Разделы

Бизнес

Внешнее финансирование ИТ-компаний: способы и стратегии

Несмотря на все негативные изменения, произошедшие на мировом IT-рынке за последние 2 года, прогнозируемый потенциал некоторых сегментов отрасли по-прежнему впечатляет. На российском рынке высокий потенциал имеют такие направления как оффшорное программирование, системная интеграция, телекоммуникации и некоторые другие. Соответственно, фирмам, работающим в данных сегментах, в скором будущем (если уже не сейчас) будут необходимы значительные денежные средства для поддержки и развития своего бизнеса. Заметим, что поиск источников финансирования для любой компании и почти на любой стадии своего существования является одним из наиважнейших вопросов. Если в рыночной экономике реклама является двигателем торговли, то инвестиции, несомненно, являются двигателем и основой всего бизнеса.

Консерваторы

Перед тем, как приступить к рассмотрению проблемы внешнего финансирования российских IT-фирм, отметим, что в принципе компании могут успешно развиваться и без дополнительных инвестиций, даже в условиях растущего рынка. Большинство российских IT-компаний были основаны на средства их учредителей (причем на относительно небольшие) без привлечения внешнего заемного капитала. Для дальнейшего поддержания своей деятельности, как правило, компании обходились реинвестированием заработанной прибыли. Наглядным примером самофинансирования может послужить история развития известной не только внутри страны российской компании ABBYY. “Компания начала свою деятельность в 1989 г. со стартового капитала $100, - вспоминает генеральный директор ABBYY Сергей Андреев, - с тех пор мы росли и развивались исключительно на собственных ресурсах, реинвестируя прибыль. Сейчас компания имеет 5 офисов (Москва, Мюнхен, Киев, Лондон, Сан-Франциско) и около 260 человек персонала. ABBYY всегда была прибыльной компанией. Эти факты иллюстрируют возможность развития компании за свой собственный счет”. Хотя компания не отрицает, что в скором времени, возможно, будут привлечены и прямые инвестиции и сделана попытка выхода на открытый рынок. Но об этом чуть ниже.

Так же консервативной политике в отношении сторонних инвестиций придерживается компании Dot. По словам руководства, компания обсуждала со сторонними инвесторами предложения о внешнем финансировании, но по тем или иным причинам все предложения были отвергнуты. На вопрос может ли компания существовать и развиваться без участия стороннего капитала генеральный директор Dot Евгений Гордеев отвечает: “Однозначно – да. Бизнес, сам по себе должен жить и развиваться на собственные доходы. Мы уже более 5 лет работаем без инвестиций. ИТ-рынок хоть и растет быстро, но не такими темпами, которые не может себе позволить нормальная средняя компании”.

Все же, как показал опрос CNews.ru менеджмента и руководства российских IT-компаний, проблема привлечения внешних инвестиций сейчас очень актуальна, многие участники убеждены, что рост компании на свои средства может происходить только до определенного момента. Некоторые наши компании уже сейчас имеют успешный опыт работы с инвесторами, причем в большинстве случаев с западными.

Хождения в народ

Внешнее финансирование может идти двумя путями. Первый способ, когда компания ищет конкретного инвестора и договаривается с ним о привлечении капитала на определенных условиях. Второй способ – банковские кредиты. По оценке экспертов Департамента консалтинга РБК, банковские кредиты составляют более 70% средств, привлекаемых ИТ-компаниями извне. Чаще услугами банков пользуются дистрибуторы и производители компьютерной техники. Третий способ – привлечение средств путем выпуска ценных бумаг: компания может выпустить акции или облигации покупателями которых могут стать физические или юридические лица.

Сразу оговоримся, что рынок облигаций в России достаточно своеобразен. С другой стороны, по мнению экспертов Департамента консалтинга РБК, выпуск ценных бумаг и особенно облигаций – наиболее перспективный и выгодный способ привлечения «длинных денег». Александр Чачава, аналитик Департамента консалтинга: «Сейчас на рынке облигаций более чем достаточное количество свободных ресурсов. Интерес к ГКО упал, а новые инструменты оживляют рынок и влияют на его ликвидность, инвесторы давно хотят диверсификации вложений. Падение доходности к векселям основного эмитента — „Газпрома“, смещение в сторону банковских векселей — всё это только повышает интерес к новым эмитентам». Причины, тормозящие процесс выпуска российскими ИТ-компаниями облигаций, по мнению специалистов РБК, лежат на поверхности. Даже компании, имеющие банковскую историю, демонстрирующие достаточную прозрачность и проводя аудит для размещения облигаций, зачастую не имеют в штате квалифицированных специалистов. Вообще, для рынка ИТ характерен дефицит финансистов, а ошибки при выпуске облигаций приведут к тому, что их никто не купит, а издержки, хотя на порядок меньшие, чем при IPO, но все равно немаленькие.

Выпуск акций – это пока и экзотический способ привлечения внешнего капитала для России, но все же опыт по выпуску акций у некоторых наших компаний есть. К тому же некоторые участники рынка полагают, что в скором будущем такая практика будет иметь место в большем масштабе. Поэтому об этом подробнее.

Суть первичного публичного размещения акций (IPO1), заключается в том, что частная компания предлагает сторонним субъектам приобрести права на активы фирмы и получение будущей прибыли, тем самым, привлекая необходимые инвестиции. Заметим, что инвестиции привлеченные данным способом не подразумевают их возврата инвесторам, компания не обязана выкупать акции или выплачивать дивиденды из прибыли (к слову сказать, даже всегда прибыльная Microsoft, этого не делает). Таким образом, IPO может являться достаточно дешевым способом привлечения инвестиций. Размер привлеченных инвестиций будет зависеть от оценки рынком стоимости компаний и ее акций при их продаже на аукционе.

Три года назад листинг торговой системы Nasdaq рос невероятными темпами, какие только компании с безумными IT-проектами не выпускали акции на рынок. Тогда рынок мог переоценивать стоимость IT-компании в десятки раз её всей суммарной будущей прибыли. Сейчас листинг Nasdaq значительно поредел, а инвесторы с опаской относятся к любым вложениям в IT-проекты. В последний год ни о каких новых IPO в Америке в высокотехнологичном секторе и речи не идет (о том, что дела в США пойдут именно так CNews.ru писал еще в начале 2001 г.). Этому способствует также убеждение и самих компании, что рынок сейчас к ним не справедлив. Собственники считают, что стоимость их компании на много больше, чем их может оценить рынок при IPO, и не хотят размывать капитал, в условиях, когда их бизнес может быть выкуплен за гроши.

Но обратимся к российским проблемам. Что касается опыта IPO на российском рынке, то и вправду он скуден, – открытыми IT-компаниями у нас являются МТС, ВымпелКом и РБК. Последняя выпустила в открытое обращение 16% своих акций в апреле 2002 г., и привлекла тем самым более $13 млн. В данном случаи надо отдать должное консультантам РБК Инвестиционной Компании “Атон” и Альфа-Банку, которые рассчитали ее стоимость и представили ее инвесторам. О хорошей PR-работе этих компаний говорят результаты первичных торгов акций РБК по установленной цене, – спрос превысил предложение в 5 раз. Поэтому привлечь инвестиции через выпуск акций средняя российская IT-компания в принципе в состоянии, были бы средства на оплату услуг хороших консультантов.

Что касается стоимости услуг консультантов, аналитиков, андерайтеров2, проведения road-show и пр. – все эти затраты при организации IPO могут составлять внушительную сумму. Так в среднем на западе проведение одного IPO обходится эмитенту в $1 млн., а такие затраты навряд ли может себе позволить средняя российская фирма. Сами финансовые компании заявляют, что сейчас для рынка могут быть интересны IPO, лишь компаний с оборотами не менее $100 млн. в год или с огромным потенциалом роста. Понятно, что тогда стоимость компании и привлеченные средства могут составить более $100 млн., а стоимость инвестиций на проведение IPO, возможно, будет $1 млн. (хотя в российских условиях, наверно, и меньше), то есть порядка 1% от оборота компании. Анонсированное желание ряда лидеров рынка ИТ провести IPO можно только приветствовать. По мнению Алексея Кузовкина, генерального директора РБК СОФТ, фондовый рынок ждет представителей новой экономики и готов переложить часть средств из нефтяной корзины, соискателям размещения надо только отнестись к этому предельно профессионально: нанять специалистов, привлечь достойных партнеров, уже имеющих опыт IPO, грамотно преподнести компанию рынку.

Обогатить российский опыт IPO решили организаторы III Венчурной Ярмарки, которая проходила в Санкт-Петербурге в октябре 2002 г. В рамках этого мероприятия была проведена имитация проведения IPO, для чего создали специальную секцию “IPO-площадка”, где и было организовано road-show компаний и проведен аукцион по продаже акций. Участники проекта по идее прошли все стадии процедуры IPO, но без расчета реальными деньгами за акции и перехода их в собственность инвесторов. Всего участвовало 6 российских компаний, представителями компьютерной индустрии являлись ЗАО “АСКоД” (С.-Петербург, сборка и реализация компьютерной техники) и ЗАО “Бука” (Москва, издательство, дистрибуция и лицензирование компьютерных игр). Конечно, поскольку реальных денег компании не привлекали, то, и подготовка к IPO выглядит по-детски – скромные пресс-релизы и проспекты эмиссий, нет достойного анализа стоимости компаний и пр. Но хоть какой-то да опыт. «Бука» была готова разместить 22% (2 878 300) своих акций по цене 22 рубля за акцию. Тем самым можно было привлечь 2 млн. долларов, так необходимых компании сейчас для создания нового подразделения, которое бы занималось развитием технологий виртуальной реальности и автоматизированного моделирования. «АСКоД» готов был продать 26% своих акций за $1,25 млн., эти средства были бы направлены на развитие всей деятельности3. По мнению специалистов Департамента консалтинга РБК, небольшим компаниям лучше не проводить IPO, потому как издержки и неликвидность акций могут не только не принести пользы, но и нанести вред бизнесу компании.

Внимание! CNews.ru предлагает исследовательский отчет «Венчурные и прямые частные инвестиции в РФ: 1994-2001 гг. Статистическое и аналитическое исследование». Полный текст отчета включает подробную информацию о рисковых инвестициях в российские предприятия и содержит 38 тематических графиков и таблиц, а также паспорта компаний, получивших венчурное инвестирование. К отчету прилагаются книги, посвященные оценке стоимости и ценообразования в венчурном инвестировании и при выходе на рынок первоначального публичного предложения акций (IPO), а также практике IPO. Со словарем IPO-терминов можно ознакомиться здесь.

Надо понимать, что удачный результат IPO будет гарантирован лишь только в том случаи, если акции после эмиссии будут ликвидными. Одним из основных факторов ликвидности ценных бумаг является наличие рынка, куда будут допущены ценные бумаги для последующего обращения. Заметим, что существуют определенные требования к эмитенту и к акциям, для того чтобы они были включены в листинг того или иного рынка. В Америке рынок высокотехнологичных компаний принято отождествлять с торговой системой Nasdaq, где акции двух из трех компаний принадлежат хайтек-фирмами. Это обусловлено тем, что допуск акций в данную систему проводится по менее жестким правилам, чем на таких биржах как NYSE или AMEX. В России была также попытка сделать отдельный рынок для высокотехнологичных компаний. Так Российская Торговая Система (РТС) в начале 2000 г. планировала в течении полугода создать секцию “Новый Рынок”, специально под высокорисковые акции. Предполагалось, что к концу лета 2000 г. в данном сегменте уже будет представлено порядка 4 компаний. Почти никаких ограничений и правил для доступа к этому сегменту не планировалось вводить. Для доступа акций к “Новому Рынку” компании нужно было всего лишь завершиться поддержкой консультанта, аккредитованного РТС, причем отсутствовали какие-либо требования к размеру капиталу компании. Естественно, после середины 2000 года, когда пошел лавинообразный обвал акций дотком-компаний, все планы относительно “Нового Рынка” были свернуты.

Чем заменить иностранные ECM
Импортонезависимость

Сейчас интерес у инвесторов к бумагам высокотехнологичного сектора российского рынка опять возрастает. Так это подтверждает, например, опыт управляющей компании "Креативные инвестиционные технологии" (УК “КИТ”) по созданию паевого инвестиционного фонда “Российские телекоммуникации” в апреле этого года. Фонд был сформирован всего в течении трех дней и за первый день были выкуплены паи на сумму 3,1 млн. рублей. В период формирования фонда стоимость одного инвестиционного пая составляла 30 000 рублей. Имущество данного фонда будет инвестировано в акции и облигации российских открытых акционерных обществ, занимающихся предоставлением услуг в области связи. Данный пример показывает, что к фондовому сектору рынка телекоммуникаций есть интерес, и у институциональных инвесторов (поскольку УК “КИТ” решило создать такой фонд), и у более мелких, частных инвесторов, поскольку спрос на паи фонда был достаточно велик.

Отметим, что потенциальная возможность компании разместить свои акции на открытом рынке может помочь ей осуществить и прямое финансирование от различных фондов и венчурных инвесторов. При прямом финансировании инвестор, как правило, рассчитывает вернуть свои средства в среднесрочной перспективе. Как можно выйти из бизнеса, в которого были сделаны инвестиции? Один из способов – продать свою долю участия в бизнесе через выпуск акций. Сама тема прямого внешнего финансирования заслуживает отдельного серьезного разговора, поскольку такого рода инвестиции в России в средний и малый бизнес носят подавляющий характер.

Тет-а-тет

Для российских компаний существует два основных источника прямого финансирования. Первый – привлечение средств от различных финансовых институтов, второй источник получения средств – крупные, как правило, западные компании-партнеры. Втом и другом случаи инвестор долго знакомится с компанией, изучает ее деятельность, клиентов и пр. Переговоры могут вестись в несколько месяцев, а то и более года, и не всегда могут привести к положительному результату. При предоставлении финансирования, четко оговаривается, на что оно будет направлено, в каком виде будет возвращено. Хотя, если западная компания осуществляет инвестиции в своего российского партнера, то они могут рассматриваться, как стратегические – отдача от таких инвестиций будет носить косвенный характер, например, в виде повышения продаж собственных продуктов и так далее. К тому же, как говорит, Евгений Гордеев (компания Dot), “не все инвестиции стоит рассматривать в виде чистых финансов”. Предоставление лицензий, ноу-хау, доступ к прочей интеллектуальной собственности, помощь в выходе на западные рынки – все это можно, в принципе, рассматривать как прямые инвестиции со стороны иностранных партнеров.

Владимир Макаров, ДИТ Москвы: За 10 лет ЕМИАС стал огромным брендом, объединившим 221 информационную систему
ИТ в госсекторе

Чистое денежное финансирование ведут, как правило, финансовые институты, венчурные инвесторы, инвестиционные/паевые фонды. В России одной из самых заметных таких организаций является Инвестиционный Фонд США-Россия (Фонд, подразделение Delta Capital). Инвестиции данного фонда предназначены для новых, развивающихся компаний России, а одним из приоритетных сегментов рынка является отрасль ТМТ. Другой заметной инвестиционной организацией действующей на территории России (кредиты для российских предприятий составляют порядка 450 млн. долларов) является Международная Финансовая Корпорация (МФК, член Группы Всемирного Банка).

Сотрудничество с западными инвесторами для наших средних IT-компаний еще осложнено тем, что у нас не развит внутри корпоративный финансовый менеджмент. А ведь, как правило, компания и инвестор ведут переговоры один на один, без посредников. Компания должна уметь убедить инвестора о выгодах партнерства, и сделать это на профессиональном языке инвестора. Об этом говорит и вице-президент IBS Евгений Пескин: “Одна из основных проблем, стоящих перед российскими компаниями, впервые привлекающими внешние, и особенно западные, инвестиции – различие в подходах к бизнесу между собственниками-управляющими и инвесторами. Инвесторы говорят на очень конкретном, очень внятном языке цифр, гарантий, стратегий выхода, дисконтированных денежных потоков. Не освоив этот язык и эту систему координат - привлечь сторонние деньги на разумных условиях практически невозможно”.

Другой проблемой для мелких и средних российских компаний является сам поиск инвестора, как обратить внимание крупных финансовых организаций на новые перспективные проекты. Для этого компания может воспользоваться услугами организации-посредника, которая проконсультирует компанию, предварительно оценит возможность финансирования, и впоследствии предложит ее финансовым институтам. Так же существуют широкомасштабные проекты, организуемые крупными фондами и государственными ведомствами, направленные на сведение инвесторов и развивающихся компаний. Таким проектом, например, является вышеупомянутая Российская Венчурная Ярмарка. В этом году на ней было представлено 60 компаний, более 20% из которых принадлежат IT-отрасли.

Задумываясь о развитии компании собственник всегда решает, а стоит ли ему вообще подпускать к своему бизнесу чужого инвестора. Российский менталитет, как правило, сильно препятствует допуску чужаков. Многие компании медленно, но верно растут, превращаясь в крупные корпорации, и в тоже время оставаясь в частных руках. Примерно об этом говорит и финансовый директор компании «АйТи» Михаил Климуша: “Часто аналитики упускают фактор психологии владельца бизнеса. Как правило, упоминается средняя стоимость капитала, имидж, возможность использования акций для приобретений и поглощений. А бизнесом ведь руководят люди. Иной владелец считает идеальной ситуацию, когда он является единоличным владельцем и передает этот статус потомкам”. К тому же привлечение заемного капитала ведет к утрате финансовой независимости компании, повышению корпоративных рисков. Чрезмерное внешние финансирование особенно чревато в спекулятивные времена, и может привести к потере бизнеса собственником. Так, например, оценивает последствия чрезмерных инвестиций, сделанных в период российского интернет-бума (1999-2000 гг.) Евгений Гордеев (компания Dot): “Как показало время, многие из компаний, которые "пустили" инвестора, в конечном итоге либо развалились, не выдержав обвала рынка, либо пережили череду смены владельцев, что в конечном итоге привело к смене менеджмента и персонала”.

Вообще сотрудничество с западными инвесторами помогает не только привлечь необходимые средства, но и может повлиять на статус компании, помогает открыть доступ к западным, как сбытовым, так и финансовым рынкам. Также опыт прямого финансирования компании просто необходим, если она в дальнейшем стремиться стать открытой, путем выпуска акций. Как уже упоминалось, ABBYY сейчас частная компания, но как говорит ее генеральный директор, “компания не отказывается от идеи привлечения инвестиции в компанию. Мы видим главную причину для такого шага не столько в собственно финансовых возможностях, но в статусе компании, необходимом для дальнейшей работы на мировых финансовых рынках. Например, мы ставим перед компанией задачу рано или поздно выйти на биржу и стать публично торгуемой компанией. К такому шагу надо готовиться заранее”.

Складывается такое впечатление, что сейчас привлечь западные инвестиции не такая уж сложная задача для средней российской IT-компании. Рынок ТМТ (Telekommunikation, Medien, Technology) растет, экономическая и политическая ситуация в России относительно стабилизировалась, время раздутых IT-проектов прошло, как следствие – западные инвесторы все чаще присматриваются к нашему рынку. Основное – компания должна понимать, как и на что будут потрачены инвестиции, в какие сроки они будут возвращены и какую отдачу принесут. И, естественно, необходимо уметь грамотно объяснить все это инвестору.

Михаил Рамзаев / CNews.ru

  1. IPO – Initial Public Offer, публичное размещение ценных бумаг. Также в отношении компании, которая осуществляет процедуру IPO, применяется выражение “go public”, характеризующее то, что компания становится публично открытой – любой инвестор может купить часть активов компании, а фирма обязана раскрывать всю информацию о своей деятельности. Со словарем словарем IPO-терминов можно ознакомиться здесь.

  2. Андерайтер – финансовый институт, выкупающий акции у эмитента при первичном размещении, для дальнейший перепродажи их через аукцион.

  3. Более подробную информацию об IPO-эксперименте можно получить на сайте одного из организаторов данного проекта Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад».