Разделы

Интеграция Бизнес-приложения

Как «Газпром нефть» повышает эффективность работы на скважинах «умными» ИТ

Информационные технологии играют все более важную роль в управлении и развитии компаний топливно-энергетического комплекса. В настоящий момент ИТ становится ключевым фактором повышения производственной эффективности для вертикально-интегрированных нефтяных компаний, таких как «Газпром нефть». В беседе с корреспондентом CNews начальник департамента информационных технологий автоматизации и телекоммуникаций (ДИТАТ) «Газпром нефти» Константин Кравченко рассказал о целях и задачах, стоящих перед ИТ, и поделился планами на ближайшую и среднесрочную перспективу.

Такой подход позволил нам представить руководству компании структурированное отображение всех затрат на ПО. Кроме того, нам удалось выделить и сделать прозрачными долевое участие различных бизнес-единиц в использовании корпоративных систем.

CNews: Есть ли у вас планы пойти дальше и выделить ДИТАТ или его часть в кэптивную структуру?

Константин Кравченко: Некоторое время назад мы выделили функцию ИТ обслуживания в отдельное юридическое лицо – нашу дочернюю структуру ИТСК («Информационно-технологическая сервисная компания», СП с СИБУРом). В нее были переведены все ИТ-специалисты, а все сервисные функции фактически были переданы ей на аутсорсинг.

Такая реорганизация ИТ функции позволила рассчитать реальную величину затрат на информационные технологии в компании. Функция ИТ-обслуживания, став независимой, позволила нам со стороны посмотреть на эффективность организации ИТ и сделать необходимые выводы для дальнейшего развития в этой области.

Тем не менее, мы хотели бы сохранить некоторые сервисные функции в рамках ДИТАТ. Прежде всего, это относится к поддержке бизнес-критичных систем и процессов, где вопросы качества и быстроты обслуживания превалируют над стоимостью.

CNews: В общем и целом, является ли ДИТАТ полноценным бизнес-подразделением «Газпром нефти» или его роль скорее поддерживающая?

Константин Кравченко: Основной бизнес нашей компании – добыча, переработка и продажа нефти и нефтепродуктов. Поэтому ИТ все-таки функция поддерживающая и наша задача – помогать осуществлять основные производственные процессы. Задача, которую я ставлю непосредственно перед Департаментом ИТАТ, – обеспечение доступности, устойчивости, надежности ИТ и телекоммуникационной инфраструктуры, архитектуры группы компаний «Газпром нефть».

Кроме того, представители ИТ работают в основных бизнес-блоках компании – это уже упомянутый мною БИМы. Эти сотрудники линейно подчиняются руководителям блоков, а функционально – ДИТАТ. Мы все время находимся в состоянии поиска равновесия: я, как руководитель ИТ, стремлюсь сделать систему максимально устойчивой, надежной, оптимальной, а ИТ-руководители блоков и направлений требуют наращивать функционал, т.к. им необходимо удовлетворять потребности бизнес-единиц, которые они обслуживают. Эта здоровая конкуренция выступает в роли системы сдерживающих сил, где каждый играет свою роль.

CNews: Какие основные КИС используются в «Газпром нефти» ?

Константин Кравченко: Наша архитектура основана на решениях SAP. Можно сказать, что у нас «саповский» ландшафт. Это, с одной стороны, дает нам определенное преимущество, потому что все-таки моновендорные решения стабильнее, чем мультвендорные. Я считаю унификацию программной платформы одним из способов обеспечения единства технической политики компании вне зависимости от территориального или функционального расположения. Мы хотели бы полностью уйти от тех элементов лоскутной автоматизации, которые пока еще присутствуют, и не допустить новых не системных проектов и решений.

CNews: Как у вас обстоит дело с виртуализацией? Каково ваше отношение к облачным сервисам?

Константин Кравченко: Виртуализация легла в основу трансформации всего нашего ИТ-хозяйства. Переезд головного офиса в Санкт-Петербург способствовал тому, что мы провели модернизацию своего ЦОДа, точнее, по сути, создали в Санкт-Петербурге единый ЦОД с распределенной структурой и заложили основы для присоединения к нему всех наших дочерних структур. Второй ЦОД находится на территории Омского нефтеперерабатывающего завода. Оба центра связаны в единую сеть, в которой реализовано полное резервирование по системе SAP и обеспечена катастрофоустойчивость. За это решение мы получили премию IBM как за самое технологичное внедрение года.

Не так давно мы реализовали проект по организации виртуальных рабочих мест (VDI), и в настоящий момент наш корпоративный центр виртуализован практически на 100%, а все рабочие места построены на тонких клиентах. Такая же политика проводится в отношении всех компаний группы, которые переезжают в Петербург – все их рабочие места виртуализируются и оснащаются тонкими клиентами.

К облакам мы тоже относимся замечательно и движемся в направлении их активного использования. Однако, на данный момент публичные частные облака, не входящие в ИТ-периметр группы, мы не используем. Причина в том, что мы еще не довели до конца процесс классификации приложений и данных по уровню критичности для бизнеса. Кроме того, мы пока не приняли окончательное решение какие из них могут быть переданы во внешний периметр. В целом понимание того, что это возможно по отношению к системам, которые не являются критичными, у нас есть.

Владимир Макаров, ДИТ Москвы: За 10 лет ЕМИАС стал огромным брендом, объединившим 221 информационную систему
ИТ в госсекторе

Драйвером «облачной миграции» является рост компании и унификация методик и практик. Стали сближаться бизнес-процессы, появились шаблонные решения, возникли потребности в единой архитектуре и единой инфраструктуре – появился запрос от бизнеса на использование облачных решений.

CNews: Как на вашем предприятии развивается бизнес-аналитика? Включено ли развитие BI в ИТ-стратегию «Газпром нефти»?

Константин Кравченко: Этому вопросу в нашей ИТ-стратегии посвящена отдельный раздел. У нас есть бизнес-аналитика, SAP BW, который содержит элементы BI. Одно из условий, необходимых для развития этого направления – правильно выстроенное корпоративное хранилище данных – которое, без преувеличения, является сердцем компании, сердцем ИТ-системы. Пожалуй, это самое сложное из того, что нам предстоит сделать. Но, помимо технических сложностей, имеется еще одна проблема, сходная во всех подразделениях – речь идет о неготовности бизнеса, неготовности внутреннего заказчика, к внедрению BI.

Изучив опыт других компаний по развертыванию систем бизнес-аналитики, мы каждый раз убеждались в том, что значительное число отчетов оказывалось не востребованным пользователем: об этом свидетельствовал тот факт, что средняя длительность их просмотра составляет не более 3–5 секунд. Иными словами, сотрудник открывает отчет, понимает, что это не то, что ему может пригодиться и тут же закрывает его. Поэтому бизнес просто должен дозреть до BI.

Импортозамещение SIEM: что важно учесть
Импортозамещение

Однако недавно, когда мы завершили для дирекции региональных продаж другой проект и презентовали его результаты, то количество желающих работать в новой системе выросло в несколько раз: по итогам пилота мы получили существенное увеличение пользователей системы. Бизнес «разглядел», как он мог бы применить на практике информацию, получаемую от BI-системы.

О чем говорит наш опыт? Во-первых, бизнес необходимо готовить к внедрению бизнес-аналитики. Во-вторых еще до создания системы BI в корпорации должна быть правильно построенная информационная модель, формирующая источники корректных, непротиворечивых данных.

CNews: Что для Вас означает понятие инновации?

Константин Кравченко: Попытаюсь дать собственное определение, отличное от тех, которые приводятся в справочниках. Один из законов диалектики – это закон перехода количества в качество. Для меня инновация означает качество, а не количество. Любая инновация должна на качественно новом уровне решать те задачи, которые не решить путем количественных изменений.

В качестве примера такой инновации могу привести технологию вычислений в оперативной памяти – in-memory computing. Внедряя эту технологию, мы совершаем качественный скачок, меняем сам принцип построения ИТ-архитектуры. Следуя стандартной идеологии при увеличении объема работ, скажем, в финансовом секторе, можно посадить за мониторы дополнительно 5 бухгалтеров, нанять 10 программистов в поддержку бухгалтерам, но процесс обработки данных будет по-прежнему занимать большое время. Инновация предполагает изменение принципиальное, системное в самом подходе к решению задачи, когда то, что раньше занимало часы или даже дни, становится возможным сделать за секунды.

CNews: Каковы планы по развитию ИТ в «Газпром нефти» на ближайшее будущее?

Константин Кравченко: В числе основных задач хотелось бы назвать дальнейшее повышение эффективности работы ИТ департамента, его окончательное превращение из технической службы в полноценную бизнес-единицу; расширение и развитие сервисной модели оказания услуг по SLA; дальнейшее совершенствование ИТ-архитектуры на основе принципов Enterprise Architecture; достижение оптимального баланса между требованиями ИБ и устойчивости системы с одной стороны и эффективной ИТ-поддержкой развития бизнеса – с другой.

Безусловно, крайне важными и первоочередными задачами также являются развитие виртуализации и подключение как можно большего количества рабочих мест к централизованным ресурсам; унификация back-end систем на всей территории присутствия «Газпром нефть», включая приобретаемые активы; ввод в строй централизованного хранилища данных; распространение BI и внедрение прогнозной бизнес-аналитики.