Статья

Сергей Русанов, ВТБ24: Подробно о цифровой трансформации и слиянии с ВТБ

Бизнес Интеграция ИТ в банках
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

Банк ВТБ24 готовится к существенному событию в своей жизни – объединению с ВТБ под единым брендом. Для ИТ-служб такие слияния всегда сопровождаются большими хлопотами по превращению двух ИТ-ландшафтов в один. На сегодняшний день в ВТБ24 завершены основные приготовления, которые позволят поддерживать розничный бизнес в ближайшее десятилетие без смены платформы. О самых интересных и перспективных решениях, примененных на проекте, рассказывает Сергей Русанов, член правления, директор департамента банковских и информационных технологий ВТБ24.

CNews: Каковы основные задачи ИТ-службы банка в достижении бизнес-целей, и как они эволюционируют?

Сергей Русанов: В современном универсальном банке ИТ-задачи играют существенную роль в стратегии бизнеса. У банка много направлений работы, много клиентов, поэтому без аналитических инструментов, без CRM, без систем поддержки каналов обслуживания невозможно конкурировать на современном рынке. Информационные технологии позволяют нам разрабатывать клиентские предложения и поддерживать сервисы на высоком уровне. Конечная цель использования ИТ в этом разрезе – привлечь и удержать клиентов.

ВТБ24 – один из крупнейших банков России. Каждую секунду в системах банка происходит множество транзакций, которые требуют обработки с помощью высокопроизводительных и надежных ИТ-систем. Поэтому мы уделяем самое пристальное внимание технологическому развитию. Это подтверждают и цифры: ИТ-бюджет ВТБ24 в 2012–2017 гг. неуклонно растет. Удельный вес стоимости поддержки инфраструктуры и приложений дошел в 2017 г. до 80%, остальные 20% будут потрачены на реализацию новых ИТ-проектов для бизнеса – традиционно эта цифра в абсолютном выражении из года в год примерно одинакова.

CNews: Как проходит подготовка к объединению с банком ВТБ?

Сергей Русанов: В настоящий момент интеграция - наш главный ИТ-проект, который предусматривает объединение двух ИТ-ландшафтов в установленные сроки – к 1 января 2018 г. У команды ВТБ24 есть опыт объединения с другими банками, поэтому мы хорошо понимаем, в каком направлении двигаться. В 2013 году мы завершили присоединение Транскредитбанка – до того момента одного из десяти крупнейших банков страны, обладавшего большой региональной сетью. В каждом из 43 его филиалов была своя инсталляция автоматизированной банковской системы, со своим балансом, отчетностью и прочим. Всю эту сеть нужно было объединить, а затем трансформировать в единую региональную сеть ВТБ24.

Сергей Русанов: Объединение банков ставит перед нами важную задачу поддержки цифровой трансформации и развития новых технологий

Сейчас перед нами стоит аналогичная задача – обеспечить объединение двух организаций в одну, у которой будут единые региональная сеть продаж и обслуживания, продуктовый ряд, обязательная отчетность. Кроме того, проекты слияний и поглощений должны обеспечить всем существующим клиентам уровень сервиса лучше, чем тот, который был раньше.

Важно отметить, что группа проводит масштабную цифровую трансформацию с целью выйти на лидирующие позиции по качеству клиентского сервиса. И ВТБ, и ВТБ24 активно ведут проекты в этом направлении. Применяется большое количество как технологических, так и организационных новшеств, часть из которых находится на внедрении или планируется к внедрению. Это и Agile, и лямбда-архитектура, ДБО 2.0, единый клиентский портал, DataLake и продвинутая бизнес-аналитика, еще целый ряд активностей.

Поэтому объединение банков ставит перед нами еще одну важную задачу – поддержку цифровой трансформации и развитие новых технологий одновременно с самим процессом объединения. Непростая, но очень интересная задача.

CNews: В этой трансформации сыграет роль новая ИТ-платформа банка, которую вы недавно внедрили?

Сергей Русанов: Да, она сыграет ключевую роль. Мы пять лет, с 2012 года, занимались внедрением новой стратегической ИТ-платформы, которую называем НАБС – «Новая АБС». К настоящему моменту этот этап завершен. В результате реализации программы внедрения мы получили современную модульную ИТ-архитектуру, построенную на современных принципах SOA и рассчитанную на 10–15 лет работы банка при поддержке бизнеса с 30 миллионами активных клиентов, которые будут обслуживаться как минимум в 1300 отделениях. В настоящий момент ВТБ24 обслуживает около 10 млн человек, а розничный бизнес ВТБ (ранее «Банк Москвы»), включенный в общую структуру, даст еще около 2 млн клиентов. То есть мы заложили запас по масштабируемости и производительности для поддержки более чем двукратного роста розничного бизнеса.

Эта программа включала в себя восемь крупных проектов. На системном уровне мы занимались внедрением единой интеграционной шины и MDM – мастер-системы хранения клиентской информации. На прикладном уровне шло внедрение единого фронтального решения на базе Oracle Siebel CRM, корпоративного хранилища данных на базе Teradata Active EDW, кредитного конвейера, обновленных мобильного и интернет-банка, а также мы вели бэк-офисные проекты, связанные с поддержкой продуктов. 

Каждый из проектов был крупным, с привлечением большой команды, существенных ресурсов, с жесткими сроками, от которых зависели параллельные сопряженные проекты. Было тяжело, но без реализации этой программы мы не имели бы технологической возможности развивать бизнес.

CNews: Какие результаты вы могли бы назвать на сегодняшний день?

Сергей Русанов: На данный момент состояние банка после завершения программы можно сравнить с тем, что мы построили новый дом и сейчас, проживая в нем, занимаемся отделочными работами. После того, как мы завершили основную масштабную программу, был запущен целый ряд стратегических ИТ-проектов, направленных уже не на внедрение, а на развитие функциональных возможностей существующих систем. Причем их довольно много – одновременно ведутся около 25 проектов. 

Нам удалось найти много удачных решений. В частности, мы добились прогресса в области дистанционного обслуживания: изменили и унифицировали дизайн интернет-банка и мобильного банка, улучшили их юзабилити. Я, конечно, лицо заинтересованное, но, когда сравниваю их с аналогичными продуктами ДБО других крупнейших банков, прихожу к выводу, что наши удобнее в использовании большинства из них. 

CNews: Каким аналитическим инструментарием вы пользуетесь?

Сергей Русанов: Мы приобрели существенный опыт в использовании аналитических систем. Еще в 2010 году в банке была установлена аналитическая CRM от Teradata. Как только заработало наше новое единое фронтальное решение, мы начали делать маркетинговые предложения клиентам. 

При многокомпонентной ИТ-архитектуре необходим центр консолидации данных и обеспечения всех систем общей аналитикой. У нас эту роль играет КХД. Изначально перед хранилищем ставились классические задачи централизованного формирования регуляторной и аналитической отчетности, создания «единой версии правды» и оптимизации существующих аналитических служб. В этой части проект был закончен в 2014 году. 

Сегодня корпоративное хранилище превратилось уже в полноценную систему поддержки бизнеса. В первую очередь оно поставляет данные для кредитного конвейера, часть из них – в онлайн-режиме. 

Вторая задача – предоставление для аналитической CRM информации о клиенте: мы знаем о каждом из них очень много, что позволяет делать таргетированные предложения. В перспективе рассчитываем выйти на максимальный уровень полноты данных, который называется «портрет клиента 360 градусов», что сделает аналитику еще более эффективной.

Стратегия банка предусматривает сегментацию клиентов в зависимости от потенциальных рисков, связанных с ними. Любой банк прогнозирует возможные потери, например, в результате невозврата кредитов, и группам риска предлагаются кредитные продукты по более высоким ставкам. Это справедливо, потому что в противном случае самые надежные клиенты будут вынуждены платить за тех, кто не вернул банку деньги. Здесь КХД помогает нам выстраивать модели рейтингования клиентов, проводить более качественную аналитику по требованиям стандарта Basel, чтобы в результате предлагать надежным клиентам новые продукты по оптимальным ставкам и не расширять работу с группами риска. Это очень актуальная задача, и, общаясь с коллегами, мы убеждаемся, что ВТБ24 в использовании клиентской аналитики находится на первых позициях не только российского, но и мирового опыта.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы в эти модели поступало больше информации. Интересно, что большая часть интересующих нас данных находится не где-то снаружи, а в банке, только она недоступна для моделей в силу сложности ее дистрибуции по разным источникам. Для начала нужно вообще понять, какие данные есть, и организовать их сбор в хранилище. Это большая и интересная задача. 

И еще одно важное направление поддержки бизнеса, которое решается с участием хранилища – работа над улучшением обслуживания клиентов. Мы знаем, какие покупки и где совершает клиент, и можем сделать ему индивидуальные предложения: лучшие условия по депозитам, скидки, дополнительный кэшбэк – в зависимости от его активности и предпочтений. Каждое такое решение требует расчета на основе большого числа условий, и данные для него опять-таки предоставляет КХД.

Сергей Русанов: Мы реализовали в хранилище довольно много редких или уникальных решений

Если оценить изменения в нашей работе с аналитикой, можно увидеть, что произошла централизация аналитических подразделений. С хранилищем сегодня активно работают около 300 аналитиков – они обеспечивают отчетность для 15 тысяч сотрудников банка,занимающихся продажами и обслуживанием.

Разработчиков моделей – это уровень data scientists – меньше, их около 100 человек. У нас сейчас будут развиваться направления больших данных, «озер данных», Hadoop – все это часть экосистемы КХД, куда мы выносим обновляемую копию хранилища и классические источники в состоянии «как есть». Это среда для разработки моделей, проверки гипотез и проведения исследований, и data scientists заняты именно здесь. 

Основными аналитическими инструментами для нас стали решения SAS и Oracle, которые работают в связке с Teradata. 

CNews: У банка есть собственные разработки, реализованные при построении платформы. Расскажите, пожалуйста, о них.

Сергей Русанов: Довольно часто бизнес-пользователям требуются отчеты, показывающие состояние бизнеса на данный момент. Говоря о работе в режиме реального времени, нужно помнить, что КХД у банка большое и ежемесячно растет примерно на 3–3,5 ТБ. Обработка больших массивов занимает много времени и создает дополнительную нагрузку на вычислительные мощности. Но благодаря существующим технологиям, реализованным в нашем хранилище, мы создали оперативный склад данных – Operational Data Storage, или ODS, – с которым работает аналитическая система Oracle BI, и пользователи могут получать отчеты с задержкой всего несколько минут. Этот склад является во многом нашей разработкой, хотя что-то подобное реализовано в нескольких крупнейших банках. Но, в отличие от них, мы делаем не реплику систем – это дорого и не нужно, а загружаем из систем-источников в ODS только оперативные данные за 2-3 дня. 

Вообще мы реализовали в нашем хранилище довольно много редких или уникальных решений, не только ODS. Так, обычно аналитическое хранилище создается для OLAP-вычислений, а наше работает еще и в транзакционной среде. Часть транзакций выполняется на основе реестров, которые готовятся в КХД и отдаются в соответствующую систему, чтобы оптимизировать нагрузку на вычислительные мощности. Например, в КХД рассчитывается сумма комиссий за пользование пакетами услуг, а зачисление производится уже в учетной банковской системе. 

CNews: Какие еще инновации вы внедряете и планируете внедрять?

Сергей Русанов: Особое внимание ВТБ24 уделяет развитию катастрофоустойчивых облачных технологий. Сегодня все наши данные сосредоточены в трех территориально распределенных дата-центрах: основном, резервном и ЦОДе для размещения тестовых сред. На базе этих ЦОДов мы 6 лет назад создали частное облако ВТБ24, которое планируем развивать и дальше – варианты создания гибридных облаков пока даже не рассматриваем. В нем созданы более 3000 виртуальных серверов, на которых работают различные системы, включая критические. Сейчас ВТБ24 и ВТБ параллельно ведут большой проект, который в 2018-2019 годах позволит объединить наши облака в одно большое на базе решений НРЕ. 

Также с ВТБ сейчас прорабатывается проект объединения корпоративного хранилища и розничного хранилища в Федеративное хранилище данных с одновременным построением единого DataLake. Выстраиваем общий процесс моделирования рисков, реализуем совместный проект по переходу на стандарт IFRS9, который требует качественного моделирования рисков на основе самых инновационных подходов.

При этом мы уже видим пользу от синергии наших банков – происходит перекрестная передача опыта между двумя командами и формируются единый взгляд и единые стандарты – это очень важный и ценный результат.

В целом мы вышли к порогу существенного прорыва в области функциональности ИТ-систем объединенного банка, и после объединения с ВТБ займемся проведением цифровой трансформации, оптимизацией служб и сервисов, построением единой сети, оптимизацией каналов обслуживания клиентов и другими задачами. Я думаю, что эти мероприятия мы успешно завершим к 2019 году.