Спецпроекты

Когда исчезнут бумажные деньги? ЦБ прогнозирует рост безналичных платежей

Новое в СХД

Центробанк отмечает: у соотечественников растет количество активных банковских карт. Доля покупок электронными средствами оплаты также увеличивается, что означает следующее: бумажных денег в обороте может стать значительно меньше, а вот информации, которую обрабатывают ИТ-системы платежных компаний, равно как и нагрузка, наоборот, прибавится.

Наличности в карманах россиян становится все меньше. И причина вовсе не в очередном финансовом кризисе. Деньги, как и бизнес, уходят в онлайн. В июне 2019 г. был пройден психологический рубеж: больше половины покупок, сделанных в магазинах, были оплачены пластиковыми картами. Об этом говорит статистика оператора фискальных данных «Такском». При этом сумма всех операций по картам российских банков в РФ и за ее пределами за прошлый год составила 32 173,2 млн. ед. А самих карт Центробанком было насчитано 269,6 млн. «Развитие безналичных платежей с помощью пластиковых карт уже привело к снижению роли наличных денег, что видно также по доле наличных в общем объеме денежной массы: с 2012 г. она упала более чем на 5 п.п. (с 24,6% до 19,5%)», – отмечает Станислав Волков, управляющий директор по методологии рейтингового агентства НКР.

grafik600.png
Доля наличных денег в денежной массе за последние 8 лет снизилась на 5,1%.

Взят прямой курс на стабильный рост безналичных платежей: если в 2017 г. россияне оплачивали картами только 40% покупок, то уже в 2018 г. эта цифра сначала увеличилась на 6%, а затем достигла отметки 54% в 2019 г. По прогнозам Центрального банка, ожидается рост до 80%. При этом, если посмотреть на отдельные отрасли ритейла, то в некоторых из них, например, в сфере продажи спортивных товаров, доля оплаты картами уже составила 80%.

Эксперты объясняют такой высокий рост улучшенными программами лояльности от самих банков, а также быстрым развитием рынка электронной коммерции в целом. «Доля платежей пластиковыми картами в России может резко вырасти, если банки предложат более привлекательные условия по эквайрингу, хотя при этом им придется сделать менее привлекательными программы лояльности для клиентов-физических лиц, например, снизить или вовсе отменить кэшбек, – добавляет Станислав Волков. – Кроме того, оплата картами может отчасти быть вытеснена оплатой с использованием QR-кодов, однако это лишь поддержит уже сформировавшийся тренд на снижение роли наличных денег. При сохранении макроэкономической стабильности (прежде всего, невысокой инфляции) как минимум до 2021-2022 гг. мы, скорее всего, увидим продолжение роста популярности безналичных платежей в различных формах, а затем этот рост будет затухать».

payment600.png
«Если банки предложат более привлекательные условия по эквайрингу, доля платежей пластиковыми картами может резко вырасти», – отмечает Станислав Волков

Кому это выгодно?

Но пока мы видим: доля безналичных платежей неумолимо растет – и это хорошая новость как для государства, которое до сих пор должно обслуживать огромную массу наличных денег, так и для самих банков (эмитентов и эквайеров). Именно потому, что государство не прочь избавиться от бремени наличности, а также желает нивелировать свою зависимость от транснациональных платежных систем, вместе с безналичными платежами увеличивается доля национальной карты «Мир», на которую с 1 июля 2018 г. законодательно были переведены все зарплаты в бюджетных организациях.

Если посмотреть на цифры, которые публиковались в РБК, то доля активных карт «Мир» у населения выросла с прошлого года почти вдвое и в 2019 г. составила 24,5%, против 36% у Mastercard и 39,5% у Visa, доля которых, наоборот, снизилась. При этом нужно помнить – эмиссия карт «Мир» началась всего 4 года назад. Кроме того, ожидается, что к 1 июля 2020 г. пользователями карт «Мир» должны стать все пенсионеры. Об этом говорила глава Национального платежного совета Алма Обаева. Процесс перевода пенсионеров с карт иных платежных систем начался еще в 2016 г.

Безналичные платежи проще отслеживать и контролировать, к данным о транзакциях, совершенных в электронном виде, легче получить доступ таким ведомствам, как, например, налоговое. Наконец, только в случаях с безналичной оплатой возможно отследить всю цепочку контрагентов. Деятельность, связанную с электронным денежным оборотом, поддерживает Федеральный закон «О национальной платежной системе», но, что интересно, там не поясняется, что именно относится к средствам электронных платежей, определяя лишь общие критерии. Платежные банковские карты – единственное средство, которое определено строго: в Положении «Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт».

Финансовый отдел следит за буквой закона, ИТ-отдел – за духом закона

Увеличение количества средств и способов безналичной оплаты ведет не только к удобству: появляется все больше нормативных актов и требований законодательства, зачастую туманных в своих формулировках. Вспомним весь шум вокруг, Федерального закона №54 «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов РФ», когда предприниматели гадали: что именно относится к средствам электронного платежа, нужно ли пробивать чек при получении платежа на расчетный счет или нет, будут ли зачисляться туда средства с карт физических лиц, и что в действительности означает буква закона.

Для бизнеса все это означает, что необходимо наращивать компетенции не только финансового и юридического, но и ИТ-отдела, который будет помогать соответствовать всем нормам регулятора. Впрочем, ИТ-мощности придется наращивать всем. Это становится особенно очевидно, если вспомнить, что к средствам безналичной оплаты относятся и мобильный, и sms-банкинг. Банки должны обеспечивать скорость передачи транзакции в условиях возрастающей нагрузки, а мобильные операторы – хранить не только разговоры клиентов. В принятом законе сказано, что операторы обязаны предоставлять органам «информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи и иную информацию». Услуги, предоставляемые абоненту, это, в том числе, и мобильный банкинг, и бесконтактные платежи.

Телефон – это кошелек

С увеличением транзакций пропорционально увеличивается и объем данных, которые нужно хранить и обрабатывать. Идея «телефон – это кошелек», приводит к повышению нагрузки на ИТ-системы компаний, обеспечивающие электронные платежи. И речь не только о том, чтобы транзакции проходили без ошибок. От инфраструктуры управления данными требуется обрабатывать большие объемы информации максимально быстро, периодически ускоряться, а в дополнении к этому, оперативно выносить уже использованные данные – историю транзакций на архивные носители.

Отчасти как облегчение можно рассматривать мысль, предложенную в Госдуме и уже принятую в первом чтении – о создании Единой информационной системы проверки сведений об абоненте (ЕИСПСА), которая будет делиться данным и с банками, и с сотовыми операторами, и с представителями платежных систем. Но кто сказал, что информация, которую обрабатывают все эти организации, только бремя? Аналитика на основе больших данных, которая стала возможной только благодаря сбору и накоплению критической массы информации, является дорогим товаром. Банки и операторы используют аналитические выкладки сами или продают, при этом не раскрывая исходных данных.

Большие данные зальют хранилища до краев

Очевидно, что для аналитической обработки и хранения больших данных необходимы высокопроизводительные системы хранения и управления. Развитая инфраструктура: ЦОДы нового поколения, модернизированные технологии управления данными, развитие облачных решений – все это служит средством в том числе и для накопления, казалось бы, не нужных сведений. На что способны те клочки информации, которые представляют собой транзакции? После того, как их накопилось достаточно, на многое. Анализ такой информации в банках служит оптимизации процессов и удовлетворению не только потребностей клиентов, но и рынка, чьи требования растут в геометрической прогрессии.

Нужно понимать, что современные требования к хранению информации сильно изменились и продолжают меняться. Пользователям нужны решения, которые обеспечивают доступ к петабайтам данных, и при этом – в режиме реального времени. В этом случае даже «озера данных» – DataLakes – не всегда могут справиться с нагрузкой. Возникает проблема разделения данных на нужные и «мусорные», начинаются сложности с обработкой новых поступающих бит, которые довольно быстро складываются в эксабайты.

Миллионы транзакций в день – это уже реальность, и цифра, как мы видим, будет только расти. В компании NetApp есть решения, связанные как с искусственным интеллектом, так и с интегрированными гибридными облачными сервисами, которые способны обеспечить ускоренный доступ, надежную защиту данных, и при этом упростить создание ЦОДа следующего поколения. «Необходимость анализа больших данных и упрощения рутинных процессов подталкивает кредитные организации к развитию искусственного интеллекта, – говорит Татьяна Бочарникова, глава представительства NetApp в России и СНГ. – Например, алгоритмы ИИ помогают в выявлении подозрительных транзакций и мошенничества, а также могут заменить целый штат сотрудников call-центра всего одним чат-ботом. При этом мы не говорим о снижении количества рабочих мест. Речь идет, скорее, о перепрофилировании сотрудников и более грамотном использовании кадров».

При этом в компании продолжают совершенствовать концепцию Data Fabric как набора технологий, и ее основные компоненты, такие как, например, гиперконвергентные модульные системы, обеспечивающие вертикальную и горизонтальную масштабируемость. Или такие, как FabricPool. Речь о технологии, призванной экономить ресурсы систем по управлению базы данных, в частности, места на SSD за счет объединения быстрого и медленного хранилищ в гибридный пул. «Мы нацелены на то, что функции управления хранением данных скоро будут полностью автоматизированы, а все наши продукты – максимально интегрированы друг в друга», – отметили в компании NetApp.

Борьба за независимость

Слишком стремительная смена парадигмы в денежном вопросе устраивает далеко не всех. Уже сейчас возникают своеобразные центры сопротивления: одним не нравится прозрачность, которую дают безналичные платежи и современные технологии, другие выступают за изменение политики относительно банковских карт. Так, например, в Филадельфии в марте этого года запретили магазины, в которых не принимают наличные, тем самым отстаивая права бедных слоев населения, которые не имеют доступа к банковскому обслуживанию. В ответ на эти законодательные меры часть торговых точек начала принимать бумажные деньги, но повысила цены, поэтому те, о ком так заботились власти, все равно остались в проигрыше.

И несмотря на подобные – отдельные – всплески борьбы за «бумагу», очевидно, что тенденция ведет к постепенному замещению бумажных денег электронными. Если и не полностью, то в большой степени.


Тема месяца

Обзор: ИКТ в госсекторе

Рейтинги CNews

• Топ-100 ИКТ-тендеров для федеральных ведомств • Крупнейшие поставщики • ИКТ-бюджеты регионов

Профиль месяца

Искусственный интеллект стал полумифическим понятием

Сергей Поляков

ИТ-директор Альфа-Банка