Евгений Закрепин

Евгений Закрепин:
Сегодня главное для ИТ-поставщика в банковском секторе – остаться на связи с заказчиком

Рост количества невозвратных кредитов, ужесточение требований Центробанка к капиталу и резервам, непростая экономическая ситуация – все это ставит финансовую отрасль в очень жесткие условия. Затраты на ИТ сокращаются и имеют очень точечный характер. Какой будет динамика рынка банковской информатизации по итогам 2015 года, CNews рассказали Евгений Закрепин, первый вице-президент ГК «Техносерв», и Кирилл Булгаков, генеральный директор компании «Техносерв Консалтинг».

CNews: Как вы оцениваете динамику российского рынка банковской информатизации в 2015 году по сравнению с 2014 годом?

Кирилл Булгаков: В 2014 году был небольшой рост в рублях – буквально 2–3%, и, соответственно, в долларах было падение не менее чем на 15%. Если говорить о 2015 годе, то падение в области бизнес-приложений будет не менее 25%.

По факту что-то серьезное с ИТ-ландшафтом в текущем году делают только несколько крупных банков: ВТБ24, Сбербанк, Газпромбанк, Россельхозбанк, Альфа-Банк и Промсвязьбанк. Также стоит добавить банк «Открытие».

Евгений Закрепин: В этом году банки стараются максимально эффективно использовать уже инсталлированную инфраструктуру. Если идет ее расширение, то оно продиктовано только острой необходимостью. В этой связи конкуренция у поставщиков инфраструктурных решений в разы выросла, что привело к драматическому падению цен. Главное для поставщика сегодня – это остаться на связи с заказчиком.

CNews: Насколько рыночная динамика коррелирует с финансовыми результатами «Техносерва» по направлению банковской информатизации?

Евгений Закрепин: Сейчас мы можем говорить только о финансовых результатах 2014 года, так как 2015 еще идет. Динамика «Техносерва» в 2014 году существенно превзошла рынок. По группе наш бизнес с финансовыми организациями за год вырос в три раза. Качественный скачок был связан с тем, что группа «Техносерв» стала уделять повышенное внимание как развитию собственной линейки продуктов, так и повышению экспертизы в вендорских программно-аппаратных решениях. Среди наиболее интересных рынку хочу отметить решение «Техносерва» по автоматизации тестовых сред и мониторинг ИТ-инфраструктуры, включая мониторинг не только аппаратных средств, но и бизнес-процессов. Кроме того, особое внимание в 2014 и в 2015 годах мы уделяем всему, что связано с ИТ-услугами, в частности сервисными услугами и аутсорсингом.

Кирилл Булгаков: Кроме того, такая динамика продиктована долгосрочной стратегией группы, которая связана с работой в долгосрочных проектах для крупных банковских структур, таких как единый фронт для ВТБ24, CRM для Сбербанка. Эти проекты начаты несколько лет назад и стратегически важны для развития бизнеса банков, поэтому их финансирование сохраняется на прежнем уровне.

CNews: Какие тенденции, по вашему мнению, были ключевыми для отечественного сегмента?

Евгений Закрепин: Рост количества невозвратных кредитов, рост требований к капиталу и резервам от ЦБ, общая экономическая ситуация – все это ставит банковский бизнес в очень жесткие условия. В этой ситуации затраты, которые они могут себе позволить на ИТ, очень точечные. Бесспорно, все выделяют средства на поддержание существующей инфраструктуры и приложений, но развитие ИТ под новые услуги существенно поменялось, как и поменялось видение клиента. Например, как такового рынка СМБ для крупных банков не существует, так как кредиты им становятся практически невозвратными. Таким образом, основными корпоративными заказчиками банков остались крупные корпорации и компании и сегмент B2C.  А в середине между ними – вакуум.

Кирилл Булгаков: Сегодня банки стараются зарабатывать на других продуктах. Все уходит в комиссионные продукты, когда с клиента берется фиксированная плата за определенные клиентские операции. Например, в проекте единого фронт-офиса для ВТБ24 команде «Техносерв Консалтинга» было необходимо запрограммировать так называемый страховой продукт, когда кредит продается вместе со страховкой жизни клиента. Продажа страхового продукта приносит банку стабильный комиссионный доход. Такие кросс-продажи, при сокращении круга потенциальных надежных заемщиков, существенно повышают общую маржинальность банковского бизнеса.

CNews: Из вашего опыта, произошла ли пересегментация банковских ИТ-бюджетов в связи с непростой экономической ситуацией, санкционным режимом. Если да, то что изменилось?

Евгений Закрепин: В прошлом году рублевые бюджеты большинства банков были либо заморожены, либо сокращены в зависимости от ситуации в банке. В 2015 году бюджеты ИТ-подразделений банков в массе своей остались в рублях на уровне 2014 года, и этот тренд скорей всего перенесется на 2016 год. От банковского ИТ требуют максимальной эффективности в заданных условиях, без возможности рассчитывать на какое-либо расширение.

Кроме того, банки четко выделяют в бюджетах расходы, которые требуются на поддержание существующей инфраструктуры. Они внимательно смотрят, например, на возможность замены мощностей, где гарантийная поддержка уже исчерпана, на полностью новые, но уже с учетом включенной пятилетней гарантийной поддержки. Таким образом, часть операционных расходов перетекает в кейсы, позволяющие экономить на OPEX в будущих периодах.

Кирилл Булгаков: Реально банки вкладываются только в те проекты, которые нужны бизнесу здесь и сейчас. В разрезе приложений – это то, что связано с продуктовой фабрикой, интернет-банком и кибербезопасностью (объекты предотвращения – это как «традиционный» фрод, так и socialengineering – манипуляции поведением клиента, заставляющие его выдавать «явки, пароли» и совершать тому подобные неверные действия, часто с использованием социальных сетей).

CNews: Насколько импортозамещение возможно в банковской отрасли?

Кирилл Булгаков: Исторически так сложилось, что основные АБС в российских банках  отечественные. И здесь проблема импортозамещения просто не стоит. И все же импортозамещение так или иначе появляется. Целая группа организаций опосредованно может оказаться под воздействием санкций. Это заставляет такие банки быть осторожными при выборе западных решений.

Кроме того, вопрос импортозамещения в сегменте бизнес-приложений смыкается с необходимостью выживания. Банки существенно редактируют свои продукты, а для этого им приходится делать вложения в доработку своих продуктовых фабрик. И чаще всего – это уникальные доработки, выполненные российскими интеграторами.

Евгений Закрепин: Также вопрос импортозамещения двигается из-за роста цен на лицензии и сервис, которые номинированы в иностранной валюте, а бюджеты остаются рублевыми. Кроме того, мы только начали подбираться к вопросу поставок OEM-оборудования (Original Equipment Manufacturer), но этот вопрос пока открыт.

CNews: Какие направления информатизации будут актуальны для банков, страховых компаний в 2015–2016 годах?

Евгений Закрепин: Один из продолжающихся трендов – это работа крупных банков напрямую с вендорами. И здесь интеграторам предстоит найти свое место в цепочке. Скорей всего, это будут чистые работы по интеграции, связанные с установкой, настройкой и обслуживанием оборудования, купленного напрямую у производителя. Хотя по факту подводных камней в этой работе может быть много, в том числе ценовая политика вендоров, которая спускается российским представительствам из штаб-квартир и основывается на необходимости поддержания уровня маржинальности. На мой взгляд, в 2016 году может случиться так, что превалирующими в бизнесе «Техносерва» станут разработка, внедрение и доработка бизнес-приложений, а не инфраструктура.

Кроме того, все вендоры ведут постепенную работу по переводу своих технологий в облака и подталкивают к ним заказчика. Вообще загадывать что-то на будущее достаточно сложно. Для меня большой вопрос, что будет пониматься рынком под понятием инфраструктуры через три года.

Кирилл Булгаков: Актуальны все темы, направленные на удешевление текущей деятельности банков, причем неважно, с чем они связаны – с продуктовой фабрикой, интернет-банкингом, большими данными или мобильностью.

CNews: Не могли бы вы в этой связи рассказать как мобильность, облачные технологии, большие данные проникают в банковский сегмент в России?

Кирилл Булгаков: Экономическая ситуация подталкивает банки максимально уходить в цифру, в том числе переводя отношения с клиентами в область интернет-банка, что позволяет оптимизировать сеть отделений. Конечно, пример «Тинькофф Банка» не достижим для большинства финансовых структур, но по факту это самая эффективная модель работы на сегодня. В любом случае тренд на цифровизацию заставляет банки совершенствовать существующие интернет-приложения. Делать их максимально удобными. Такими, чтобы у клиента не только не появлялась необходимость приходить в отделение, но даже не было потребности звонить в колл-центр. Это то направление, на которое продолжают выделяться бюджеты. Чувствуя эту потребность, «Техносерв Консалтинг» развивает собственный продукт iBanking, который уже работает в Промсвязьбанке. Кстати, это прекрасный пример и импортозамещения, и решения конкретных насущных проблем банка.

Та же история происходит и с мобильностью. Она важна, как для клиентов, так и для сотрудников банка, позволяя большинство задач с использованием корпоративных систем решать удаленно.

Евгений Закрепин: Сталкиваясь с деятельностью зарубежных финансовых институтов, можно однозначно сказать, что наши банки на порядок менее консервативны в области применения мобильных решений. У нас мобильные услуги на порядок более развиты, удобны и интересны. Но здесь возникает вопрос к безопасности, но это другая грань темы.

В этом перспективном ряду и большие данные, которые постепенно созревают. Если три года назад большие данные как инженерная система были известны всем ИТ-профессионалам, а бизнес не очень понимал, как их применять, то сейчас уже появляются бизнес-кейсы, где хранилище больших данных позволяет делать интеллектуальную сегментацию информации, необходимую банкам.

Кирилл Булгаков: Хорошим примером для использования больших данных может служить кейс одного из наших банков-партнеров, который управляет своей программой лояльности и скидками для клиентов с помощью этих технологий. Проводя анализ активности клиента по его транзакциям по карте, банк каждый месяц присылает персонифицированные предложения по уникальным скидкам в интересных клиенту местах для покупок при условии оплаты картой банка. Скидки бывают весьма значимые – до 20%. Они достигаются за счет персонификации предложений. Интерес банка достигается за счет параллельного предложения дополнительных банковских сервисов и правильной работы с партнерами.

CNews: Какие проекты группы «Техносерв» в финансовом секторе, выполненные в 2014–2015 годах, вы считаете самыми интересными и почему?

Кирилл Булгаков: Прежде всего, необходимо упомянуть развитие проекта розничного единого фронта в ВТБ24, который начался в 2012 году и распланирован до 2017 года. Этот масштабный проект повлек за собой большие изменения на уровне ИТ-ландшафта банка. Система единого фронт-офиса становится рабочей средой для всей сети банка, в контакт-центре, на рабочих местах менеджеров прямых продаж. Это многие тысячи сотрудников, получающие доступ к единой информации о клиенте. В этом проекте можно говорить о прозрачности расчета возврата инвестиций по отдельным маркерам. Например, ИТ-система единого фронта каждый день генерирует тысячи продуктовых предложений для клиентов, значимая часть трансформируется в проданные клиенту продукты, что в свою очередь позволяет рассчитывать полученный доход.

В этом году «Техносерв Консалтинг» завершил второй этап развития программы лояльности Промсвязьбанка на основе системы SAP CRM Loyalty Management, это позволило банку добавить новые преференции для своих клиентов — участников бонусной программы PSBonus.  Также хочу упомянуть проект по созданию единой базы залогов для Россельхозбанка. Это абсолютно новая тема в текущих условиях, когда в период активных слияний и поглощений банкам приходится объединять клиентские портфели, и надо управлять здесь и сейчас тем, что банку досталось.

Евгений Закрепин: Выделить какие-то проекты сложно, почти все они интересные и значимые. Отмечу два: проект по созданию единой комплексной системы мониторинга бизнес-процессов для ВТБ24 и крупномасштабную модернизацию call-центра Промсвязьбанка. В рамках последнего проекта  был внедрен резервированный мультимедийный контакт-центр на 135 операторов с возможностью обработки входящих обращений  по голосовому, e-mail и chat-каналам, выполнена его интеграция с CRM-системами (SAP и Siebel) и банковскими информационными системами, а также модернизирована и расширена система IVR с внедрением новых голосовых сервисов.

CNews: Какие проблемы, трудности препятствуют информатизации банковского сегмента, страховых компаний в России?

Евгений Закрепин: Одна из коллизий рынка – это своеобразное противостояние внутреннего и внешнего ИТ. Как бизнесу правильно оценить эффективность внутреннего ИТ? Если у внешнего поставщика есть контракт с жесткими требованиями, сроками и SLA, и он позволяет банку жестко спрашивать  с подрядчика, то ситуация с внутренним подразделением иная – своих жестко не накажешь. Поддержание их квалификации требует средств на обучение, серьезные зарплаты и постоянной загрузки профильными проектами, что в рамках одного банка не всегда возможно. Внешние компании задействуют своих сотрудников на разных проектах не только в банках, но и в других отраслях, и этот кросс-опыт гарантирует то, что вероятность успешного внедрения проекта гораздо выше. В реальности правда находится где-то посередине. Нужны свои внутренние люди, которые могут грамотно поставить задачу и вести проект, и внешние специалисты, которые умеют технически качественно и быстро реализовать проект под управлением внутреннего специалиста.

CIO банков приходится сейчас очень непросто. От них ждут безупречной работы и инфраструктуры, и приложений банка без выделения дополнительных средств. Бизнес требует покупать более дешевое оборудование, при этом не желая вникать, что такое оборудование крайне непросто заставить работать с существующими платформами. Также никто из бизнеса не думает, к каким последствиям это может привести.

Кирилл Булгаков: Напоследок я бы хотел отдельно отметить ситуацию в страховых компаниях, где назрела революция в части информатизации. Многие из них работают на устаревших, порой кусочных, самописных системах, имеющих историю в 15–20 лет. Сейчас же системный кризис на рынке страхования подталкивает страховщиков открыть для себя новое окно возможностей. Не могу в этой связи не отметить очень перспективный продукт Guidewire, который мы успешно внедрили в компании «Тинькофф Страхование».

Вернуться на главную страницу обзора