Разделы

Бизнес Интеграция Инфраструктура

Александр Верещагин, Softline: Российский бизнес окончательно развернулся в сторону гиперконвергенции

Гиперконвергентные подходы становятся все более популярными среди российских компаний. Свой вклад в это внесла и пандемия, поставившая перед организациями множество новых серьезных вызовов. О том, какие задачи можно решать с помощью гиперконвергенции и какие конкретные решения для этого подходят, в интервью CNews рассказал Александр Верещагин, руководитель группы Softline по развитию аппаратных решений в Уральском федеральном округе.

CNews: Многие говорят об окончательном устаревании не-гиперконвергентных подходов к строительству инфраструктур. Можете ли вы перечислить основные преимущества гиперконверенции?

Александр Верещагин: Я бы назвал 3 наиболее весомых фактора, которые влияют на то, что российский бизнес развернулся в сторону гиперконвергенции. Во-первых, гиперконвергентные решения занимают гораздо меньше места в дата-центрах. Для организации узлов не требуется своя аппаратура, все построено на базе унифицированных блоков, а их количество — значительно меньшее, чем в классическом решении.

Во-вторых, гиперконвергенция дает легкое управление инфраструктурой, потому что она реализована на базе знакомой всем администраторам системы виртуализации VMware и осуществляется с помощью стандартного vCenter.

Третье преимущество — легкое и быстрое развертывание в условиях территориально распределенной инфраструктуры заказчика. Это особенно актуально для компаний, одна часть сотрудников которой работает в Москве, другая — в Екатеринбурге, а третья — в Челябинске.

CNews: Каким компаниям и из каких отраслей абсолютно точно уже прямо сейчас необходимо задуматься о гиперконвергенции?

Александр Верещагин: Основываясь на нашем обширном опыте внедрения подобных решений, мы пришли к выводу, что гиперконвергенция востребована там, где есть необходимость быстро развернуть вычислительные ресурсы в условиях территориального распределения филиалов заказчика. К примеру, у заказчика есть центральный офис в Тюмени, но остальные точки присутствия располагаются в других областных городах. В этом случае ему достаточно поставить пару нод в каждую из удаленных точек и свести все данные в центр в Тюмени.

Александр Верещагин: Гиперконвергенция приносит легкое управление инфраструктурой, потому что она реализована на базе знакомой всем администраторам системы виртуализации VMware

В первую очередь такое решение нужно для отладки стандартных ИТ-процессов в большинстве предприятий: виртуализация, удаленный доступ сотрудников, почта, Zoom, «1С» и другие типичные бизнес-задачи.

CNews: Каким образом гиперконвергентная инфраструктура использует искусственный интеллект?

Александр Верещагин: Гиперконвергенция представляет собой программно-определяемую инфраструктуру, которая включает в себя аппаратную часть в виде серверов высокой доступности и программную оболочку, которая ими управляет. Искусственный интеллект частично применяется в управлении дисковым пространством этой инфраструктуры. Сама гиперконвергенция по максимуму использует ресурс SSD-накопителей для производительности и отказоустойчивости.

Система самостоятельно анализирует, какие данные являются горячими, какие — холодными, а также распределяет резервирование между дата-центрами и управляет нагрузками на дисковую подсистему. Благодаря такому гибкому распределению и виртуализации дискового пространства бизнес может существенно сократить расходы и не тратиться на приобретение альтернативных СХД.

CNews: Высока ли вообще роль искусственного интеллекта в современных практиках построения ИТ-инфраструктуры?

Александр Верещагин: Искусственный интеллект играет серьезную роль в обслуживании инженерных систем. В частности, он предотвращает появление ошибок, ведь когда в инфраструктуре имеется большой парк серверов, СХД, сетевой аппаратурной составляющей, администратору лучше заблаговременно получать сигналы и предвидеть необходимость замены запчастей, возможность выхода из строя, получать рекомендации о конфигурировании оборудования. В подобных вопросах искусственный интеллект очень помогает конечному заказчику, а точнее — его ИТ-департаменту: ИИ заблаговременно сообщает, что необходимо сделать для корректной работы оборудования, что позволяет в дальнейшем избежать простоев и ошибок.

CNews: Можно ли говорить о какой-то особенной специфике применения подобных решений в промышленности?

Александр Верещагин: Сейчас на плечи искусственного интеллекта можно переложить часть задач, для решения которых раньше привлекались сотрудники ИТ-отделов. Среди них — поддержание инфраструктуры, заказы, наряды, прогнозирование, аудит для определения более правильного подхода к работе текущей инфраструктуры. ИИ становится детищем глобальных наработок, благодаря чему заказчик получает максимально эффективное решение с лучшими практиками по всему миру.

Это влечет за собой уменьшение простоев и потерь, а также снижение финансовых затрат. В промышленности такие решения применяются на заводах, в нефтяной отрасли, в энергетической сфере. Они идеально подходят предприятиям с филиалами. В небольших населенных пунктах, где квалификация поддерживающего персонала низкая, нагрузки на себя берет именно искусственный интеллект.

CNews: Как подход с использованием ИИ влияет на скорость выполнения проектов и другие ключевые бизнес-показатели?

Александр Верещагин: Могу поделиться реальным примером из практики. Заказчик начал использовать искусственный интеллект для поддержки своего серверного парка. Спустя месяц, когда ИИ обработал много данных, он выдал заказчику рекомендацию: чтобы сервер «1С» в пик наплыва бухгалтерских отчетностей делал отчет не 9 часов, а 20 минут, необходимо использовать следующие настройки в драйверах адаптера. После изменений отчеты начали формироваться быстрее. Довольна бухгалтерия, доволен и сам заказчик. Для решения этой проблемы не потребовалось закупать дополнительное оборудование, было необходимо только подкорректировать настройку имеющегося сервера и получить эффект.

CNews: Как на технологическом уровне устроены решения ведущих вендоров?

Александр Верещагин: ответить на этот вопрос можно, рассмотрев гиперконвергентное решение HPE Simplivity. Данная система обладает уникальной системой виртуализации данных, которая позволяет осуществлять глобальную дидупликации, оптимально распределять данные по дискам и кластеру, а так же создавать мгновенные копии виртуальных машин и переменить их между территориально распределенными кластерами. HPE SimpliVity позволяет управлять всеми системами с помощью VMware vCenter. Заказчик не видит, что происходит за гипервизором, он просто получает готовый результат.

CNews: Каким образом гиперконвергентная инфраструктура с ИИ решает вопросы, которые встали перед предприятиями в последний год?

Александр Верещагин: Самый важный вопрос, который решает гиперконвергентная инфраструктура с ИИ — скорость развертывания. При классических подходах ради достижения этой цели приходится дополнительно модернизировать сам ЦОД и увеличивать число стойко-мест при внедрении новых решений. Скорость реализации такого проекта достаточно низка, потому что для этого необходимы усилия значительного количества инженеров разных направлений.

Решение HPE SimpliVity создано на базе унифицированных блоков х86-архитектуры, все настройки выполняются силами одного администратора, знакомого с VMware. Срок предоставления бизнес-сервиса уменьшается. Обстоятельства, созданные пандемией коронавируса, привели к тому, что внедрять сервисы приходится достаточно быстро. В этом плане применение HPE SimpliVity технически и экономически оправдано.

Первыми подобные внедрения начали компании из области ритейла. Затем подтянулись промышленные гиганты, понявшие, что гиперконвергентный подход успешно прошел испытание на практике.

Сейчас на решениях HPE SimpliVity в первую очередь выстраивается терминальный или удаленный доступ сотрудников. Это намного дешевле варианта с построением архитектуры на серверах, СХД и дополнительных системах резервного копирования.

CNews: Какова логика внедрения подобных решений? Можете привести примеры из практики, какие есть ориентиры в плане этапов, сроков и стоимости?

Александр Верещагин: Мы реализовали множество подобных проектов, поэтому у нас есть четкое понимание, в каких ситуациях их стоит использовать. Такие решения востребованы во всех случаях, когда соблюдаются хотя бы 2 условия из 3: планируется развертывание удаленного доступа или VDI; необходима экономия человеческих ресурсов на месте эксплуатации; требуется встроенная система резервного копирования.

Если 2 из этих пунктов требуются для решения бизнес-задач, то можно переходить на HPE SimpliVity, и это будет экономически обосновано.

В каких случаях применять решение HPE Simplivity не стоит? Когда бизнес использует для хранения больших растровых записей таблицу видеоданных, медиа-данных, звук; если требуются специфические вычисления для риск-серверов, например, базы данных Oracle; если используются математические вычисления с помощью встроенных карт NVidia. Все это — узкоспециализированные направленные решения. Основным ключом в работе с HPE SimpliVity является использование виртуализации VMware, а не Microsoft или KVM.

Говоря об этапности проекта, важно отметить, что каждый проект по-своему уникален, к решению всегда применяется творческий подход.

В первую очередь мы определяем бизнес-задачи, стоящие перед заказчиком: повышение времени реакции call-центра, сокращение времени простоя в работе станков на заводе, улучшение отчетности. В зависимости от того, какой пул оборудования и решений уже используется, мы подбираем решение; это может быть даже комбинация разных вариантов. После этого мы считаем экономическую эффективность того или иного решения и предоставляем их на выбор заказчику, описывая плюсы и минусы. Далее идет этап внедрения с установкой, настройкой и поддержкой этого решения. Большинство заказчиков стараются покупать поддержку на горизонте не 3 лет, как было ранее, а 5 лет.

В среднем от момента формирования потребности до полноценного использования сервиса проходит 9 месяцев. Из-за пандемии повысилась оперативность внедрения, часто эти сроки сдвигались, и на реализацию уходило от 4 месяцев до полугода.

Одно из преимуществ Softline в работе с заказчиками заключается в том, что мы предоставляем свои демо-ресурсы во временное пользование на период поставки оборудования.

CNews: Какие кейсы запомнились вам больше других в последнее время?

Александр Верещагин: Одна из крупных фармкомпаний, заводы которой базируются на территории Уральского федерального округа, столкнулась с необходимостью модернизации серверного парка и обновления почтовой системы на базе Microsoft Exchange. После анализа всех «за» и «против», оценив стоимость, объем работ, текущее состояние серверной, мы остановились на решении HPE SimpliVity. После внедрения пилотного проекта мы поняли, что изначально рассчитанная архитектура позволяет в ней же развернуть дополнительные ресурсы заказчика — не только почту, но и ряд дополнительных сервисов. Во время пандемии нам удалось на нее же перевести часть терминальных серверов для удаленного подключения пользователей. Решение HPE SimpliVity выдержала в итоге гораздо большую нагрузку. Использование в разгар пандемии именно такого решения позволило заказчику безболезненно пережить переход на удаленную работу.

Также мы реализовали интересный кейс с клиентом из ритейла: у заказчика была устаревшая ИТ инфраструктура, которая использовалась более 15 лет, она не обновлялась с 2007 года. Мы подготовили расчет классической архитектуры и HPE SimpliVity. Именно второе решение показало свою эффективность в решении поставленных задач и доказало свою экономическую целесообразность.

Отмечу, что во всех проектах была высокая конкурентная среда между интеграторами и вендорами. Мы проходили жесткий отбор у заказчиков. Но в итоге ИТ-департаменты защищали наши предложения у руководства, внедряли и запускали согласно плану без отступлений.

Юлия Лихачева

Подписаться на новости Короткая ссылка