спроса можно на основе производственных показателей. К примеру, общее количество SIM-карт в сегменте В2В составляет 1,5 млн. Доля рынка М2М-решений от «Мегафона» — 20% среди операторов «Большой тройки». По прогнозам компании, до середины 2017 г. у нее будет более 4 млн абонентов в сегменте, учитывая контракт с «РТ-Инвест транспортные системы» на подключение 2 млн SIM-карт и текущую динамику подключений к М2М-платформе.

Место для операторов связи


Согласно ранее упоминавшемуся исследованию McKinsey, в 2015 г. расходы на Интернет вещей в мире составят от $50 млрд до $140 млрд, из которых непосредственно на обеспечение связи придется максимум $10 млрд (10%). Остальные продажи принесут интеграция, ПО и «железо». Потому телеком-компании вынуждены выходить в смежные сегменты — интеграция и приложения. «Расходы на связь в текущих бизнес-моделях Интернета вещей составляют 5–25% от общих затрат в зависимости от типа решения и отрасли. Однако важно понимать, что за вычетом стоимости оборудования процент выручки за сервис возрастает вплоть до 50%, иногда выше. Движение в сторону предоставления дополнительных сервисов идет уже давно», — говорит Александр Поповский.

Монетизация комплексных сервисов на базе М2М — отдельный вопрос. Клиенту неинтересно знать о трафике, ему важно платить за услугу. «Абонентской платы за трафик в вертикальных решениях не существует: есть абонентская плата за сервис, который только в таком варианте подачи будет конкурентоспособным», — утверждает Влад Вольфсон. МТС продают не просто трафик, а готовый сервис. «Пользователь может управлять тысячами SIM-карт, которые стоят в банкоматах, средствах передвижения, где угодно, — рассказывает Сергей Иревли. — И что самое главное, потоки этих данных могут встраиваться в корпоративные информационные системы».

На 19% вырастет мировой рынок IoT в 2015 г.

Источник: International Data Corporation (IDC), 2015

«Вымпелком» в конце 2014 г. запустил платформу для мониторинга и управления транспортом — клиент получает от оператора все услуги в режиме «одного окна», включая оборудование, услуги по его монтажу и сервисному обслуживанию. По оценке «Мегафона», подобные решения дают возможность сократить затраты на автопарк почти на 30% за счет сокращения нецелевого использования транспорта.

Сегодняшний акцент на мониторинг транспорта не отменяет поиска перспективных направлений. Наибольший потенциал в среднесрочной перспективе, по мнению операторов, имеют M2M-сервисы на базе скоростных сетей передачи данных. Это позволит добавить к телеметрии видеофиксацию в режиме онлайн, что актуально для телемедицины (mHealth), «подключенных автомобилей» — областей, в которых скорость передачи данных является критически важным фактором.

Казалось бы, описанные перспективы должны заставить операторов искать новые ниши в сфере IoT, и путь инвестирования в молодые команды и проекты в этой сфере видится самым очевидным. Но в России о подобных сделках слышно очень редко. «На данный момент мы не планируем выходить на рынок венчурного инвестирования. М2М в России — пока новый тренд и только развивается, тогда как в мире эта технология известна давно, — объясняет Влад Вольфсон. — Наибольший потенциал в среднесрочной перспективе имеют M2M-сервисы, использующие скоростные сети передачи данных (LTE, LTE-A — прим. CNews). Это позволит обеспечить сбор не только телеметрических данных, но и видеофиксацию в режиме онлайн, где скорость передачи данных является критически важным фактором. Сейчас “Мегафон‟ осуществляет мониторинг транспортных средств на базе ГЛОНАСС, это только начало».

От 2 до 6 подключенных к интернету устройств будет иметь каждый житель планеты к 2020 г.

Источник: IoT Analytics, 2014

Зато на мировом рынке накопилось немало интересных примеров. Сингапурская корпорация Sing Tel Group (владеет операторами связи в 25 странах) вложила средства в облачную платформу для приложений IoT и M2M Jasper, сервисом которой теперь пользуются более 100 операторов во всем мире.

Один из крупнейших в мире провайдеров широкополосного доступа и медийный гигант Comsсat инвестировал через свой корпоративный венчурный фонд в сервис по планировке и дизайну дома Houzz, который стал невероятно популярным в США и позже пришел в Россию. Казалось бы, причем здесь Интернет вещей? Дело в том, что сайт предлагает более 40 тыс. примеров «умных» домов, содержащих всевозможные решения от датчиков силы огня в камине до настроек домашнего кинотеатра, плюс, дает «высказаться» самым разным инноваторам. Так, например, инженер из Пало-Альто советует, как на бачок унитаза установить туалетного робота, который бы спускал воду при закрывании двери в ванную комнату.

Тот же Sing Tel через дочерний фонд венчурных инвестиций Innov8 перевел за последний год около $45 млн в 6 компаний, развивающихся в рамках направления IoT. Оператор из ОАЭ Etisalat уже несколько лет через свой внутренний фонд прямых инвестиций последовательно ищет и приобретает компании из сферы Интернета вещей. Немецкий оператор Deutsche Telekom начал эксперименты в области IoT и «умного» города задолго до возникновения этих терминов. Инновации он воплощает, в первую очередь, на территории небольшого города Фридриксхафена, который стал экспериментальной площадкой в том числе для всех решений DT в области Интернета вещей. Таким образом, создание корпоративных инвестфондов и акселераторов — обязательный шаг на пути стратегического развития телекоммуникационного бизнеса лидеров отрасли.

Кто ищет, тот находит


В России активность операторов в сфере поиска и приобретения стартапов незначительна. Ни МТС, ни «Вымпелком», ни «Мегафон» венчурным инвестированием в классическом понимании пока заниматься не планируют. Обвинять операторов в инвестиционной пассивности не стоит, выбор идей и компаний для вложений в России крайне мал. Согласно оценкам PwC и РВК, представленным в обзоре «MoneyTree: навигатор венчурного рынка», за 2014 г. на посевной стадии были проинвестированы 32 компании из ИКТ-отрасли, на стадии стартапа — 50.

50 млрд устройств будут подключены к сети к 2020 г.

Источник: IoT Analytics, 2014

Но подыскивать приложения и команды «на стороне» операторы уже начали. «Мегафон» с 2013 г. владеет технологической «дочкой» Megalabs, которая совместно с партнерами разрабатывает новые услуги и приложения. У «Вымпелкома» аналогичную роль выполняет компания «Темафон». Поскольку российский бизнес в целом, и телеком в частности, только начал поиск удобной формы для работы с инновациями, результат не всегда оправдывает ожидания. «Зачастую инструменты дезинтегрированы, одни и те же программы дублируются разными департаментами одной корпорации, результаты достаточно затратных и сложных в плане организации программ по работе со стартапами могут быть не востребованы корпорацией по причине смены приоритетов и так далее», — описывает текущую ситуацию член правления РВК Гульнара Биккулова.

Наиболее близка к организованному поиску идей МТС, выбравшая концепцию открытых инноваций — отбор предложений на конкурсной основе, что позволяет находить стартапы на самых ранних стадиях развития. Ценные проекты МТС вот уже 5 лет ищет с помощью конкурса «Телеком Идея». При этом интересные идеи компания собирает не только вне, но и внутри своего 60-тысячного коллектива, а также в дочерней компании АФК «Система» в Индии.

МТС не инвестирует, но задает нужный бизнес-вектор, ведь зачастую проблема российских инноваторов не в технологии, а в планировании, методах реализации и монетизации проекта. Глава компании CommandSpot, которая предоставляет сервис по удаленному управлению различными устройствами через интернет, Федор Анциферов, показывает это на своем примере: «До декабря 2014 года наш сервис развивался как B2C-проект, был направлен на конечных пользователей. Однако в таком варианте он требовал слишком больших затрат на продвижение в интернете. Специалисты МТС не только посоветовали нам переориентировать сервис на сегмент B2B, но и предложили продавать услугу через свою облачную платформу. Мы уже переделали сервис с учетом требований корпоративных пользователей и сейчас заключаем договоры с первыми клиентами».

Путь открытых инноваций видится наиболее эффективным, хотя и является лишь одной из моделей организации бизнеса для решения стратегических целей компании. «Как и любая управленческая концепция, подход требует правильного целеполагания, системности и последовательности для того, чтобы привести к тем результатам, ради которых все затевается. Мода на открытые инновации побуждает компании экспериментировать с разными инструментами. Хочется, чтобы она сменилась осознанным подходом к планированию своей стратегии развития и выбору адекватных инструментов управления», – отмечает Гульнара Биккулова.

Путь открытых инноваций видится наиболее эффективным, хотя и является лишь одной из моделей организации бизнеса для решения стратегических целей компании. «Как и любая управленческая концепция, подход требует правильного целеполагания, системности и последовательности для того, чтобы привести к тем результатам, ради которых все затевается. Мода на открытые инновации побуждает компании экспериментировать с разными инструментами. Хочется, чтобы она сменилась осознанным подходом к планированию своей стратегии развития и выбору адекватных инструментов управления», — отмечает Гульнара Биккулова.

Другая удачная форма «выращивания» инновационных идей — акселераторы. В России их больше сотни. Одни создаются в вузах, другие — органами власти, третьи — самими предпринимателями. Стартап-акселератор РВК GenerationS в 2015 г. организовал на своей площадке 7 отраслевых корпоративных акселераторов (так называемых «треков»). Для каждого из треков подобран конкретный партнер из реального бизнеса. В телекоме самый подходящий проект оказался у МТС, которая на момент старта акселератора уже четыре года проводила конкурс «Телеком Идея». Для МТС сотрудничество с РВК стало возможностю дать победителям новый стимул для развития с использованием ресурсов госкорпорации. «Опыт небольшого акселератора у МТС уже был, и очень успешный», — напоминает Гульнара Биккулова. Технологии IoT представлены в каждом из семи треков, то есть потенциально интересны для телекоммуникационных компаний. Однако, как уже отмечалось, большого внимания со стороны других лидеров отрасли не наблюдается.

Рынок Интернета вещей — совсем молодой, пока тут нет ни стандартов, ни четких правил игры, а, значит, у российских компаний есть шанс стать здесь законодателями. Формирующийся альянс молодых инноваторов как носителей идей, акселераторов как инструментов их оформления и воспитания и операторов как площадок для воплощения этих идей — вполне может принести весомые результаты. Возможно, на российском рынке Интернета вещей через пару лет в выигрыше окажется тот телеком-лидер, который сегодня вдобавок к теоретической поддержке создаст еще и солидный инвестиционный фонд.

Елена Рыцарева

Вернуться на главную страницу обзора