Спецпроекты

Илья Калагин: Через пять лет ИИ станет ключевым инструментом для работы с данными

Интеграция

Развитие искусственного интеллекта и расширение его применения – один из ключевых трендов мирового ИТ-рынка. Рост спроса на ИИ в российском сегменте сегодня даже превышает общемировую динамику. Однако в то время, как на Западе компании уже вкладываются в проекты с длинным циклом возврата вложений, у нас клиенты все еще нацелены на короткие сроки окупаемости и получение быстрых результатов. О том, как применяются технологии ИИ в разных отраслях, и о ближайших перспективах развития данного направления CNews побеседовал с Ильей Калагиным, к.т.н., руководителем Центра когнитивных технологий компании «АйТеко».

СNews: Согласно исследованию Microsoft, отечественные руководители используют возможности искусственного интеллекта активнее мировых коллег. Каковы причины роста спроса, по вашим оценкам?

Илья Калагин: Возможно, это связано с тем, что в России решения на базе искусственного интеллекта начали внедрять позже, чем в Америке, Европе и Азии, и стали это делать одновременно в различных секторах экономики. В других странах приход технологии был более последовательным – инновационные решения осваивались шаг за шагом, постепенно. Мы же подключились на этапе, когда в сфере ИИ появилось много компонентов, библиотек и фреймворков. Технология стала доступнее для массовых внедрений, которые мы и наблюдаем. И все же по отношению к мировым лидерам освоения ИИ у нас догоняющая позиция, но именно она позволяет развиваться интенсивнее. Мы учимся на чужих ошибках, не только используем лучшие отраслевые практики, но и создаем собственные решения и кейсы, которые интересны международной индустрии ИИ. Таким образом, российский опыт применения ИИ укладывается в общемировые тенденции и демонстрирует схожую динамику развития.

СNews: В каких секторах российской экономики сегодня сосредоточены основные заказчики проектов ИИ?

Илья Калагин: Это зависит от направления применения ИИ. Компьютерное зрение и видеоаналитика востребованы в финансовом секторе: банки и страховые компании активно внедряют биометрическую идентификацию по лицам. В строительстве применяются решения для контроля соблюдения требований безопасности на площадке, в металлургии – для контроля производственного процесса и дефектоскопии. Спрос на решения в сфере NLP присутствует там, где есть большие объемы текстовой информации для обработки – документы, обращения клиентов и граждан. В первую очередь это государственные организации, банки, call-центры и службы поддержки. Проще сказать, где ИИ не применяется. Это может быть ситуация, когда с разбором небольшого объема заявок справляется один человек и нет особых требований к его квалификации, – внедрение технологии экономически не выгодно. Или в случаях, когда цена ошибки слишком высока: на ядерных реакторах такие решения применяются с большой осторожностью из-за серьезности возможных последствий и сложности распределения ответственности между человеком и технологией.

dsc3228.jpg
Илья Калагин: Мы учимся на чужих ошибках, не только используем лучшие отраслевые практики, но и создаем собственные решения и кейсы

СNews: Эти тенденции распространяются на регионы и сектор среднего и малого бизнеса?

Илья Калагин: В регионах крупные компании открывают центры компетенций ИИ. Это тенденция последнего времени: корпорации, лидеры различных отраслей, начинают развивать собственную экспертизу и часто для снижения издержек располагают подобные центры в городах с более низким уровнем зарплат, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Сектор СМБ тоже активно осваивает решения на базе ИИ, просто здесь точнее говорить об облачных сервисах и доступных продуктах российских разработчиков.

СNews: Центр когнитивных технологий на рынке присутствует год, а направление ИИ считается одним из самых динамичных. Произошли ли за это время значимые перемены как на российском рынке, так и на мировом?

Илья Калагин: Самый впечатляющий рост за прошедший год показал объем мировых инвестиций в искусственный интеллект: речь идет и о стартапах, и о финансовых вливаниях известных корпораций в R&D-направление. На российском рынке мы продолжаем наблюдать взрывной рост спроса на видеоаналитику, в других направлениях темпы несколько ниже.

СNews: Как вы оцениваете конкуренцию в данном сегменте? Как будет меняться ситуация в ближайшем будущем?

Илья Калагин: Конкуренция будет только расти. Порог входа в индустрию низкий, поскольку все фреймворки для работы бесплатны и доступны. Необязательно быть высококлассным специалистом, чтобы предложить рынку решение на базе нейросетей. Так многие компании и поступают, но при этом оказываются несостоятельны в проектной деятельности. Заказчики же разочаровываются не в подрядчике, а в технологии в целом. В 2019-м стало понятно, что конкурировать со стартапами тяжело. Они хватаются за любой проект и предлагают цены в 3-4 раза ниже, по сути соглашаясь на модель работы без прибыли. В такой ситуации заказчикам трудно взвешенно оценивать реальную стоимость подобных проектов и делать адекватный выбор.

СNews: Западные рынки уже этим переболели?

Илья Калагин: Там другая культура выбора подрядчика, подразумевающая обязательную пилотную стадию проекта. На практике становится очевидно, где пустые обещания, а где – оправданные ожидания. У нас же до сих пор принято покупать «кота в мешке», ориентируясь на критерии цены и презентацию возможностей. Различаются и подходы к инвестициям: здесь часто хотят быстрый результат, там в большей степени готовы вкладываться в проекты с длинным циклом возврата вложений.

СNews: Как удалось обеспечить конкурентоспособность Центра в таких условиях?

Илья Калагин: Мы сформировали профессиональную команду, которую я считаю ключевым достижением первого года работы Центра. Наличие в ее составе сильных лингвистов уже принципиально отличает нас от стартапов, умеющих с помощью нейросетей решать распространенные задачи классификации, но не понимающих, как работать с комплексными лингвистическими проблемами. Сейчас команда Центра – это около сорока человек. Помимо лингвистов, в нее входят разработчики, инженеры, специалисты Data Science, аналитики, тестировщики, люди с менеджерским опытом и навыками. Нас, как Центр, созданный крупной компанией с более чем 22-летней успешной историей на рынке, отличает реальный опыт и компетенции в реализации комплексных и масштабных проектов. Это и позволяет выигрывать в жесткой конкуренции. Мы работаем по мировым стандартам и всегда настаиваем на пилотной стадии, которая как раз доказывает и результативность решения, и профессионализм команды.

СNews: Каких еще значимых результатов удалось достичь за прошедший год?

Илья Калагин: Центр создан в том числе для разработки собственных решений и продвижения R&D-направления «АйТеко» в сфере ИИ. Поэтому наличие в команде пяти кандидатов наук для нас практическая необходимость. Среди ключевых итогов года в этом направлении – два продуктовых релиза. Мы представили рынку системы собственной разработки: SmartSel предназначена для классификации и маршрутизации входящих сообщений, SmartCS предлагает интеллектуальный поиск по всем корпоративным источникам. Продукты ориентированы как на крупные государственные и коммерческие организации, так и на сектор СМБ. В обоих решениях используется разработанная Центром система лингвистической обработки, с которой команда наших специалистов получила второй результат на недавно прошедших международных соревнованиях по NLP. Решение ЦКТ для русского языка оказалось лучше многих признанных европейских центров компетенций.

СNews: Расскажите о технологии SmartCS – в чем преимущества разработки по сравнению с подобными решениями, представленными на рынке?

Илья Калагин: При разработке SmartCS мы учитывали существующие предложения на рынке корпоративного поиска и стремились предложить потенциальной аудитории нечто большее. Так, SmartCS позволяет объединить все необходимые источники в корпоративное хранилище и искать информацию в них в рамках единого запроса. Мы можем использовать тезаурусы и настраивать поиск под конкретные потребности предметной области: на запрос «телекоммуникационное оборудование» будут также найдены документы, в которых упоминаются коммутаторы, беспроводная связь, компании-поставщики и т.д. Поисковая выдача имеет достаточно инструментов для точной настройки и кастомизации. У системы есть преимущество и в сроках внедрения (от двух недель), и в стоимости, если сравнивать с аналогичными решениями серьезных производителей. При разработке мы ориентировались на крупные корпорации и государственные компании, но оказалось, что SmartCS востребована и в секторе СМБ, который вполне может себе позволить такое вложение и быстро его окупить. У второго нашего продукта – SmartSel – тоже есть значимое отличие от аналогов. SmartSel дает возможность настройки порога уверенности: если уверенность системы ниже установленного значения, то запрос не обрабатывается автоматически, а направляется специалисту для уточнения. Это делает систему более универсальной и широко применимой. Срок внедрения составляет от одного месяца.


СNews: На какой стадии развития находятся продукты сейчас?

Илья Калагин: Оба продукта уже перешли на стадию реальных внедрений. Например, могу рассказать о том, что c помощью SmartSel мы реализовали классификацию и маршрутизацию входящих сообщений для корпорации ВСМПО-АВИСМА, российской металлургической компании, крупнейшего мирового производителя титана. Для MTT, одного из лидеров рынка телекоммуникационных услуг, развернута тестовая зона автоматической обработки заявок во внутреннюю службу поддержки с применением SmartSel. Также на стадии реализации параллельно находятся несколько масштабных проектов, в которых задействованы все разработки Центра.

СNews: C какими сложностями пришлось столкнуться на этапе внедрения?

Илья Калагин: Основная проблема возникает еще до внедрения – надо доказать заказчику экономическую эффективность подобных систем. Типичный подход к решению таких вопросов: я посажу несколько сотрудников, и они будут разбирать заявки. При переходе к расчетам становится очевидной неэффективность такого способа. Средний период окупаемости решений SmartSel и SmartCS – около года. Мы внедряли SmartCS в тендерном отделе крупной ИТ-компании и смогли сократить сроки подготовки документов с семи рабочих дней до одного-двух. Экономическая эффективность нашей системы обусловлена, во-первых, снижением трудозатрат на поиск и, во-вторых, минимизацией косвенных издержек, к которым можно отнести и упущенную прибыль в случае неучастия в тендере.

СNews: Каковы перспективы спроса на решения для корпоративного поиска со стороны российских компаний?

Илья Калагин: Скорее всего, динамика будет схожа с внедрением электронного документооборота: от точечных проектов и настороженного отношения большинства – к повсеместному использованию и признанному стандарту. Сегодня интеллектуальный поиск – это дополнительная возможность для бизнеса снизить издержки и оптимизировать процессы. Преимущества пока оценили в основном технологические лидеры и крупные компании. В обозримом будущем интеллектуальный поиск станет широко применяемым инструментом. По моим расчетам, это должно произойти в ближайшие 5-7 лет. В условиях экспоненциального роста корпоративных данных без интеллектуальных решений невозможно будет построить конкурентоспособную систему работы с информацией и управления знаниями в компании: ручные методы становятся низкоэффективными при работе с такими большими объемами.

СNews: Как вы планируете развивать ваши продукты?

Илья Калагин: Стратегия развития продуктов отражает нашу ориентацию на конечного потребителя и его актуальные потребности. Сейчас мы расширяем интеграционные возможности SmartCS: добавляем новые коннекторы, позволяющие включать в единое хранилище все больше ИТ-систем и источников. Работаем над подключением к системе внешних ресурсов, прежде всего, веб-сервисов, с возможностью интеллектуального поиска. Например, для проекта в тендерном отделе реализовали интеграцию с онлайн-площадкой госзакупок. На сегодняшний день мы представляем продвинутую лингвистику для русского, украинского и английского языков, базовые возможности доступны для всех языков. В основе интеллектуальных систем – наш лингвистический модуль, над совершенствованием которого мы сейчас работаем, в том числе решая проектные задачи заказчиков. Такой подход позволяет динамично развивать продукты в тесной связи с реальными потребностями компаний и организаций.

СNews: Как Центр продвигает свою экспертизу в профессиональном сообществе?

Илья Калагин: Мы участвуем в профильных соревнованиях. В конце мая 2019 года наша команда заняла второе место международного Открытого соревнования по многоязычному распознаванию именованных сущностей BSNLP-2019. У нас есть позитивный опыт организационной и экспертной поддержки хакатонов. В прошлом году приняли участие в открытом хакатоне Российского технологического университета ITHack.MIREA 2018. Также активно поддерживаем инициативы, в которых есть образовательная и развивающая рынок составляющая. Я выступил научным консультантом перевода книги Карлоса Э. Переза «Глубокое обучение искусственного интеллекта. Руководство для бизнеса». Выход этой книги на русском языке был инициирован и поддержан «АйТеко» и стал событием для отрасли. Также мы с Владимиром Булаевым, директором по инновациям Центра когнитивных технологий, стали соавторами посвященной ИИ главы «Учебника 4CIO. Версия 3.0».

СNews: Какие задачи стоят перед ЦКТ сейчас? Расскажите об основных планах на будущее.

Илья Калагин: Прежде всего, это продвижение продуктов и экспертизы, расширение доли рынка в сфере NLP. С одной стороны, мы делаем ставку на наши сильные компетенции и планируем в будущем предложить клиентам наиболее универсальное и эффективное решение для обработки языка. С другой – у Центра есть серьезный потенциал для роста в других направлениях практического применения ИИ, например, в видеоаналитике. Глобальная цель – развиваться и развивать команду, не уступая в темпах нашей динамичной отрасли и даже их опережая.

Тема месяца

Обзор: Мобильность в бизнесе 2019

Рейтинг CNews Mobile

Крупнейшие разработчики мобильных приложений

Профиль месяца

Нужно ли локализовывать иностранное ПО

Александр Шохин

президент Российского союза промышленников и предпринимателей