«Все цифровизацию понимают по-разному»

CNews: Константин, расскажите, пожалуйста, чем цифровизация в промышленности отличается от цифровой трансформации в непроизводственной сфере?
Константин Зеленков:
Константин Зеленков
Цифровые технологии в промышленности, в отличие от непроизводственных отраслей экономики, не взрывают бизнес, не меняют его модель. Они ее дополняют

Сильно различаются требования к time-to-market. Например, в ритейле, банкинге ситуация с ним намного жестче, когда надо запустить маркетинговую кампанию, внести изменения в интернет-магазине — часто это нужно максимально быстро. Поэтому в этих сферах фокус на такие технологии, как Kubernetes, значительно выше, чем в промышленности.

Но принципиально здесь другое. Цифровые технологии в промышленности, в отличие от непроизводственных отраслей экономики, не взрывают бизнес, не меняют его модель. Они ее дополняют. Возьмем, например, системы для повышения эффективности производственных процессов, анализа визуальной информации для решения задач промышленной безопасности или распознавания дефектов продукции, облеты карьеров с помощью дронов… Все эти технологии, скорее, дополняют производственные процессы. Добыча, переработка железной руды, производство стали — принципиально в процессе ничего не меняется. В этой цепи появляются различные цифровые элементы, но основные системы АСУТП, MES, ERP останутся основой, и их ничто не заменит.

Константин Зеленков

Родился в 1983 г.

Образование: Московский энергетический институт, факультет автоматики и вычислительной техники

Карьера:

2018 – наст. вр.: — JSA Group, технический директор.

2017: JSA Group, руководитель направления SAP –технологий.

2015-2016: «Хардлинк Солюшенс», руководитель проектов, архитектор SAP-технологий.

2008-2015: Russ Outdoor, руководитель группы SAP Basis.

2006-2007: «ГВЦ Энергетики» РАО ЕЭС России, администратор SAP Basis.

CNews: В чем разница между цифровизацией и автоматизацией, на ваш взгляд?
Константин Зеленков:

Во-первых, все цифровизацию понимают по-разному. Во-вторых, в России оба этих понятия часто используются вместе. Цифровизация — это внедрение digital-технологий и создание новой или дополнительной ценности для бизнеса. Автоматизация — это улучшение традиционных бизнес-процессов.

Например, мы строим большую ERP-систему, которая с одной стороны интегрируется с низовыми слоями, с MES-уровнем, с другой — затрагивает и бюджетирование, и консолидированную отчетность, и sales and operation planning. Все взаимосвязано. И в большинстве случаев, когда мы идем в подобные масштабные внедрения, мы решаем ряд технологических задач, строим несколько платформ. Унификация инфраструктуры, сетевых решений, платформ виртуализации, систем резервного копирования, базовых ИТ-сервисов. Уходим от интеграции систем по принципу «точка-точка», у нас уже есть интеграционные шины. 

Иными словами, есть некий operational backbone, который обеспечивает базовую автоматизацию унифицированных бизнес-процессов, а есть digital-истории: предиктивная аналитика, цифровые двойники, дроны, компьютерное зрение, интернет вещей и так далее. Но это уже в дополнение к базовой автоматизации. 

CNews: Как с технологической точки зрения происходит цифровая трансформация в «Металлоинвесте»? Какие подходы вы выбрали для себя как оптимальные?
Константин Зеленков:

В большинстве случаев речь идет о современных подходах к разработке на базе сервисной архитектуры. Возьмите любую платформу, которая сейчас активно используется рынком для работы с цифровыми технологиями, и вы увидите, что, по сути, это компиляция свободного ПО с какими-то доработками, кастомизацией и надстройками для различных ИТ-сценариев. 

Цифровая экосистема компании развернута поверх базовой автоматизации. Реализована большая программа проектов, которая называлась «Индустрия 4.0», она и заложила тот самый operational backbone. ERP-слой строился greenfield вокруг решений SAP по принципу унифицированных сквозных бизнес процессов, а также интеграции ядра ERP с дополнительными системами, которые присутствуют в ландшафте.

ИТ-инфраструктура и технологии также большая часть построения цифровой экосистемы. Совместно с ТАЛМЕР созданы два новых современных дата центра, максимально приближенных к Tier3. Это надежная основа для размещения ИТ-платформ и систем. В этом году завершили проект по резервированию между дата-центрами. Совместно с «МегаФоном» реализована прямая сетевая связанность, поверх которой JSA и ТАЛМЕР создали программно-определяемую сеть Cisco ACI в реализации Multi-Pod. Также «МегаФон» является провайдером корпоративной Private LTE-сети, которая подключена к дата-центрам «Металлоинвеста» и используется как для цифровой радиосвязи, так и для разработки мобильных решений.

CNews: А какие еще решения используются?
Константин Зеленков:
Константин Зеленков
Цифровизация — это внедрение digital-технологий и создание новой или дополнительной ценности для бизнеса

На этапе проектирования SAP-ландшафта для размещения СУБД HANA была выбрана платформа IBM Power. Этот факт, в сочетании с тем, что используемый релиз HANA 2.0 на данной платформе существует только в little endian формате байтов, привел к выбору Red Hat Enterprise Linux в профильной редакции. На нем завязаны больше сотни виртуальных машин, использующих разные функции, а в «Металлоинвесте» порядка 15 различных продуктивных систем SAP. Есть еще и тестовые системы: системы разработки, предпродуктивные системы, системы обучения. 

Для управления всеми виртуальными машинами мы используем Red Hat Satellite, а для автоматизации рутинных операций, многие из которых могут быть для нас критическими, — Ansible. Мы должны быть уверены, что все пройдет правильно, отказавшись при этом от ручных операций и минимизировав задержки. В частности, с помощью решения Ansible хорошо автоматизируется работа на сетевом оборудовании в дата-центрах.

В этом году сценарий использования Red Hat Ansible дополнился в части сверки настроек с корпоративным стандартом, поскольку многие наши серверы начинают жить своей жизнью. Но какими бы «золотыми» ни были первоначальные настройки, дальше они обрастают определенной историей, которую нужно контролировать. Поэтому какая-то сверка с исходными стандартами обязательно проводится. Это делается не только ради стандартизации, но и ради безопасности. 

В прошлом году мы сделали скрипты для Provisioning Machine, что сократило время ручных операций с дня-двух до 10-20 минут для некоторых типов виртуальных машин и автоматизировало рутину. Вот еще один пример ИТ-автоматизации — мы сейчас сфокусировались на технологиях Computer Vision, а это сотни edge-устройств, которыми нужно управлять. И это — тоже поле для реализации «инфраструктуры как код», причем конкретной. 

«Нужно мыслить платформенными решениями»

CNews: Иными словами, технологический стек компании, на базе которого будет происходить переход к цифровым сервисам, сформировался. А как в этой модели используется Kubernetes?
Константин Зеленков:
Константин Зеленков
В любой крупной компании есть внутренние разработчики

В любой крупной компании есть внутренние разработчики, потому что коробочные решения не всегда отвечают специфике бизнеса или отдельных его направлений. И когда встал вопрос о формировании цифрового ядра нашей экосистемы, было понятно, что нам нужно отталкиваться и от реалий бизнеса, и от параметров общей архитектуры, а это вопрос не одного дня. На уровне маркетинга можно было быстро подхвать эту историю с формированием озера данных, потому что это красиво звучит — «петабайты облаков», «целые кластеры графических карт», — но для нас была важна реальная польза, которую приносит эта инициатива.

Поэтому мы приняли другой подход к разработке. Все новые проекты проходят через экспертизу совместимости с единой платформой и разрабатываются в соответствии с ней. Эффективную платформу можно построить двумя способами. Либо мы самостоятельно пытаемся собрать единое решение на основе open source-продуктов, либо смотрим на рынок в поисках решений, которые облегчат нам вход в построение платформы. Первый вариант нам показался не очень жизнеспособным, поэтому мы остановились на сценарии с использованием Red Hat OpenShift. 

Это решение позволило нам получить on premise open source-технологии с совершенно другим уровнем поддержки и помощи во внедрении, что упростило нам вход в проект. Если же пользоваться только решениями Kubernetes do it yourself, то можно стать заложником экспертизы и тогда придется решать возникающие проблемы в одиночку. При выбранном нами сценарии мы получаем и разработку, и экспертизу на уровне в том числе внешнего партнера, и максимальную поддержку, которой мы уже пользовались, и она не подвела. Нужно мыслить платформенными решениями.

Константин Зеленков:

Если пользоваться только решениями Kubernetes do it yourself, то можно стать заложником экспертизы и тогда придется решать возникающие проблемы в одиночку.

CNews: Что именно вы имеете ввиду?
Константин Зеленков:

Тот же принцип, что и в Operational Backbone, только тут мы оперируем другими репозиториями — данных, разработанных микросервисов и технологий. Поскольку мы часто работаем с одними и теми же компонентами, можно не повторять какие-то вещи дважды. Например, если у нас уже сделан какой-то сервис под некий стандартный запрос, его можно использовать в другом проекте. В конечном счете, это позволяет как из деталей Lego собирать различные конфигурации для решения задач быстрых инноваций — проверки гипотез, поиска insight в данных, пилотирования кейсов и т.д.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о ближайших планах компании. Что технологичного появится в «Металлоинвесте» в обозримом будущем?
Константин Зеленков:

Сейчас мы реализуем ряд инфраструктурных проектов, направленных на обеспечение потребностей программы цифровой трансформации — computer vision, Edge вычисления, IaC, on Premise платформа разработки.