Разделы

ПО Софт Бизнес Импортонезависимость

Рейтинг регионов «Руссофт»: санкции вскрыли базовые проблемы развития разработки ПО

В новой версии рейтинга регионов «Руссофт», в котором отражаются условия для развития всего высокотехнологичного бизнеса на уровне субъектов федерации, имеются значительные изменения. Они вызваны введением против России беспрецедентных санкций и связанным с ними исходом зарубежных и некоторых отечественных компаний. В то же время, Рейтинг регионов еще лучше показал, что фундаментом для развития является система образования и воспитание, а если он заложен основательно, то внешние факторы разбиваются об него как волны о скалы. Об этом CNews сообщили представители «Руссофт».

«Руссофт» ранжирует регионы по разным параметрам, которые отражают развитие в них разработки ПО. Однако из-за того, что софтверные компании и их сотрудники очень легко меняют свое местоположение и потому являются особенно требовательными, по ним можно судить об имеющихся условиях для всего высокотехнологичного бизнеса в российских регионах.

Само ранжирование хоть и имеет значение, но важнее расстановки регионов по местам сбор и анализ данных о каждом субъекте федерации, в котором уже есть вполне развитая софтверная индустрия или какие-то признаки ее зарождения. Проведенный анализ показал, что наиболее негативно введенные против России санкции отразились на регионах, в которых была высока зависимость от доходов, получаемых из «недружественных» стран. Позитивно же отразилось наличие крупных компаний, вовлеченных в импортозамещение, но этот фактор позволял скорее удерживать позиции, чем подниматься.

Фото: Руссофт
Основной рейтинг регионов по уровню развития софтверной индустрии
Фото: Руссофт
Основной рейтинг регионов по уровню развития софтверной индустрии

* — Расшифровка сокращений в основном рейтинге: КСО — корректированный совокупный оборот с поправкой на наличие удаленных центров разработки, СО — совокупный оборот предприятия (база компаний «Руссофт»), ШТ — совокупный штат предприятий (база компаний «Руссофт»), КВ — количество вакансий (портал hh.ru), КОВ — количество компаний с открытыми вакансиями (портал hh.ru).

Две столицы

Санкт-Петербург всегда отличался наличием большого количества крупных и средних компаний, получающих большую часть выручки от работы в странах, которые с весны 2022 г. стали называться «недружественными». Кроме того, в Северной столице оказалось особенно много центров разработок зарубежных и отечественных компаний, которые прекратили свою работу в России.

Резкое сокращение экспортных доходов и исход ряда крупных компаний никак не могли ухудшить позицию Санкт-Петербурга в основном рейтинге, поскольку отставание других субъектов федерации слишком велико, и в обозримом будущем второму месту города на Неве ничего не угрожает. Тем не менее, отрыв Москвы значительно увеличился. Доля ее компаний в совокупном обороте всех софтверных предприятий России увеличилась с примерно 28% до примерно 36%, а доля петербургских компаний снизилась с 24% до 21%.

Можно предположить, что при сборе данных по всем компаниям двух столиц (некоторые предприятия засекретили свой доход по итогам 2022 г.) разница между этими показателями окажется меньше. Тем не менее, очевидно, что отрыв Москвы от Санкт-Петербурга резко увеличился.

Показательно, что компания JetBrains, которая базировалась фактически в Северной столице, но позиционировала себя как глобальная, уже 19 апреля 2022 г. ликвидировала свое главное в России юридическое лицо (его выручка по итогам 2021 г. превышала 6 млрд руб.), организовав выезд за рубеж большей части своих сотрудников. Пример показывает, насколько мобильными могут быть софтверные компании. В данном случае руководство компании не столько не устраивало расположение в Санкт-Петербурге, сколько был велик риск потерять рынки «недружественных стран», которые являются для нее основными.

Московские компании в среднем намного больше ориентированы на внутренний рынок, чем петербургские. Кроме того, они находятся ближе к федеральным органам власти, крупным банкам и корпорациям (как государственным, так и стратегически значимым частным) с головными офисами в столице. Следовательно, московские компании получили наибольшие выгоды от мощного ускорения процесса импортозамещения, произошедшего в 2022 г. «Переезд» софтверных компаний в Москву из других субъектов федерации также сказывается положительно на размере софтверной индустрии столицы.

Вместе две столицы обеспечивают около 57% всех доходов предприятий российской софтверной индустрии. Если не учитывать вклад удаленных центров разработки ПО, то доля Москвы по итогам 2022 г. составила 57,7% (годом ранее — 52,3%) от объема продаж индустрии, а Санкт-Петербурга — более чем в четыре раза меньше, сократившись с 17,9% до 13,5%. При этом суммарный вклад двух столиц почти не изменился: совокупный оборот компаний двух столиц возрос с 70,2% до 71,2%.

Влияние экспорта и исхода компаний на регионы в 2022 году

В дивизионе «Лидеры» по-прежнему выделяются Нижегородская область и Новосибирская область. Однако если в предыдущие годы было непросто определить то, какой из регионов заслуживает третье место (по одним параметрам выше была Новосибирская, а по другим — Нижегородская), то в рейтинге 2023 г. Нижегородская область по всем основным показателям оказалась впереди со значительным отрывом.

В предыдущей версии рейтинга регионов «Руссофт» предполагалось, что в 2022 г. нижегородские компании, ориентированные на экспорт в большей степени, чем компании подавляющего большинства других регионов, серьезно пострадали от релокации сотрудников за рубеж и сокращения продаж на рынках западных стран. Потому сохранение третьего места по итогам 2022 г. у Нижегородской области было под вопросом. Однако именно в 2022 г. потери региона от закрытия российских центров разработки зарубежных компаний оказались незначительными, поскольку их уход из России растянулся на весь год.

Эти потери могут сказаться на показателях 2023 г., но сокращение оборота даже до нуля двух достаточно крупных компаний региона, занимающих по итогам 2022 г. второе и третье место, не будет угрозой потери Нижегородской области третьего места в Рейтинге регионов «Руссофт». Оказалось, что зависимость региона от продаж в «недружественные страны» не очень велика.

В то же время Воронежская область, в которой функционировало много центров разработки зарубежных корпораций, из-за зависимости от поступлений из-за рубежа опустилась с 8 на 11 место. Почти все компании, имевшие в Воронеже свои производственные филиалы, прекратили работу в России, а некоторые из них организовали релокацию своих российских сотрудников за рубеж. Хотя вместо ушедших предприятий образовались новые с переходом в них части сотрудников, не уехавших из России, потери региона от исхода компаний и специалистов из России представляются значительными.

Недостаток Воронежской области в том, что в ней при неплохой работе местных вузов нет своих достаточно крупных компаний. Общее количество предприятий, специализирующихся на разработке ПО, растет, но ни одна компания пока не имеет оборот более 500 млн руб. Да и быстрорастущих, а значит, претендующих на переход хотя бы в категорию «Среднего бизнеса», в Воронеже по итогам 2022 г. очень мало.

Аналогичные проблемы выявлены в Саратовской и Омской областях, в которых имеется достаточно большое количество хорошо подготовленных специалистов, работающих в центрах разработки компаний из других регионов, но слишком мало для таких крупных по численности населения субъектов федерации софтверных компаний, которые имеют хотя бы средний размер. Саратовская и Омская области не опустились в рейтинге, поскольку крупные предприятия, создавшие в этих регионах свои подразделения разработки, продолжают работать в России. В то же время они пока не имеют серьезных претензий на повышение.

Как показало детальное изучение ситуации в регионах, проблема нехватки высокотехнологичных предпринимателей является критически значимой для большинства субъектов федерации России. В немногих из тех регионов, которые имеют численность населения более 1 млн человек и неплохие технические вузы, функционируют софтверные компании с оборотом более 1 млрд руб., что позволяло бы их относить к среднему бизнесу. В то же время практика показывает, что такие компании могут появиться в городе с населением менее 300 тыс. человек и одним добротным университетом.

На позиции региона в рейтинге могут сказываться и условия для жизни. Например, Томская область благодаря своим пяти основным университетам, готовящих кадры для софтверной индустрии, находится на высоком седьмом месте по совокупной оценке вузов, составленной по результатам ежегодного опроса работодателей, который проводит «Руссофт». Регион с давних времен является источником хорошо подготовленных технических специалистов. В то же время, компаний с оборотом более 1 млрд руб. в регионе пока нет, как и крупных центров разработок предприятий других регионов.

По имеющимся данным, можно предположить не только дефицит высокотехнологичных предпринимателей, но и значительный выезд ИТ-специалистов, прежде всего, в другие регионы, а также за рубеж, потому что Томская область не является привлекательным местом для проживания молодых людей.

Некоторое торможение в развитии софтверной отрасли в Челябинской области, возможно, связано с тем, что регион является одним из самых экологически неблагополучных в России.

Павел Таранов, МТС: Микросервисный подход позволяет экосистеме быстрее двигаться и меняться
Телеком

Краснодарский край, занявший 16 место, наоборот привлекателен для проживания. Особенно это касается Сочи с созданной в том городе под Олимпиаду инфраструктурой. В то же время, в регионе в сфере разработки ПО пока нет даже средних предприятий. Свое достаточно высокое место этот регион обеспечил, прежде всего, количеством компаний и общей численностью работающих в них специалистов.

Вологодская область в предыдущей версии рейтинга имела достаточно высокие позиции по совокупной выручке и экспорту (19 и 16 место соответственно). Однако эти позиции обеспечила только одна компания — Playrix, разрабатывающая компьютерные игры. Она в 2022 г. закрыла свои офисы в России, что привело к резкому снижению позиции Вологодской обл. Аналогичное снижение произошло и у Якутии. Ее достаточно высокие позиции также обеспечивала одна игровая компания, ушедшая из России в 2022 г. — MyTona.

Потенциал развития индустрии программного обеспечения

Если умножить средний по России совокупный доход на душу населения на численность жителей региона, а потом из этой величины вычесть фактический совокупный доход компаний этого региона, то можно определить потенциал развития софтверной индустрии соответствующего субъекта федерации.

По итогам 2022 г. доход софтверной индустрии на одного жителя России составил 7,2 тыс. руб. Однако можно ориентироваться и на самый высокий показатель, который имеется у Санкт-Петербурга — 38,6 тыс. руб., что в 5,4 раза больше. Именно для ранжирования регионов по потенциалу развития софтверной индустрии выбранный ориентир не имеет никакого значения. Если посчитать, что все могут достичь уровня Северной столицы, то абсолютные величины имеющегося потенциала каждого региона можно умножить на 5,4.

Андрей Врацкий, eXpress: Требования клиентов растут,  просто видеоконференцсвязи уже недостаточно
Телеком

Новшеством версии рейтинга 2023 г. является то, что по регионам из топ-30 с самым большим потенциалом собрана дополнительная информация, которая позволяет лучше оценивать возможности наращивания совокупного оборота софтверных компаний регионов.

Фото: Руссофт
Рейтинг потенциала развития при использовании всего имеющегося человеческого капитала

Самый большой потенциал по совокупному обороту (с учетом вклада удаленных центров R&D), как и в 2022 г., имеет Московская область, но ее сложно рассматривать отдельно от Москвы, а вместе со столицей у нее будет вполне приемлемый показатель выручки на одного жителя. То же самое касается Ленинградской области, которую сложно отделить от Санкт-Петербурга, поскольку часть петербуржцев работает в области, и наоборот.

В Краснодарском крае достаточно вакансий, но при этом hh.индекс чуть ниже, чем в среднем по России (2,5 против 2,7). Следовательно, не хватает не столько рабочих мест, сколько подготовленных специалистов. Качество образования в регионе не самое лучшее в России, но и не самое худшее. В то же время, проблем с занятостью в регионе нет: у Краснодарского края уровень безработицы не только ниже, чем в среднем по стране — 3,2% против 3,7%, но и в принципе очень низкий.

Аналогичный анализ можно провести по каждому региону, попавшему в топ-30 по потенциалу развития софтверной индустрии.

Можно отметить, что во всех этих регионах дефицит кадров либо просто выше, чем в среднем по стране, либо намного выше. Исключением является республика Крым, в которой hh.индекс намного выше среднероссийского показателя и составляет 6,59. При этом в нем не очень много вакансий, а уровень безработицы хотя и низкий, но все же выше, чем в России в целом. По качеству образования пока регион очень далек от лидеров.

Высокий уровень безработицы, как правило, имеют регионы с низкими показателями качества образования. Преимущественно, это юг России — Дагестан, Чеченская республика, Астраханская область, Кабардино-Балкарская республика. Но есть и дальневосточные регионы — Забайкальский край и Бурятия.

Из этого можно сделать вывод, что общий потенциал развития софтверной индустрии, прежде всего, заложен в повышении качества образования, начиная с школьного. Только за счет повышения уровня занятости или развития высокотехнологичного предпринимательства (создания новых софтверных компаний) существенно нарастить обороты российской индустрии разработки ПО не получится.

Оценка государственной поддержки

По регионам, от которых участвовало в опросе, проводимом в рамках ежегодного исследования «Руссофт», не менее 5 компаний, собраны данные об оценке государственной поддержки как на федеральном, так и на региональном уровне.

На федеральном уровне возможностей поддержать софтверные предприятия намного больше, чем на региональном. Потому традиционно и средний балл при оценке поддержки на федеральном уровне был явно выше, чем средний балл при оценке поддержки на региональном уровне. По итогам опроса 2023 г. существенная разница в этих показателях сохранилась: поддержка на федеральном уровне оценена на 3,43, а на региональном — на 3,17.

В некоторых регионах различие оказалось не таким большим, в Новосибирской области средний балл одинаковый, а в Ульяновской области поддержка на региональном уровне оценена даже выше (3,60 против 3,50). Однако от Ульяновской области в опросе участвовало только пять компаний, а от Новосибирской — восемь. Чем больше компаний дают свою оценку, тем ниже средний балл. Отчасти поэтому Москва совсем не в лидерах по оценке имеющейся поддержки.

Однако главная причина того, что столица не лидирует, в особенности субъективных оценок. Ведь средний балл при оценке поддержки на федеральном уровне у московских компаний чуть ниже, чем у всех региональных, хотя компании, которые могут сравнивать, считают, что Москва и любой другой субъект федерации находятся «на разных планетах» (подразумевается, что уровень поддержки в столице на порядок выше). Сказывается, по-видимому, более высокая требовательность руководителей московских компаний. Она отчасти связана, видимо, с тем, что в Москве небольшие компании видят поддержку крупных предприятий и ориентируются на нее. На уровне регионов такой же мощной поддержки крупных предприятий нет, и некому завидовать.

Таким образом, напрямую сравнивать оценки компаний разных субъектов федерации не стоит. Это можно делать с определенными оговорками, учитывая влияния на них различных факторов (требовательность респондентов, средний показатель изменения оборота, количество оценивающих компаний).

Фото: Руссофт
Оценка государственной поддержки на федеральном и региональном уровнях (по итогам опроса софтверных компаний в 2023 г.), средний балл по 5-балльной шкале