Разделы

Цифровизация Бизнес-приложения

«Логика BPM»: Уровень процессной зрелости российских компаний – второй из пяти

О том, как развивается российский рынок BPM, для чего используется эта методология и как она может обеспечить инновационное развитие бизнеса, рассказывает Мария Каменнова, генеральный директор компании «Логика BPM».

CNews: В прошлом году у вас произошли значительные организационные изменения, летом вы выделились в отдельную компанию «Логика BPM». Как это повлияло на ваш бизнес? Каких успехов удалось добиться в прошлом году?

Мария Каменнова: Проект «Логика бизнеса» в рамках ГК «АйТи» задумывался как компания, предоставляющая интегрированные услуги BPM и ECM. И в этом был и есть свой резон. Но если ECM-направление развивалось активно, так как оно было приоритетным для компании, то развитие BPM заметно отставало. При этом мы понимали, что BPM востребован российским рынком, как классический, о котором говорил профессор А.В. Шеер, так и только-только появившийся BPM 2.0, представляющий собой новые подходы и решения для управления бизнес-процессами. Оказалось, что организационно совмещать вендорский и консалтинговый бизнес не очень эффективно, поэтому мы приняли решение разделить эти два направления и развивать их по отдельности до определенного времени. Организационно это вылилось в создание компании «Логика ВРМ» в рамках группы компаний «АйТи».

Решение следует признать оправданным, поскольку в 2013 году оборот по BPM-услугами (оборот «Логики BPM») удвоился относительно 2012 года. Группа компаний «АйТи» традиционно работает с крупными предприятиями и госучреждениями, и мы тоже стали ориентироваться на них, хотя, не забываем и про средний бизнес. Крупные компании, такие как, например «Газпром нефть», очень серьезно подходят к внедрению процессного управления: создают процессные офисы, используют специализированные инструменты для управления процессами и архитектуры предприятия, постоянно повышая свою процессную зрелость. Мы с удовлетворением наблюдаем, как идеи и технологии ВРМ реализуются на практике у таких наших клиентов, как РЖД, МТС Банк, Казахтелеком, МТТ, «Кедентранссервис», «Спортмастер» и другие. BPM – это технология, полезная во все времена: в хорошие она позволяет быстрее расти, развиваться, внедрять инновации, а в сложные – сокращать издержки так, чтобы не нанести урон основному бизнесу.

CNews: Когда настанет время для BPM-инноваций? Как скоро, на ваш взгляд, компании начнут активно внедрять в свои бизнес-процессы мобильные и облачные технологии, социальные сервисы?

Мария Каменнова: В последнее время я много общалась с ИТ-директорами, главными архитекторами крупных компаний – людьми, формирующими корпоративную ИТ-стратегию на ближайшие годы. Изучала технологии, лежащие в основе этих стратегий, анализировала документы. Могу сказать, что проекты с использованием the Nexus of Forces – социальных сетей, облачных вычислений, расширенной аналитики – пока находятся на пилотных стадиях. Несколько впереди направление мобильности.

В разряд инноваций для российского рынка я бы включила также BPMS (Business Process Management Suite). Это технология гибкой автоматизации бизнес-процессов. Бизнес объективно заинтересован в технологиях и инструментах, с помощью которых можно гибко, быстро и без больших затрат автоматизировать сквозные процессы, «закрывая» разрывы в них и существенно повышая их прозрачность и управляемость. Именно это и позволяют делать системы BPMS. Компании и те, кто формирует их ИТ-стратегию, только подходят к пониманию этого. Большинство считает, что могут обойтись ERP, хоть это и «тяжелые», в том числе и по затратам, системы (классическая фраза: «мы все делаем с помощью SAP»). Но, как показывают исследования Gartner, хорошо структурированные и стандартные процессы, для автоматизации которых предназначены системы класса ERP, составляют только 20% всех бизнес-процессов, подлежащих автоматизации. Остальные процессы «автоматизируются» довольно бессистемно – через электронную почту, Excel и т.д.

CNews: Бизнес-руководители компании должны стимулировать своего ИТ-директора переходить на BPM, но ИТ-службам зачастую попросту не хватает ресурсов. Как, по-вашему, действовать в такой ситуации?

Мария Каменнова: Нехватка ресурсов ИТ-служб и отставание во внедрении того, что надо бизнесу сегодня, а не завтра или через год, – это одна из ключевых проблем не только в России. Понятно, что только наращиванием ресурсов ее не решишь. В такой ситуации я бы настоятельно рекомендовала ИТ-директорам совместно с бизнесом использовать в своей компании стратегию классификации, внедрения и использования приложений с учетом частоты и скорости их изменений. Ее разработала компания Gartner, она называется Pace-Layered Application Strategy (PLAS). В рамках этой архитектуры приложения классифицируются по трем уровням: 1. практически не меняющиеся учетные системы, 2. системы-дифференциаторы, в которых заключены конкурентные преимущества компании, 3. инновационные системы, позволяющие ей развиваться. Взаимодействие между этими тремя уровнями приложений осуществляется с помощью «соединительных» технологий, к числу которых относится и BPMS. Именно в рамках такой архитектуры вы начинаете видеть необходимость систем BPMS и сценарии их использования. Это позволяет ИТ-службам экономить ресурсы и фокусироваться на том, что реально стратегически важно для компании. В том числе, сценарий либерализации ERP.

CNews: В чем необходимость либерализации ERP?

Мария Каменнова: Жизнь показала, что безусловное следование 100% ERP-стратегии обходится компании очень дорого. Система класса ERP предназначена для поддержки стандартных процессов: бухгалтерия, управление финансами, персоналом и т.п., и здесь ERP работает хорошо. Но как только речь заходит об уникальном для компании процессе, дифференцирующем ее от конкурентов, или об инновационных процессах, возникающих в ответ на новые требования рынка, ERP сильно бьет по карману и сильно тормозит развитие – что-то менять в ней долго и дорого.

Идея либерализации ERP состоит в том, что сложная функциональность, не являющаяся необходимой для ERP, может быть изъята из системы ERP и переложена на BPMS или специализированные приложения, где изменения проводить намного быстрее и дешевле. Необходимо выявить те места в ERP-системе, где изменения происходят наиболее часто, и проанализировать, с чем они связаны. Как правило, это те части системы, которые отвечают за логику выполнения бизнес-процессов – бизнес-правила, маршруты, «входы» в процессы. Все это и надо перенести в BPMS, т.к. эти системы предназначены именно для автоматизации всех аспектов, связанных с исполнением бизнес-процессов. При этом BPMS может оркестрировать потоки работ, проходящих через различные модули и структуры данных ERP, в соответствии с потребности различных групп пользователей, не нарушая целостность решения. К тому же в современных системах BPMS из поколения BPM 2.0 имеются графические средства, позволяющие бизнесу самостоятельно изменять процессы, перенастраивать систему и не зависеть в этом от ИТ.

По оценкам аналитиков (например, Gartner), снижение затрат на сопровождение и обновление в таком случае может составить до 80%. В этом сценарии BPM-система используется как расширение к ERP, позволяющее существенно быстрее и дешевле адаптировать процессы и соответствующие ИТ-решения к темпам развития бизнеса.

CNews: И все-таки о перспективах облачных технологий в BPM. Неужели их нет?

Мария Каменнова: Почему же, есть, конечно. Я знаю, что серьезные исследования в этой области проводились на факультете бизнес-информатики Высшей Школы Экономики: там строили модели управления бизнес-процессами в облаке. Но пока это больше теоретические работы, хотя идущие у нас проекты позволяют сделать и практические шаги.

Недавно для одной крупной телекоммуникационной компании мы быстро и бюджетно автоматизировали с помощью продукта класса BPMS бизнес-процесс управления дебиторской задолженностью. В результате удалось сократить число сотрудников, занятых в этом процессе, на 40%, а собираемость долгов увеличилась на 25%. Мне кажется, такой процесс и решение для его автоматизации были бы интересны и актуальны для многих компаний. Его вполне можно стандартизировать и предложить в облаке.

Сергей Пимков, Selectel: Какие IaaS-решения нужны бизнесу в 2022 году
Облачные сервисы

CNews: Растет ли интерес к свободному программному обеспечению в сфере BPM?

Мария Каменнова: Пик интереса к СПО был примерно лет пять назад. Мне кажется, есть некоторое разочарование в этих системах: ни одна из крупных компаний, с которыми мы работаем, не отважилась доверить свои процессы СПО. Пока я тоже не являюсь их поклонником, большее предпочтение отдала бы проприетарному ПО с широким выбором вариантов лицензирования.

CNews: Видите ли вы потенциал использования подходов BPM в государственном управлении?

Мария Каменнова: Конечно, потенциал есть, но многое зависит от руководства. Если руководитель ведомства пришел из бизнеса, у нас гораздо больше шансов работать вместе. Большинство наших проектов с госорганами по описанию и совершенствованию процессов связаны с внедрением новых информационных систем (кстати, перспективы использования СПО выше как раз в госструктурах). В этом случае требуется описать процессы под новую систему, попутно оптимизируя их. В таких проектах возникает необходимость комбинировать технологии и методы, и здесь наши услуги оказываются особо востребованными. Такой проект мы недавно выполнили в аппарате органа исполнительной власти федерального уровня. В другом федеральном агентстве несколько лет назад мы разработали более десятка административных регламентов и входим в специально созданный экспертный совет по процессам.

ИТ-кадры для промышленности будут готовить в специальном образовательном центре
Поддержка ИТ-отрасли

CNews: Как вы оцениваете уровень процессной зрелости в России?

Мария Каменнова: По пятиуровневой шкале процессной зрелости Gartner российским компаниям я бы присвоила в среднем второй уровень. Сегодня все понимают, что управлять бизнес-процессами необходимо, т.е. уровень первый пройден. Вопрос лишь в том, что считать процессом. Кто-то думает, что процесс – это услуга, кто-то – что сервис. У всех разное представление. Это означает, что компании подошли к тому моменту, когда им стали нужны стандарты в терминологии, методиках, управлении. Это и есть уровень второй. Проводником этих стандартов в организации служит так называемый Процессный офис. Поэтому компаниям сегодня нужно создавать такой «законодательный орган» в сфере BPM, реальный или виртуальный, чтобы BPM-партизанщину превратить в регулярную деятельность по управлению своими бизнес-процессами. И это будет переход на третий и последующие уровни процессной зрелости.

CNews: Какие задачи вы ставите перед компанией на 2014 год?

Мария Каменнова: Мы бы хотели продвинуться на следующие этапы в жизненном цикле управления бизнес-процессами и не только моделировать и совершенствовать процессы заказчиков, но и обеспечивать контроллинг их эффективности. Хотелось бы, чтобы проектов по созданию процессных офисов, трансформации бизнес-процессов в соответствии с лучшими практиками, контролингу бизнес-процессов было больше, чтобы средний уровень процессной зрелости российских компаний сдвинуть по шкале Gartner ближе к отметке 4–5. От этого будет и польза компаниям, и стране.

Вместе с нашим немецким партнером, компанией Metasonic AG, мы продвигаем сейчас на российском рынке инструмент класса BPMS Metasonic Suite. Это инновационная система следующего поколения – BPM 2.0, в которой используется субъектно-ориентированный подход к BPM. Нотация для моделирования бизнес-процессов в этой методике проста – всего 5 символов. Моделирование процесса «танцует» от участника процесса и его коммуникаций с коллегами, полученная модель сразу превращается в исполняемое процессное приложение. За интеграцию с имеющимися системами, конечно, отвечают айтишники, но менять логику процесса могут сами его участники, без привлечения ИТ. То есть внедрение и изменение настроек этого приложения не должно требовать больших затрат.

ИТ-шные начальники некоторых крупных российских компаний готовы попробовать вместе с нами такие проекты запустить. Несколько внедрений Metasonic мы уже выполнили – в издательском бизнесе и крупной телекоммуникационной компании. BPM 2.0 действительно сильно удешевляет и ускоряет проекты по автоматизации процессов, и мне хотелось бы, чтобы рынок в этом убедился. В этом году мы наработаем еще несколько успешных кейсов.

И мы всегда ставили и ставим перед собой цель – быть лидером российского рынка BPM. Одна из задач лидера – просветительская. Ежегодно мы проводим BPM-форум «Миссия выполнима», где говорим о новых трендах на этом рынке, демонстрируем результаты их применения на «живых» корпоративных организмах. В этом году главным гостем форума, (он состоится 6 июня 2014 года), будет Майкл Роузманн, «звезда» мирового BPM, работающий сейчас в Австралии. Он проведет мастер-класс на тему «Как сделать процессы инновационными и управлять ими», это его «конек». Баланс между регламентированностью и инновационностью в процессах очень важен, и Майкл говорит, что поиском такого баланса нужно заниматься как раз в сложные времена. Нам нравятся такие идеи, и мы стремимся донести их до игроков российского рынка.

Сегодня мы видим, что российские предприятия готовы гораздо к большему, чем сами могут себе представить. А мы готовы их всемерно поддерживать в их движении вперед.