Разделы

ПО Софт Бизнес

Российские разработчики назвали ключевые проблемы и тренды импортозамещения

Импортозамещение стало одним из ведущих драйверов развития российского IT-сектора. Как изменилась жизнь отечественных разработчиков софта в этой реальности? Какие проблемы и вызовы актуальны для них сегодня? Чего они ждут от государства и партнеров? Эти и другие вопросы обсудили участники круглого стола «Алгоритмы импортозамещения — софтверные истории», который состоялся в рамках технологического форума «IT-Ось. Возможности», проведенного компанией OCS Distribution.

Рынок импортозамещающего ПО в России активно растет. По оценке IDC, на отечественный софт, купленный в России в 2020 году, приходится 47% от всего приобретенного в стране программного обеспечения. Как отметила Директор департамента информационной безопасности и программного обеспечения OCS Distribution Ольга Скулова, почти половина софтверного портфеля OCS представлена российскими вендорами.

«Мы в OCS видим, как трансформируется и растет этот рынок. Если говорить глобально, наша цель — предоставить рынку полноценную платформу импортозамещения. Чтобы каждый партнер мог собрать в OCS решения для закрытия практически любых задач своих заказчиков», — отметила Ольга Скулова.

Модератор круглого стола, и.о. директора «Лаборатории цифровой трансформации» Павел Басин, обозначил важный вызов, который сегодня стоит перед разработчиками российского софта.

«Для рынка очень важна зрелость поставщиков программного обеспечения: наличие у них долгосрочных планов развития продуктов и наличие на рынке квалифицированных специалистов, которые могут их поддерживать. Многие российские разработчики пока только в начале формирования такой экосистемы вокруг своих решений. Сегодня мы поговорим о том, как эту систему удалось создать некоторым компаниям, чтобы они поделились своим опытом», — отметил он.

Басин подчеркнул, что в России необходимо создать фундаментальную основу для разработки отечественных софтверных продуктов.

«Это обеспечит поддержку безопасности государства и позволит укрепить имидж России как технологического лидера. Важно иметь прозрачную стратегию подготовки кадров в рамках ФП «Цифровая экономика» — отраслевых специалистов, которые смогут развивать весь спектр разрабатываемого ПО», — резюмировал эксперт.

Импортозамещение для заказчика: проблема или возможность

Между тем, разработчики отечественного софта беспокоятся о темпах импортозамещения и сжатых сроках. Как отметила директор по развитию партнерских продаж BSS Алла Корева, переход на российское ПО происходит слишком в короткие сроки и для заказчиков, и для вендоров.

«Нужно понимать, что для заказчика такой процесс, как импортозамещение и введение новых вендоров в портфель, — это как технологический, так и коммерческий челлендж. Связан он в том числе и с тем, что во многих отраслях конкуренция только формируется. При этом есть несколько моментов, которые несут новые возможности для заказчиков», — подчеркнула Алла Корева.

Среди таких возможностей она выделяет:

Первое — наличие льготы на налогообложение для разработчика, если он находится в Реестре отечественного ПО. Так заказчик имеет возможность оптимизировать свой бюджет.

Второе — заказчик вместе с отечественным разработчиком получает его команду, которая находится в России и непосредственно разрабатывает продукт. А значит, есть возможность получить максимально оперативную и близкую помощь по всем фронтам: начиная с формирования бизнес-требований и заканчивая авторским надзором и консалтингом.

Третье — отечественный производитель может предоставить достаточно высокий уровень кастомизации продукта. Он более гибок, так как стремится развивать свой продукт и повышать его конкурентные преимущества. В такой ситуации любой запрос заказчика будет обработан и отработан со стороны команды.

В качестве примера можно рассматривать кейс «Газинформсервис». Компания имеет опыт создания уникальных продуктов именно под нужды заказчиков и начала это делать еще в те времена, когда об импортозамещении не говорили так активно, как в последние годы. Об этом рассказал коммерческий директор филиала компании в Москве Александр Синельников.

«Более 10 лет назад на предприятиях крупного заказчика мы внедряли IDM систему одного известного иностранного производителя. Проект был успешным, работал несколько лет, но со временем продукт перестал справляться с задачами заказчика. Мы пытались урегулировать этот вопрос с техподдержкой вендора, порой ответов на запросы ждали месяцами, но ожидаемых результатов это все равно не приносило, и мы решили создать свою систему — легкую, с интуитивно понятным интерфейсом и возможностью кастомизации под заказчика. Система создавалась два года, успешно прошла все испытания, получила сертификат ФСТЭК и была внесена в Реестр российского ПО. То есть, мы увидели реальную потребность среди отечественных компаний, и имея собственные ресурсы (сервисный центр, колл-центр, техподдержку в режиме 24/7), фактически создали продукт, который соответствовал всем пожеланиям заказчика», — объяснил Синельников.

При этом заказчик должен понимать, что, покупая российский софт, он в первую очередь заботится о безопасности. Об этом напомнил директор по маркетингу ГК Astra Linux Александр Гутин.

«Импортозамещение — ответ международным вызовам информационной безопасности. Если мы говорим о выгодах, которые приобретает заказчик, то для государства и крупных корпораций — это возможность обеспечения безопасности информационной инфраструктуры, критически необходимое условие для стабильной работы в современных реалиях», — отметил он.

Однако затрагивает импортозамещение не только госкорпорации и органы власти. Минцифры утвердило дорожную карту, согласно которой к 2024 году индекс технологической независимости в области промышленного ПО должен составить 60%. По мнению совладельца RuSIEM Максима Степченкова, это значит, что со временем и перед коммерческим сектором встанет вопрос о переходе на российский софт. И это порождает новые поводы для беспокойства.

«Мы понимаем, что большинство вопросов в сфере ИБ рано или поздно подведут к необходимости использовать отечественное ПО. Но среди крупных игроков коммерческого сектора есть компании, в которых используется иностранный капитал, и регулируются они из-за пределов России. И как им быть? Например, есть крупные холдинги, у которых нет в России инженеров. Есть руководитель по ИБ, и все. Им создавать отдельную службу? Это практически невозможно. Это одна из крупных существенных проблем. Как ее преодолевать — вопрос пока открытый», — сказал Степченков.

По его мнению, для успешного перехода компаний на российское ПО необходимо организовать процесс импортозамещения так, чтобы он в связке затрагивал и производителей железа, и разработчиков операционных систем, и создателей средств защиты информации. Степченков также отметил, что для развития российских IT-продуктов нужна большая вовлеченность компаний — потенциальных заказчиков решения. Которые, к сожалению, допускать разработчиков к своим тестовым средам пока не торопятся.

Болевые точки российского софта

Недоверие к российскому ПО — проблема пусть и застарелая, но все еще актуальная. По мнению участников круглого стола, преломить эту тенденцию можно только одним путем: давать больше возможностей стартапам и демонстрировать заказчикам истории успешных внедрений.

Как отметил Александр Гутин из ГК Astra Linux, еще несколько лет назад никто не верил в перспективы российской операционной системы. И здесь было очень важно показать работу продукта, чтобы убедить в его эффективности.

«Ответ на вопрос, как преодолеть скепсис, лежит на поверхности: в первую очередь, историями успеха. Очень хорошо работают референс-визиты к заказчикам, когда представители компании-клиента сами рассказывают о том, как прошли этот путь: на какие грабли и подводные камни наткнулись, как сумели обойти эти грабли и по каким камням допрыгали до положительного результата. Если пока таких историй нет — опирайтесь на потребности заказчика и демонстрируйте, каким образом и какие именно задачи в инфраструктуре может закрыть ваш продукт», — подчеркнул он.

Еще одна боль отрасли — время, которое необходимо для создания российских продуктов. Причем таких, которые могут конкурировать с зарубежными аналогами. На это указал руководитель технологического консалтинга компании «Индид» Ярослав Голеусов.

«Я считаю, что наши разработчики способны создавать достойные аналоги всего, что угодно. Не открою никому Америку, если скажу, что в любой топовой международной IT-компании работают наши русские разработчики. Но вопрос не в том, возможно ли заместить импортный продукт (потому что, да, это возможно), а в том, есть ли шанс заместить его за разумные сроки. В отношении средств защиты информации не сомневаюсь. Мы способны уже в ближайшие годы заменить большую часть иностранных аналогов. Я вижу это вживую. Те же операционные системы вызывают оптимизм. Потому что есть конкуренция. И это один из ключевых факторов развития. Когда конкуренция есть, я верю, что отечественные продукты этого класса будут сопоставимы по уровню с иностранными аналогами и смогут закрыть актуальные потребности заказчика. Если нет конкуренции — продукт будет развиваться в своей нише, и не сможет предложить ничего нового», — подчеркнул Голеусов.

ИТ-кадры для промышленности будут готовить в специальном образовательном центре
Поддержка ИТ-отрасли

Однако здесь встает следующий вопрос — где обкатывать и тестировать свои продукты, чтобы было что показать тем самым потенциальным клиентам? Максим Степченков из RuSIEM констатирует: коммерческие заказчики сегодня не хотят запускать стартапы на своих площадках.

«А если негде пилотироваться, как получить первый нормальный референс? Допустите стартапы до полигонов. Если вы хотите пилот, то почему мы, как стартапы, на этот момент должны быть в Реестре ПО и быть сертифицированы ФСТЭК? Вы понимаете, какие затраты и сколько этапов должна пройти компания, чтобы запустить пилот? Мы хотим выходить на международный рынок, так давайте дадим возможность создавать качественные продукты внутри страны! А чтобы это сделать, давайте вместе допускать новые решения в свою инфраструктуру. Не бойтесь пилотировать», — призвал Степченков.

Проблемы развития стартапов хорошо знакомы и Марии Рукавишниковой — генеральному директору Getmobit. Она указала на ряд трудновыполнимых условий, а порой и непреодолимых препятствий, с которыми сталкиваются новые проекты в части получения финансирования.

«В прошлом году у нас была попытка получить грант на внедрение нашей системы. Нам не нужно было никого на уровне IT-блока убеждать, что Getmobit — это хорошо. Казалось бы, у нас прекрасное решение и заказчик готов его приобрести. В тот же период фонд Сколково предлагает дать деньги на условиях софинансирования: 80 на 20. И вот вроде бы мы согласовали техзадание, описали концепцию, но… возникла необходимость подготовить детальную смету на проект внедрения с переходом на стадию масштабирования. И заказчику, помимо привлечения IT-директоров, пришлось подключать главного бухгалтера, финансового директора, и все дошло до согласования данного проекта на уровне председателя совета директоров», — поделилась Рукавишникова.

Михаил Соловьев, МТС: В месяц мы реализуем 4-5 миграций из иностранных сервисов в облако МТС
Облачные сервисы

По ее словам, подготовительный этап сбора документов на грант оказался настолько длительным и трудным, что заказчику пришлось отказаться от проекта финансирование с привлечением внешних денег. Рукавишникова призвала сделать процесс участия в конкурсах на грантовом финансировании более доступным и согласованным между вендорами, клиентами и фондами с точки зрения законодательства.

«Если мы хотим создавать конкурентоспособную экономику, то это про предпринимательство и стартаперов — про тех, кто рискует, создает новые продукты и живет этим. Это не однодневки — не надо путать. Гранты необходимо делать доступными для стартапов даже с точки зрения законодательства. Сейчас повсюду гибкие методы разработки и управления проектами. Бывают проекты, где на этапе тестирования идет внесение изменений в ТЗ, а в гранте нужно зафиксировать ТЗ изначально и менять его нельзя. Так не работает — жизнь другая. Поэтому стартапы деньги не берут, но они им очень нужны», — подчеркнула Мария Рукавишникова.

Пожелания к государству, заказчикам и партнерам

По итогам дискуссии модератор круглого стола, и.о. директора «Лаборатории цифровой трансформации» Павел Басин, предложил спикерам аккумулировать свои предложения под патронажем OCS. А дальше — представить их властям.

Мы приводим цитаты участников круглого стола — пожелания партнерам, заказчикам и государственным органам в части импортозамещения.

Чего вендоры хотят от государства?

Мария Рукавишникова: «Гранты нужно сделать доступными для стартапов с точки зрения законодательства»;

Алла Корева: «Если мы говорим про реалии рынка, для внедрения продукта в инфраструктуру заказчика, которая построена на решениях международных вендоров, нам хотелось бы больше времени для транзита. И хотелось бы, чтобы требования по смене всей инфраструктуры не были такими жесткими»;

Александр Гутин: «Наша позиция в отношении того, что мы ждем от государства, остается неизменной: мы против того, чтобы разработчикам давали деньги. Мы за то, чтобы деньги давали клиентам, которые, в свою очередь, «проголосуют рублем» за тот или иной продукт»;

Максим Степченков: «Деньги государство выдает в сторону скорее крупных игроков, и это неправильно. В первую очередь средства должны распределяться НЕ среди состоявшихся компаний, у которых обороты уже несколько миллиардов»;

Александр Синельников: «Если говорить о стартапах, хотелось бы уменьшения налоговой нагрузки. Отчасти государство уже начало решать эту задачу, помогая резидентам Сколково»;

Ярослав Голеусов: «Меня беспокоит тенденция, когда мы идем не просто к импортозамещению, а к изоляционизму. Есть иностранные партнеры, в т.ч. из СНГ, которые не могут сертифицироваться в России — это плохо и ведет к застою. Другой момент — почти невозможно попасть в экспертные советы, чтобы тебя выслушали».

О чем просят заказчиков?

Александр Гутин: «Единственное, чего хочется получить от заказчиков в большей степени – осознанности. Чтобы, когда мы говорим про приобретение продуктов российского производства, это было не «для галочки». Чтобы заказчики подходили к вопросу миграции комплексно и обращали внимание не только на цену продукта, но на и техническую поддержку, и на обучение персонала»;

Максим Степченков: «Не бойтесь российских решений и российских стартапов. Мы вырастаем и выходим на международный рынок, а вы нас до сих пор боитесь. Не надо»;

Александр Синельников: «От заказчиков мы ждем доверия, чтобы они позволяли протестировать и показать продукт»;

Ярослав Голеусов: «Хочется сказать заказчикам: перестаньте стесняться. В некоторых проектах какие-то пожелания всплывают уже постфактум. Да, мы занимаемся доработкой и можем перенастроить саму систему, но одно дело — начать решать задачу с самого начала, а переработка — это уже совсем другое».

Чего желают партнерам?

Мария Рукавишникова: «Что я жду от IT-канала? Я считаю, что OCS — шикарный проектный дистрибьютор, с которым у нас есть хорошие перспективы интеграционных проектов. Что касается партнеров — системных интеграторов и реселлеров — нужно учиться. Сегодняшние истории успеха: про перфекционизм и трудолюбие. Мы должны уметь очень хорошо внедрять заказчикам продукты, быстро реагировать на вызовы, определять бизнес-задачи и быть очень адаптивными. Это то, что канал должен понимать и поддерживать. И я всеми руками «за» образование»;

Александр Гутин: «В России отлично выстроен канал IT-дистрибуции. Единственное, чего можно было бы пожелать: движения от продаж к интеграции. Даже если ты не крупный системный интегратор, ты должен понимать: что ты продаешь, с чем это можно продавать и как это можно использовать»;

Александр Синельников: «От канала мы ждем скорости, чтобы ему можно было доверять. Сбой в работе канала на любой его части приведет к недовольству со стороны заказчика — ведь ему все равно, на чьей стороне неисправность. И здесь надежность дистрибьютора играет высокую роль»;

Ярослав Голеусов: «Мы от партнеров-интеграторов ждем full-сервис. Просто перепродать коробку — это реселлерство. А интеграция — это про продать, внедрить и поддерживать. Подобного же мы ожидаем от дистрибьютора, и OCS предоставляет нам этот сервис».