Спецпроекты

На страницу обзора
Сергей Тихомиров, Custis: Создать коробочный продукт для российских заказчиков всегда было непросто

Процесс импортозамещения, инициированный государством в 2014 г., в 2022 г. перешел в горячую фазу —  весной российский ИТ-рельеф изменился решительно и бесповоротно. Импортозамещение продуктов стало практически обязательным в инфраструктурах компаний, работающих в рублевой зоне. Как выглядит сегодня ситуация в различных секторах российского рынка, какие проблемы возникли и какие риски проявились? На вопросы CNews отвечает Сергей Тихомиров, бизнес-партнер, первый заместитель генерального директора ИТ-компании Custis, специализация которой состоит в обеспечении стратегического развития клиентов, решении критически важных бизнес-задач средствами ИТ и поддержке передовых высокотехнологичных проектов. 

Сергей ТихомировCustis

CNews: В каких продуктовых сегментах, товары которых нужны для построения корпоративных ИТ-систем, сейчас наиболее сложная ситуация из-за санкций, а в каких решены задачи замещения продукции ушедших вендоров?

Сергей Тихомиров: Заменяют системное и инфраструктурное программное обеспечение, которое нужно менять срочно. Как показывает практика, в области системного ПО таких программных решений не так много — порядка десяти процентов от всех элементов, составляющих корпоративный ИТ-ландшафт. Это наши оценки исходя из того, что мы наблюдаем в областях, где наиболее активно работаем: банковском, энергетическом и нефтегазовом секторах, а также в ритейле.

Что именно нужно менять прямо сейчас — зависит от ряда факторов. Посмотрим, как это выглядит на примере продуктов SAP. Одни заказчики использовали «облачные» сервисы — и у этих компаний теперь большие сложности. Другие применяли решения в формате on premise, с которыми пока нет никаких проблем: имеющихся функциональных возможностей, которые уже есть во внедренных системах, заказчикам хватит года на два-три, возможно, и больше, а это достаточно отдаленный горизонт. Кроме того, уровень компетенций по таким системам в РФ остается достаточно высоким.

За пределами этого горизонта тоже возможны варианты. Можно будет поддерживать работу платформы и более длительное время, используя возможности ресурса — оставшихся в стране бывших партнеров SAP с глубокой экспертизой. Возможно, политическая ситуация будет нормализована и вендор вернется на российский рынок. Наконец, есть вариант с заменой SAP на другие решения — универсального подхода тут нет, но нишевые решения подобрать можно.

CNews: Будет ли продолжен переход на российские программные продукты?

Сергей Тихомиров: Да, конечно. Или придется долго и дорого кастомизировать западный софт, развивая имеющиеся у заказчиков инсталляции, или внедрять новые программные продукты, созданные российскими разработчиками. Как я отметил, сейчас идет замена тех систем, которые первыми попали под санкции, но остальное тоже придется менять! В ИТ со всеми элементами это рано или поздно придется делать — штатная ситуация, в которой надо находить баланс между ценностью для бизнеса, рисками и затратами.

Сергей Тихомиров, Custis: В инфраструктурном ПО идет массовый переход на open source

В госструктурах и в компаниях с государственным участием переход на российское программное обеспечение происходит быстрее. К сожалению, тут скорость перехода не всегда позволяет сохранять качество решений, но программные продукты развивают и совершенствуют.

CNews: Какая ситуация с инфраструктурным ПО?

Сергей Тихомиров: С инфраструктурным ПО происходит практически то же самое, только ситуация несколько проще — идет массовый переход на open source. Такой переход тоже сложен. Иногда, к сожалению, его сопровождает потеря качества — бывает, что в новом софте отсутствуют нужные функции, использован менее удобный интерфейс и т.д. Все это сказывается на производительности труда сотрудников. Но, во-первых, open source активно развивают, во-вторых, на рынке появляются решения от российских вендоров — цикл разработки инфраструктурного ПО много меньше, чем системного.

Активное использование российских программ не является принципиально новой ситуацией

CNews: Есть ли прецеденты настолько активного использования программных продуктов, созданных внутри страны?

Сергей Тихомиров: Замечу, что активное использование российских программ не является принципиально новой ситуацией для национального рынка РФ. Есть выразительные прецеденты в нишах. Если мы посмотрим, например, на российские банки, то там внутренний ландшафт и до санкций состоял на 80% из российского ПО. Эти решения созданы или внутри банков, или внешними российскими командами. Многие крупные корпорации из других секторов экономки давно поступают аналогичным способом, их инфраструктура построена на разработках, сделанных in house. Конечно, при этом используют и сторонние приложения, но они встроены во внутренний ИТ-ландшафт собственной разработки.

Заметим, что это соответствует мировым практикам. У многих крупных корпораций США — банков, энергетических компаний и т.д. — значительная часть ИТ-ландшафта также «самописная». Дело в том, что эти компании являются лидерами в своих областях, соответственно, нуждаются в уникальных решениях, которые на рынке еще отсутствуют, поэтому приходится самостоятельно создавать нужные инструменты.

В корпоративном программном обеспечении нужен переход на российскую продукцию

CNews: Актуален ли поиск альтернативных поставщиков в других регионах (например, в Китае или в Израиле), «параллельный импорт» или что другое?

Сергей Тихомиров: В корпоративном программном обеспечении нужен переход на российскую продукцию. Замечу, что российское корпоративное программное обеспечение во многих нишах лучше европейского и американского. Например, европейские автоматизированные банковские системы — по сути, специализированные ERP для банков — для нас уже legacy. Применять азиатское программное обеспечение не стоит — на этих рынках мы не встречали, например, ERP-системы с характеристиками лучше, чем есть у российских решений. Может, в каких-то узких нишах существуют азиатские продукты, превосходящие российские, но мы с таким пока не сталкивались.

Замечу, что не во всех сегментах ситуация такая же. В системном программном обеспечении ситуация совершенно иная — она гораздо хуже. Цикл разработки тут много больше, чем для рассмотренного выше корпоративного ПО, что и определяет ситуацию. На данный момент порядка 20-30% эти сегменты мы можем закрыть, еще 10% можем добавить в среднесрочной перспективе — при наличии огромных государственных вливаний — но не более того. В сегменте аппаратного обеспечения все еще мрачнее. Тут мы можем перекрыть российским порядка 10% нужных позиций, и в ближайшие два года ситуация не изменится. Поэтому здесь ответ другой — нужно налаживать новые каналы поставок.

Сергей Тихомиров, Custis: Сейчас идет замена тех систем, которые первыми попали под санкции, но остальное тоже придется менять

Российские компании ищут обходные пути для их создания, используют возможности «параллельного импорта» и т.д. Возможно, удастся наладить отношения с отдельными вендорами, которые вынуждены официально уйти с российского рынка. Мы уже видим, что политика некоторых государств несколько отличается от общей повестки. Кроме того, бизнес часто находит лазейки в политическом поле, что позволяет продолжать сотрудничество.

Возможно, появятся фирмы, предлагающие сервис для «железа» ушедших вендоров. Это может быть как консалтинг и техподдержка, так и ремонт/замена оборудования. Таким компаниям придется «хантить» оставшихся на рынке технических специалистов, организовывать собственные склады (раньше можно было этого и не делать, используя запасы на складах локальных представительств вендоров) и «пересобирать» цепочки поставок оборудования и комплектующих, так как старые в новых условиях уже не работают.

CNews: Насколько жесткие проблемы из-за санкций у корпоративных заказчиков с внедренным оборудованием и что вызывает наибольшие сложности: окончание подписки на софт и невозможность ее продления, уход поддержки из «облака» для харда, отсутствие запчастей для сервиса и т.д.?

Сергей Тихомиров: Наиболее значительные проблемы для корпоративного заказчика — отключение вендорских сервисов. Но замечу, что на сервисную модель перешло не так много заказчиков. Доли перешедших зависят от ряда факторов: от сектора экономики, от размера компаний и т.д.

В enterprise-сегменте, где мы работаем, все приложения mission critical работали на элементах on premise. Соответствующие требования были жестко прописаны в корпоративных политиках, идеология которых унаследована еще с советских времен.

Сегмент SMB использовал сервисные модели гораздо активнее, соответственно, проблем тут больше. Основное направление их решения сейчас — переход от платных версий сервисов на бесплатные. Пусть вторые обычно несколько хуже по качеству, зато этот переход можно произвести быстро.

Сейчас для интеграторов становится особенно важно наличие собственной команды разработки полного цикла

CNews: Какие можете привести примеры — пусть анонимные — иллюстрирующие наиболее показательные кейсы с импортозамещением на уже работающих системах для понимания масштабов затрат требуемых ресурсов (времени, денег и пр.)?

Сергей Тихомиров: Все сильно зависит от множества факторов — размера компании, сегмента экономики, особенности задач и т.д. Ситуации могут быть самыми различными, на импортозамещение нужно смотреть широко. Оно началось давно и зависит не только от санкций!

Например, наша компания заменяет SRM-систему в одной из крупных нефтегазовых компаний страны, выполняя переход с европейского решения на российское, причем с расширением функциональности. Процесс перехода начат летом прошлого года — то есть еще до введения санкций — причина в том, что западный вендор не смог реализовать специфические функциональные модули, нужные именно этому заказчику. Поэтому пришлось переходить с западного решения — достаточно нового, замечу — на российский софт.

Краткая биография

Сергей Тихомиров

  • Окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физического института.
  • Имеет обширный опыт и в финансовой сфере – занимал пост вице-президента по развитию информационных технологий в «Собинбанке».
  • В Custis с 2008 г. Курирует реализацию проектов автоматизации и цифровизации в банковской и инвестиционной сфере, в энергетике и промышленности. Руководит внутренними подразделениями ИТ и возглавляет ряд проектов стратегического развития компании, отвечает за взаимоотношения с ключевыми бизнес- и технологическими партнерами.

Аналогичных примеров много. Создать коробочный продукт для российских заказчиков всегда было непросто, даже внутри одной ниши требования компаний в РФ могут очень сильно отличаться из-за специфики ведения бизнеса, в связи с требованиями национальных регуляторов и т.д. Поэтому сейчас для интеграторов становится особенно важно наличие собственной команды разработки полного цикла для создания программного обеспечения под задачи заказчика.

CNews: Какие компетенции, имеющиеся у российских интеграторов, в таких условиях оказались особенно актуальными, а какие приходится наращивать в срочном порядке?

Сергей Тихомиров: В новых условиях становится важны динамичность, умение обеспечить высокую скорость изменений, а также продуктовый подход, который означает работу от потребности и готовность на работу с гипотезами, на эксперименты и т.д. Интеграторы должны уметь работать в ситуации, когда меняются обстоятельства, что постоянно приводит к новым требованиям заказчиков к возможностям собственных ИТ-систем. Для интегратора важно умение быстро корректировать функциональные возможности систем, соответственно, менять планы развития и параметры внедрения.

CNews: Как происходящее изменит рельеф национального ИТ в технологическом плане? Например, стоит ли ждать массового отказа от «облаков» и перехода на on premise или миграции на open source?

Сергей Тихомиров: Значение open source в современных российских условиях возрастает, как мы уже говорили. Тут важны не только традиционные компетенции, но и общая осведомленность о происходящем в сегменте. Интеграторам нужно понимать, какие предложения доступны в этом формате, какого они качества, где внедрены и как показали в этих внедрениях.

CNews: Насколько практический опыт, полученный российскими интеграторами в этих условиях будет востребован на внешних рынках или он окажется локальным, хотя и нужным в «прокачке» продуктовых компетенций?

Сергей Тихомиров: Экспансия будет обязательно, я в этом убежден! Многие российские компании успешно продвигают свои решения на рынок КНР, уже есть выразительные прецеденты. Китайские структуры на венчурном рынке проявляют огромный интерес к российским вендорам программного обеспечения. Качество российского программного обеспечения высокое, поэтому количество историй успеха с внедрениями наших решений на внешних рынках будет быстро расти.