oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2014

IoT: многомиллиардная индустрия «умных» устройств удвоится к 2020

IoT: многомиллиардная индустрия «умных» устройств удвоится к 2020

Сегодня не остается сомнений: интернет вещей вместе с мобильной связью, облачными вычислениями, большими данными и развитием социальных сетей обладают колоссальным потенциалом для того, чтобы изменить экономику, общественные институты и жизнь пользователей. Пока аналитики спорят об объемах рынка и прибыли, компаниям придется научиться зарабатывать на новой технологии.

В последнем выпуске своего знаменитого «Цикла зрелости технологий», опубликованном в марте 2014 г., Gartner поместили интернет вещей на пик чрезмерных ожиданий, заменив им большие данные – технологию, которая до этого считалась едва ли не самой обсуждаемой в мире. Еще в 2012–2013 гг. аналитики Gartner предсказывали, что интернету вещей понадобится более 10 лет для того, чтобы достичь плато продуктивности, когда подавляющее большинство компаний на рынке признают неизбежность и полезность технологии. Теперь же прогнозируемый срок наступления эры интернета вещей сократился: в 2014 г. аналитики Gartner дают технологии от 5–10 лет для достижения пика развития. «Интернет вещей становится яркой частью бизнеса и ИТ-ландшафта для нас, наших клиентов и партнеров», — говорится в исследовании.

Двумя основными направлениями в развитии интернета вещей традиционно называют промышленное и пользовательское. Промышленный, или индустриальный интернет вещей (IIoT, Industrial Internet of Things) требует глубокого понимания системы и способности заставить работать вместе фрагменты систем, созданные с разницей в десятилетия. Как отмечают эксперты аналитического агентства Moor Insights and Strategy, «интернет вещей для людей» (HIoT, Human Internet of Things), предпочитает опираться на быстро создаваемые прототипы, чей будущий успех принимается на веру и основывается на позитивном пользовательском опыте и привлекательном дизайне продукта по образцу лидеров индустрии, Apple и Microsoft.

Как корабль назовешь

Инфраструктура интернета состоит из «вещей», каналов коммуникации и приложений, анализирующих собранные данные и «диктующих» устройствам решения. На бытовом уровне это может быть устройство, следящее за самочувствием ребенка, широкополосное интернет-подключение и приложение, которое мгновенно проанализировав информацию, выдаст предупреждение о риске внезапных остановок дыхания во сне. Механизм работы «умных» датчиков в промышленности будет практически идентичным: только аналитика предупредит пользователя о грядущем износе той или иной детали или спрогнозирует необходимость пополнить запасы товара на складе.

В своем глоссарии Gartner определяет интернет вещей как «сеть физических объектов, в которые встроена технология, позволяющая им коммуницировать, фиксировать показатели и обмениваться данными по внутренним и внешним каналам». Любое устройство, которое требует коммуникации с пользователем или его контроля не относится к интернету вещей. Таково общее правило, разработанное экспертами ACG Research и IDC. Аналитики группы IDC определяют интернет вещей как «сеть сетей вычислительных устройств с уникальным идентификатором — или «вещей» — которые обмениваются между собой информацией без участия человека посредством IP-соединения, будь то в локальном или глобальном масштабе». «Ключевое в нашем определении — то, что устройства коммуницируют между собой без участия человека, поэтому во всех дальнейших прогнозах мы не учитываем смартфоны, планшеты и др. подобные устройства», — комментирует вице-президент программы мобильных сервисов IDC Керри Макгиливрей (Carrie MacGillivray).

Коллеги из ACG Research сходятся с ними во мнении, подчеркивая, что интернет вещей поддерживает «связи устройств, разработанных не для прямого взаимодействия между людьми и не требующими постоянного контроля». «Интернет вещей соединяет приборы (в т.ч. бытовые), транспортные средства, датчики, устройства контроля и гаджеты и может найти применение в здравоохранении, энергетической и коммунальной инфраструктуре, финансовых сервисах или в носимых устройствах», — уточняет аналитик направления «Интернет вещей» в ACG Денис Ворд (Dennis Ward).

Несмотря на то, что IoT без преувеличения стал одной из самых обсуждаемых технологическим сообществом тем, до сих пор существует некоторая терминологическая путаница: термин «интернет вещей» соседствует с «M2M» (machine-to-machine, обмен данными между устройствами), хотя все более уверенно теснит его. «Нам кажется, что M2M— это слишком промышленный термин, и он сужает поле применения технологии. Мы нацелены на более широкий рынок интернета вещей, — отмечает Керри Макгиливрей из IDC».

Несколько сложнее дело обстоит с носимыми устройствами: эксперты затрудняются определить, являются ли носимые устройства частью интернета вещей. Все дело в том, что в большинстве из них пользователь участвует в принятии решения о сборе информации даже на самом примитивном уровне: например, включая фитнес-трекер или отключая его. «Носимые устройства пересекаются с интернетом вещей, хотя некоторые из них и требуют взаимодействия с человеком», — признает Керри Макгиливрей. Носимые устройства являются неотъемлемой частью интернета вещей, уверен Денис Ворд. Они не собирают огромные объемы информации, которую могли бы копить, только потому, что пользователь сознательно отключает эту опцию, рассуждает он.

Где проходит граница, отделяющая IoT-девайсы от всех прочих? Все зависит от того, кто принимает решение, — говорит Денис Ворд из ACG, — машина или человек. Любое устройство с IP-подключением, для которого пользователь должен принять решение, основываясь на собранной устройством информации, не может быть «причислено» к интернету вещей. В качестве примера Ворд приводит транспортное средство или систему отслеживания складских запасов, которая обменивается информацией с другими устройствами, например, GPS, для того, чтобы получать как можно больше данных и информации, на основе которой можно будет принять более точное и правильное решение. Здесь коммуникация с человеком может состояться уже в конечной точке обработки информации, но все собранные данные и принятое на их основе решение — заслуга «умного» IoT-устройства.

В чем «считать» интернет вещей

Сегодня в мире к сети подключено от 6 до 14 млрд автономных «умных» устройств, оснащенных различными датчиками. Эта цифра не включает смартфоны, планшеты и ноутбуки ПК, а более чем двукратное расхождение в оценках указывает, насколько неоднородны экспертные оценки. Однако почти все прогнозы сходятся в одном: именно такие «умные» устройства, или «вещи», давшие название интернету вещей, составят абсолютное большинство подключенных к 2020 г. Пока число соединенных сетью «вещей» примерно равно числу смартфонов, планшетов, ноутбуков и ПК, подключенных в сети, и по данным аналитического агентства ABI составляет около 7 млрд устройств. По разным оценкам в ближайшие годы рост числа подключенных устройств будет варьироваться от 14% до 29% в год. Таким образом, к 2020 г. на каждого живущего на Земле человека будет приходиться от 2 до 6 подключенных устройств.

Аналитики Gartner предсказывают, что к 2020 г. количество подключенных устройств составит 26 млрд и вырастет в 30 раз по сравнению с 2009 г., когда, по их оценкам, общее число «умных» девайсов, объединенных в сеть, не превышало 0,9 млрд. По прогнозам IHS Global Insight, к 2020 г. число подключенных устройств составит «всего» 18 млрд, стартовав с отметки в 8 млрд в 2014 г.

На этом фоне прогнозы Cisco и Ericsson, которые сходятся на том, в 2020 г. число подключенных устройств в мире составит около 50 млрд единиц кажутся необоснованно оптимистичными. «Загадка» расхождения с прогнозом Gartner в два раза и с прогнозом IHS Global Insight почти в три раза объясняется методологией исследования, которую выбрали в Cisco. Компания проанализировала 50 кейсов успешного применения технологий интернета вещей частным бизнесом, посчитала, как вырастет потенциал их применения, а затем предположила, каким может быть результат для выборки компаний по всему миру.

Для лидеров рынка рост числа подключенных устройств обозначит необходимость научиться создавать приложения, способные связать «умные» девайсы и технику с корпоративными ИТ-системами. Решения, работающие с интернетом вещей, будут очень отличаться от привычных программных приложений, и руководители должны быть к этому готовы, предупреждают эксперты Gartner.

Цена вопроса

Еще одной метрикой, которую исследователи рынка используют для оценки потенциала интернета вещей, является выручка. Своей отправной точкой для расчетов Gartner выбрал совокупную годовую выручку Apple, Google и Facebook, которая сейчас составляет примерно $250 млрд. Если расчеты аналитиков верны, то к 2020 г. вся индустрия будет приносить доход, незначительно превосходящий сегодняшнюю выручку Apple, Google и Facebook, или около $300 млрд. По мнению некоторых экспертов, такой прогноз излишне консервативен, учитывая, что в интернет вещей устремляется все больше крупных промышленных компаний. Самым ярким примером здесь является, пожалуй, General Electric (GE). Сегодня выручка энергетического гиганта составляет около $150 млрд, при этом будучи новичком в интернете вещей, компания утверждает, что в 2014 г. $1 млрд «пришел» через внедрение IoT-технологий. На этом фоне почти фантастическим выглядит прогноз IDC: $7,1 трлн к 2020 г. и уже $2,3 трлн выручки от продажи решений дня интернета вещей сегодня.

Выручка от продажи решения для интернета вещей

Источники: IDC, Visiongain, Harbor Research, 2014

Эксперты посчитали и глобальную добавленную экономическую стоимость. Так, по прогнозам Gartner, к 2020 г. этот показатель составит $1,9 трлн. Благоприятный сценарий от McKinsey называет такой же показатель, а негативный придерживается оценки чуть ниже $1 трлн. Как и McKinsey, GE «готов» к любому сценарию развития событий и оценивает добавленную экономическую стоимость от интернета вещей в $0,4 трлн в худшем и $0,65 трлн в лучшем случае.

В апреле свет увидело совместное исследование McKinsey & Company и национальной ассоциации производителей полупроводников США Global Semiconductor Alliance (GSA) «Возможности и вызовы интернета вещей для производителей полупроводников». Сборная команда аналитиков отталкивалась от определения интернета вещей как «системы датчиков, которые обмениваются данными через интернет без участия человека». По их мнению, устройствами интернета вещей являются все носимые гаджеты, а также смартфоны: и те, и другие могут передавать данные автономно, если пользователь им разрешит. Определение интернета вещей по McKinsey также включает в себя «умные» устройства для дома, машины, города, здравоохранения и промышленного оборудования. По данным исследования, основные опасения производителей связаны с недостаточно проработанными отраслевыми стандартами, сложным и фрагментированным рынком, вопросами безопасности и сохранности личной информации пользователей. «Автоматическое подключение IoT-устройств делает заботу о безопасности данных все более проблематичной: нам приходится работать в среде, где согласие на обмен данных выдается заранее, а не в каждый отдельный момент», — говорится в исследовании.

По данным одного из крупнейших производителей полупроводников в США Qualcomm, по итогам 2014 г. прибыль от производства чипов, которые используются в инфраструктурных проектах, бытовых приборах, машинах и носимых устройствах составила $1 млрд. Более 120 млн устройств было оснащено чипами этого производителя за тот же период, а их технологии используются более чем в 20 носимых гаджетах. Большую часть датчиков Qualcomm продают производителям смартфонов, однако представители компании ожидают, что уже в 2015 г. 10% выручки «придет» от других устройств. В середине мая компания представила новые WiFi-чипы, разработанные специально для интернета вещей: один из них может подключаться к интернету без помощи отдельного процессора, а второй из них, обещает Qualcomm, идеален для создания домашней сети и соединения нескольких «умных» устройств вместе.

Количество подключенных устройств, млрд

Источники: Gartner, Cisco, IDC, ABI Research, IHS Global Insight, 2014

Главный вывод, к которому пришли аналитики McKinsey: у CEO крупных компаний-производителей полупроводников нет единого мнения о потенциале интернета вещей для бизнеса. Кроме того, отмечается в отчете, чем больше индустрий «включатся» в интернет вещей, тем больших инвестиций это потребует от самих производителей, потому что универсального датчика или микропроцессора создано пока быть не может. Аналитики рекомендуют производителям полупроводников помогать разработчикам создавать привлекательные продукты для интернета вещей и предлагать свое экспертное мнение бизнесам, которые заинтересованы в том, чтобы внедрять у себя IoT-решения. В том, что касается направления развития «умных» городов, первым из которых в 2013 г. была названа Барселона, то пул экспертов McKinsey и GSA, демонстрирует скепсис и не считает эту нишу первой или главной для использования технологий интернета вещей. Все дело в том, что инфраструктура пока недостаточно разработана, а покрытие сети оценивается как «неадекватное задачам».

Особенность рынка устройств интернета вещей заключается в том, говорят эксперты, что на нем вряд ли появятся монополисты, такие как Apple или Samsung на рынке мобильных устройств. Скорее, он будет состоять из многих игроков меньшего размера, которые будут конкурировать между собой за отдельные сегменты: «умных» ботинок, часов, лампочек и любых других устройств.

Российский рынок M2M: игроки «большой тройки» начали с транспорта

В 2014 г. все операторы «большой тройки» продемонстрировали рост абонентской базы в M2M-сегменте. Так, число проданных МТС SIM-карт для M2M-подключения выросло на 16% и достигло 2,9 млн штук. За тот же период абонентская база «Мегафона» в сегменте M2M выросла на 152,6%. При этом корпоративный сегмент занимает в абонентской базе M2M меньше половины, или около 1,2 млн абонентов, говорят в компании. База M2M-абонентов «Вымпелкома» выросла на 51%.

По прогнозам МТС, в 2015 г. темп роста российского сегмента M2M-рынка должен сохраниться, однако он не застрахован от влияния общих экономических проблем. В России развиваются M2M-решения, связанные с мониторингом транспорта, а это, по подсчетам МТС, около 43% всех продаваемых в сегменте SIM-карт. Наиболее популярными среди них являются решения формата fleet management: мониторинг движения и технического состояния автопарка. Еще 23% SIM-карт приходится на «умные» решения для ЖКХ, в частности в приборах, позволяющих экономить энергию. «Умные» технологии используются также в банкоматах и вендинговых автоматах, а на потребительском рынке — в фитнес-трекерах и навигаторах.

Эксперты компании «Вымплеком» подтверждают: пока комплексные М2М-решения востребованы в основном в области мониторинга автомобильного транспорта или организации логистических цепочек. Для одного из своих клиентов оператор внедрил комплексную систему мониторинга процесса поставки продуктов в ресторанную сеть.

Внедрение началось в условиях логистического хаоса, которые имел неприятные эффекты и для бизнес-процессов: водители жаловались на пробки и медленное обслуживание в точках приема на складах, сотрудники приема, в свою очередь, уверяли, что принимают товар без проволочек и сетовали на медленную доставку. Одновременно увеличивались издержки: продукты портились, а расход бензина рос. Благодаря внедренному решению компания-заказчик теперь может видеть, по какому маршруту движется каждая из машин, стоят ли они в пробках, в какой момент прибывают на точку, как долго длится обслуживание. Проблема доставки свежих продуктов была решена, да и совокупный расход бензина для автопарка сократился.

Пока самое популярное решение на российском рынке — трекинг маршрута, отмечают в компании, но за плечами оператора есть и гораздо более сложные проекты. Например, контроль сохранной доставки хрупких грузов — мониторинг осуществляется с помощью датчиков акселерометров, которые позволяют определить, были ли резкие торможения и разгоны во время пути.

Какой бы сложности ни был проект, без партнера-интегратора не обойтись: ни один оператор не может предоставить качественное комплексное решение под ключ. Дело в том, что у него пока просто недостаточно компетенций в работе с «умными» датчиками для того, чтобы внедрять IoT-решения самостоятельно, говорят в «Вымпелкоме».

В конце марта «Мегафон» стал участником создания системы по сбору платы с большегрузных автомобилей на федеральных трассах. Система должна будет собирать и хранить данные о передвижении не менее 2 млн грузовиков и автоматически брать плату с их владельцев. Бортовые устройства для фур будут измерять пройденное ими расстояние и передавать данные системе с помощью мобильного интернета.

По оценкам экспертов, пока M2M-решения приносят операторам менее 1% от общей выручки. Значительно более ощутимым этот доход может стать, когда интернет вещей получит более широкое распространение, а решения операторов понадобятся всем гаджетам «умного» дома и офиса.

Татьяна Ковлягина

Вернуться на главную страницу обзора