Интервью

Зачем нужен консалтинг по разработке ПО

Интеграция Аутсорсинг
мобильная версия
, Текст: Наталья Рудычева

Крупные ИТ-компании активно развивают консалтинговые проекты, чтобы помогать заказчику и его ИТ-службам в оптимизации внутренних как бизнес, так и ИТ-процессов. О том, как развивается направление консалтинга по разработке ПО, как изменились потребности заказчиков, в интервью CNews рассказали эксперты «Крок» — Сергей Стрелков, директор по разработке ПО, и Олег Еремеев, руководитель практики консалтинга по разработке ПО. В начале 2019 года ИТ-компания открыла отдельное направление для консалтинговых проектов и готова делиться компетенциями на любых этапах создания и эксплуатации систем, участвовать в формировании общей культуры взаимодействия команды разработки ПО и эксплуатирующих служб, проверять производительность приложений и решать другие прикладные задачи.

CNews: Начнем с потребностей рынка в самой разработке ПО. Многие эксперты сходятся во мнении, что время массового внедрения масштабных ИТ-систем уходит – бизнес-заказчики хотят решать конкретные задачи. Рисковики, промышленные безопасники, отделы маркетинга или менеджеры по продажам разных компаний все хотят свой специализированный софт, а значит, нуждаются в разработке индивидуальных решений. Вы согласны с этой точкой зрения?

Сергей Стрелков: Отчасти согласен. Но ситуация на рынке очень динамичная, поэтому востребованы и готовые решения, и индивидуальная разработка, и решения по модели SaaS. Заказчики также все больше интересуются моделью управляемого сервиса. Например, они заказывают у нас разработку решения, а затем размещают его в нашем облаке и платят за эксплуатацию. Практически все массовые решения являются готовыми, а индивидуальная разработка — это не создание продукта с нуля. Берутся готовые блоки, добавляется связующий код, и в итоге получается наиболее оптимальный для заказчика вариант. Иначе заказчик не сможет получить нужный ему продукт в разумные сроки, а значит — быстрее начать экономить или зарабатывать больше.

CNews: А что с цифровизацией, вы уже заметили реальный спрос на digital решения?

Сергей Стрелков: Да, разговоров о цифровизации много. Более того, многие крупные заказчики создали у себя отделы цифровизации, диджитализации, цифровой трансформации и т.д. У этих отделов есть KPIна проведение успешных пилотов, и поэтому на рынке началось активное цифровое «бурление». При этом у нас сейчас гораздо больше, чем раньше, пилотов по инновационным технологиям, включая носимый интернет вещей, предиктивную и видеоаналитику. В частности, это решения в области охраны труда и оптимизации производительности труда персонала. Из конкретных задач — контроль усталости водителей, фиксация нарушений правил охраны труда, отсутствие средств индивидуальной защиты (СИЗ) на производственном персонале. Для промышленных заказчиков это возможность нивелировать риски, связанные с уголовной ответственностью, например, в случае гибели людей, или с миллионными штрафами, например, со стороны Ростехнадзора.

Некоторые компании хотят иметь в своем арсенале цифровую платформу для быстрого создания цифровых решений своими силами. Мы им предлагаем как набор практик, так и инструментальную среду для быстрой разработки. Например, у нас есть собственный фреймворк для разработки на Java— CROC Java eXtendable FrameWork (jXFW), который уже внесен в реестр отечественного ПО.

CNews: Если перейти к консалтингу в разработке ПО, то кто его заказчики и какие цели они преследуют?

Сергей Стрелков: Многие госкорпорации, крупные холдинги создали собственные ИТ-подразделения, а некоторые даже собственных системных интеграторов. При этом они прекрасно понимают, что «придворные» ИТ-компании или отделы не работают в условиях жесткой конкуренции, не имеют опыта взаимодействия с другими заказчиками в текущей рыночной и технологической ситуации. Заказчикам нужны бОльшая гибкость, многопрофильность и, конечно, компетенции, которые есть в «Крок». Поэтому они и приходят в «Крок» за консалтингом.

Олег Еремеев: Конечно, консалтинг по разработке ПО здесь востребован, потому что наличие у компании такого отдела отнюдь не означает, что он работает эффективно. Зачастую бизнес–заказчик не понимает, что конкретно делают его сотрудники в процессе разработки для достижения конечного результата. Распространенная ситуация: раз в два–три месяца ИТ–команда показывает результат бизнес–заказчику, который говорит, что ожидал увидеть что-то другое. Приходится переделывать, а это – затраты, недополученная ценность для бизнеса, и, что тоже очень важно, – испорченные отношения.

Потребности компаний в качественных ИТ-услугах многократно возросли, поэтому рано или поздно бизнесу приходится разбираться. Если обращаются к нам, то отправляем к заказчику специалиста или команду, которые подключаются к одному-двум проектам и смотрят, как выстроен процесс разработки и тестирования, а затем выдают рекомендации, что необходимо изменить. Так мы помогаем бизнес-заказчику достичь того результата, о котором он мечтал. Иногда с подобным запросом к нам приходит не бизнес–заказчик, а ИТ–руководитель, который не может наладить конструктивное и эффективное взаимодействие с бизнесом.

CNews: А есть некие очевидные признаки, по которым руководитель от бизнеса понимает, что ему нужна помощь извне?

Сергей Стрелков: Это очень хороший вопрос. Универсальных признаков не назову, но в ряде случаев тревожными индикаторами и поводом задуматься становятся, например, вполне стандартные ситуации, когда бюджеты разработки превышаются, сроки выпуска релизов срываются, готовая система не соответствует задачам бизнеса, пользователи недовольны или есть проблемы с производительностью систем.

При этом есть и неочевидные вещи, которые приносят компании убытки, но на которые руководитель может вовремя не обратить внимание. Например, заказчик — страховая компания, система продаж которой работает недостаточно отзывчиво и качественно, и потенциальные клиенты уходят. Почему? Они «отваливаются» в процессе заполнения заявки на сайте — попробовал оставить заявку, все медленно, ушли к конкуренту. То есть маркетинг к вам привел клиентов, а вы их разочаровали своим сервисом. Вы заработали 100 тысяч, а могли бы заработать миллион, и вы об этом не знаете.

CNews: Что в таком случае вы бы рекомендовали?

Олег Еремеев: Здесь важно понять, как клиенты работают с интерфейсом системы заказчика, и почему они не доходят до нужного действия. В этом, например, помогают инструменты мониторинга бизнес-процессов и usability-тестирование.

CNews: Это был гипотетический пример. А с какими запросами к вам уже приходили с рынка, что вы рекомендовали и каковы результаты?

Сергей Стрелков: Часть наших консалтинговых проектов связаны с внедрением гибких методологий разработки ПО и решений для быстрого вывода новых продуктов на рынок. Но просто внедрить — мало, многие проекты нужно еще и подкрепить конкретными техническими процессами, которые позволят делать короткие итерации в достижении конкретной ценности для бизнеса. Например, организовать автоматическое тестирование, проверку качества, быстрое развертывание систем или сервисов, в том числе с помощью культуры DevOps. Компании таким образом формируют оптимальную и эффективную модель создания и доработки систем.

Олег Еремеев: Несколько лет назад к нам обратилась крупная промышленная компания, которая уже три года эксплуатировала масштабную систему технического документооборота. Сложность была с процессом обновления системы на десятке распределенных объектов с множеством серверов. Все обновлялось долго, сложно, а хотели быстро и без рисков, что в определенный момент система откажет. Лучшим решением стала автоматизация сборок, тестирования и обновления системы — воспользовались инструментарием DevOps. В результате мы помогли заказчику вдвое сократить время и трудозатраты по выводу релиза в продуктивный контур. До этого развертывание системы с тестированием по 5 сценариям длилось около 10 часов. В процессе участвовало 6-7 сотрудников. Теперь система обновляется во всех региональных подразделениях заказчика всего за 3 часа. В этом участвуют инженер и два тестировщика, а риск, что что-то пойдет не так, минимален.

CNews: Вы упоминали проблемы с производительностью, говоря о тревожных сигналах для бизнеса. Как часто компании сталкиваются с проблемами производительности ИТ-систем? Насколько актуален этот вопрос именно для бизнеса?

Олег Еремеев: Очень актуален. По данным Forrester Research, 96% организаций в мире считают производительность приложений критически важной для бизнеса. 72% руководителей технологических подразделений называют снижение производительности проблемой номер один. А преимущества высокопроизводительной системы для бизнес-заказчика — это прозрачность в формировании бюджетов на содержание и развитие ИТ-инфраструктуры, снижение расходов на обслуживание активов и сокращение текущих затрат и, конечно, много счастливых пользователей. Для ИТ — это стабильность работы систем, сокращение издержек, вызванных сбоями, соблюдение SLA и довольный бизнес.

Сергей Стрелков: По оценке «Крок», большинство российских компаний сталкивается с проблемами производительности ИТ-систем минимум раз в месяц, и в среднем 4 дня уходит на устранение проблем. В целом потребность в решениях для оптимизации производительности рано или поздно возникает у любого заказчика, причем инициатива может идти как от бизнес-, так и от ИТ-руководства. Классический случай: система функционирует нормально, но после хорошей работы маркетинга и успешной рекламной кампании нагрузка на нее резко выросла, и она перестала с должным качеством обслуживать посетителей.

Олег Еремеев: Показательный пример из опыта «Крок»: компания, в которой была внедрена система электронного документооборота с десятком тысяч пользователей, столкнулась с резким снижением производительности системы после установки очередного обновления на продуктивную среду. Мы помогли, внедрив инструмент нагрузочного тестирования и мониторинга. Теперь разработчики, отвечающие за сопровождение системы, могут быстро выявлять проблемы, которые могли бы привести к деградации производительности.

CNews: Значит «придворный» ИТ-отдел вашего заказчика сам не смог справиться с этой задачей?

Сергей Стрелков: Это не наш вопрос. В целом кто-то работает над оптимизацией производительности сам, а кто-то обращается за помощью, например, к нам. В «Крок» есть отдельное подразделение «бойцов спецназа», которые могут быстро провести диагностику и решить проблему. Сейчас мы даже проводим бесплатную трехдневную диагностику производительности систем.

Обычно такой диагностики бывает достаточно, чтобы заказчик решил, нужны ему дополнительные услуги или нет. Ведь никто не хочет повторения ситуации, когда система находится при смерти, ИТ-директор пьет коньяк, а руководитель бизнеса стоит у него над душой и рассказывает про условия его контракта. Как правило, в такой ситуации к нам обращаются первые лица компании. И мы, конечно, не бросаем их в беде.

Олег Еремеев: Кстати, нередко менеджер пытается решить проблемы производительности за счет приобретения дополнительной аппаратуры или расширения штата, но в большинстве случаев достаточно оптимизировать настройку компонентов системы и устранить узкие места в работе прикладного кода.

CNews: Насколько я знаю, на масштабных проектах для усиления внутреннего ИТ-подразделения разработки, компании пытаются хантить людей с рынка. В том числе, напрямую обращаясь в ИТ-компании. Вы делитесь с рынком ценными кадрами?

Сергей Стрелков: Не совсем так. Сегодня наш заказчик больше заинтересован не в отдельных крутых специалистах, а в слаженных кросс-функциональных командах специалистов «Крок». То есть приходит и говорит, что на такой-то проект ему нужна команда крутых ребят, которые работают не по водопадной модели, а по Agile – с использованием Scrum-фреймворка. А в нашем штате есть сертифицированные Scrum-мастера, имеющие реальный боевой опыт работы в таких проектах.

Подобных запросов много и в банковской сфере, и в нефтегазовой отрасли. Заказчики стали более образованными, они знают, что такое DevOps, Agile и другие подходы для повышения эффективности. Так что спрос на демонстрацию необходимого результата в кратчайшие сроки очень высок и конкретен.

Поэтому будущее направления разработки «Крок» неразрывно связано с гибкими методологиями. Западный мир к этому пришел давно. Например, в Великобритании agile-модель принята на государственном уровне. Россия тоже понемногу к этому придет. Может быть, не завтра, но через несколько лет точно.

Олег Еремеев: Кстати,в проекте с системой технического документооборота, который мы упоминали, нам потребовалось немало времени и усилий, чтобы убедить заказчика в необходимости Scrum. И этот подход настолько прижился, что сейчас заказчик буквально требует использовать его во всех внутрикорпоративных ИТ-инициативах.

CNews: Как локальные разработчики относятся к тому, что им на помощь приходят такие agile-команды?

Сергей Стрелков: В этом нет ничего необычного. Команда на стороне заказчика привыкла к тому, что какие-то проекты выполняются не собственными силами. Поэтому никто не пугается. Наоборот, им интересно поработать с внешними разработчиками, ИТ-компаниями, перенять опыт в части использования методологий, которые сейчас в тренде. Так что мы хороши тем, что приносим свежий взгляд и компетенции с рынка.

CNews: В целом потребности рынка в консалтинге по разработке ПО понятны. А как менялась доля проектов по этому направлению в бизнесе «Крок»?

Сергей Стрелков: Для «Крок» направление по консалтингу в разработке — новое. Официально оно было выделено только в начале 2019 года, поэтому доля пока формируется из единичных проектов, которые были до этого. Так, в 2018 году на консалтинг пришлось около 3% от общей выручки департамента разработки ПО. Мы видим потенциал в консалтинговых проектах и в 2019 году планируем увеличить эту долю до 10%. В своих оценках мы ориентируемся на растущий спрос на консалтинговые услуги среди компаний, которые уже не просто рассуждают о цифровизации, а постепенно становятся цифровыми, начинают работать по-новому и по-новому относиться к разработке ПО. Также на первый план выходит качество работы с уже имеющимися решениями и скорость создания новых приложений. А для этого надо понимать, как эти процессы организованы на рынке, что нужно предпринять для повышения их эффективности, где найти соответствующие компетенции. И мы отвечаем на эти вопросы.

CNews: «Крок» развивается быстро, поэтому, пользуясь случаем, актуализирую информацию. Сколько сотрудников в вашей компании на данный занимаются разработкой ПО и в какого рода проектах?

Сергей Стрелков: Больше 400 человек, которые находятся в десяти центрах разработки в России. Большинство разработчиков – уровня старшего и выше, которые способны спроектировать систему под ключ.

Что касается проектов, то мы реализуем сотни проектов ежегодно по пяти разным бизнес-направлениям. Помимо разработки программного обеспечения под индивидуальный запрос, мы внедряем интеграционные шлюзы, корпоративные сервисные шины, создаем APIи пр. Третье направление связано с СЭД. Например, у нас есть собственная комплексная система электронного документооборота (КСЭД 3.0), которая вошла в реестр отечественного ПО. Четвертое — робототехника, а точнее софт для управления дронами и группами беспилотников, применяемый для решения задач обследования периметра предприятий, организации впечатляющих шоу. И последнее направление, как ни странно для департамента разработки программных решений, — аппаратные решения. Мы создаем устройства для сканирования бюллетеней, терминалы функциональной диагностики, книжные сканеры и т.п. Почему это относится к разработке программного обеспечения? Потому что 95% всей разработки аппаратного решения — это софт. Ну и немного промышленного дизайна.