Разделы

ПО Свободное ПО Софт

Пользователи хотят свободы от СПО

Возможность законно и свободно контролировать ПО во всех его аспектах весьма привлекательна. Вопрос лишь в том, кому именно эта свобода нужна сегодня? Доступ к коду программы, которой он пользуется, для обычного отечественного потребителя означает не больше, чем ознакомление с принципиальной схемой телевизора, который он смотрит.

Консьюмеризация ИТ болезненно воспринимается некоторыми специалистами, но о ней приходится вспоминать всякий раз, когда приходит время оплачивать заказы. Чем глубже вдаешься в специфику бюджетников, отраслевых потребителей и пр., тем четче становится ответ на абстрактно и широко поставленный вопрос о свободах и преимуществах, даруемых пользователям СПО.

НФАП и №2299

Снижение расходов бюджета на ИТ является одной из текущих целей российских законодателей. Постановление правительства №62 от 30.01.13 "О национальном фонде алгоритмов и программ (НФАП) для ЭВМ", в частности, подразумевает наполнение фонда приобретенным и разработанным за госсредства ПО с обеспечением бесплатного легитимного доступа к нему ОГВ.

Подобного рода идеи обсуждались и частично были уже реализованы ранее. Например, в предшествовавшие годы были анонсированы в прессе и запущены около десятка отраслевых и ведомственных ФАП-ов для бюджетников и пр. О реальном использовании ПО и документации из которых, впрочем, мало чего известно. Во 2-м квартале 2012 г., в рамках получившего достаточно широкую известность среди СПО-разработчиков распоряжения правительства №2299-р, был запланирован, но так и не осуществлен старт аналогичного репозитария для ФОИВ.

Во всех этих планах и проектах присутствовало СПО как магистральный путь к снижению себестоимости и достижению экономической эффективности. На сегодня тема СПО отошла на второй план и рассматривается на общих основаниях с прочими видами ПО. А при упоминании №2299-р необходимо уточнять, о каком именно из распоряжений идет речь: о “старом” №2299-р от 17.12.10, утверждающем переход органов власти и бюджетных учреждений на СПО, или же о “новом” №2299-р от 08.12.12, посвященном вневедомственной охране и не имеющим к СПО никакого отношения?

Можно предположить, что идеи, заложенные в “старое” распоряжение, тихо угаснут где-то там же, куда уже де-факто отправилась НПП, национальная ОС и прочие подобные отечественные начинания прошлых лет, не получившие достаточной поддержки от очередной команды управленцев, пришедшей в Минкомсвязи. След от них остался преимущественно в сфере PR, доложенных отчетах, дополнительной закупке оборудования, шумной борьбе коммерческих группировок за ожидаемый “тематический” госзаказ, а также в закладывании определенных предпосылок для всего последующего.

Можно предположить, что сегодня речь идет об очередной смене стратегического курса в отношении ПО для госнужд, о переносе акцента на текущую экономическую эффективность использования любых программных решений. В то же время, нельзя сказать, что все предшествовавшее не оказало вообще никакого влияния на пользователей, на их возможности и предпочтения.

Во-первых, у многих бюджетников появилась возможность использовать готовые к установке пакеты СПО, если денег на проприетарные лицензии не хватает. Во-вторых, ряд вендоров существенно снизил отпускные цены на ПО для госпотребителей, стремясь избежать его замены альтернативным СПО. В-третьих, попытки решать вопросы с ПО в административном порядке постепенно привели к тому, что проблема выбора между СПО и проприетарным ПО ушла из области текущего госрегулирования и была отдана на откуп самим конечным пользователям.

Можно заметить, что тема снижения расходов на ИТ-инфраструктуру для бюджетников популярна не только в РФ, но и во всем мире. Наиболее заметной первоначальная экономия становится в случае выбора СПО, но следующим неизбежно встает вопрос о ТСО, включающем стоимость внедрения, эксплуатации и сервиса. Наряду с этим, если на рынке можно на общих условиях и по разумной цене закупить для госнужд законченное, качественное, стабильно поддерживаемое вендором ПО, то почему бы это не сделать? Именно так рассуждают в США, где придумали для такого рода продуктов специальный термин Commercial Off-The-Shelf (COTS).

Есть ли перспективы у СПО в РФ?

Не всякое ПО можно купить в полностью готовом для употребления виде. Эксперты солидарны во мнении, что разработка на базе СПО способна сократить затраты при создании высококастомизированных отраслевых решений. Что, в частности, означает наличие и таких, чисто коммерческого плана перспектив для СПО-разработок.

Планируемое создание НФАП уже само по себе может частично выполнить ту же роль, которая в развитых странах возложена на процедуру отраслевой сертификации решений, в т.ч. на базе СПО. Самостоятельная разработка сопряжена с организацией поддержки, апгрейдов, систематическим выявлением и оперативным устранением уязвимостей, тестированием на совместимость и пр., что накладывает на отраслевых и др. разработчиков уникальных СПО-решений высокую ответственность и бремя дополнительных затрат на конкретных пользователей, которые им надо заложить в свой бюджет. В этом плане, гораздо дешевле и спокойнее будет брать любое поддерживаемое ПО из НФАП, причем вопрос о том, СПО это или нет, становится для потребителей несущественен.

Примерно то же можно сказать и об использовании СПО при построении масштабных облачных сервисов. Пользователям важна их доступность и стабильность работы, а не то, при помощи какого ПО они реализованы. “Облачная инфраструктура сегодня может быть целиком построена на базе системного СПО, но при этом, как правило, подразумевается использование бизнес-модели SaaS. А SaaS – это уже не технология, а бизнес-модель продажи и использования программного обеспечения. Это, в свою очередь, означает, что и за облачное СПО придется в итоге платить так, как если бы оно было проприетарным. Хотя и немного по-другому: не за лицензию, а скажем за трафик или же за число рабочих мест,” – дополнительно подчеркивает Виктор Абрамов, директор по продажам InterSystems International Corporation в странах СНГ и Балтии.

Следует отметить и то, что каждая из отраслей имеет свою специфику. Скажем, для медицины плохо подходит сервис по SLA, если отключения от сервиса имеют вероятностный, заранее непредсказуемый по времени характер. Даже при наличии стабильного канала связи к российскому медучреждению, такой сервис, скорее всего, найдет свое применение не в операционной, а где-то в недрах ОХУ ЛПУ.

Отраслевая специфика

Немногочисленные, но успешные примеры внедрения решений на базе СПО есть сейчас в большинстве российских отраслей, например, в медицине. "В предыдущие годы в модернизацию медицинской инфраструктуры были сделаны достаточно большие финансовые вложения со стороны государства, - полагает помощник министра здравоохранения и социального развития Пензенской области Альберт Буханик. - Был также задан и некий вектор на внедрение СПО. Но реальных проектов оказалось выполнено не так уж и много, буквально единицы. Политика в отношении медицинского СПО проводилась недостаточно последовательно. По сравнению с 2010 г., в 2012 г. рынок МИС в целом оказался в депрессии, заметно хуже стало и с аналитикой по среднерыночной стоимости ИТ-продуктов не медрынке”.

“Так и не появилось должным образом утвержденных рекомендаций по расчету экономической эффективности СПО и др., стало труднее найти разработчиков, а многие из тех, кто уже были, постепенно сменили профиль деятельности, ушли в другой бизнес, - констатирует спикер. - Конкуренция и возможности для выбора снизились. В частности, открытую техподдержку сегодня найти, порой, бывает сложнее и, в итоге, дороже, чем если бы изначально все было сделано на проприетарном ПО”.

“Рынок должен быть разнообразным, создавать условия для свободной конкуренции как разработчиков СПО, так и лицензируемых продуктов. Однако когда в одном ряду стоят крупнейшие иностранные вендоры и наши отечественные “кулибины”, реализовавшие тот или иной функционал на СПО, то последние очень часто оказываются в невыигрышном положении, - заметил г-н Буханик. - Инициатива с СПО должна была быть вовремя поддержана другими мероприятиями. Скажем, высшая школа должна была начать готовить кадры для работы с СПО еще пару лет назад”.

“Принятые региональные программы модернизации здравоохранения субъектов РФ закончатся к концу весны 2013 г., а это значит, что окончательное подведение итогов и официальную оценку результатов мы получим значительно позже. Все регионы за эти годы в ходе модернизации действительно сделали шаг вперед. Хотя у кого-то он получился и не таким широким, как у других. Тем не менее, появилась возможность вести разговор об информатизации здравоохранения на уровне инфраструктуры, а не наличия (или отсутствия) необходимых ИТ-средств в отдельных ЛПУ,” - считает Альберт Буханик.

Пензенский инфраструктурный СПО-проект оказался весьма востребованным и используемым, к концу 2012 г. через созданную в его рамках электронную регистратуру записалось на прием к врачу более 1 млн. пациентов.

Сервис важнее

Революционные технологии работы с данными меняют правила игры на рынке
Бизнес

В качестве волонтеров, участвующих, например, в доработке открытого кода для расширения функционала проприетарных или свободных МИС, в США выступают не только ИТ-специалисты, но и врачи. Отечественным же медицинским работникам сегодня нужен, скорее, не свободный доступ к коду, а качественный сервис.

“Рассуждая теоретически, в код СПО можно вносить свои изменения, но в подавляющем большинстве случаев эту возможность на уровне ЛПУ реализовать практически невозможно. В случае медицины, гораздо более важно наличие у разработчика единого центра ответственности. Например, специалисты линии техподдержки InterSystems обязаны буквально в течение минут ответить на обращение из любого региона мира, связавшись с клиентом по телефону/Skype и т.п., уточнить суть проблемы и далее информировать о ходе ее разрешения. Данная процедура прописана, нормативы жестко выдерживаются, у сообществ СПО разработчиков - ничего подобного мне видеть не доводилось,” – делится наблюдениями Виктор Абрамов.

Как только речь заходит об организации сервиса по SLA с финансовой ответственностью провайдера, вопрос о стоимости разработки исходного кода часто отходит на второй план. “Для медиков скорее важны не чисто теоретические преимущества СПО, а такой же уровень фактической ответственности, как и у большинства крупных проприетарных вендоров. Можно привести ряд примеров в российских регионах, где наряду с нашими решениями внедряется медицинское СПО прикладного уровня. При этом, сначала, отечественные СПО-разработчики проводят обучение специалистов ЛПУ на местах, осуществляют внедрение, а затем - сами же и организуют техподдержку. И все это за деньги, зачастую, не меньшие, чем потребовалось бы за проприетарное ПО. Поэтому, на мой взгляд, еще слишком рано говорить о том, что модель СПО в чистом виде уже заработала, что её использование целесообразно, особенно в отечественной медицине,” – полагает спикер.

Open RAN и другие тренды: чудес экономии можно не ждать
Телеком

Успешные масштабные проекты совсем без использования open source найти сегодня также сложно, как и проекты, реализованные исключительно на одном только СПО. Причем грань, отделяющая свободное от проприетарного, весьма зыбкая и динамичная, а сам этот вопрос полон лицензионных нюансов, сложных для восприятия непрограммистами. “Уже достаточно давно на рынке наметился тренд покупки вендорами СПО-разработок с последующим переводом их в разряд проприетарных. Хочу подчеркнуть, что и само по себе свободное ПО практически никогда не бывает бесплатным. Особенно, если мы говорим о прикладном ПО для медицины, таком как МИС, ЛИС, РИС и т.д.” – подчеркнул Виктор Абрамов. Обеспечение интероперабельности и организация качественного и доступного сервиса сопровождения сегодня гораздо более практически важный вопрос для многих отраслевых пользователей, чем вопрос об СПО или “не-СПО” вообще, который российскими пользователями довольно часто сводится ни к чему иному, как к утилитарному вопросу о бесплатности дистрибутива.

Свобода – для кого?

Вполне возможно, что всякий раз, когда возникает вопрос о принципиальных преимуществах СПО, следует отделять мнение конечных пользователей от мнения разработчиков.

Качественно разработанное СПО, использованное в составе комплексных решений, часто не замечается и никак отдельно не осознается обычными пользователями, которым важна лишь итоговая стоимость, а не программистская “кухня” и принципы отбора ПО для реализации требований ТЗ. Несмотря на то, что СПО сегодня широко применяется, этот факт плохо доходит до потребителей и потому, что позиция open source в сегменте потребительского ПО на порядок слабее, чем у проприетарного. Поэтому, вполне возможно, что будущая Linux-версия Microsoft Office окажется гораздо более востребованной и популярной, чем все те “альтернативные” офисные пакеты, о которых сегодня принято вспоминать в связи с СПО.

Главной причиной снижения стоимости разработки на базе СПО является не экономия на лицензиях, а то, что СПО дает возможность бесплатно использовать результаты труда программистов-волонтеров. Подавляющая масса которых сегодня живет и работает в развитых странах. Позиции отечественных разработчиков в СПО-сообществах недостаточно сильные. Отстоять нужные для российских пользователей изменения ядра им сложно, контролировать и направлять весь процесс разработки они не могут. А попытки объявить чужой код с минимальной доработкой и кастомизацией под специфику отечественного потребителя за российский продукт часто выглядят на этом фоне не особенно убедительно.

С чисто практической точки зрения, для бюджетников (медиков, педагогов и пр.) и многих других отечественных пользователей, реализация предлагаемой им возможности использования СПО, во многом, определяется сегодня тем, смогут ли они найти и удержать в поле своей досягаемости хоть кого-то, кто сможет разобраться с ПО на уровне кода и организовать регулярную техподдержку. Об организации же полноценного производственного процесса с постоянным тестированием вносимых в код изменений и пр. говорить, часто, вообще не приходится.

В отсутствии достаточной конкуренции со стороны СПО-разработчиков, их решения и предложения в глазах многих российских потребителей пока ничем существенным не отличаются. Определенная свобода, предоставляемая СПО-решениями, на практике сводится к возможности обратиться за помощью в то единственное место, откуда данное СПО-решение было изначально им предложено, а значит - заранее согласиться с теми текущими ценами и условиями оказания услуг, которые там установлены. От предложений свободы в таком формате многие пользователи уже успели порядком устать, неисчерпаемый энтузиазм СПО-разработчиков их утомляет, а собственных сильных сообществ в России пока не наблюдается.

Динамка вакансий для ИТ-специалистов по России ( I кв. 2013 г — прогноз)

Источник: HeadHunter, март 2013 г.

Что же по-настоящему нужно подавляющему большинству обычных российских пользователей, так это доступность и удобство сервиса и сопровождения ПО. Получить “свободный сервис” они, в обозримой перспективе, вряд ли смогут, поскольку именно в этой плоскости обычно и лежит монетизация и финансовое обеспечение непрерывного процесса дальнейшей разработки СПО отечественными компаниями, многие из которых сегодня с точки зрения рядовых потребителей выступают в роли таких же вендоров, как и все прочие.

СПО выглядит для отраслевого потребителя как своего рода ресурс, пользование которым сопряжено с необходимостью постоянных существенных затрат на ИТ. Ситуацию с СПО в пользовательском сегменте могли бы изменить обязывающие бюджетников требования, так или иначе отражающиеся на всех остальных, кто с ними взаимодействует, хотя затраты в этом случаем могут не обязательно сократиться, но даже вырасти. Однако, как мы уже видели выше, пока что ничего похожего не случилось. Госрегулятор в этом году явно перенес центр внимания на экономику ИТ, не акцентируясь и не упоминая больше в своих постановлениях про тип ПО, предписанный тем или иным категориям пользователей.

Антон Степанов

Подписаться на новости Короткая ссылка