oбзор

Обзор: Рынок BPM 2018

Алексей Трефилов

Алексей Трефилов:

Будущее BPM в роботизации рутинных операций

О BPM-системах в России говорят достаточно давно, однако реальный интерес к таким решениям начал проявляться только в последние годы. Сегодня этот сегмент российского ИТ-рынка показывает почти двузначные темпы роста, и его емкость такова, что места хватит всем желающим. О том, как BPM пробивали себе дорогу к сердцам руководителей бизнеса и какого эффекта можно достичь с помощью процессного управления, в интервью CNews рассказал Алексей Трефилов, директор компании ELMA.

CNews: Путь BPM в России был непростым. Как вы оцениваете положение систем управления бизнес-процессами на современном российском ИТ-рынке?

Алексей Трефилов: Наша компания занимает лидирующие позиции на рынке BPM, поэтому я думаю, что могу на нашем примере говорить о развитии этого рынка в целом. В последние четыре года мы показываем стабильный рост не менее чем на 60% в год. Это означает, что сегодня спрос на продукты класса BPM очень большой.

Вы правильно отметили, что еще 4–5 лет назад ситуация была абсолютно другой – мало кто знал, что такое BPM. Продукты этого класса воспринимались как альтернатива документообороту, какое-то непонятное решение, преимущества которого надо было объяснять заказчикам. Сегодня большинство из них прекрасно знают, что такое управление бизнес-процессами. И произошло это, во-первых, благодаря огромной просветительской работе евангелистов, в том числе и представителей нашей компании. Не могу не отметить и роль CNews, который регулярно проводит конференции по теме BPM и выпускает материалы по этой теме.

Во-вторых, в последние годы все только и говорят о цифровой трансформации. А она подразумевает изменение бизнес-процессов. И системы класса BPM созданы специально для этого.

CNews: Какие конкретно задачи чаще всего решаются с помощью BPM?

Алексей Трефилов: Это все задачи, которые надо решить сегодня, потому что завтра они могут сильно измениться, а послезавтра будут мешать развитию бизнеса. В основном, это задачи, связанные с основной деятельностью компании – закупками, кадровыми процессами и так далее.

CNews: Как, на ваш взгляд, выглядит структура основных потребителей BPM в России?

Алексей Трефилов: Если говорить об отраслевой структуре пользователей, то самые интересные проекты реализуются в финансовой отрасли. С помощью BPM банки стараются сократить сроки принятия решений, снизить издержки и так далее, и это позволяет им получать конкурентные преимущества. Все больший интерес в BPM проявляют страховые компании, производство, ритейл и другие отрасли.

Конечно, в первую очередь мы ориентируемся на крупные и средние компании. Но здесь, наверное, надо говорить не столько о размере, сколько о зрелости бизнеса: существуют компании из 1000 человек, которые еще не осознали необходимость внедрения BPM. И одновременно мы видим компании в 30–40 человек, которые уже созрели до процессного управления и научились получать от него пользу. Ведь если BPM-система появляется в незрелой компании, она будет скорее мешать, чем помогать.

dsc2363.jpg
Алексей Трефилов: BPM – это большой конструктор, который позволяет объединить различные бизнес-процессы

CNews: Вы говорили, что с помощью BPM решаются задачи управления закупками, кадрами и так далее. Но для этого существуют специальные HR или SCM-системы.

Алексей Трефилов: BPM – это большой конструктор, который позволяет объединить различные бизнес-процессы. Например, в нашей компании в единый бизнес-процесс объединена вся история сотрудника от момента первого контакта с компанией до увольнения. Это и его резюме, и итоги собеседования, и процессы обучения, сертификации, и участие в проектах. Редко какая специализированная система предоставляет такую возможность.

CNews: Как вы видите структуру основных игроков рынка BPM?

Алексей Трефилов: На российском рынке BPM представлено не так много вендоров, и большинство из них –российские. С чем это связано? Внедрение систем класса BPM предполагает постоянное взаимодействие с заказчиком, а у западных вендоров в России для этого недостаточно ресурсов. Необходимы локализация, курсы подготовки специалистов, возможность в любой момент стать полноправным участником проекта. Ведь самое плохое, что можно сделать, внедряя BPM, – это просто внедрить решение под ключ, не вовлекая в диалог заказчика. Это означает, что как только проект закончится, заказчик не сможет сопровождать его самостоятельно, и решение быстро устареет. Поэтому у российских вендоров в России есть огромное преимущество.

Если говорить об интеграторах, то практически все крупные компании работают как с российскими, так и с западными вендорами. Наша компания работает со всеми крупными российскими интеграторами.

CNews: Ваше решение полностью российское или вы использовали западную платформу?

Алексей Трефилов: В нашем решении ничего западного нет, мы полностью российская компания. Мы очень гордимся тем, что не опираемся на чей-то опыт, а делаем все самостоятельно.

CNews: Большинство современных ECM-систем имеет BPM-модуль. В чем разница между таким модулем и BPM-системой?

Алексей Трефилов: Системы класса BPM, в отличие от других систем автоматизации, основаны на теории процессного управления. То есть в их основе лежит понимание того, как должны быть выстроены бизнес-процессы. Внедряя BPM-систему, мы меняем характер деятельности, в то время как ECM заточена под управление контентом. Конечно, если компании нужно автоматизировать документооборот, ей идеально подойдет ECM-система. Но если организация ориентирована на изменение характера деятельности, то альтернативы BPM не существует.

CNews: Как сегодня развивается процессное управление в России?

Алексей Трефилов: Если говорить про методологические тренды, то в последние годы появилось огромное количество различных материалов. Была выпущена «Библия процессного управления CBOK», что, по-моему, является важнейшим событием последних 5 лет. Наша компания постоянно проводит вебинары, например, такие как «Бизнес-процессы для больших», на которых Андрей Чепакин, коммерческий директор ELMA, кандидат экономических наук, рассказывает о практике использования BPM-систем для крупного бизнеса. У меня есть свой YouTube-канал, где я «на пальцах» объясняю, как работают бизнес-процессы. Подобных кейсов множество. Я вообще считаю, что миссия любого вендора – просвещать рынок.

Кроме того, мы активно взаимодействуем с почти 150 вузами в России, Беларуси, Украине, Казахстане. У нас есть специальное подразделение, которое разрабатывает учебные программы. Совсем недавно оно выпустило образовательный проект с дистанционными курсами обучения под названием «Академия ELMA», по итогам прохождения которых мы будем выдавать сертификаты.

Что касается технологических трендов, то среди них я бы отметил реализацию функционала, максимально приближенного к бизнес-пользователю. В прошлом году мы выпустили бесплатную BPM-систему, которой может пользоваться любой желающий. Кроме того, мы создали онлайн-инструмент для моделирования бизнес-процессов. Он сразу проектировался как международный, поэтому сегодня большинство его пользователей не говорит на русском языке.

CNews: Ваш бесплатный продукт оказался востребован?

Алексей Трефилов: За год он был активирован более 10 000 раз. Многие из активировавших начали интересоваться коммерческими версиями. Ведь BPM-продукт – это стратегический инструмент, и его пользователям нужны гарантии его работоспособности.

CNews: Вы говорили, что работаете не только в России, но и за рубежом. В каких странах?

Алексей Трефилов: Существует множество российских компаний, руководство или сотрудники которых не говорят по-русски. Для них некоторое время назад мы локализовали наш продукт на европейские и среднеазиатские языки – ведь каждый сотрудник должен в рамках бизнес-процесса получать контент на том языке, который ему удобен.

Затем, проведя исследование рынка, мы поняли, что наш продукт во многом превосходит успешно продающиеся на Западе решения. И теперь мы достаточно успешно работаем с крупными транснациональными компаниями в Нидерландах, Великобритании, Китае, Центральной Америке. Конечно, у нас много проектов у наших соседей в странах СНГ.

CNews: Как, на ваш взгляд, будут развиваться BPM-системы?

Алексей Трефилов: Вообще, я предпочитаю не загадывать, как будет выглядеть продукт через 3–5 лет. Несколько лет назад аналитики пытались предсказать, какая функциональность будет наиболее востребована в BPM-системах: iBPM, мобильность, блокчейн и так далее. Время показало, что не все предсказания сбылись.

dsc2394.jpg
Алексей Трефилов: Востребованным будет то, что принесет бизнесу моментальный эффект

Востребованным будет то, что принесет бизнесу моментальный эффект. Это простые, быстрые и понятные технологии, способные прямо сейчас облегчить жизнь пользователя. Например, такой технологией является роботизация процессов. Я считаю, что системы класса RPA являются мощнейшим союзником BPM. Они позволяют автоматизировать рутину – простые цепочки задач, которые, к сожалению, на сегодняшний день выполняют люди-роботы – они щелкают кнопками, особо не задумываясь над тем, что делают. К счастью, появились технологии, которые возвращают эту работу машинам.

Союз BPM и RPA очень удачный, потому что BPM берет на себя функцию взаимодействия, а RPA – рутину. За полгода нам удалось реализовать несколько таких проектов, и я уверен, что именно в этом направлении будет развиваться рынок BPM в ближайшие годы.

CNews: Как правильно выстроить внедрение BPM, чтобы оно прошло успешно?

Алексей Трефилов: Формула неуспеха – это отсутствие у руководства компании желания меняться. Правильный проект внедрения BPM, а не использование BPM для решения локальных задач, предполагает трансформацию организации. Поэтому нужно, чтобы руководство было максимально заинтересовано в этом. Оно должно понимать, какие ресурсы для этого необходимы, и когда нужно привлекать специалистов.

Очень важно постоянно измерять, что происходит. Потому что цели, которые были намечены на старте проекта, будут меняться. Такова природа BPM – в ходе внедрения надо постоянно подруливать, проверять гипотезы. И находиться в этом состоянии придется вечно – BPM нельзя внедрить под ключ, иначе завтра система устареет, а послезавтра заказчик снова столкнется со старыми проблемами.

CNews: Какие специалисты для этого нужны?

Алексей Трефилов: Специалист, который внедряет BPM, должен быть технологически грамотным человеком от бизнеса. Он должен обладать хорошими коммуникативными навыками, понимать человеческую психологию, разбираться в экономике. То есть это должен быть человек смешанных профессий.

CNews: То есть вы согласны с Германом Грефом, который говорит о том, что чистые физики и математики в будущем будут не нужны?

Алексей Трефилов: Современные BPM-системы должны настраиваться без навыков программирования. То есть нужно понимать, как работает система, но мыслить не как программист, а как человек от бизнеса. И в этом смысле я согласен с Германом Грефом. Я обожаю математиков, но в данном случае нужно выйти за рамки физики и математики и увидеть реальный мир. Я думаю, что Греф имел в виду именно это.

CNews: Расскажите о вашей компании. Как появилась идея разработать BPM-систему и продвигать ее на рынке?

Алексей Трефилов: Наша компания появилась на свет в 2008 году. До этого основатель компании Алексей Будин занимался заказной разработкой для западных заказчиков. Повторяющиеся задачи натолкнули на мысль о конструкторе корпоративных решений. Тогда про BPM в России никто не слышал, мы были первыми, кто все это начал здесь. В частности, мы также перевели нотацию BPMN на русский язык – именно этим переводом в странах СНГ все до сих пор и пользуются.

С самого первого дня мы думали о том, что наше решение должно выйти за рамки классической BPM. Потому что для того, чтобы продукт мог внедрять человек от бизнеса, а не программист, надо создать доступные инструменты. Например, обеспечить возможность работать с документами, измерять KPI процессов, взаимодействовать с клиентами и управлять проектами. В итоге у нас получился комбинированный продукт, ориентированный на бизнес-пользователя. Благодаря тому, что мы пошли своим путем, а не равнялись на западных вендоров, нам удалось достичь высокой скорости внедрения системы. Сегодня мы часто побеждаем в конкурсах именно потому, что делаем что-то значительно быстрее конкурентов.

CNews: Как вы видите развитие компании?

Алексей Трефилов: В настоящий момент мы работаем над новой версией системы, в которой продолжим развитие интерфейсов. Мы ориентируемся на крупный бизнес и хотим дать ему возможность быстро создавать сложные, но гибкие решения. Кроме того, мы работаем над роботизацией и скоро покажем рынку, что у нас получилось.

Как я уже говорил, компания растет в среднем на 60% в год. В 2018 году этот показатель составит 100%. Около 50% нашей выручки приходится на Россию, а остальное – на другие страны, в особенности Азербайджан, Казахстан и Европу. Мы также планируем выйти на рынок Северной Америки.

У нас есть хорошие заделы на 2019 год. Так что я думаю, что рынок BPM – это огромное непаханое поле, на котором хватит места всем. Поэтому нашей основной задачей по-прежнему является его просвещение, взращивание кадров и популяризация процессного управления.

Вернуться на главную страницу обзора