Разделы

Интеграция Бизнес-приложения

Intel: об Itanium, чипсетах, AMD и заводах в России

В интервью CNews.ru Стивен Чейз (Stephen Chase), директор подразделения Intel по разработке решений для электронного бизнеса и коммуникаций в странах Европы, Ближнего Востока и Африки, рассказывает о приоритетных направлениях развития своей компании, о новых технологиях, которые реализованы в уже вышедших на рынок продуктах и будут применяться в будущем, оценивает конкурентов и расстановку сил на рынке высоких технологий и, конечно же, говорит о России – ее перспективах и насущных проблемах.
Корр.: Какие стратегические направления развития станут приоритетными для Intel в этом году?

Стивен Чейз: Я думаю, одно из самых важных направлений – это в полной мере понять рынок. Мы находимся в очень дорогой индустрии. В прошлом году и в нынешнем Intel инвестировала крупные суммы в строительство производственных мощностей - мы построили заводы стоимостью $3 млрд. Мы должны быть уверены в том, что правильно понимаем потребности рынка, можем полностью задействовать мощности наших заводов и не выбрасываем деньги на ветер. Так что одна из самых важных задач – это убедиться в том, что мы вызываем спрос, и выпустить на рынок правильные продукты. Безусловно, это цель номер один, существует и немало других важных направлений. Если попытаться описать их в нескольких словах, то, в частности, мы собираемся выпускать на рынок новые продукты для компьютеров, но не только для компьютеров, также и для телекоммуникационного оборудования и мобильных устройств, таких, как сотовые телефоны и КПК, к примеру, iPaq. Мы собираемся уделить пристальное внимание концепции мобильности, и, кроме того, сосредоточиться на работе с корпоративными клиентами, предложить им новые высокопроизводительные решения, работающие на базе Intel-архитектуры.

Корр.: За последнее время рынок высокопроизводительных процессоров сузился. Теперь на нем остались Intel, IBM и Sun. Как вы оцениваете ситуацию в этом сегменте и сегодняшнее положение Intel на этом рынке?

С.Ч.: Если мы просто взглянем на цифры, описывающие доли этого рынка, они нам многое скажут. Потому что чем выше цифра, тем, вероятнее всего, дешевле продукт, и большим спросом он пользуется на рынке. Если мы посмотрим на все, что сделала Sun за год в сфере компьютеров, рабочих станций или серверов – объем ее поставок составит меньше 1 млн. единиц. IBM, в свою очередь, производит процессоры PowerPC для компании Apple или для собственного оборудования, своих серверов и рабочих станций. В целом, их выпускается не более 10 млн. единиц в год. Если же мы вернемся к архитектуре Intel, здесь эта цифра составит в этом году около 150 млн. единиц. Это значит, что Intel производит огромное количество чипов, они высокопроизводительные, и по соотношению цена/качество сравнительно недорогие. На мой взгляд, это останется неизменным. Sun в одиночку, ну может, вместе с еще одной или двумя компаниями, поддерживает технологию SPARC. То же самое верно и для PowerPC – их выпускают IBM, Motorola и, может быть, еще один-два производителя. Так что рынок микропроцессоров, в основном, движется за счет Intel, потому что мы в состоянии выпускать большие объемы продукции по разумной цене. Так что конкуренция, на мой взгляд, будет в другом – в секторе, занимаемом архитектурой Intel, между Intel и AMD.

Корр.: Давайте поговорим об Itanium... Pentium 3 позиционировался как идеальный компьютер для работы в интернете, Pentium 4 был объявлен «сердцем цифровой вселенной». Какие задачи будет решать Itanium?

С.Ч.: Миссия Itanium – это быть, по существу, в сердце компании. С самого начала Itanium собирались использовать в рабочих станциях и серверах, то есть конкретно нацеливали на уровень высокопроизводительных машин. Приложения, с которыми семейству Itanium суждено работать – это системы управления базами данных, программное обеспечение для управления логистическими цепочками (SCM), которое, в частности, разрабатывает SAP, программное обеспечение для статистического контроля процессов, хорошим примером которого являются решения от SAS. Говоря об Itanium, мы подразумеваем ресурсоемкие приложения, такие, к примеру, как составление прогнозов погоды, он создан для решения задач, которые под силу лишь суперкомпьютерам. Так что в ближайшем будущем, по крайней мере, в следующие 5 лет, Itanium будет работать в компаниях над такими типами приложений.

Корр.: Известно, что в прошлом году Intel приобрела технологию Alpha у компании Compaq. Можете ли вы сказать, что это дало Intel втехнологическом плане?

С.Ч.: Соглашение между Intel и Compaq, главным образом, касалось перехода в Intel части служащих Compaq, которые разрабатывали архитектуру микропроцессора Alpha, а также разработчиков операционных систем и компиляторов. Часть этих людей уже перешли в Intel, некоторые еще работают в Compaq, но будут переведены в Intel согласно установленному графику. Следующие чипы семейства Itanium еще не будут использовать технологию Alpha, я имею в виду процессор McKinley, который мы представим уже в этом году, и даже Madison, следующий за ним. Внедрять в них технологии Alpha было еще рано, так как большая часть характеристик и возможностей этих двух версий Itanium уже в целом определена. Так что технологические особенности архитектуры Alpha будут реализованы только в чипах, которые выйдут в 2004 году и позднее. К слову сказать, две операционные системы от Compaq - Tru64 UNIX и Non-Stop Kernel (NSK) - портируются под сегодняшний Itanium и будут выпущены где-то в 2003 году, так что клиенты, купившие технологию Alpha у Compaq, смогут четко определиться, переходить им на Itanium или продолжать еще какое-то время использовать Alpha.

Корр.: Как долго еще Intel собирается развивать 32-х разрядную архитектуру?

С.Ч.: В обозримом будущем Intel намерена и дальше развивать технологию IA-32, по крайней мере, в последующие 3-5 лет, для которых уже утверждены планы развития компании. Мы видим, что рынок очень положительно воспринял появление продуктовой линейки Xeon, серверной линейки на базе архитектуры IA-32. В этом году мы пополним ее несколькими новыми продуктами – я имею в виду новый серверный чип Foster, использующий микроархитектуру Pentium 4 NetBurst и предназначенный для мультипроцессорных систем. Он, бесспорно, будет хорошо принят рынком, и мы уже ведем переговоры с клиентами относительно одного или двух следующих поколений процессоров.

Корр.: Когда, по вашим оценкам, новая архитектура IA-64, реализованная в Itanium, найдет широкое применение на рынке, не только в высокопроизводительных серверах, но и в обычных ПК?

С.Ч.: Некоторые независимые эксперты прогнозируют, что к 2006 году около 20% серверов будут работать на Itanium, но пока до этого еще 4 года. Так что если считать 2006 год четким рубежом распространения Itanium на рынке, то мы сейчас, безусловно, находимся только в самом начале этого пути. Кроме того, аналитики говорят о 25-летнем “сроке жизни” Itanium. Мы достаточно недавно выпустили эту платформу, лишь в прошлом году, и это только первый год поставок Itanium на рынок. Я думаю, что можно ожидать широкого распространения этого процессора через 10 или 15 лет.

Корр.: Бытуют мнения, что НР не собирается полностью отказываться от своей архитектуры PA-RISK, в первую очередь, из-за неоправданной дороговизны Itanium.

С.Ч.: Я не думаю, что это правда. Позвольте, я иначе скажу: это не правда. Причина, объясняющая, что это неправда, заключается в том, что Intel и HP вместе работали над архитектурой Itanium, и теперь НР поддерживают две параллельные архитектуры. Рынок будет решать, какую из них выбрать. Я знаю, что некоторые пользователи сегодня в России работают на платформе РА, и теперь они решают, стоит ли переходить на Itanium, или еще немного рано. Так что это определенно не правда. Это просто вопрос того, когда РА полностью сменится Itanium, но на это тоже уйдет несколько лет, я думаю.

Корр.: Что придет на смену IA-64, и ведет ли Intel разработки 128-разрядного процессора?

С.Ч.: Я думаю, это сложный вопрос. Чтобы ответить на него, нужно учитывать очень много факторов, в том числе, и закон Мура. Но что мы можем сказать с уверенностью – так это то, что Intel каждый год вкладывает очень много средств в развитие технологий - в научно-исследовательские разработки и в развитие производственных технологий. И поскольку на разработку Itanium ушло 5 лет, а на рынке он только год, и ему пророчат 25 лет жизни, то сейчас очень сложно делать прогнозы. Могу лишь сказать, что если посмотреть на историю микропроцессоров, то Intel всегда опережала других по технологиям и по способности выпускать большие объемы продукции. Однако пока нет никаких признаков появления 128-битной архитектуры, и делать какие-либо прогнозы тоже рано.

Корр.: Согласно исследованию компании Mercury Research, в 2001 AMD удалось на 3,5% вытеснить Intel с рынка микропроцессоров. За счет чего это произошло, и как вы видите дальнейшее развитие конкуренции?

С.Ч.: Это случилось потому, что AMD – достойный и сильный конкурент, и у них хорошая продукция. Но события развиваются таким образом, что на сегодняшний день наши планы развития значительно сильнее, и во 2-й половине года мы, на самом деле, отвоевали нашу долю рынка у AMD. Можно сказать, что конкуренция достаточно жесткая, и это, образно говоря, не дает нам спать по ночам, заставляя думать о том, как опередить конкурентов. Мы собираемся вести очень агрессивную конкурентную борьбу по всему миру, пытаясь захватить большую долю рынка.

Корр.: Что вы думаете по поводу новой маркировки процессоров AMD, которая представляет собой условный индекс соответствия тактовой частоте сопоставимых по производительности, по мнению специалистов AMD, процессоров Pentium 4 от Intel?

С.Ч.: Я думаю, что новая система маркировки процессоров AMD, которую они называют PR-рейтинг производительности (Pentium Rating) – условный индекс соответствия тактовой частоте процессора Pentium 4 - это хороший пример того, как сильно отличаются друг от друга две компании. Intel смотрит в будущее компьютерной индустрии, и когда мы разрабатывали наш Pentium 4 на базе микроархитектуры NetBurst, то зарезервировали достаточно свободного места для будущих усовершенствований. Так что контрольные тесты, которые мы используем, являются новыми, и позволяют раскрывать преимущества архитектуры. В то же время, по непонятной логике AMD часто использует контрольные тесты с прошлого года или даже трехгодичной давности. Я думаю, это показатель того, как две компании смотрят на мир – мы пытаемся построить будущее компьютеров, а они стараются идти в ногу или хотя бы следовать за нами. И если посмотрить внимательно на их систему маркировки, она очень сбивает с толку. Совсем недавно они выпустили процессор с тактовой частотой 1,67 ГГц, что всего лишь на 67 Мгц отличается от их предыдущего процессора, и почему-то сразу перепрыгнули на частоту 2000+ в своей маркировке. Затем они выпустили на рынок мобильные процессоры, для которых тоже использовали PR –рейтинг, но этот рейтинг отличался от того, что они использовали ранее. Я думаю, это все очень сбивает с толку потребителей – но это личное дело AMD.

MES по-русски: чем заменить зарубежные системы управления производственными процессами
Цифровизация

Корр.: Сейчас Intel занимается активным продвижением процессора Pentium 4. Однако известно, что в конце прошлого года поставки нового чипа Pentium 4 под Socket 478 (разработанного для тактовой частоты свыше 2 ГГц) не успевали за поступлением заказов. Сложности с поставками этой версии Pentium 4 представители компании пообещали решить в текущем квартале, удалось ли это сделать?

С.Ч.: Если отвечать коротко, то да, удалось. Если же взглянуть на проблему более масштабно, нужно отметить, что спрос на Pentium 4 и пропускные способности наших заводов росли экспоненциально на протяжении прошлого года, и к его концу объем наших поставок достиг более 20 млн. единиц. Это действительно стало крупным достижением в области производства, но спрос на новые процессоры оказался выше. Теперь же мы начали производство процессоров Pentium 4 на ядре Northwood, выполненном по 0,13-мкм технологии, что означает уменьшение размеров кристаллов. Благодаря этому на одной подложке можно разместить большее количество кристаллов, что означает увеличение объемов производства при тех же затратах. Уменьшение размера кристалла, к тому же, означает рост производительность за счет усовершенствований архитектуры Pentium 4 на ядре Northwood. Так что теперь мы можем производить еще больше процессоров Pentium 4 и сможем удовлетворить спрос на него в 1-м квартале этого года.

Корр.: Как вы оцениваете расстановку сил на рынке чипсетов? Понятно, что одной Intel не охватить все его сегменты, какие именно направления будут приоритетными?

С.Ч.: Наш главный приоритет – это производить очень качественные чипсеты для процессоров. Если сегодня мы посмотрим на разные чипсеты, выпускаемые нами, то здесь и набор микросхем 850, первый, с которым Intel вышла на рынок. 845-й чипсет поддерживает память RDRAM и обеспечивает на сегодняшний день наибольшую производительность с Pentium 4. Затем мы выпустили на рынок набор микросхем 845, поддерживающий память стандарта SDRAM. В конце концов, в начале этого года мы представили чипсет 845 для памяти DDR. Теперь для Pentium 4 мы предлагаем 3 чипсета, поддерживающие основные стандарты памяти. 850-й чипсет -это самый высокопроизводительный, 845-й с поддержкой SDRAM - самый распространенный и, пожалуй, самый надежный и дешевый, потому что он уже не новичок на рынке. Набор микросхем 845 для памяти DDR основан на новейшей технологии, которая набирает популярность. Так что мы стремимся поддерживать разные стандарты памяти. Преимущества наших чипсетов перед продукцией конкурентов заключаются в том, что мы применяем исчерпывающий процесс тестирования и разрабатываемое с учетом всех требований совместимости программное обеспечение, которое идет в виде единого драйвера.

Корр.: В свое время Intel активно продвигала на рынке память RDRAM от компании Rambus и связывала с ней большие надежды. Однако практика показала, что "железная" индустрия без особого энтузиазма восприняла эту технологию. Сейчас большинство производителей, в первую очередь, ориентируются на технологию DDR SDRAM. Будет ли Intel и дальше делать ставку на RDRAM или же постепенно перейдет на технологию DDR SDRAM?

С.Ч.: Intel сейчас поддерживает DDR SDRAM, а это означает, что мы верим, что ее можно производить в больших объемах. Если посмотреть на предыдущие 15 месяцев, то мы видим, что эта технология еще достаточно новая, и добиться ее совместимости с процессорами и чипсетами было нелегко. Теперь же большинство производителей соглашаются с тем, что раз Intel поддержала эту технологию, значит, она стабильна, и ее можно запускать в массовое производство. Судя по всем прогнозам, DDR - это будущее рынка памяти, однако нужно подождать и посмотреть, как будут разворачиваться события. В аналогичном периоде прошлого года прогнозировалось, что DDR и RDRAM сравняются по цене с SDRAM, но эти ожидания, как мы сейчас видим, ни в коей мере не оправдались.

Корр.: Расскажите о планируемых инициативах Intel в России.

С.Ч.: Во-первых, сюда относится уже объявленная нами образовательной инициатива Teach to the Future ("Обучение для будущего"). Согласно этой программе, Intel выделяет средства и компьютеры для центров, в которых учителей научат пользоваться компьютерами, создавать и совместно с коллегами по всей России использовать единые учебные планы. Идея состоит в том, чтобы научить учителей пользоваться компьютерами, а они передадут эти знания своим ученикам. Во-вторых, мы расширили количество служащих, занимающихся маркетингом и продажами в российских регионах, так как мы считаем, что в России рост продаж составит 30% или выше. Нам нужны новые люди, так как мы начинаем выходить в другие области страны. Мы планируем посвятить больше времени российским регионам, как в прошлом году мы делали это в Москве и Санкт-Петербурге. В процессе разработки находятся и другие программы, которые будут объявлены в свое время и о которых мы пока не готовы говорить.

Корр.: Известно, что Intel вносит заметный вклад в развитие информационных технологий в России. Поэтому возникает вопрос: планирует ли Intel пойти дальше и открыть в России серьезные конструкторские лаборатории?

С.Ч.: Intel пока не планирует открывать такие лаборатории по разработке аппаратного обеспечения в России, но это не значит, что мы вообще никогда не планируем это делать. Я надеюсь, что есть планы расширить нашу лабораторию по разработке программного обеспечения в Нижнем Новгороде. Я думаю, в будущем это станет более важным для Intel.

Корр.: Планируется ли когда-нибудь построить заводы по производству процессоров Intel в России?

С.Ч.: Конечно же, это возможно. Я всегда отвечаю на этот вопрос таким образом: Intel понадобилось 20 лет из своего 33-х летнего существования, чтобы построить производственные мощности в Европе, мы открыли первый завод в Ирландии. Это рыночный фактор: и, конечно же, российский рынок достаточно велик, чтобы обеспечивать работу таких заводов. Но есть и другие факторы – это и экономический климат, насколько он позволяет компании иметь заводы в России, это и логистика – насколько быстро можно вывести и ввезти продукты и оборудование в Россию и из нее. В сегодняшнем мире действуют законы жесткой конкуренции, и мы должны быть в состоянии быстро двигаться. Для примера, сегодня на то, чтобы доставить заказчику в России товар с голландского склада Intel, требуется 2 недели. Это нужно каким-то образом менять, весь процесс должен занимать не более 1 дня. Товар должен покинуть Амстердам, скажем, утром, прибыть в Россию сразу после полудня и попасть заказчику в руки ранним вечером. Если процесс доставки станет более быстрым и упростится, станет менее бюрократичным, тогда, вероятно, станет возможным построить что-либо. Но я не думаю, что нам это грозит в краткосрочной перспективе.

Корр.: Насколько важным, с вашей точки зрения, стало принятие Правительством программы «Электронная Россия» и Закона «Об ЭЦП»?

С.Ч.: В целом я воспринимаю это как положительный факт, но, как я уже отмечал ранее, электронное правительство – это что-то очень близкое к электронной компании. Intel уже 4 года работает над тем, чтоб стать электронной корпорацией, и нам все еще в полной мере не удалось этого достичь. Это нескончаемый процесс, который всегда можно совершенствовать и что-то добавлять. Поэтому, на мой взгляд, “Электронная Россия” и Закон «Об ЭЦП» – это все хорошо, но пройдут еще годы, пока мы сможем реально увидеть это. Кроме того, я думаю, что задача электронного правительства – это не просто предоставлять информацию, оно должно быть интерактивным: правительство и граждане должны иметь возможность связываться между собой через компьютер, то есть вести диалог, не разговаривая физически, и таким образом решать взаимные вопросы.

Корр.: Насколько сильно, по вашим оценкам, Россия отстает от других стран Восточной и Центральной Европы в развитии электронных технологий?

С.Ч.: Это трудный вопрос, он очень широкий. Я бы сказал, что есть регионы России, где и правительство, и частный сектор находятся на таком же уровне развития, как и в странах Европы. Я имею в виду, в плане приобретения новых технологий и их внедрения. В то же время, есть регионы, которые отстают в этом отношении на многие годы. Это зависит от конкретной области, о которой мы говорим.