Спецпроекты

Роман Стятюгин

Роман Стятюгин:
Не могу припомнить случая, когда наши отношения с клиентом носили бы краткосрочный характер

Казалось бы, все приложения для банковской отрасли давно написаны. Однако на практике существует масса задач как по модернизации имеющихся в банке АБС, так и по созданию новых модулей и направлений в соответствии с меняющимися требованиями времени. В беседе с корреспондентом CNews директор по развитию бизнеса компании «Диасофт» Роман Стятюгин поделился опытом внедрения передовых банковских систем, рассказал о типичных потребностях банковской отрасли и о планах развития компании на ближайшую и среднесрочную перспективу.

CNews: Как, по вашей оценке, развивается информатизация банковской отрасли на фоне остальных?

Роман Стятюгин: Оценивая развитие отрасли, могу сказать, что сейчас на рынке нет недостатка в заказах, новых проектах и клиентах. То есть, с нашей точки зрения, банковская отрасль развивается очень активно и, вероятно, с опережением рынка в среднем. В то время как показатели роста за 2012 год по рынку ИТ в целом составили около 10-15% (включая как разработку программных решений, так и поставку оборудования, инфраструктуры, интеграцию и все прочее), в секторе программного обеспечения для финансовых организаций мы видим цифру среднегодового роста порядка 20-25%.

С точки зрения потребностей банков, хотя ситуация в каждом банке индивидуальна, мы наблюдаем некоторые закономерности, общие для всех. У банков, запланировавших глобальные стратегические проекты реинжиниринга ИТ-архитектуры, годовой рост ИТ-бюджетов может достигать 50% или даже 80%, и это могут быть очень крупные банки, например, уровня ТОП-20. Если у банка нет стратегически глобальных проектов реинжиниринга, то ежегодный рост составляет 10-15%.

Что касается компании «Диасофт», то наш рост в 2012 году составил 30,9%, то есть мы развиваемся быстрее, активнее рынка в целом. Замечу, что такой показатель роста не стал для нас неожиданностью – все происходит в «коридоре» наших ожиданий. Традиционный подход совета директоров и менеджеров нашей компании – ставить перед собой амбициозные цели, в том числе финансовые.

CNews: Какие именно продукты продает и какие сервисы предоставляет «Диасофт»?

Роман Стятюгин: В настоящее время подавляющее большинство проектов в портфеле «Диасофт» основано на программных продуктах нашей собственной разработки. Решения FLEXTERA и Diasoft FA# поддерживают все основные направления работы финансовых организаций: корпоративное и розничное обслуживание, операции на финансовых рынках, ведение учета и формирование отчетности, страхование, управление хозяйственной деятельностью и персоналом. Используя наши инновационные решения и принципы компонентности в создании ИТ-инфраструктуры, наши клиенты могут полностью сосредоточиться на реализации основных задач бизнеса, не отвлекаясь на выполнение несвойственных им, специфических проектов, и приобрести дополнительные конкурентные преимущества.

Кроме того, мы предлагаем банкам решения, созданные в партнерстве с ведущими поставщиками программного обеспечения.

Мы выработали полезную, с нашей точки зрения, для рынка практику: заключая контракты с нашими партнерами, мы оговариваем возможность использования их ПО на условиях ОЕМ-лицензии. Это означает, что клиент покупает все программное решение в целом у компании «Диасофт», не заботясь о необходимости приобретать или продлевать лицензии на ПО третьих сторон, входящего в состав данного продукта. Такой подход наиболее удобен и экономически выгоден для наших клиентов. Использование единой лицензии не просто снижает трудозатраты банка на самостоятельное лицензирование каждого элемента ПО, но и приводит к существенному снижению совокупной стоимости лицензии в сравнении с покупкой каждого программного продукта по отдельности.

Помимо этого, последние два года мы активно развиваем направление системной интеграции, в рамах которого у нас заключены контракты с IBM, Oracle, Microsoft, SAP и другими разработчиками программного обеспечения.

CNews: Какие интересные проекты 2012-2013 годов позволили вам добиться показателей роста, превышающих средние по рынку?

Роман Стятюгин: 2013 год отмечен для нашей компании увеличением объема проектной деятельности.

Рост объясняется тем, что в 2012 году мы заключили 18 контрактов на поставку систем Core Banking (комплексных систем автоматизации банковской деятельности) новым клиентам. Сейчас, в 2013 году, эти контракты перешли в активную фазу и в данный момент находятся на пике реализации, например, в банках БФА и China Construction Bank.

Второй фактор роста – это реализация международной стратегии. Некоторое время назад мы заявили о планах выхода «Диасофт» на рынки других стран. В соответствии с этими планами, в 2012, 2013 годах заключены контракты, в рамках которых мы начали проекты за пределами России. Один из примеров – проект в Vietnam International Bank. Это Банк Вьетнама, который имеет 150 филиалов, 27 отделений по всей стране. С ним мы заключили контракт на реализацию проектных работ, включающих более десяти последовательно выполняемых проектов на основе нашей новой платформы – Diasoft Framework (раньше она называлась платформа FLEXTERA). Проект реализуется на основе принципов компонентности: в уже существующую ИТ-архитектуру заказчика встраиваются компоненты, ответственные за решение той или иной бизнес-задачи, в соответствии с основными потребностями банка.

Помимо комплексных проектов, мы продолжаем покомпонентную автоматизацию бизнеса наших клиентов. В нашем проектном портфеле все больше становится проектов по внедрению фронт-офисных компонентов для платежей и переводов (например, в таких банках как Интерпромбанк и БФА Банк) и построению решений для формирования отчетности на нашей платформе FLEXTERA BI. Так, например, отчетность для ЦБ РФ на нашем решении строят такие банки как Транскапиталбанк, Ханты-Мансийский банк, СМП Банк, Приско Капитал Банк.

Помимо инновационных направлений, по-прежнему отличную динамику показывают сегменты рынка, в которых наши решения традиционно занимают лидирующие позиции.

Стоит отметить проекты по автоматизации деятельности Депозитария в Банке Кредит Свисс и Московском Кредитном банке, внедрение учета операций на рынках ценных бумаг в М2М Прайвет Банке, Коммерческом Банке Индии, Всероссийском Банке Развития Регионов.

Также мы ведем целый ряд проектов по внедрению систем управления внутрихозяйственной деятельностью и персоналом, например, проекты в таких банках как «Юниаструм», ОТП, Пробизнесбанк, «Зенит» и другие.

CNews: Что является драйвером рынка в разрезе запросов от клиентов?

Роман Стятюгин: Одним из драйверов является изменение стратегии традиционно корпоративных банков с появлением фокуса на развитие розницы. Некоторые банки выбирают специализацию на определенном сегменте, другие стремятся предложить максимально широкий спектр продуктов – значительно шире, чем только зарплатные проекты для уже существующих корпоративных клиентов, и с этим прицелом пересматривают свое позиционирование на рынке, ставят новые цели. А достижение этих целей нередко требует коренной перестройки всей ИТ-платформы банка, так как существующие решения не обладают потенциалом для решения новых задач – они просто для этого не предназначены.

Во многих банках по-прежнему используются системы, которые создавались 15-20 лет назад. Это либо продукты собственной разработки, либо промышленное ПО, которое к настоящему времени уже не соответствует современным требованиям в области банковской автоматизации.

Еще одним драйвером являются процессы слияний и поглощений, как следствие появляются задача по унификации ИТ-платформы обьединенного банка или группы банков.

Последний, по списку, но не по важности, фактор – активность регулятора, который, постоянно совершенствуя законодательство и нормативные акты, не дает расслабляться банкам и поставщикам. Вот и сейчас мы видим большое количество изменений. Среди них – как плановые изменения, например, развитие форматов УФЭБС и изменения форм отчетности ЦБ, так и глобальные нововведения. В числе последних – нормативные акты в части объединения бирж, появление мега-регулятора, проекты по Т+2 (биржевые сделки с частичным обеспечением), обновленные правила сделок по депонированию корзин ценных бумаг, взаимодействие с системой межведомственного электронного документооборота. Появление каждого новшества со стороны регулятора требует соответствующего обновления системы у заказчиков. Учитывая то, что общее количество наших текущих клиентов перевалило за 300, легко понять, что без дела мы не сидим.

CNews: Как изменилась средняя стоимость проекта по замене АБС?

Роман Стятюгин: Стоимость контрактов на поставку и замену АБС выросла – и продолжает расти. Но растет она не потому, что компании-разработчики необоснованно повышают цены (хотя в некоторых случаях прецеденты такого рода имеют место быть), а вследствие существенного разрастания функционального наполнения проекта, причем как в ширину, так и в глубину.

Если говорить о ширине охвата, то надо отметить, что сейчас сам термин «АБС» банки понимают шире, чем еще несколько лет назад, когда под аббревиатурой АБС, зачастую, понимали лишь РКО, Отчетность и Продуктовые бэк-офисы. Сегодня в рамках проекта по модернизации АБС рассматриваются такие аспекты, как организация продаж, автоматизация деятельности фронт-офисных подразделений банка, кредитный конвейр, многоканальные системы дистанционного обслуживания, CRM, бизнес-аналитика и многое другое.

С точки зрения глубины функционального покрытия процессов банка, приведу такой пример. Мы проанализировали возможности нашего модуля «Биржа», который очень популярен на рынке. Если сравнить функционал текущей версии с возможностями того же продукта трехлетней давности, можно увидеть, что трудозатраты по настройке модуля выросли почти вдвое – из-за увеличения числа различных функциональных «веток», автоматизированных областей и т.д.

Поэтому стоимость контракта растет, но она растет обоснованно, и те банки, которые это понимают, при выборе сценария модернизации могут принять взвешенное решение. В частности, на первом этапе проекта они могут отказаться от внедрения какого-либо не столь важного компонента, для того чтобы решить приоритетные задачи.

CNews: Насколько типичен устаревший взгляд на модернизацию банковской инфраструктуры, когда развитие функционала фронт-офиса происходит в ущерб развитию back-end контура?

Роман Стятюгин: Мы в «Диасофт» разделяем эти два понятия, и наша компонентная архитектура позволяет нам это делать. Пренебрегать развитием бэк-офиса невозможно, потому что именно в нем реализуются основные требования регулятора. И если они не поддерживаются, то в конечном итоге это выливается в проблему сохранения банковской лицензии. Поэтому в нашей компании делается большой акцент на своевременное развитие бэк-офиса. Все наши процессы сфокусированы на том, чтобы своевременно поддерживать требования регуляторов. И в этом, кстати, большое преимущество российских компаний перед западными вендорами. Мы работаем по такой модели, когда чуть более высокая, чем у западных вендоров стоимость сопровождения компенсируется гарантией поддержки требований регулирующих органов.

При этом параллельно развивается наше направление фронтальных систем на базе палтформы FLEXTERA, независимо от бэков с точки зрения решаемых бизнес-задач, но целостно с точки зрения архитектуры.

Поэтому мы не говорим о выборе между фронтальными и back-end системами. Мы фокусируемся на каждом блоке, имеем полноценную систему менеджмента, производственный цикл по каждому из этих блоков – отдельно, самостоятельно, чтобы ничего не потерять, чтобы одно не было в ущерб другому.

CNews: Каковы перспективы бизнес-аналитики в банковской отрасли?

Роман Стятюгин: Мы расцениваем BI как очень перспективное направление. В «Диасофт» есть отдельное подразделение, которое занимается созданием решений на базе аналитического центра FLEXTERA BI. В зону компетенции этого подразделения входят три составляющие – отчетность ЦБ РФ на основе хранилища данных, отчетность по МСФО и, наконец, аналитическая отчетность.

Собственно, блок аналитического моделирования и прогнозирования в различных банках развивается очень индивидуально с точки зрения решаемых задач, используемых средств и подходов. Поэтому чем больше на рынке появляется готовых сценариев и моделей, тем большую ценность несет решение такого класса для банков.

Одно из перспективных практических приложений бизнес-аналитики в розничном банкинге – формирование персонального предложения индивидуального банковского продукта для конкретного клиента в режиме онлайн. Сделать это вручную, при конвейерном обслуживании клиентов, невозможно, но передовые технологии позволят автоматизировать этот процесс, опираясь на анализ информации о клиенте, его предпочтениях и поведении.

CNews: Как организована сервисная поддержка клиентов «Диасофт»? Планируется ли расширение филиальной сети для развития поддержки в регионах?

Роман Стятюгин: У нас существует отлаженная технология многоуровневой сервисной поддержки. Мы считаем, что на сегодня сервисная поддержка «Диасофт» – одна из лучших среди российских вендоров ИТ-систем для банков.

Первый уровень поддержки – это «горячая линия». Сейчас многие компании предпочитают отдавать «хотлайн» на аутсорсинг, но мы решили этого не делать. Мы самостоятельно автоматизируем бизнес наших клиентов, поэтому и поддерживать их должны тоже самостоятельно. Решения, внедренные у наших заказчиков, довольно специфичны, и будет лучше, если на каждом этапе их сопровождением будут заниматься люди, понимающие эту специфику. Если первичной консультацией решить вопрос не удается, проблема эскалируется на второй уровень – уровень аналитиков. Наконец, третья линия подключается при наличии действительно нетривиальных технических проблем, когда, порой, требуется личный выезд сервисного специалиста к заказчику или внесение изменений в исходный код.

Используя «портал сопровождения», клиенты могут размещать свои обращения, а затем отслеживать статус своего запроса и срок решения задачи. В клиентских договорах зафиксированы KPI, которые отражают регламенты в части максимального времени ответа на обращение, сроков исправления несоответствий и т.д. В целом, наша техническая поддержка представляет собой хорошо отлаженный и автоматизированный процесс.

Ближайших планов по расширению филиальной сети на территории России у нас нет, потому что используемые нами технологии и процессы вполне соответствуют требованиям географически удаленных банков, находящихся за пределами Москвы или тех регионов, где мы представлены напрямую. Задача по расширению филиальной сети рассматривается нами в первую очередь с точки зрения развития нашей международной стратегии.

CNews: Правильно организованная постпродажная поддержка тесно связана с уровнем лояльности клиентов. Как с этим обстоят дела у «Диасофт»?

Роман Стятюгин: Специфика нашего бизнеса заключается в том, что сотрудничество с клиентом у нас основано на долгосрочных, партнерских отношениях. Не могу припомнить случая, когда наши отношения с клиентом носили бы краткосрочный характер и были прекращены сразу после проекта внедрения. Каждый раз, принимая решение о работе с такой компанией как «Диасофт», клиент выбирает не только программные продукты. Он в первую очередь выбирает партнера, понимая, что с этим партнером придется тесно взаимодействовать длительное время. От качества работы партнера зависит качество развития бизнеса заказчика.

CNews: Каковы типичные сложности / жалобы клиентов при работе на рынке банковского ПО? Какие запросы клиентов, несмотря на старания поставщиков, остаются пока незакрытыми?

Сложности проектов на рынке банковского ПО в общем-то не специфичны относительно индустрии в целом – это и отсутствие стандартов, и, как следствие, сложность интеграции различных систем, нехватка компетенции сотрудников, участвующих в проектах, недостаточное развитие проектного подхода.

Однако стоит отметить одну из «жалоб» банков – она заключается в том, что вендоры в некоторых случаях не успевают за развитием бизнеса заказчиков. Например, для банка с точки зрения конкурентоспособности важно выводить новый продукт за 30 дней, а у вендора есть производственный цикл, который может длиться два – три месяца, и банку приходится ждать. Именно такой запрос адресуют бизнес-подразделения ИТ-службам банков, которые далее транслируют его вендорам.

Понимая это, «Диасофт» с 2007 года начал инвестировать в компонентную архитектуру, которая является ответом на вопросы, связанные с быстрым «воплощением в жизнь» пожеланий клиента. Компонентная архитектура подразумевает, что решение является не единым монолитом, который «закрывает» все потребности банка. Это некий конструктор, разбитый на функциональные блоки. Каждый такой блок может быть внедрен в банке в результате реализации отдельного проекта, как отдельное решение. Например, если у заказчика нет «кредитного конвейера» (пример самый актуальный и очевидный), то мы поставляем ему это решение как часть нашей комплексной банковской системы. При этом мы не предлагаем банку замену всей вертикали или замену всей АБС – мы автоматизируем только процесс принятия кредитных решений.

Таким образом, компонентная архитектура не только помогает сократить сроки внедрения, но и позволяет решить наиболее острые проблемы, не навязывая клиенту покупку «нового костюма» из-за небольшой дырочки. А ведь это тоже очень важно – с точки зрения сохранности инвестиций заказчика, и лояльность клиентов строится на этой основе.

Еще одна проблема для вендоров – слабое применение отраслевых стандартов. «Диасофт» и другие компании автоматизируют, по сути, одну и ту же предметную область. Но каждый делает это по-своему. Мы стараемся популяризировать на рынке идею о том, что банки и компании-вендоры должны придерживаться некоторых стандартов в части архитектуры внедряемых программных решений – прежде всего, для того чтобы всем стало легче работать. Банки в этом заинтересованы, потому что они могут собирать такие конструкторы, используя «кубики» от разных поставщиков. Компаниям это тоже выгодно, так как они смогут получать больше прибыли и иметь высокий уровень лояльности заказчиков, которые сосредоточатся на решении своих прямых бизнес-задач, вместо того, чтобы заниматься бесконечной интеграцией различных приложений. И такие стандарты для банковской отрасли в мире существуют и активно развиваются.

CNews: Расскажите о географии деятельности «Диасофт» в России и СНГ

Роман Стятюгин: В географические интересы «Диасофт» входит вся Россия. Мы обладаем развитой филиальной сетью, которая включает в себя московское головное отделение и филиалы в Чебоксарах, Новосибирске и Ярославле.

Кроме того, у нас есть сертифицированные партнеры, которые работают в странах СНГ.

Безусловно, Россия – наша основная база с точки зрения динамики роста в ближайшие годы. В качестве факторов роста мы рассматриваем как возрастающие потребности текущих клиентов, так и возможность расширения клиентской базы, другими словами – мы рассчитываем заключать новые контракты с новыми клиентами.

Большой интерес представляют и рынки стран СНГ, где в 2012 году у «Диасофт» также было серьезное развитие. В частности, один из крупнейших банков Туркмении – «Халкбанк» и крупнейшая страховая компания страны – «Госстрах» уже являются нашими клиентами.

CNews: Судя по опыту Вьетнама, вы активно развиваетесь и в дальнем зарубежье?

Да. Юго-Восточная Азия – этот тот регион, который в настоящее время вызывает устойчивый интерес нашей компании. С одной стороны, на этом рынке российские компании воспринимаются хорошо, клиенты готовы рассматривать предложения поставщиков из России наравне с другими мировыми вендорами. С другой – страны этого региона относительно слабо охвачены банковской автоматизацией, но банкинг там развивается, и есть серьезный спрос на банковские системы и услуги по их внедрению. Не зря наш первый проект был реализован именно в этом регионе.

Важную роль играет и тот факт, что ИТ-бюджеты заказчиков здесь ограничены, поэтому будущий клиент ориентируется, прежде всего, на практический результат, а не на раскрученный бренд. В этих условиях «Диасофт» легче конкурировать с западными компаниями. Кроме того, мы более гибкие, быстрые, наша мотивация сильнее, ведь наша цель – выйти на этот рынок.

Еще один регион дальнего зарубежья, представляющий для нас интерес, – Западная Европа, где мы предлагаем уникальное инновационное решение Legacy Renovation. Дело в том, что автоматизация финансовых институтов западноевропейских стран основана на решениях, которые были разработаны 20-30 лет назад. Это стабильно работающие системы, но созданы они на основе устаревших на текущий день технологий. Системы эти крайне негибки и ограничены для внесения любых изменений, развития и каких-либо инноваций. Сопровождение этих Legacy-систем – процесс для их владельцев довольно хлопотный и дорогой.

В то же время отказ от работающей платформы и переход на новую – для крупного банка чрезвычайно дорогой и экстремально сложный проект, и далеко не каждый решится на столь капитальную перестройку. Поэтому мы предлагаем другой путь, который позволяет полностью сохранить функционал унаследованной системы, но получить ее работающей на совершенно иной платформе, платформе нового уровня. Мы предлагаем модернизацию систем. Наше решение Legacy Renovation поможет в буквальном смысле слова «вдохнуть новую жизнь» в системы, унаследованные со времен «старых добрых восьмидесятых», позволить им жить и развиваться по-новому, с учетом современных требований виртуализации, мобильности, поддержки «тонких клиентов» и т.д. У нас есть для этого инновационная технология на базе платфомы Diasoft Framework, преимущества и возможность использования которой мы активно обсуждаем с банками развитых европейских стран.

Подводя итог, хочу отметить, что компания «Диасофт» обладает уникальной практикой в области разработки ИТ-решений как для международных рынков, так и российского рынка. Мы не стоим на месте и постоянно развиваемся. Именно это позволяет нам предлагать клиентам лучшие в своем классе продукты.

Вернуться на главную страницу обзора