Разделы

ПО Бизнес Интеграция Открытое ПО Импортонезависимость

Владислав Каменский, «Юнидата»: Будем конкурировать с иностранными компаниями на их территории!

В России бум импортозамещения. Все производители программного обеспечения бросились заполнять освободившиеся после ухода западных игроков ниши. Хорошо ли это для отрасли и клиентов? Если импортозамещать, то чем? На чем основывать свой выбор? Об этом и многом другом CNews беседует с Владиславом Каменским, который, помимо прочего, рассказывает о том, что его компания первой привезла в Россию технологии руководства данными (Data Governance).

CNews: Рынок управления данными лихорадит, поскольку многие зарубежные вендоры ушли. Как себя в таких условиях чувствует ваша компания?

Владислав Каменский: Я неоднократно говорил, что для нас отсутствие конкуренции — это большая беда, потому что мы себя позиционируем как вендора, то есть производителя программного обеспечения. Поэтому меня абсолютно не радует, что многие уважаемые компании решили покинуть наш рынок. Очень сложно развиваться, когда все достойные соперники разом ушли, но, с другой стороны, мы никогда не рассматривали российский рынок как единственное место для нашего поля влияния, у нас всегда присутствовали международные амбиции. Вне всяких сомнений, мы продолжим конкурировать с зарубежными компаниями, но уже на их территории.

«Дальновидные ИТ-директора крупных предприятий и ведомств давно взяли курс на импортозамещение»

CNews: Что вы бы посоветовали делать компаниям из ИТ-индустрии в условиях санкций?

Владислав Каменский: Меня, честно говоря, немного удивляет, почему многие начали задаваться этим вопросом только сейчас, а не в 2014 году, когда прозвучал первый тревожный звоночек. Дальновидные ИТ-директора крупных предприятий и ведомств давно взяли курс на импортозамещение и поступали совершенно правильно. Сложность ситуации в том, что невозможно заменить что-то высокотехнологичное по щелчку пальцев. Это долгий и дорогостоящий процесс. Те, кто начали его заранее, поступили очень благоразумно. Теперь они убедились в правильности принятых решений.

CNews: На ваш бизнес каким-то образом повлияли санкции?

Владислав Каменский: Даже раньше выходить на зарубежные рынки с продуктом, сделанным в России, было достаточно сложно, а сейчас, в условиях санкционированного давления, это практически невозможно. Да, мы достаточно скромная компания, и не входим в какие-то санкционные списки, но русофобия заполонила мир, поэтому российским вендорам придется несладко на международной арене. С другой стороны, мы работали на западном рынке через концепцию open source, а он, как известно, остается в стороне от политики.

Владислав Каменский, «Юнидата»: Для нас отсутствие конкуренции — это большая беда.

Отдельно хотелось бы отметить, что сообщество, построенное поверх наших open source продуктов, является международным. Оно объединяет профессионалов в области управления данных из разных стран. Я очень надеюсь, что концепция open source позволит нам оставаться в некотором смысле вне политики на международной арене.

CNews: Давайте поговорим о ваших разработках. Какие импортные продукты они замещают?

Владислав Каменский: В первую очередь хотелось бы прокомментировать само понятие импортозамещения. На мой взгляд, это практически “вериги”, которые не позволяют компании развиваться с нужным темпом за счет отсутствия конкуренции. Мое личное мнение, что импортозамещать в России нужно только теми продуктами, которые в состоянии самостоятельно выйти на международные рынки и показать конкурентоспособность там. Импортозамещение само по себе – очень хорошая идея, но не вижу смысла импортозамещать высокотехнологичные решения продуктами более низкого класса.

Как я уже сказал ранее, политические санкции затруднили нам работу на международных рынках, но замечу, что США и Европа – не единственные рынки сбыта, и для российского ПО вполне привлекательными в ближайшее время могут оказаться, например, страны Азии, Африки, Южной Америки и арабские государства.

Говоря конкретно про наши продукты, они могут успешно заменять зарубежные аналоги в области управления данными таких компаний как IBM, Informatica, SAP, Oracle, Ataccama, SAS, Talend, Alation, Collibra и др.

CNews: Я слышал, вы помогали с переводом книги DAMA-DMBOK. Какой для вас в этом смысл?

Владислав Каменский: Давайте поясним для тех, кто не знает: DAMA-DMBOK – это такая “Библия” в области руководства данными, достаточно объемное издание.

Мы осуществляли перевод и научное редактирование этой книги. Главная сложность состояла в том, чтобы выстроить четкую терминологию. Это очень важная задача – говорить с коллегами здесь, в России, на одном языке. Мы живем в мире определений, и мы очень переживали, что в российском пространстве терминология может быть как-то искажена или неправильно истолкована, поэтому мы очень тщательно и долго подбирали варианты перевода англоязычных терминов на русский. По сути дела, мы создали терминологию управления данными на русском языке. Это не принесло нам коммерческой выгоды, но позволило нам вести очень серьезный вклад в развитие этого направления именно в России. Кстати говоря, именно мы предложили переводить термин Data Governance на русский язык как Руководство данными.

«Мы были первыми, кто привез в Россию Data Governance»

CNews: Давайте как раз перейдем к Руководству данными, к Data Governance. Какую роль этот инструмент занимает среди продуктов, предлагаемых вашей компанией?

Владислав Каменский: Мы были первыми, кто привез в Россию Data Governance. Еще когда на Западе это воспринималось как тренд будущего, мы начали разработку собственного продукта. Руководство данными отвечает за стратегию и предлагает инструменты для вовлечения в мир данных ради извлечения прибыли из этого актива за счет увеличения прозрачности, понятной отчетности и понятных ориентиров направления развития. Это предполагает высокий уровень понимания ценности данных, которыми владеет коммерческое предприятие или государственное ведомство. Мы инвестировали много сил и средств в руководство данными и сейчас, по сути дела, являемся единственным российским игроком, который предоставляет продукты этого класса в России. Мы прекрасно знаем: если здесь, в нашей стране какая-то компания хочет привнести в свою деятельности отечественные практики руководства данными – они обращаются к нам.

CNews: Для кого вы уже внедрили Data Governance?

Владислав Каменский: У нас уже есть не только успешные но и масштабные внедрения, например, в Аналитическом Центре при Правительства России или в Счетной Палате РФ. Я думаю, что этих двух примеров будет вполне достаточно для определения уровня зрелости нашего продукта.

CNews: Когда вы говорите о данных в контексте руководства данными, вы имеете в виду какие-то конкретные специфические данные или вообще все, что угодно?

Владислав Каменский: Это очень хороший вопрос. Следует четко различать управление данными и руководство данными. Вроде бы одно слово, но разница огромна.

Управление данными охватывает вопросы ведения данных, которые являются активом предприятия или государственного ведомства. Мы не имеем в виду транзакционные данные, например, или статистику рекламных кликов. Приведу несколько примеров. Основной актив Росреестра — информация о земельных участках и недвижимости, о жилплощади в России. Основной актив РЖДзнания об их логической сети путей, количестве вагонов и прочее. То есть речь идет о данных, с которыми операционно работает предприятие.

Владислав Каменский, «Юнидата»: Мы были первыми, кто привез в Россию Data Governance.

Руководство данными - управление информационными активами организации. Те для эффективного руководства данными в едином решении необходимо собрать как информацию о самих активах (те провести инвентаризацию как в библиотечном каталоге), так и осуществить функцию надзора над этими активами (те сформулировать правила работы с данными, путем определения как правил, терминов, KPI и тд и обеспечить контроль над выполнением этих правил), включая средства. Также важной функцией такого класса систем, является формирование не только картины as-is, но и to-be. Пользователями системы являются не только и не столько операторы данных, сколько архитекторы, представители бизнеса и it.

Предельно лаконично: руководство данными нужно для того, чтобы «делать правильные вещи» (Doing the right things), а управление данными — для того, чтобы «делать вещи правильно» (Doing things right)

«Ценность ваших данных»

Владислав Каменский: В мае выходит наша книга, «Ценность ваших данных». Она получилась гораздо шире, чем обзор Data Governance или другого нашего ключевого продукта, MDM. Это такой системный фундаментальный обзор различных подходов к управлению руководством и использованию данных. Книга, над которой мы работали два с половиной года, помогает российским ИТ-руководителям посмотреть на данные под разными углами. Изначально мы планировали «научпоп», но в процессе написания увлеклись, и действительно сделали намного больше, чем задумывали, и на выходе книга получилась совершенно фантастической, всеобъемлющей и я думаю, что она найдет отклик в сердцах читателей, которые интересуются областью работы с данными.

CNews: Вернемся к вашим продуктам. Есть ли у вас решения, уникальные для российского рынка?

Владислав Каменский: За последние годы мы существенно расширили линейку наших продуктов. Один из них, как мы уже говорили, это Data Governance, который действительно уникален для российского рынка. Помимо Data Governance мы работаем над продуктом, который называется smartETL. Приставка Smart указывает на то, что мы не копируем подходы уважаемых вендоров к ETL, а привносим что-то новое, современное. У нас есть продукт под название Юнидата Качество Данных (DQ – Data Quality), который тоже не имеет аналогов в нашей стране. Мы строим нашу платформу таким образом, чтобы предложить рынку полную экосистему продуктов в области управления данными. По сути, мы, наверное, хотим стать российской Informatica, то есть предложить все классы инструментов для обработки и управления данными на отечественном рынке. Какие-то продукты у нас уже являются достаточно зрелыми, как MDM и Data Governance, а какие-то продукты находятся еще в стадии активной разработки, такие, как smartETL и Data Quality.

CNews: Какая польза клиентам от подобной экосистемы?

Владислав Каменский: Им не нужно будет собирать паззл из продуктов, сделанных разными производителями. Для ИТ-директора это очень сложная задача – выровнять ИТ-ландшафт таким образом, чтобы совместить продукцию компаний разных производителей. Они могут быть написаны на разных технологических стеках, иметь разные интеграционные механизмы, и на обеспечение совместимости между продуктами уходят силы. Наша задача – предоставить ИТ-отделам крупных предприятий целую экосистему продуктов таким образом, чтобы сэкономить им огромное количество сил и времени.

Флагманский продукт

Владислав Каменский: Юнидата MDM является нашим флагманским продуктом. С него мы начали наш путь российского вендора, а сейчас уже предоставляем рынку три версии, нацеленных на разные потребности бизнеса: HighPerformance Edition, Enterprise и более скромную Standard Edition. Мы действительно считаем, что с нашим продуктом мы можем конкурировать не только в России, но и за рубежом, что мы доказали – за последний год мы провели несколько успешных внедрений нашего MDM-продукта в США. Остальные наши продукты пока выпускаются в одной-единственной версии, но их уровень зрелости будет постоянно расти.

Замечу, МДМ это самостоятельный класс систем, проекты по импортозамещению которого могут быть выполнены ИТ департаментами компаний без 100% вовлечения бизнес заказчиков. К примеру, замена ERP требует корректировок бизнес процессов, т.к. в разных системах заложена разная логика и без привлечения экономистов, снабжения, финансистов импортозаместить ERP практически нереально. А вот внедрение MDM это фактически инфраструктурный проект со стороны ИТ, который создаёт предпосылки для дальнейшей автоматизации и такой проект может быть выполнен с минимальным “беспокойством” для бизнеса.

CNews: Вы упомянули, что внедряли MDM в США. Я подозреваю, что вы там столкнулись с сильной конкуренцией. Действительно ли это было так, и за счет чего вам удалось выиграть?

Владислав Каменский: На международной арене мы делаем ставку на версию open source. Для клиентов, которые ценят прозрачность, наше предложение является очень привлекательным. К слову, opensource за рубежом не означает бесплатный продукт. Да, вы не платите за лицензию, но оплачиваете сервисы, внедрение и поддержку.

CNews: Те продукты, которые вы предлагаете, рассчитаны только на крупный бизнес и госструктуры?

Владислав Каменский: Мы долгое время не хотели работать со средним и малым бизнесом (СМБ), и все свои усилия фокусировали на представителях крупного бизнеса или на больших государственных ведомствах. Мы не уделяли внимания малому бизнесу не из-за его маленького среднего чека, а скорее из-за его незрелости. Если в крупных корпорациях есть целые отделы, которые планомерно изучают тенденции мирового опыта управления данными, то в компаниях СМБ работают практики. У них не всегда есть время посмотреть на тот или иной вопрос с академической стороны, ведь они решают конкретные задачи своего бизнеса в очень сжатые сроки. Но в последнее время мы заметили скачкообразный интерес СМБ к тематике управления данными. Мы отметили, что за последние годы они очень сильно “прокачались" и теперь готовы разговаривать с нами на одном языке. Поэтому мы и выпустили специально для СМБ облегченную версию продукта MDM, более доступную по цене и готовую к решению типовых задач без сложного процесса внедрения. Речь идет об издании MDM Standard Edition.

«Я очень надеюсь, что обещанные меры господдержки дойдут когда-то и до нас»

CNews: Распространено мнение, что проекты, связанные с управлением данных, очень длительные и дорогие. Что вы думаете по этому поводу?

Владислав Каменский: Да, не секрет, что внедрение продуктов класса MDM – это долгий, кропотливый и, зачастую дорогостоящий процесс, который затрагивает почти все значимые информационные системы предприятия. Но мы видим свою миссию не только в выпуске коробочных решений, но также в совершенствовании процессов внедрения. Мы ищем новые подходы, которые позволят нашим клиентам внедрять инструменты управления данными быстрее и дешевле. И достигли определенных успехов в этом направлении.

CNews: Вы могли бы привести пример такого подхода, который позволил бы заказчику реализовать проект за более короткие сроки и, может быть, за меньшие деньги, чем изначально планировалось?

Владислав Каменский: Мы внимательно изучаем опыт наших внедрений и ищем те шаги, которые можем автоматизировать. Часть этой автоматизации уходит в команду R&D, которая совершенствует продукт таким образом, чтобы на следующем внедрении можно было бы сэкономить время. Вторая часть становится достоянием команды внедрения, и возможно, какие-то вещи могут быть успешно переиспользованы в следующих внедрениях. Тем самым мы формируем «артефакты», которые позволяют ускорить и удешевить процесс внедрения.

CNews: И в завершение, какие у вас прогнозы для отрасли в целом?

Владислав Каменский: Я так понимаю, что мы вернулись к вопросу импортозамещения. Может ли оно придать импульс развитию ИТ-отрасли в целом? Безусловно, да, но здесь есть несколько нюансов. Импортозамещение — это долгая история, это “длинная воля” вендора. Чтобы создать что-то большое, высокотехнологичное и масштабное, требуются годы кропотливой работы и капитализация. Если с первым у нас в России все хорошо, то с поддержкой “капитала” есть серьезные проблемы. Для примера, в самый разгар цифровизации о которой все говорят, кредитные организации в России до сих пор очень неохотно работают с объектами интеллектуальной собственности, они даже это называют по-своему – нематериальный актив (по сути не признают за актив). Другими словами, получить кредитные средства типичной ИТ компании в российских реалиях не так и просто, не говоря уже о привлечении инвестиций.

Государство собирается сделать совершенно правильные шаги и обещает помочь развитию ИТ именно сейчас, когда эти вложения в некоторой перспективе могут многократно окупиться. Я очень надеюсь, что обещанные меры господдержки дойдут когда-то и до нас и позволят нам ускорить свое развитие. Благодаря сложившимся обстоятельствам мы и другие российские ИТ производители имеем все шансы стать ведущими производителями ПО в мире.