oбзор

Обзор: ИТ в здравоохранении 2017

Екатерина Устименко

Екатерина Устименко:

Телемедицина открывает перед регионами принципиально новые возможности

Будущее ИТ в здравоохранении сегодня создается в регионах. К сожалению, недостаток финансирования приводит к тому, что уровень их информатизации отличается в разы. Однако на рынок приходят новые технологии, позволяющие объединить всех участников процесса предоставления медицинской помощи. О таких технологиях в интервью CNews рассказала Екатерина Устименко, генеральный директор компании «Технология Здоровья».

CNews: Информационные технологии активно внедряются в здравоохранение во всем мире. Какой зарубежный опыт можно выделить как образец для России?

Екатерина Устименко: Степень информатизации здравоохранения во многих странах сильно опережает отечественную медицину. Образцом для России может стать Великобритания, в которой больше половины медицинских учреждений первичного звена уже подключены к единой информационной системе.

В Великобритании, как и в России, оказание первичной амбулаторной помощи организовано по территориальному признаку, но при смене места жительства и, соответственно, врача общей практики единая электронная медицинская карта позволяет не потерять ценные клинические данные.

Аналогом этого решения, реализованным в рамках одного региона, является ЕМИАС в Москве.

CNews: Что мешает внедрить аналог московской ЕМИАС во всей России?

Екатерина Устименко: Есть ЕГИСЗ – Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения, но если говорить откровенно, то она прежде всего предназначена для получения аналитики и статистики. Ее клиническая ценность вторична.

Кроме того, российское здравоохранение не является целостным. Фонды ОМС – региональные, в каждом регионе свое министерство здравоохранения, которое хотя и следует федеральным нормативам, но делает это с разной степенью успешности, что приводит к разнородности уровня информатизации здравоохранения страны в целом.

CNews: Медицина – сложная сфера, она связана со здоровьем и жизнью людей. Цифровизация медицины несет с собой не только новые возможности, но и риски. Какие изменения в законодательстве в этой сфере произошли в последнее время?

Екатерина Устименко: Как вы знаете, в Госдуму внесен законопроект об использовании информационно-коммуникационных технологий в сфере здравоохранения, который вносит поправки в ряд федеральных законов, в том числе 323-ФЗ. Новый законопроект позволит существенно повысить значимость информатизации здравоохранения и увеличить объем рынка в целом. Электронный документооборот приравнен к бумажному, уточнены позиции по электронным рецептам.

Однако описываемые в нем схемы аутентификации пациента могут ограничить объем потенциальных пользователей. Также законопроект подразумевает возможность дистанционных консультаций «врач-пациент», но не вводит понятия дистанционного взаимодействия фельдшера, акушера или медсестры с пациентом.

CNews: Как далеко продвинулась Россия на пути внедрения ИТ в медицине? Какие тенденции можно выделить сейчас?

Екатерина Устименко: По данным Минздрава, сегодня в России автоматизировано 65% рабочих мест врачей. 26% медицинских учреждений достигли достаточно высокого уровня информатизации – внедрили электронные медицинские карты, организовали их взаимодействие с лабораторными и радиологическими системами, аналитическими системами и системами принятия решений. Основная работа в настоящее время направлена на формирование единого информационного пространства и реализацию возможности обмена данными в рамках ЕГИСЗ. Одновременно с этим мы видим планы по расширению функционала «кабинета гражданина» на едином портале госуслуг.

Основными тенденциями можно назвать персонализацию подхода при оказании медицинской помощи, расширение привычных рамок оказания медицинских услуг исключительно в стенах медицинской организации, повышение роли пациента в процессе охраны своего здоровья, а также все более широкое распространение решений, направленных на поддержание здоровья в повседневной жизни.

CNews: Данные о здоровье каждого человека – очень чувствительная сфера. Как вы считаете, какие меры защиты данных будут достаточными?

Екатерина Устименко: Электронное взаимодействие врачей и пациентов влечет за собой усиление мер по защите персональных данных. Сейчас технологии их защиты и аутентификации пользователей стандартизированы и в обязательном порядке встраиваются в информационные системы, которые связывают врача и пациента или хранят медицинскую информацию. Спектр таких технологий понятен: межсетевое экранирование, сегментирование данных, шифрование, многофакторная аутентификация, электронная подпись.

Вместе с тем, чтобы получить ощутимый эффект, необходима комплексная защита. При этом система должна оставаться удобной для пользователей. При создании «Медкарта 24» мы изначально на уровне архитектуры продумали механизмы защиты, что подтверждено аттестатом безопасности.

Также не надо забывать, что защита данных обеспечивается культурой взаимодействия в целом, цифровой грамотностью, а не только организационными мерами. Не секрет, что сейчас участники взаимодействия «врач-пациент» пересылают медицинские данные через обычные мессенджеры и по электронной почте. При этом все знают, что это опасно. По мере развития телемедицинских систем взаимодействие «врач-пациент» станет более защищенным.

CNews: Как ИТ меняют медицину?

Екатерина Устименко: Для организаторов здравоохранения информационные технологии – это, в первую очередь, инструмент анализа и оптимизации работы, сокращения издержек и простоев, возможность быстро формировать отчетность и контролировать качество оказываемых услуг.

Для врача – это инструмент, позволяющий сократить время на заполнение документов, оперативно получить данные о результатах исследований пациента, воспользоваться справочной информацией.

Пациент получает более качественную медицинскую помощь за счет усиления контроля за ее оказанием, имеет возможность обмениваться информацией с врачом, в том числе дистанционно, и получить второе мнение. Сбор и обработка клинических данных, результатов исследований позволяют совершенствовать алгоритмы лечения и назначать пациенту оптимальный курс в зависимости от его особенностей.

CNews: Растет популярность персональных приборов дистанционного контроля здоровья. Какие новые возможности они открывают?

Екатерина Устименко: Прежде всего, хотелось бы отметить, что существенно растет популярность различных носимых устройств для поддержания здорового образа жизни. Однако их использование не нашло широкого применения в клинической практике.

Вместе с тем, наблюдается тенденция «мобилизации» более профессионального оборудования. На рынке появился целый ряд электрокардиографов и мониторов сердечной деятельности, которые позволяют удаленно передавать результаты врачу-специалисту. Примером трансформации профессионального решения в персональное является портативный анализатор мочи, интегрированный в нашу платформу «Медкарта 24». Существуют устройства, которые позволяют измерить уровень глюкозы в крови, сделать биохимический и общий анализ крови.

CNews: Кто, по вашему мнению, является лидером в сфере внедрения ИТ – государственные, ведомственные или частные клиники?

Екатерина Устименко: Лидером, очевидно, был и остается государственный сектор. Подавляющее большинство внедрений информационных систем, конечно же, приходится именно на государственные учреждения.

CNews: Какие проблемы возникают в сфере информатизации здравоохранения в регионах?

Екатерина Устименко: Внедрение ИТ в здравоохранении на региональном уровне идет давно, практически все субъекты Федерации так или иначе оптимизируют управление медучреждениями и потоками пациентов, а также затратами на здравоохранение в целом. Во многих региональных лечебных заведениях можно записаться на прием через централизованные сервисы.

Системы дистанционного взаимодействия «врач-врач» практически все регионы внедряли еще с начала 2000-х годов, и сегодня во многих больницах действуют специализированные кабинеты, в которых установлено оборудование для обеспечения удаленных консультаций работников фельдшерско-акушерских пунктов и небольших медучреждений.

Внедрение телемедицины – то есть возможности дистанционно передавать медицинскую информацию и проводить консультации «врач-пациент» – открывает новые перспективы для здравоохранения на региональном уровне. Дистанционная медицина может дотянуться до каждого пациента, а региональный Минздрав получит возможность контролировать все здравоохранение субъекта.

Все это, конечно, потребует от субъектов Федерации немалой работы – внесения изменений в законодательство, медико-экономические стандарты, практику управления, переобучения персонала. Некоторые регионы уже реализуют пилотные проекты по использованию телемедицины. Мы считаем, что это единственно верный подход. Когда поправки в законодательство будут одобрены, регионам установят сроки внедрения новых решений, и лучше подготовиться к этому заранее.

CNews: Очевидно, что медицина – очень затратная сфера. За счет чего финансируются ИТ-проекты?

Екатерина Устименко: Очевидно, что государственное здравоохранение в России преобладает, и основным источником финансирования большинства ИТ-проектов выступает государственный бюджет. Частная медицина обладает меньшими ресурсами, но зато больше заинтересована в снижении издержек, поэтому быстро внедряет инновации. Например, частные клиники сегодня активно используют удаленную запись к врачу и мобильные приложения.

Но основные деньги – у страхового бизнеса и фармацевтических компаний. И если страховщики уже готовы инвестировать в цифровизацию, то фармацевтический бизнес пока остается в стороне от этого процесса. И надо найти способ заставить его сделать это – тогда в медицину придут действительно большие деньги, и отрасль «выстрелит».

CNews: Какие барьеры на пути цифровизации медицины вы видите сейчас?

Екатерина Устименко: Основная проблема – поиск источников финансирования. Помимо этого, ряд клиник даже после внедрения МИС не использует их в полной мере, то есть степень проникновения информационных систем в повседневную деятельность в силу ряда причин, включая низкую цифровую грамотность, остается низким.

Не хватает единой нормативно-справочной информации, хотя работа в этом направлении ведется более чем активно. Не приняты формат и стандарты обмена клинической информацией. Из-за этого внедрившие МИС медицинские учреждения не могут полноценно взаимодействовать с другими участниками процесса. Все это затрудняет работу отрасли.

CNews: Какие решения предлагает «Технология Здоровья» как разработчик ИТ для медицины и здравоохранения?

Екатерина Устименко: Наша платформа «Медкарта 24» – это решение, которое позволяет объединить всех участников процесса предоставления медицинских услуг. В первую очередь – пациента и врача. Мы стремимся собрать в одном месте всю информацию о пациенте, историю его заболеваний и лечения, результаты лабораторных анализов и диагностических манипуляций.

Не последнюю роль в этом играет телемедицина, причем не только простые консультации в виде видеоконференцсвязи или переписки с врачом, но и решения для мониторинга хронических больных. Таким образом, наша платформа – это готовое решение для развития медицинских услуг широкого спектра.

CNews: Чем она отличается от других решений?

Екатерина Устименко: Основная наша цель – не организация формальной консультации между врачом и пациентом для достижения краткосрочного эффекта или простой лидогенерации, а создание инструмента контроля здоровья, который будет полезен для врача и пациента на постоянной основе.

Кроме того, у нас имеется свой медицинский центр как фундамент всей системы. Сама система базируется в собственном защищенном ЦОДе.

CNews: Как вы видите развитие ИТ в здравоохранении?

Екатерина Устименко: Правила игры в этой сфере, безусловно, диктует государство. Вместе с тем, в процесс предоставления медицинской помощи, помимо врача и пациента, вовлечено большое число участников. Это и организаторы здравоохранения, и страховые компании, и работодатели, заинтересованные в оптимизации охраны труда, и исполнительные и надзорные органы. Оперативный обмен информацией между ними в пределах границ, обозначенных нормативными актами, способствует сокращению издержек и позволяет более оперативному принятию решений, которые в конечном счете выгодны для всех, а в первую очередь для пациента.

Вернуться на главную страницу обзора