Спецпроекты

На страницу обзора
Облака получают прописку и меняют «начинку»

Переход на санкционно-устойчивые решения, быстрый и массовый, — острая необходимость для экономики России. Такие решения должны быть созданы нашими разработчиками, без использования библиотек и фреймворков, способных попасть под санкции, а также работать без обязательного доступа к серверам, расположенными за пределами РФ. В любом сегменте данный процесс имеет свою специфику, в том числе и в облачном.

Ситуация с импортозамещением сложная. Оно займет много времени, будет стоить национальной экономике очень дорого и, как отмечает Любовь Богданова, коммерческий директор компании Nubes, полный цикл импортозамещения растянется на годы.

Альтернативы нет, поэтому придется проводить масштабные работы по последовательной замене оборудования, инфраструктурного и прикладного программного обеспечения во всем национальном ИТ-рельефе. Но есть некоторые основания для оптимизма. Поговорим о предыстории, а потом более детально обратимся к ситуации с облачным рынком, так как сегодня она наиболее показательна.

Как было: активное развитие шло своим чередом

Российский рынок ИТ над импортозамещением работал давно — напомним, что соответствующий курс был объявлен в 2014 г. До введения санкций развитие импортозамещения шло достаточно плавно: в РФ появлялись новые вендоры, выпускали российские продукты, последовательно развивая их функциональность, проводили внедрения.

Переход на санкционно-устойчивые решения — острая необходимость для экономики России

Заметим, что российские релизы нередко успешно конкурировали с глобальными продуктами, причем не только благодаря государственному протекционизму. Иногда российское предложение оказывалось более выгодным. В некоторых случаях решающим фактором становилась близость вендора, а иногда — его большая гибкость и т.д. Последнее влияло, например, на более широкие возможности адаптации продуктов под особенности инфраструктуры заказчика, к уникальным требованиям и т.д.

В некоторых областях российские решения задавали тон в глобальной повестке. Например, так было с продуктами для инфобезопасности. Мировую известность получила международная группа компаний «Лаборатория Касперского» и некоторые другие ИТ-компании, работающие в области интеллектуальной обработки информации и прикладного программного обеспечения.

Как стало: санкции кратно ускорили процесс

Санкции привели к стремительному уходу ряда вендоров с российского рынка — их продукты стали недоступны, а уже приобретенные утратили техподдержку, доступ к вендорским облакам, аналитике и другим сервисам от производителей, возможности продления/расширения подписок и т.д. Ограничения разнообразны, их количество растет, что делает практически невозможным эффективное применение в рублевой зоне множества глобальных продуктов.

Спрос на санкционно-независимые ИТ-продукты кратно вырос, причем произошло это практически одномоментно. Замена одних продуктов на другие всегда сложна, а проводимая в авральном режиме и в массовом порядке (при острейшем дефиците ресурсов у вендора, а также специалистов с техническими знаниями по новым продуктам) — сложна катастрофически. Однако глобальной катастрофы не случилось: российский ИТ-рынок выдержал этот стресс-тест, о чем уже можно говорить сейчас, по итогам первых трех месяцев жизни экономики под санкционным давлением.

«Любая проблема, которую можно решить открытием кошелька, — это не проблема, а всего лишь расходы», гласит мудрая пословица. В большинстве случае проблема состоит именно в затратах — на импортозамещение требуется много ресурсов, процесс несет в себе некоторые риски, но результат достижим, как показывает практика. С учетом форс-мажорной ситуации дополнительные финансовые траты оказываются не такими запредельными.

Решения доступны, но требуют затрат

По уровню функциональности российские продукты от ряда топовых глобальных решений все же отстают — западные прошли существенно более долгий путь, чем санкционно-устойчивые, а инвестиции в развитие получали кратно большие. С некоторыми инфраструктурными решениями есть сложности, однако в прикладном программном обеспечении переход идет, причем очень активно.

При внедрении прикладных продуктов встречаются ситуации, когда российский аналог на данный момент еще не получил нужных функций. В таких случаях одно ушедшее западное решение приходится заменять двумя-тремя российскими продуктами. Это отражается на стоимости владения: больше ресурсов требуется для управления и обновления, а администрирование становится дороже из-за нехватки специалистов, знающих особенности российских продуктов.

«Дефицит специалистов сейчас очень жесткий, отмечает Евгений Литовка, технический директор компании Nubes,— но люди быстро переучиваются — образование и квалификация позволяет многим сделать это достаточно быстро». Однако такой «комплексный подход» создает дополнительные риски — например, увеличивается поверхность для атаки, что создает уязвимости в плане ИБ, приходится отслеживать риски, связанные с несовместимостью продуктов, и т.д., но и тут все, в конечном итоге, упирается лишь в дополнительные финансовые и временные затраты.

В перспективе нужные функции быстро добавят, но расширение функциональности до уровня глобальных релизов ушедших поставщиков потребует много времени.

Иногда нужно действовать быстро

Требования по срокам импортозамещения сильно зависят от особенностей ситуации. Иногда исчезновение доступа к техподдержке ушедшего зарубежного вендора оказывается вполне приемлемо. «Клиентам важно быстро получить доступные ресурсы за вменяемую стоимость, — говорит Любовь Богданова. — Они встают в облако даже при отсутствии поддержки вендора». Но есть ситуации, когда наличие вендорской поддержки оказывается критично.

Например, исчезновение доступа к обновлению импортных систем инфобезопасности лишает последние смысла — тут быстрый переход на российские аналоги крайне важен. Это справедливо как для программных продуктов, так и для программно-аппаратных решений, например, для New Generation Firewall и Unified Threat Management. Напомним, что по функциональности эти системы похожи, но есть и отличия: NGFW, в отличие от UTM, умеет управлять трафиком отдельных приложений. «Само устройство продолжит работать, но любая новая уязвимость или вирус, на которые ПО не получат сигнатуру, уже не позволят защитить сетевой периметр компании, — говорит Евгений Литовка. — В таком случае NGFW утратит полноценную функциональность, превратится в обычный межсетевой экран, которым предостаточно бесплатных альтернатив». Российским заказчикам доступны NGFW (например, линейка файерволлов нового поколения от UserGate) и менее дорогие UTM (например, UTM-системы «Континент» от «Кода безопасности»). Кроме того, важно соответствие решений упомянутых регуляторным требованиям. «Для применения у ряда заказчиков в РФ системы класса NGFW и UTM должны иметь сертификаты: ФСТЭК, по уровню доверия и т.д.», — напоминает Евгений Литовка.

Зачастую на срок влияет приближающееся окончание подписки на сервис. Так часто бывает у корпоративных заказчиков, которые оказываются лишены возможности использовать экосистему Microsoft для обеспечения работы в офисе — срок подписок истекает, а продлить ее уже нет возможности. «Мы предлагаем альтернативу, — отмечает Любовь Богданова. — Communigate Pro способен обеспечить любые коммуникации, нужные корпоративному заказчику, от e-mail до IP-телефонии, а также поддерживает другие инструменты для совместной работы, в сочетании с нашим облачным диском и российскими офисными пакетами получаем полноценную альтернативу экосистеме Microsoft».

Cloud-провайдеры: те же проблемы, но под нагрузками

У облачных провайдеров проблемы практически те же, что и у других предприятий российской экономики. Им тоже нужно менять как системное, так и прикладное программное обеспечение, заменять решения, обеспечивающие инфобезопасность и т.д. Гипервизоры провайдеры пока стараются не заменять, продолжая оставаться на решениях западных вендоров, пока это возможно, но прикладные программы — например, среды виртуализации — меняют очень активно.

Все это происходит в условиях быстрого роста спроса на cloud-сервисы. Спрос на российские облака продолжает расти со стороны локальных компаний, а также значительный вклад обеспечивают ре-эмигранты —компании, переносящие ресурсы с западных cloud-сервисов на облака, находящиеся в российской юрисдикции. Таких оказалось достаточно много — значительное количество российских компаний использовали ресурсы Microsoft Azure и Amazon Web Service, а также вендорских облаков SAP и Oracle.

Российские cloud-провайдеры с оптимизмом смотрят в будущее, строя планы на развитие и диверсификацию бизнеса. Например, облачный провайдер Nubes предоставляет услуги на базе современных дата-центров с высоконадежной инфраструктурой и планирует разворачивать сеть собственных дата-центров, как отмечает Любовь Богданова, коммерческий директор компании Nubes. Это потребует затрат, но обеспечит конкурентные преимущества: позволит более гибко балансировать нагрузки и снизить себестоимость предоставляемых сервисов.

Затраты несут все: и провайдеры, и клиенты

Инфраструктура, обеспечивающая работу облаков, становится несколько иной, что в ряде случаев требует изменений для решений клиентов, развернутых на обновленной — по сути, новой — платформе. Иногда эти изменения минимальны, но иногда требуют серьезной переработки и, возможно, даже переосмысления архитектуры.

Для заказчиков перенос инфраструктуры с одного облака на другое — процесс хлопотный. Например, новые виртуальные машины нужно перенастраивать для оптимизации работы с новыми платформами cloud-провайдера, придется заново разбираться с тонкостями администрирования, настройками бэкапирования и т.д. Все компоненты нуждаются в проверке на совместимость, балансировке и т.д. Это реализуемо, но требует затраты ресурсов — прежде всего, рабочего времени технических специалистов, которое стоит немалых денег.

С такими проблемами сталкиваются компании, переносящие свои ресурсы с западных облаков на российские. Но с такими же задачами сталкиваются и российские компании, которые не меняют поставщика облачных решений, который был и остается российским, но их провайдер меняет свою инфраструктурную начинку.

«Объем затрат варьируется от способа миграции и объема данных», — говорит Евгений Литовка. Кроме того, особенности исходной и конечной инфраструктур также вносят свои коррективы. Есть разные прецеденты. Например, иногда данные заказчика можно перебросить по интернет-каналам, но иногда приходится перевозить физические накопители с образами инфраструктуры, рабочими файлами и базами данных от одного провайдера к другому.

Вместо заключения

Результатом импортозамещения будет развитие и укрепление внутреннего российского ИТ-рынка, участники которого забирают ряд новых клиентов, получают новый опыт и расширяют экспертизу. На следующем этапе развития это будет полезно и для национальной экономики, и для отдельных корпоративных заказчиков, которые сейчас оплачивают это развитие.

Российский ИТ-сектор хорошо развит, что позволяет надеяться, что он с успехом выдержит очередной мощнейший стресс-тест. Прошедшие три месяца интенсивной работы в новых условиях — только начало, впереди еще годы преобразований национального ИТ-рельефа.

Интервью обзора