Спецпроекты

2324
Сергей Бочкарев, НСПК

Сергей Бочкарев, НСПК:

Уже 55 ритейлеров принимают оплату через Систему быстрых платежей

Идея создания собственной системы платежных карт еще несколько лет назад казалась почти утопической. Но прошли годы — и у каждого третьего россиянина в бумажнике только одна платежная карточка — «Мир». О том, как построить такой огромный механизм с нуля, когда появятся С2В-платежи через СБП и кому нужен «Мир» в Узбекистане, в интервью CNews рассказал Сергей Бочкарев, заместитель генерального директора Национальной системы платежных карт.

«Страны ЕАЭС — одно из важных направлений международного развития»

CNews: Сергей, давайте поговорим в целом о роли ИТ в НСПК, и о том, как эта роль меняется в свете необходимости цифровой трансформации. Есть ли у вас выделенная ИТ-стратегия и на что направлено основное внимание ИТ-блока?

Сергей Бочкарев: НСПК — это технологическая компания. Все направления нашей работы, будь то обработка внутрироссийских транзакций по банковским картам, платежная система «Мир» или ОПКЦ Системы быстрых платежей, — это в первую очередь ИТ-платформы, поэтому ИТ-стратегия плотно интегрирована в общую стратегию компании. Перед ИТ-блоком стоят как задачи обеспечения бесперебойности обработки операций по банковским картам, поддержания существующих сервисов и продуктов, так и запуска новых проектов.

CNews: Какое место ИТ-блок занимает в структуре компании и какова структура управления ИТ?

Сергей Бочкарев: Департамент ИТ — один из самых крупных в компании, внутри он разделяется на архитектуру, разработку, инфраструктуру, внедрение и сопровождение. Разумеется, все структурные подразделения тесно связаны между собой. Мы создали довольно плоскую структуру в департаменте, уверены, что излишняя иерархия, особенно в сфере высоких технологий, может мешать работе.

mir450.jpg
Сергей Бочкарев: Обеспечение прямого приема карт «Мир» за рубежом — одно из самых трудоемких направлений нашей работы

CNews: А сколько ИТ-специалистов у вас работает? Их число как-то меняется?

Сергей Бочкарев: Собственно, больше половины нашего штата — ИТ-специалисты. Их количество увеличивается с каждым годом, исходя из задач, которые стоят перед компанией — НСПК регулярно развивает существующие продукты и работает над новыми направлениями.

CNews: К слову о новых направлениях. Нет ли ощущения, что экспансия на территорию СНГ (совсем недавно была проведена тестовая операция в Таджикистане, до этого вы зашли в Казахстан и Узбекистан) выглядит искусственно локализованной?

Сергей Бочкарев: Я бы так не сказал, напротив: для нас работа над проектом по созданию единого розничного платежного пространства стран ЕАЭС — одно из важных направлений международного развития. Одно из ключевых стратегических направлений этого проекта — продвижение карт «Мир» за рубеж, и в первую очередь — в странах ЕАЭС и СНГ. В частности — обеспечение бесшовного приема карт «Мир» в инфраструктуре местных платежных систем и, наоборот, их карт — в инфраструктуре «Мира». Для этого мы создали отдельную платформу Mir International. Она представляет большой интерес для многих наших партнеров, особенно в технологическом аспекте. Разработанные нами технологии — чипов, бесконтактной оплаты, токенизации — интересны коллегам, и мы рады ими делиться. Сегодня уже многие банки — участники национальных систем Кыргызстана, Узбекистана, Беларуси, Армении выпускают или готовятся приступить к выпуску своих карт с платежным приложением «Мир», что позволит использовать их не только внутри перечисленных стран и в России, но и во всех государствах, с платежными системами которых интегрирован «Мир».

В целом обеспечение прямого приема карт «Мир» за рубежом — одно из самых трудоемких направлений нашей работы, в котором нет универсального для всех стран решения, ведь в каждом государстве есть свои особенности работы финансового рынка, законодательства, технологические нюансы. Где-то можно сделать интеграцию с локальной системой, где-то проще подключать крупных игроков — банки или свитчи. Помимо ЕАЭС, мы взаимодействуем и со странами дальнего зарубежья, куда также ездят россияне — «Миром» уже можно расплатиться в эквайринговых сетях крупнейших банков Турции, например, в конце октября мы провели тестовую транзакцию во Вьетнаме, а буквально на днях — на Кипре, в эквайринговой и банкоматной сети RCB Bank Ltd. На 2020 год также запланировано несколько важных проектов.

«Платежи через QR-код — просто еще один удобный способ безналичной оплаты»

CNews: Вы планировали запустить С2В-платежи через СБП во второй половине 2019 года. Удалось?

Сергей Бочкарев: Действительно, в СБП уже реализована возможность C2B-платежей, то есть переводов денег со счета физического лица на счет юридического лица, например, во время покупки в магазине. Мы разработали несколько механизмов осуществления таких платежей: статический QR-код, в который «зашиты» только данные продавца, а сумму покупки покупатель должен ввести сам, динамический QR-код, который генерируется для каждой операции отдельно и уже содержит сумму покупки, а также «мгновенный счет», когда продавец дает вам ссылку, по которой вы переходите в мобильное приложение своего банка и в один клик оплачиваете выставленный вам счет, не вводя вручную реквизиты.

В июне на ПМЭФ-2019 мы провели первую тестовую транзакцию по QR-коду, с тех пор вместе с ритейлерами и банками работаем над внедрением этого функционала. Осенью сразу несколько компаний интегрировали возможность оплаты по QR-коду в своих онлайн-магазинах, на сегодняшний день около 55 торгово-сервисных предприятий принимают оплату через СБП.

Важно понимать, что платежи через QR-код — это в первую очередь не альтернатива картам, а еще один удобный способ безналичной оплаты в тех сегментах, где она пока не очень развита. Понятно, что такие переводы для россиян пока в новинку, и должно пройти какое-то время, прежде чем они станут понятными и привычными.

CNews: А когда появятся переводы за границу?

Сергей Бочкарев: Мы развиваем несколько сценариев по переводу за границу с использованием национальных платежных сервисов: по картам и через СБП. Если говорить о карточных переводах, в рамках нашего партнерства со странами ЕАЭС мы реализуем проекты не только в части снятия наличных и оплаты покупок, но и р2р переводов, тестирования этой технологии уже проведены, например, с UzCard (национальная платежная система Узбекистана). В настоящее время ряд пилотных банков готовится к запуску p2p-переводов с карт «Мир» на национальные карты и некоторых других наших партнеров по межсистемной интеграции.

Что касается переводов через СБП, на Finopolis в октябре этого года мы подписали соглашение с Mastercard, направленное на развитие системы трансграничных платежей на базе СБП. По мере развития этого проекта мы обязательно будем делиться новостями.

CNews: Что у вас с бесконтактными платежами? Все ли смартфоны поддерживают «Мир»?

Сергей Бочкарев: Карты «Мир» оснащены чипами бесконтактной оплаты, поэтому если говорить о физическом «пластике», то уже достаточно давно большая часть эмиссии «Мира» поддерживает бесконтактную технологию. Что касается смартфонов — в начале этого года мы представили Mir Pay, сервис, созданный непосредственно платежной системой. Его можно загрузить в любой смартфон на Android с версией ОС выше 6.0 и поддержкой NFC. Сейчас к Mir Pay подключено 40 банков, и этот список постоянно расширяется. Карту «Мир» 27 банков также можно добавить в Samsung Pay.

«НСПК обрабатывает все внутрироссийские операции по банковским картам»

CNews: Во многих российских банках зияют черные дыры, из которых в разные стороны хлещут персональные данные пользователей. Как НСПК решает проблему на своей стороне? Почему карты «Мир» — это безопасно? И насколько безалаберность внутри банков перекрывает эту вашу безопасность по умолчанию?

Сергей Бочкарев: Любая технологическая система может подвергаться атакам, развиваются новые схемы социальной инженерии, но финтех всегда идет с опережением и в большинстве случаев разрабатывает алгоритмы защиты еще до того, как появится реальная угроза. Поэтому я не стал бы говорить, что в безопасности банков «зияют дыры», все-таки финтех — одна из самых защищенных с технологической точки зрения сфер.

На нас, разумеется, лежит большая ответственность, ведь НСПК обрабатывает все внутрироссийские операции по банковским картам. Именно поэтому в архитектуру операционного процессингового и клирингового центра (ОПКЦ) НСПК изначально заложены решения, обеспечивающие высокий уровень безопасности данных. Мы являемся участниками различных международных ассоциаций по безопасности платежной отрасли, принимаем участие в разработке стандартов. И, конечно, у нас очень крутая команда специалистов, которые круглосуточно дежурят, контролируя бесперебойность операций.

Если говорить про карты «Мир», то операции по ним тоже надежно защищены в соответствии со всеми принятыми в мире стандартами отрасли. Это касается и защиты самого платежного приложения на чипе, и защиты каналов передачи данных, и системы аутентификации и идентификации держателей карт. Безопасность операций по оплате в интернете обеспечивает технология аутентификации покупателя на базе протокола EMV 3-D Secure, в нашей платежной системе она называется MirAccept. Сейчас мы вместе с банками работаем над внедрением новой версии этого протокола — нашей собственной разработки MirAccept 2.0, благодаря которой процесс оплаты в интернете станет еще безопаснее и удобнее.

CNews: Дилетантский вопрос, который волнует абсолютно всех бабушек и дедушек. Что будет, если нас «отключат» от международных платежных систем? Сможем ли мы быстро перевести все внутрь страны?

Сергей Бочкарев: Этот сценарий, хочется верить, очень маловероятен. Но если рассуждать гипотетически — с весны 2015 года все внутрироссийские операции по картам международных платежных систем уже обрабатываются НСПК внутри страны. Вся наша техническая и коммуникационная инфраструктура полностью самостоятельна и самодостаточна, и операции по картам проходят без сбоев.

«У каждого третьего россиянина «Мир» — единственная карта в кошельке»

CNews: Давайте уйдем немного в историю. Когда создавали НСПК, это выглядело немного искусственным процессом, вроде локальной российской Википедии, о которой сейчас часто говорят власти. Как вам удалось создать действительно работающий механизм? На чем все держится технологически? Как вообще начинать такую работу и с чего? Ведь опыта построения подобных систем внутри страны не было.

Сергей Бочкарев: Когда в 2014 был принят закон о создании НСПК, очень многие, в том числе и представители платежной индустрии, действительно относились к этому проекту скептически. Никто не верил, что получится в установленные сроки создать НСПК и перевести внутрироссийский трафик по картам международных платежных систем в созданный ОПКЦ. Ключевую роль тут сыграл Банк России: и в отношении формирования правовой основы, и по построению деятельности НСПК.

После этого Владимир Комлев, генеральный директор НСПК, собрал отличную команду, в которую пришли опытные эксперты в области ИТ и платежных технологий — и, я уверен, именно благодаря этому проект был успешно реализован в супер короткие сроки.

Проект фактически стартовал в сентябре 2014 года, когда было разработано представление об архитектуре системы будущей НСПК. Был вариант взять за основу решения для ОПКЦ платформу банковского процессинга и доработать ее, но в ходе обсуждения мы поняли, что нужна принципиально иная архитектура, отличная от имеющихся на рынке предложений. В результате мы выбрали компанию OpenWay в качестве партнера — именно вместе с ней был выработан единственный подходящий архитектурный подход.

Конечно, вся эта работа проводилась не с нуля, мы использовали опыт российских банков и специализированных компаний, которые создавали и поддерживали инфраструктуру отечественной банковской системы для работы с международными платежными системами. В то же время, многие решения были оригинальными. Это позволило нам оптимизировать некоторые процессы, ведь международные платежные системы развивались на протяжении десятилетий и накопили много исторически сложившихся особенностей.

Поставка оборудования выполнялась в ноябре 2014 года, а монтаж двух основных ЦОДов в Москве и доводка ПО — с начала декабря по середину января. В итоге уже в конце января к НСПК были подключены первые семь банков, в феврале система была переведена в режим опытной эксплуатации, а с 1 апреля 2015 года НСПК начала функционировать в рабочем режиме.

CNews: Сколько человек сейчас являются обладателями карты «Мир»? И есть ли у вас статистика, у скольких людей есть только «Мир»?

Сергей Бочкарев: На сегодняшний день выпущено более 70 миллионов карт «Мир» — больше, чем мы планировали выпустить до конца этого года. Это довольно впечатляющий результат, и по объему эмиссии на конец III квартала мы занимали 22,4% процента российского рынка. Впрочем, на текущем этапе развития нашей платежной системы эмиссия — уже не основной показатель, для нас важнее, чтобы люди пользовались картами. Для этого мы вместе с банками, ритейлерами и другими партнерами работаем над тем, чтобы картой «Мир» было не только безопасно и удобно, но и выгодно пользоваться. Россияне постепенно к этому привыкают — и по нашей статистике, и по данным сторонних исследователей, у каждого третьего жителя нашей страны «Мир» — единственная карта в кошельке.

CNews: Где НСПК ищет кадры? И что лучше — «вести» человека еще со второго курса вуза или хантить таланты по другим компаниям?

Сергей Бочкарев: Борьба за таланты в ИТ — это, несомненно, один из главных трендов российского бизнеса в последние годы. Поскольку задачи, стоящие перед НСПК, регулярно расширяются — растет и потребность в людях, которые будут их реализовывать. Например, запуск СБП, развитие ее функционала — все это требует специалистов очень высокого уровня, и найти их не всегда просто. Поэтому в поиске кадров мы стараемся использовать все доступные средства, быть креативными. В этом году мы, например, провели SDET School — школу разработчиков по автоматизации тестирования, по итогам обучения в которой все участники были приняты на работу.

В НСПК мы создаем уникальные продукты национального масштаба, и очень многих привлекает возможность буквально поучаствовать в создании истории. Вместе с тем, мы готовы много вкладывать в своих сотрудников, чтобы люди были заинтересованы у нас работать — и это касается не только поиска работников, но и их мотивации, постоянного развития.

«Наш приоритет — не модные технологии, а их безопасное использование»

CNews: Какие технологии из активно обсуждаемых сегодня способны, на ваш взгляд, значительно повысить эффективность бизнеса в ближайшие 5-10 лет, а какие вам кажутся быстро проходящей модой?

Сергей Бочкарев: Один из самых важных современных трендов — платформенный. Сегодня многие технологические компании работают над построением платформенных решений. Такой подход позволяет расширять сервисную линейку для конечного пользователя, делать пользовательский опыт более комфортным. НСПК также идет по этому пути, мы постоянно расширяем возможности наших продуктов — в первую очередь во всем, что касается карт «Мир». Сейчас, например, мы работаем над созданием единого транспортного предпроцессинга, который позволит оплачивать бесконтактной картой «Мир» проезд в общественном транспорте по всей России и не думать, приезжая в соседний регион, где какой проездной, как его купить, где пополнить. Уже сегодня «Мир» принимается в общественном транспорте более чем 80 городов, где с начала 2019 года и до конца ноября по нашим картам совершено более 40 млн оплат.

Еще один тренд, который, на мой взгляд, будет все активнее развиваться — это интеграция дополнительных сервисов в смартфоны. Уже сегодня смартфон позволяет получить доступ ко всем необходимым услугам и информации, и все новые сервисы и продукты, которые будут создаваться, будут в первую очередь ориентироваться на смартфоны.

CNews: Когда в НСПК появится возможность оплаты покупок с помощью биометрии? Как реализуется этот проект?

Сергей Бочкарев: Наше R&D-подразделение внимательно следит за всеми платежными технологиями и трендами отрасли, в том числе — за развитием платежей с использованием биометрии. Но важно помнить, что в финтехе, помимо общей целесообразности применения технологии, ключевым фактором является ее безопасность. Нам гораздо больше, чем компаниям из других областей, приходится думать о том, как сделать использование любого нового продукта максимально защищенным — причем с точки зрения как технологической безопасности, так и возможностей для фрода. Поэтому наш приоритет — это не интегрировать как можно больше новых модных технологий, а сделать их использование безопасным.

Артур Галеев

Вернуться на главную страницу обзора