Спецпроекты

Алексей Колесников

Алексей Колесников:
Наши клиенты рады, что у нас нет офисов – они не хотят за них платить

«Рокетбанк» с первых дней своего существования делал ставку на аналитику расходов в приложении, но постепенно превратился в многофункциональный банковский сервис с такими привлекательными финансовыми условиями, как высокий процент на остаток и кешбэк за покупки. В конце сентября банк создал аналитическое подразделение, которое займется также большими данными и проверкой гипотез, причем преимущественно для целей маркетинга и юзабилити. Об этом в интервью CNews рассказали руководители «Рокетбанка» – Олег Козырев, технический директор, и Алексей Колесников, директор по маркетингу.

CNews: Алексей, каков ИТ-бюджет вашего банка на 2014 год?

Алексей Колесников: Прежде чем ответить на этот вопрос, напомним, что «Рокетбанк» – это банковская карта и мобильное приложение. Обслуживание клиентов обеспечивают две компании: «Рокет» и банк-партнер «Интеркоммерц». «Рокет» обеспечивает сервис, комфортное взаимодействие с банком и дает возможность управлять всеми сервисами через простое и удобное приложение. «Интеркоммерц» оказывает сугубо банковские услуги и обслуживает банковский счет.

С точки зрения ИТ, у нас с банком-партнером очень тесные связи. Часть работы берут на себя ИТ-специалисты «Интеркоммерца», а часть выполняют сотрудники «Рокета». У банка остается самое глубинное: подключение к платежным системам. Можно нашу связь также сформулировать так: «Рокет» является представителем клиентов – физических лиц – перед банком «Интеркоммерц». Для пользователей «Рокетбанка» мы является банком или заменой банку, так как наши клиенты могут получить все необходимые банковские услуги.

Олег Козырев: Рассказать о затратах на ИТ я могу лишь со стороны «Рокета». Большая часть ИТ-бюджета идет на выплату зарплаты сотрудникам. В этом году ИТ-бюджет составил $600–700 тысяч. Сравнивать ситуацию с 2013 годом мне сложно, потому что тогда в ИТ-подразделении на полный день трудился только я. По моим подсчетам, ИТ-бюджет тогда составлял всего $60 тысяч. Сейчас в штате ИТ-департамента 12 человек, которые занимаются разработкой.

CNews: Работу над «РокетБанком» вы начинали, будучи состоявшимися банкирами?

Олег Козырев: Первым моим местом работы был ИТ-департамент одного из банков. Туда я устроился после окончания университета. Я был менеджером интернет-проектов и отвечал за работу сайта. На смену банку пришли крупные ИТ-компании, которые предлагали промышленные ИТ-системы. Однако в один прекрасный момент я понял, что носить пиджак и помогать большим компаниям – это не самое интересное в жизни. С тех пор я участвую в интересных бизнесах, связанных с интернетом. Одним из первых был совместный проект с другим основателем «Рокетбанка» – Виктором Лысенко – Darberry. Это купонный проект, он был в последствии продан американскому Groupon.

Алексей Колесников: Моя карьера до «Рокетбанка» тоже не связана с банками. Она началась со стратегического консалтинга, затем я обратил внимание на венчурный бизнес и стартапы. Одним словом, мы с Олегом из интернет-бизнеса пришли в банкинг, а не наоборот, как это делают многие. Для всех четырех основателей «Рокетбанк» – первый опыт работы в банкинге. Когда мы задумали «Рокетбанк», нам пришлось погрузиться в банковскую сферу.

CNews: Какими достижениями может гордится ваш проект? Что удалось за столь короткое время?

Алексей Колесников: Я считаю, что главное наше достижение – количество эмитированных карт, их сейчас больше 15 тысяч. Еще восемь месяцев назад число клиентов «РокетБанка» измерялось сотнями, согласно прогнозам, мы рассчитывали выпустить 13 тысяч карт через год после запуска. Этот показатель мы достигли всего за 10 месяцев. Второй приятный момент – клиенты, прежде чем прийти к нам, выбирают между «РокетБанком», «Тинькоффым» и «Альфа-Банком». И тысячи людей делают выбор не в пользу двух последних.

Олег Козырев: Мы сразу поняли, что ключ к сердцам клиентов лежит через удобное приложение, а своим мы гордимся, сделали его с душой. В процессе разработки в первую очередь думали о том, чтобы понравилось клиентам. Результат получился лучше, чем у банков, делающих приложения, чтобы быть в тренде. Иногда конкуренты стараются что-то у нас скопировать, нам это приятно.

CNews: «Рокетбанк» самостоятельно проходил сертификацию по стандартам PCI DSS? Или это заслуга банка-партнера?

Олег Козырев: Прежде чем запустить бизнес, мы прошли сертификацию по стандарту PCI DSS. Без нее мы не смогли бы запустить «Рокетбанк». Сертификация PCI DSS подтверждает, что мы обладаем необходимой инфраструктурой для безопасной обработки, хранения и передачи данных о держателях платежных карт. Банк-партнер к вопросу нашего сертификата PCI DSS отношения не имеет, сама интеграция с банком произошла уже после получения сертификата.

CNews: Как выглядела разработка продукта до запуска?

Олег Козырев: Подготовительный этап длился полгода. За это время мы настроили шлюзы, чтобы банк-партнер и «Рокет» могли обмениваться информацией, вести учет транзакций, предоставлять выписки клиентам и т.д. Параллельно с настройкой шлюза велась разработка iOS-приложения.

CNews: Олег, вы в одиночку занимаетесь ИТ-безопасностью или существует штат специалистов? Сколько всего ИТ-специалистов работает над «Рокетбанком» в «Рокете»?

Олег Козырев: Я в ответе за весь ИТ-департамент «Рокета». Мы отдаем себе отчет в том, что в банковском бизнесе вопрос безопасности самый важный. Идеальной системы ИТ-безопасности для предотвращения всех возможных рисков, к сожалению, не существует. Но мы внедряем передовые технологии для максимальной защищенности нашей системы. Идентификатором пользователя в нашем случае является мобильное приложение. С его помощью можно обеспечить высокий уровень безопасности. Смартфон – это персональное устройство. Перед входом в приложение пользователь вводит пин-код. Многие устройства имеют такие дополнительные свойства безопасности на уровне ОС, например, графический ключ, цифровой пароль, сканер отпечатка пальцев. Так, мы планируем в приложении для iOS запустить сканер отпечатков пальцев.

aleksej_kolesnikov_ves.jpg

Алексей Колесников: Мы анализируем не только стандартные метрики (расходы и обороты), но и клиентское взаимодействие с интерфейсами в приложении

Алексей Колесников: В целом, над проектом «РокетБанк» со стороны «Рокет» работает 40 человек. Так как клиентов мы обслуживаем в связке с банком-партнером, то и с его стороны есть некоторый штат специалистов.

CNews: Как происходят процессы изготовления банковских карт в «Рокетбанке»?

Алексей Колесников: Посетитель сайта «Рокетбанка» подает заявку на выпуск карты. Он заполняет анкету, а введенные данные проходят проверку через базы данных ФМС. После этого заявка отправляется в банк и там происходит выпуск пластика (эмбоссирование имени владельца карты) и привязка карты к счету. Дальше наш курьер бесплатно доставляет карту в удобное для клиента место. Мы берем на себя всю сервисную часть (от заявки до доставки и обслуживания), а банк-партнер занимается непосредственно открытием счетов и выпуском пластика.

CNews: Как в «РокетБанке» относятся к бизнес-аналитике?

Алексей Колесников: Мы анализируем не только стандартные метрики (расходы и обороты), но и клиентское взаимодействие с интерфейсами в приложении. При подготовке маркетинговых акций опираемся на полученные данные. Одной из фишек нашего мобильного приложения стала красивая аналитика расходов. Если мы предоставляем такую информацию держателю карты, значит, она уже собрана, агрегирована и проанализирована.

oleg_kozyrev_telo.jpg

Олег Козырев: Мы отдаем себе отчет в том, что в банковском бизнесе вопрос безопасности самый важный

Буквально две недели назад мы создали специальный отдел, который займется внутренней бизнес-аналитикой. У крупнейших российских банков есть аналитические подразделения, но наши акценты будут другими. Например, экономические отделы традиционных банков, в которых сидит порой не один десяток экономистов, считают важные показатели доходности активов, пассивов, нормативов регулятора. У нашего банка-партнера есть такой отдел, поэтому мы можем заняться более интересными задачами. Нам важно сделать банкинг комфортным, поэтому мы смотрим на то, сколько операций производят клиенты, в какой последовательности нажимают кнопки, чем пользоваться удобно, а чем – нет. Штат нового отдела сейчас состоит из одного аналитика и меня. На постоянной основе мы собираем данные и изучаем их.

CNews: По данным исследования эффективности сервисов по управлению личными финансами (PFM) в России, ваш банк и «Тинькофф» поделили девятое и десятое места. Как вы относитесь к таким исследованиям?

Алексей Колесников: Мы отлично понимаем, как люди пользуются PFM и стремимся сделать в первую очередь удобный и полезный инструмент на каждый день. В приведенном рейтинге от Markswebb Rank & Report 2013 года, если я не ошибаюсь, были введены критерии наличия или отсутствия отдельных функций, которые авторы сочли главными. Например, оценивалось, есть или нет в приложении подсказки-советы по настройке PFM. В таком формате результат может выйти совсем непредсказуемым. Мы, считаем, что интуитивный интерфейс понятен сразу, без подсказок. Поэтому совсем не факт, что победитель рейтинга предоставляет более удобный сервис, чем «середнячок».

Старший вице-президент банка «Интеркоммерц» Денис Хренов

CNews: Легко ли вам далось решение о предоставлении своей инфраструктуры другому банку? Какие проблемы вы видели на начальном этапе проекта?

Денис Хренов: Мы – традиционный банк, поэтому решение давалось нам не просто. Нам пришлось поменять мышление и подходы к коммуникациям. Более того, приняв проект, необходимо было технологически его «приземлить», обеспечив должный уровень безопасности, режим постоянного, при этом ненавязчивого контроля, провести юридическую экспертизу и подготовить схему взаимодействия, прозрачную для Центрального банка РФ.

CNews: Бывают ли разногласия у «Рокетбанка» по развитию ИТ «Интеркоммерцбанка»? Могут ли представители «Рокетбанка» советовать вам или рекомендовать новые проекты в сфере ИТ для развития виртуальных банковских услуг?

Денис Хренов: Сотрудничая с «Рокет», мы добились необходимой синергии наших возможностей. Безусловно, банк развивается, и мы стараемся превращать наши отдельные технологические ограничения в будущие широкие возможности. «Рокетбанк» подтягивает нас, а мы стараемся динамично отвечать на эти вызовы. В общем, это драйв – работать с командой, которая переполнена амбициями, новыми идеями. Это заряжает и нас на достижение новых успехов, на реализацию новых технологичных проектов. Да, мы обмениваемся идеями, это взаимно и полезно.

CNews: Каким вы видите инновационный российский интернет-банкинг в ближайшие два-три года?

Денис Хренов: Скорее всего, в ближайшее время банки научатся создавать мобильные приложения, соответствующие интересам групп клиентов, ведь это должен быть, прежде всего, канал комфортной клиенту коммуникации с банком. Это будут не приложения, различающиеся в зависимости от типа устройства – ПК или смартфон, а именно удобное, ориентированное на группу пользователей приложение.

Другие банки предпочитают отдавать разработку PFM-решений сторонним организациям, зачастую просто подключают стандартный модуль к своему дистанционному блоку. Мы же разрабатываем все сами, получая регулярную обратную связь от клиентов. Поэтому видим, чем люди реально пользуются, чем – нет. Кстати, интересный факт: большинство в определенный момент желает заняться упорядочиванием своих расходов, их учетом, но только около 10% в результате отслеживает свой бюджет на регулярной основе и управляет им. Мы смотрим, что действительно нужно этим людям, даем только те инструменты, которые им помогают. Например, кроме стандартного разнесения трат по категориям, мы даем возможность расставлять транзакциям теги. Это удивительно гибкий и мощный инструмент отслеживания трат и поиска ответов на такие необычные вопросы, как «Сколько я потратил на подарки в этом году?» или «Во сколько обошлась подготовка к свадьбе?».

Недавно мы изучили срез PFM-решений различных банков и пришли к выводу, что ни один банк не обладает таким функционалом, а в рейтинге, проведенном Markswebb Rank & Report, такого критерия оценки, как «тегирование», не существует. Вот и цена исследования. Мы иногда смотрим на подобные рейтинги и улыбаемся.

CNews: Недавно вы начали поставлять карты в Екатеринбург. В Екатеринбурге существовал расчетный банк для юридических лиц – «Банк 24.ру». У него хоть и были классические офисы, но наряду с этим существовали отличные дистанционные сервисы. Нет ли у вас планов по созданию продукта для корпоративного сегмента?

Алексей Колесников: Конкретных планов по выходу на корпоративный рынок нет. Однако удобный банкинг будет интересен не только физическим лицам, но и компаниям. Кстати, среди наших клиентов есть руководители и владельцы компаний. Они иногда присылают нам пожелания из разряда «Вот бы классно «Рокетбанк» для моей компании!».

CNews: Ваше мобильное приложение пока существует и развивается на двух ОС: Android и iOS. Когда вы выпустите приложение для Windows Phone?

Алексей Колесников: Планы по созданию приложения на Windows Phone у нас появились недавно. Несколько недель назад купили себе смартфон с WP. Поняли, что красивых приложений для этой платформы нет. Решили сделать красивый «Рокетбанк» для WP. Сейчас активно ищем разработчика. Мы ведем статистику использования устройств нашими клиентами. Порядка трети для работы с банком использует Android. Тут важно понимать, что начинали мы с iOS, а Android запустили только полгода назад. Даже те 30% клиентов – это еще не баланс, а меняющаяся цифра.

CNews: Не хотели бы вы стать самостоятельными и со временем отказаться от услуг банка-партнера?

Алексей Колесников: Ответ очень простой: нет. Мы не считаем себя зависимыми или несамостоятельными, более того, такая модель позволяет нам и банку заниматься каждому своим: мы занимаемся сервисом, а банк – ведением счетов и сдачей отчетности. Каждый делает свое дело на отлично, и наши клиенты счастливы. Наши договоренности с «Интеркоммерцем» дают очень большую степень свободы.

denis_hrenov_ves.jpg

Денис Хренов: Сотрудничая с «Рокет», мы добились необходимой синергии наших возможностей

CNews: Планирует ли «Рокетбанк» открыть хотя бы один классический офис?

Алексей Колесников: Мы категорически против модели классического банка. У нас совершенно иная аудитория. Наши клиенты рады, что у нас нет офисов: во-первых, им не нужно туда ходить, чтобы решить вопросы, им нравится все делать быстро, во-вторых, они не хотят платить за эти офисы. Основной город присутствия нашего банка – Москва. Офисы в Москве – дорогое удовольствие, платить за которое должны наши клиенты. Не вижу смысла заводить офисы, если наша техподдержка и удаленно работает превосходно.

CNews: Какие тенденции в развитии дистанционного банкинга в России и развитых странах вы можете выделить сейчас?

Алексей Колесников: Сейчас главным мировым трендом, оказывающим влияние на рынок, является мобильность. Все больше людей предпочитает управлять своим банком не на стационарном ПК, не в браузере устройства, а именно со смартфона. Еще люди уходят из отделений, понимая, что управлять банком намного удобнее, проще и даже дешевле через дистанционные каналы обслуживания. Это связано с тем, что подрастает поколение, которое не представляет своей жизни без современных технологий. Сейчас у них появляются свои денежные средства. В недалеком будущем эффективный дистанционный канал станет одним из основных конкурентных преимуществ банка. В банках думают, что достаточно сделать хоть какое-нибудь приложение и вопрос закрыт, а клиент, наоборот, считает, что дистанционный канал не должен уступать традиционному по эффективности и функциональности и выбирает на основе этого критерия свой банк.

Вернуться на главную страницу обзора