Спецпроекты

oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2019

Какими будут российские ИТ после коронавируса

Какими будут российские ИТ после коронавируса

Государство продолжает усиливать влияние на экономику России, в том числе и на рынок ИТ. Однако «Цифровая экономика», с которой многие связывали экспоненциальный рост спроса на технологии, застыла на низком старте. Шансов на то, что программа взлетит в этом году, практически нет — руководство обсуждает меры поддержки отрасли, а компании ждут определенности.

Важнейшие тенденции года

В 2019 г. государство и госкорпорации продолжили усиление влияния на российский ИТ-рынок. «Государство для ИТ-рынка является одним из главных потребителей. И государство хочет получать российскую продукцию. Для этого был принят ряд законодательных актов, по которым заказчики должны закупать российское оборудование и софт. Я предполагаю, что по итогам 2019 года рост продаж российской электроники будет существенным и она будет вытеснять зарубежных вендоров», — считает Александр Калинин, президент НКК.

По-прежнему больным является вопрос активного развития инсорсинговых ИТ-подразделений крупных заказчиков. «У государственных корпораций появились свои ИТ-компании, они стали активными участниками, исполнителями проектов в сфере ИТ», — отмечает Сергей Попов, заместитель генерального директора компании «Ай-Теко». По мнению Александра Калинина, собственные ИТ-подразделения — это беда для заказчиков, которые это организуют. «Это напоминает 80-е годы, когда создавались научные институты, обслуживающие определенную отрасль. Там было очень много сотрудников, с очень хорошими зарплатами и непонятными результатами работы. Никаких прорывов в экономике эти институты не создавали», — говорит он.

Сейчас, по его мнению, похожая ситуация. Заказчик берет лучших специалистов с рынка, дает им хорошую зарплату, но обеспечить их работой «по профилю», заставляющей повышать квалификацию, не может. В результате кто-то уходит обратно в «рыночные» компании, кто-то остается сидеть на завышенной зарплате и постепенно теряет квалификацию, другие, понимая опасность такой ситуации, со временем возвращаются в рыночные компании.

Из-за этого рынок теряет кадры, а зарплаты завышены. По мнению Александра Калинина, весь мир идет в направлении аутсорсинга и частных компаний, которые представляют услуги. Инсорсинг наносит вред не только заказчикам, но и рынку. «Чтобы вырастить новых специалистов, чтобы специалист наработал свою экспертизу, нужно много проектов. Это очень длительный и трудоемкий процесс», — уверен Александр Калинин.

Тем не менее, по словам Артака Оганесяна, заместителя генерального директора Epam, инсорсинговые структуры понимают, что крайне сложно самостоятельно нанимать, обучать, удерживать сотрудников и давать им возможности для развития. Это приводит к продолжению или даже расширению долгосрочного сотрудничества с внешними компаниями. «Мы получаем запросы на помощь с выстраиванием процессов «как в Epam» и использование наших подходов и инструментов для управления талантами, проектами и эффективностью», — говорит он.

Знаковыми событиями стали утверждение Президентом национальной стратегии развития искусственного интеллекта на период до 2030 г. и все более широкое распространение государственных субсидий и грантов как меры поддержки ИТ-компаний и их клиентов — заказчиков проектов цифровой трансформации. «Государство помогает снизить стоимость решений и их внедрений, стимулируя рынок на развитие отечественных технологий и решений и замену ими импорта», — считает Сергей Попов.

В списке важнейших трендов прошедшего 2019 г. рост интереса к технологиям обработки больших данных. Именно в них компании видят источник оптимизации и повышения эффективности своей деятельности, с ними связывают возможность сохранения уже имеющихся и привлечения новых клиентов. «Для компаний, особенно крупных, актуальна задача превращения непрерывно растущего объема данных в инструмент развития бизнеса, — говорит Сергей Попов. — Для работы с корпоративной информацией доказали свою эффективность интеллектуальные технологии, решения на базе искусственного интеллекта».

Много говорилось также о цифровой трансформации. Кроме традиционно лидирующих в этом направлении телекома, банков и ритейла, внедрением цифровых решений стали интересоваться крупные предприятия энергетического и промышленного секторов. Здесь цифровизация шла значительно сложнее, во многом по причине так до конца и не преодоленного технологического отставания. Однако число проектов по созданию цифровых двойников, внедрению интернета вещей и промышленных роботов росло.

Артак Оганесян отмечает востребованность платформ промежуточного слоя, на основе которых выстраиваются единые фронт-офисные или портальные системы для поддержки кросс- или омниканального взаимодействия с клиентами или потребителями. Кроме того, активно шло развитие самих цифровых каналов не только для взаимодействия с внешней аудиторией, но и внутри организаций. «Разработка мобильного и онлайн-каналов для самообслуживания сотрудников, создание полного «цифрового пути сотрудника» (прием на работу, адаптация, подключение к проектам, развитие и мотивация и др.), внедрение единого окна для доступа ко всем приложениям и сервисам, которые нужны персоналу на всех этапах его работы, — эти задачи стали очень востребованы. И тренд на рост, безусловно, сохранится после того, как все попробовали работать удаленно, — мы видим это на примере Epam, тех запросов, которые мы сейчас получаем от заказчиков», — говорит эксперт.

Еще один тренд связан с расширением спектра и повышением качества облачных услуг, предоставляемых российскими провайдерами. Крупные телеком-компании, интеграторы и даже Сбербанк предлагают пользователям все новые и новые сервисы, некоторые из них уже готовы делиться достигнутыми успехами. Среди потребителей международные компании, которые обязаны хранить данные в России, крупные российские игроки, а также предприятия малого и среднего бизнеса, которые увидели в облаках возможность быстрого и недорогого развертывания необходимой ИТ-инфраструктуры. Нельзя не отметить, что низкая стоимость энергоносителей вкупе с наличием недорогих высококвалифицированных специалистов делает российский рынок ЦОД довольно привлекательным.

Компании все больше экспериментируют с программными роботами. Пока речь идет, в основном, о роботизации простейших рутинных операций — эффективность таких решений уже очевидна. Более сложные проекты только обсуждаются или, в лучшем случае, находятся в стадии пилотов.

Все более востребованными становятся BIM-решения. «Мы это замечаем по количеству строительных проектов. В «Ай-Теко» рост выручки от проектов для строительной отрасли составил 60% в 2019 году по сравнению с 2018 годом», — говорит Сергей Попов.

Как там «Цифровая экономика»

Широко разрекламированная национальная программа «Цифровая экономика», с которой были связаны самые амбициозные планы развития российской ИТ-отрасли, похоже, готовится повторить судьбу своих предшественниц «Электронной России» и «Информационного общества»: сроки выполнения запланированных в них мероприятий многократно переносились, а заложенные показатели так и не были достигнуты.

По данным Счетной палаты, в 2019 г. уровень исполнения расходов федерального бюджета на национальную программу «Цифровая экономика» составил 73,3% — это один из худших результатов среди всех нацпроектов. Неизрасходованными оказались свыше ₽26 млрд. Причиной прежнее руководство Минкомсвязи называло сложную систему управления нацпрограммой.

По данным Счетной палаты, в 2019 г. уровень исполнения расходов федерального бюджета на национальную программу «Цифровая экономика» составил 73,3% — это один из худших результатов среди всех нацпроектов

«Цифровая экономика» была утверждена летом 2017 г., а в мае 2018 г. ее трансформировали в национальную программу. Бюджет программы многократно менялся. Сначала на нее собирались выделить ₽520 млрд, затем ₽2,79 трлн и даже ₽3,54 трлн. В феврале 2019 г. расходы на «Цифровую экономику» сократили до ₽1,6 трлн. А в апреле 2020 г. появилась информация о том, что объем ее финансирования уменьшится еще более чем на ₽14 млрд, и это не последнее сокращение бюджета.

Новая реальность 2020 года

В начале 2020 г. в России произошла смена правительства — его возглавил бывший глава одного из самых «цифровых» ведомств Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин. Одновременно началась смена руководства ИТ-отраслью. Главой Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций вместо Константина Носкова, возглавлявшего его с мая 2018 г., стал Максут Шадаев. Комитет Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи вместо Леонида Левина возглавил Александр Хинштейн. Руководителем Аналитического центра при Правительстве был вместо Владислава Онищенко был назначен Константин Калинин.

Михаил Мишустин распорядился назначить в каждом федеральном органе власти заместителя руководителя, ответственного за цифровую трансформацию. А Максут Шадаев озвучил задачи своего министерства на 2020-2021 г. В их числе создание и апробация в пилотных регионах облачного типового рабочего места госслужащего, грантовое софинансирование пилотных проектов по цифровизации госуправления, не имеющих аналогов в России, появление на единой информационной платформе интернет-порталов органов государственной власти «Госвеб» и в соцсетях страниц всех региональных и муниципальных бюджетных учреждений, внедрение платформы обратной связи с населением в формате «одного окна», перевод в цифровой вид всех массовых госуслуг с возможностью их проактивного оказания, внедрение риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорных ведомствах, подключение к интернету социально-значимых объектов.

В феврале 2020 г. «Руссофт» обратился в Минкомсвязи с предложениями по стимулированию развития отрасли. В списке снижение налоговой нагрузки, поддержка экспорта, изменение тактики импортозамещения, усиление внимания к кадровой проблеме, участие ИТ-ассоциаций в законотворчестве и реализации государственных проектов, а также ряд общих мер содействия развитию ИТ-индустрии.

В марте 2020 г. стало ясно, что весь мир и Россия в том числе столкнулись с беспрецедентной ситуацией, которая приведет к очередному, возможно, сильнейшему экономическому кризису. Уже в начале апреля 2020 г. «Руссофт» провел опрос руководителей входящих в организацию компаний, который показал, что выручка российских разработчиков ПО во 2 квартале 2020 г. сократится как минимум на 11%. Пессимистичный сценарий допускает падение этого показателя на 46%. «Руссофт» также сформировал список мер господдержки, которые необходимы отрасли. В их числе каникулы по налогам, в особенности, связанным с зарплатным фондом, по платежам в пенсионный и страховые фонды, снижение налогов и изменение налоговых режимов, предоставление субсидий и льготного кредитования, в особенности под выплату заработной платы, компенсации по арендной плате, господдержка через госзаказ.

Чуть позже Минкомсвязи обнародовало предложения по списку льгот для ИТ-компаний на время пандемии. Предложения были направлены в правительство, однако на момент публикации статьи окончательной информации о результатах их рассмотрения не было известно. В тоже время, 79 компаний ИТ-компаний вошли в список системообразующих компаний России, а значит, они смогут претендовать на льготные кредиты для пополнения оборотных средств.

Сегодня ИТ-рынок застыл в ожидании определенности. «Заказчики начинают откладывать на неопределенный срок капиталоемкие проекты с прицелом на развитие бизнеса в дальней перспективе. Хотя, на мой взгляд, сейчас самое время инвестировать в ИТ, чтобы потом, когда рынок выйдет из кризиса, быть в лучшей форме, чем конкуренты», — говорит Филипп Генс, президент группы компаний «Ланит».

По мнению опрошенных CNews экспертов, в 2020 г. после окончания пандемии и карантинных мер, на рынке сохранится спрос на организацию удаленных рабочих мест и удаленных совещаний. Концепция гибкого офиса, в котором нет жестко закрепленных за сотрудниками рабочих мест, но есть универсальная настроенная ИТ-инфраструктура, позволит сократить количество присутствующих в офисе, снизить площадь аренды и связанные с этим операционные расходы. По этой причине компаниям важно уже сегодня обратить внимание на сетевую инфраструктуру, поскольку не все сети справляются с увеличенной нагрузкой, говорит Сергей Попов.

Вообще, технологии, которые обеспечивают привычные процессы без контакта человека с человеком, в том числе с использованием «умных очков» и роботов, будут набирать популярность, уверен Филипп Генс. Кроме того, поскольку рынок все больше смещается в сторону сервисной экономики, много внимания будет уделяться созданию новых востребованных цифровых сервисов.

В Epam ожидают резкого роста вложений в цифровые каналы, которые будут обеспечивать взаимодействие как наружу, так и вовнутрь. При этом будут сокращаться физические отделения, офисы, филиалы, точки продаж. «Важно, что эта тенденция и интерес к удаленной работе не закончатся с окончанием текущего кризиса. Кризис показал, что при наличии качественных решений и выстроенных процессов некоторые направления деятельности можно без потери эффективности оставить в удаленном режиме, снижая издержки. Многие рыночные компании и государственные структуры возьмут это на вооружение», — уверен Артак Оганесян.

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора