Статья

Сергей Капцов: "Видеоконференц-связь из экзотики превращается в реальный деловой инструмент"

Телеком
мобильная версия

На вопросы CNews.ru отвечает директор компании AVICON Technologies Сергей Капцов

CNews.ru: В России о системах видеоконференц-связи пишут пока немного. С чем, по-вашему, это связано — с узкой спецификой данного направления или со слабой развитостью этого сектора рынка?

Сергей Капцов: Думаю, справедливым было бы отметить рост интереса прессы к рынку, на котором мы работаем. Сейчас о системах видеоконференц-связи (далее — ВКС — прим. Редактора) пишут все более активно. Причем интересуется такими системами не только «компьютерная» пресса, но и популярные деловые издания. Может, речь о подобном оборудовании заходит не так часто, как об обычных ПК, но это вполне объяснимо: рынок ВКС имеет достаточно своеобразный круг потребителей. В настоящее время это большие корпорации — частные или государственные. Заказчики, внедряющие у себя такие системы — как правило, компании, имеющие географически распределенную структуру. Им необходимо экономить свое время, быстро принимать решения, и время таких клиентов стоит достаточно дорого.

CNews.ru: Приведите, пожалуйста, «отечественные» примеры внедрения такого оборудования.

Сергей Капцов: Сейчас в России системами видеоконференц-связи обладают многие государственные и частные структуры.

К примеру, МПС России. Об установленной там системе много говорили, поскольку она была первой, но на данный момент она уже не является самой крупной.

Сегодня системы ВКС установлены во всех известных нефтяных компаниях: ТНК, «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Транснефть», «Юкос». Ими обладают министерства и ведомства, которым необходимо быстро реагировать на различные изменения, например, ГТК. Сейчас вопрос о возможности строительства ВКС решает для себя Министерство по налогам и сборам РФ. В качестве примера коммерческой структуры, где установлено оборудование видеоконференц-связи, можно назвать «Русский алюминий».Общим является одно: заказчики, как правило — компании «успешные», и скорость принятия решения значит для них очень много. Именно поэтому они готовы платить за нужную им услугу.

Для России видеоконференц-связь действительно актуальна. Большие расстояния, высокие транспортные расходы, низкая плотность населения. Однако ее внедрению мешает извечная российская проблема — развитие инфраструктуры. Реализация ВКС на телефонных линиях, в принципе, возможна, однако это больше будет похоже на «диафильм». А для того, чтобы ответственный руководитель мог по-настоящему пользоваться ВКС, нужно задействовать широкополосные каналы. Тем не менее, сейчас в России темпы строительства высокоскоростных сетей весьма высоки и, соответственно, появляется возможность реализовать эту требовательную технологию.

CNews.ru: Расскажите о системах видеоконференц-связи, которые вы представляете в России. По какому принципу подбирается «портфель вендорских решений»? Они взаимодополняемы или конкурируют между собой?

Сергей Капцов: AVICON Technologies — единственная компания в России, которая представляет интересы всех лидеров рынка ВКС.

Мы мастер-дистрибьютор всего спектра продукции компании Polycom, которая в настоящее время практически полностью контролирует рынок оборудования аудиоконференций, более 60% рынка абонентского оборудования видеосвязи и доминирует на рынке серверов многоточечной конференц-связи.

Еще один наш партнер — норвежская компания TANDBERG, которая специализируется на терминальном и серверном оборудовании видеоконференц-связи и занимает по результатам 3 квартала 2002 года порядка 40% рынка оконечного оборудования ВКС.

Мы единственные в России партнеры компании RADVISION, предлагающей полный спектр оборудования для сетевой инфраструктуры предприятий самого различного масштаба.

Кроме этого, «Авикон» поставляет дополнительное оборудование, необходимое для организации видеоконференц-связи: системы освещения (Navitar), документальные камеры (Wolfvision), универсальные системы дистанционного управления (Crestron), видеокоммутаторы (Extron).

Решения разных вендоров, которые мы представляем, конкурируют между собой, и самое «яростное» соперничество — между продуктами TANDBERG и Polycom в области оконечного оборудования видеоконференц-связи.

Думаю, что держать в «вендорском порфеле» конкурирующие между собой продукты — целесообразно, ведь благодаря этому мы можем предложить нашим партнерам то, что лучше всего подходит их заказчикам. Это позволяет нам не «навязывать» ту или иную продукцию, предлагать клиентам отталкиваться не «от производителя», а «от задачи».

Вместе с тем, вендоры весьма ревностно относятся к такому подходу. Российский рынок зарубежные производители считают очень перспективным и приспособленным для ВКС в силу своих географических особенностей. Большие компании, которым есть где развернуться, конечно, хотели бы владеть российским рынком безраздельно. Однако никому из них пока не удается стать монополистом. А поскольку мы продаем оборудование многих вендоров весьма успешно — то и они вынуждены считаться с нашими интересами.

CNews.ru: Рынок ВКС в России только формируется, но у него уже имеются определенные тенденции в развитии. Как вы могли бы их охарактеризовать?

Сергей Капцов: Если пытаться анализировать рынок по классическим канонам, очевидно, что этот рынок — развивающийся. Соответственно, ему присущ больший по сравнению с другими рынками рост.

Известно, что рост телекоммуникационного сегмента в России опережает все остальные сферы информационных технологий. Однако рост рынка ВКС является наибольшим среди направлений телекоммуникационного рынка.

Судите сами: в мире рынок ВКС растет приблизительно на 25–30%, в России — на 60–70%. Сейчас объем общемирового рынка ВКС составляет порядка $ 1 млрд.; в России он составляет порядка $ 5–7 млн. (При этом речь идет только о рынке оборудования для ВКС, без учета рынка услуг по его обслуживанию).

Степень ежегодного роста российского рынка определяют, как ни странно, заказчики систем ВКС среднего масштаба. Если запланированы крупные проекты, они сразу «дают» значительные проценты роста. К примеру, сейчас проводит тендер Сбербанк РФ. Если результаты тендера будут оглашены в этом году — можно будет ожидать больших проектов и серьезного роста.

CNews.ru: Как вы оцениваете возраст рынка ВКС? Чем был примечателен для него 2002 год?

Сергей Капцов: Думаю, что рынку как таковому года три. Первые проекты появились достаточно давно — где-то в 1996 году. Но они были достаточно «ненадежными», несмотря на то, что они осуществлялись коммерческими структурами, деятельность была организована на уровне опытно-конструкторских работ. Многие компании занимаются ВКС лет пять. Сейчас число проектов возрастает. У нас порядка 20 партнеров, и все они постоянно заняты реализацией каких-либо проектов.

В текущем году на рынке проявилась новая и очень важная тенденция: проекты по созданию систем видеоконференц-связи «перешагнули» границы московской области. ВКС стали заказывать для себя региональные компании. Обусловлено это тем, что многие организации, имеющие разветвленную региональную структуру и головной московский офис, совершенствуют свою систему управления.

С другой стороны — западные компании открывает в России филиалы, и в их «корпоративную культуру» уже входит понятие ВКС. К этой категории относятся, как правило, большие бренды: «Марс», «Филип Морис», «Пепси-Кола».

CNews.ru: Расскажите о принципах построения бизнеса вашей компании, об особенностях вашего сотрудничества с партнерами.

Сергей Капцов: Наша компания совсем молода: AVICON Technologies существует с февраля 2002 года. Однако уже сейчас мы вторые на рынке видеоконференц-связи в Европейском регионе и первые — в Центральной и Восточной Европе. Если говорить о конкурентах — то впереди нас российских «соперников» нет, есть одна швейцарская (или немецкая — не помню точно) компания.

Мы принципиально не работаем с конечными заказчиками, а ведем сотрудничество с компаниями — системными интеграторами, каждая из которых «сильна» по каким-либо параметрам у определенного заказчика. Сначала интеграторы строили для своих заказчиков корпоративные сети. Когда они были построены, в качестве необходимого приложения к сетям клиентам потребовалась и ВКС.

Думаю, если бы мы самостоятельно взялись за разработку и внедрение проектов — такого успеха бы не получилось. Наша узкая специализация сыграла свою позитивную роль. Если бы мы пытались использовать свои контакты с клиентами напрямую, то столкнулись бы со своими партнерами в качестве конкурентов. А поскольку мы сознательно дистанцируемся от конечного пользователя и всячески помогаем своим партнерам, то их число у нас постоянно растет.

При этом мы проводим достаточно взвешенную ценовую политику, устраивающую как наших партнеров — системных интеграторов, так и конечных потребителей.

Мы также работаем в тесном контакте и с другими производителями телекоммуникационного оборудования: участвуем во всех выставках, предоставляем оборудование для демонстрации. Наша деятельность известна партнерам Avaya, Lusent, Cisco, Alcatel, и сами вендоры рекомендуют нас своим партнерам-интеграторам. Основные критерии сотрудничества с нами — это возможность и желание компании-партнера заниматься внедрением ВКС.

В России у нас существует две группы партнеров: первая — большие компании, занимающиеся построением корпоративных сетей. Это, как правило, золотые, серебряные партнеры Avaya, Lusent, Cisco — «Оптима», «ЛАНИТ», «ЭкоПрог», Race Communications, «АйТи», Plus Communication, INLINE Technologies, «Информсвязь» и ряд других. Вторая группа наших партнеров — это специализированные системные интеграторы на рынке ВКС, они занимаются только этим направлением.

CNews.ru: Что собой обычно представляют проекты по внедрению систем видеоконференц-связи, реализуемые вашими партнерами? Из каких обязательных этапов они состоят? Какие основные элементы включены в перечень оборудования?

Сергей Капцов: Обычно такие проекты начинаются с комплекса инженерных решений по оборудованию переговорной комнаты, ее полному техническому оснащению, включая акустические и световые решения, установку средств отображения (плазменные панели, мониторы), управление инженерным обеспечением.

Дальнейшее развитие таких систем выливается в строительство полномасштабных территориально разнесенных видео-сетей. Для их организации используются такие устройства, как абонентские терминалы с поддержкой аудио и видеосвязи — индивидуальные или групповые видеосистемы; серверы многоточечной связи; шлюзы, соединяющие коммутируемые ISDN-сети с пакетными IP-сетями; контроллеры зоны — программные модули, авторизующие подключения, транслирующие используемые в системе имена терминалов и шлюзов в IP-адреса и маршрутизирующие запросы через шлюзы и другое оборудование.

Цифровые сети, предоставляемые различными операторами, могут использовать самые различные технологии, включая ISDN (PRI и/или BRI), IP, Frame Relay и ATM.

CNews.ru: Если говорить о развитии технологий, связанных с предлагаемым вами оборудованием, какие основные тенденции характерны для него сейчас? Как в дальнейшем, по-вашему, будет развиваться такая техника?

Сергей Капцов: Началось все в 1964 году, когда на выставке было представлено устройство «Picturephone», разработанное компанией Bell Labs. Разработки в этом направлении фирма возобновила вскоре после второй мировой войны. По отзывам современников, «Picturephone» был «весьма привлекательным устройством». Это был настоящий видеотелефон с маленьким экраном. Его можно назвать «настоящим» потому, что там осуществлялась компрессия видеосигнала, работал самый настоящий кодек.

Следующей важной вехой в развитии ВКС стало коммерческое использование таких систем. В середине 70-х годов появились так называемые «групповые» системы, которые предназначались не для одного руководителя, а для совета директоров, для нескольких участников.

Говорить о начале активного развития систем ВКС можно, начиная с 90-х годов, когда с появлением услуг ISDN стала реальной передача ВКС по качественным широкополосным каналам связи. В США и Европе они постепенно становились общедоступными.

А середина 90-х годов отмечена началом дискуссий по поводу альтернативы каналам ISDN — соединениям по IP. Стоит отметить, что у большинства современных кодеков есть оба интерфейса — как для работы с IP-сетями, так и для ISDN.

Пожалуй, основная проблема широкого внедрения ВКС состоит в высоких требованиях к сети в плане гарантированного качества обслуживания. Эти требования могут быть выполнены только в том случае, если сеть полностью «под контролем». В общедоступных IP-сетях или в интернете это обеспечить невозможно, поскольку управление децентрализовано. Если сеть в ваших руках, и вы обладаете всеми механизмами управления трафиком, то, конечно, все будет работать великолепно.

Сейчас техника «дошла до того», что пользователю не нужно знать, как она устроена: обращать внимание на технологии — дело совершенно лишнее. Руководителю надо лишь заниматься своим основным делом: руководишь, например, рыбной промышленностью — вот и руководи!

Ранее, когда я работал в компании, осуществляющей первые сеансы ВКС для избирательной кампании — каждый раз это было как подвиг: состоится сеанс или не состоится? Сработает техника или подведет? Мы постоянно возили с собой по два комплекта оборудования, заказывали по два комплекта каналов. При этом никогда не было абсолютной уверенности в том, что в один момент все это не «обрушится» и у нас не возникнут крупные неприятности.

Ведь раньше, если качество каналов связи становилась чуть хуже — оборудование ВКС просто отказывалось работать. Теперь же, по статистике, успешными являются 95% соединений. Техника дошла до того, что если во время соединения качество каналов связи ухудшается — она самостоятельно эту проблему «отрабатывает».

Будущее систем ВКС проявляется уже сейчас. Если раньше на экране появлялась только картинка — то сегодня это нечто большее: мы можем реально разговаривать и взаимодействовать с людьми, находящимися на большом расстоянии от нас. Уже несколько лет существует возможность совместной работы с документами, однако пока еще это не очень удобно организовано. В дальнейшем, с развитием таких систем будут расширяться и возможности взаимодействия в виртуальном пространстве. Идея состоит в том, чтобы бизнесмен мог организовать свой виртуальный офис в любом месте. И «географически разобщенные» люди могли бы работать так, словно находятся в одном месте, сидят за одним столом.

CNews.ru: Не секрет, что видеоконференц-связь — достаточно дорогое удовольствие. Из каких составляющих складывается стоимость проектов по внедрению и обслуживанию систем ВКС?

Сергей Капцов: Средняя оконечная точка обходится в $5–60 тыс. в зависимости от устанавливаемого оборудования — разброс цен достаточно велик. Сервер многоточечной конференцсвязи стоит порядка $100–200 тыс.

Однако основные инвестиции клиентов идут, как ни странно, вовсе не в оборудование. Арендная плата за поток E1 составляет в Москве порядка $1,8 тыс. Если посчитать, то через семь месяцев аренда каналов связи обойдется дороже, чем покупка оборудования.

Эти цены в России, скорее всего, со временем будут снижаться. Чем больше потребителей начнут запрашивать широкополосный доступ — тем он будет дешевле: ведь с ростом рынка уменьшается стоимость трафика.

В Германии, например, аналогичная услуга стоит порядка $300, при том, что широкополосные каналы доступны повсеместно. В России пока это дорого и сопровождается существенными организационными трудностями. Бывает, что ни за какие деньги ВКС не построишь. Но по мере развития в России сетей связи и появления недорогих широкополосных каналов технология ВКС получит распространение, и ее смогут позволить себе не только очень богатые организации.

Еще раз подчеркну: все больший, фактически — определяющий объем продаж сейчас приходится на компании среднего масштаба, и это весьма показательно. Это говорит о том, что технология ВКС постепенно проникает в повседневную деловую жизнь, и потребители на собственном опыте осознают все ее преимущества. Это означает, что ВКС из экзотики превращается в реальный деловой инструмент.