Разделы

Бизнес Тендеры

Артем Юхин: 80% наших венчурных денег идут в ИТ

Большую часть венчурных денег "Тройка" решила инвестировать в проекты, связанные с информационными технологиями. О том, по каким принципам отбираются эти проекты, и как чувствуют себя стартапы в период кризиса в интервью CNews рассказал Артем Юхин, директор венчурных фондов группы компаний "Тройка Диалог".

Мы в "Тройке" приветствуем законотворчество, призванное помочь инновационным компаниям, но думаем, что отдельный закон о венчурном бизнесе не нужен и даже вреден. Невозможно прописать в законе четкие критерии определения, позволяющие отнести компании к "венчурным" или "не венчурным", и главное – какой регулятор будет определять, венчурный ли бизнес? В тоже время законодательные изменения необходимы инновационным компаниям и давно назрели. Самое главное для индустрии сегодня – это внести изменения в существующие законытаможенный кодекс, налоговый, корпоративный.

CNews: Вы сами участвуете в законотворческой деятельности?

Артем Юхин: Нас привлекают к этой деятельности, и мы активно высказываем свои рекомендации. Если движение пойдет в разумном русле модернизации текущего законодательства и приближения его к цивилизованному, это будет полезно не только для стартапов, но и для инновационной экономики в целом. Законодательство меняется, но проблем еще очень много. Например, если приняли новый закон об инвестфондах, то должна быть и связь с другими кодексами, без которой невозможна правоприменительная практика.

CNews: Почему "Тройка" не участвует в совместных фондах с РВК?

Артем Юхин: До сих пор не участвовала, это так. Хотя мы активно помогали в создании концепции РВК, с нами консультировались и такая возможность была. Но мы посчитали, что наших трех региональных фондов хватит для того, чтобы наладить механизм. Нам показалось, что на первом этапе размер фондов в 50 млн долл. достаточен. Не было желания брать больше денег и инвестировать их в более долгосрочные проекты. Мы не хотели "поднимать" новые деньги, это не было самоцелью.

CNews: Тем не менее, теперь создаете четвертый фонд, значит что-то изменилось?

Артем Юхин: Как я уже сказал, уже проинвестированы около 75% средств наших фондах, и у нас еще осталось достаточно средств. Однако при исчерпании средств текущих фондов "поднимаются" новые деньги, таков нормальный цикл любой управляющей венчурной компании. Мы должны заблаговременно сформировать очередной фонд. Кроме того, венчурные инвестиции контрцикличны.

CNews: Что вы имеете в виду?

Артем Юхин: Это означает, что в разгар кризиса инвестиции во многие классические инструменты, а также прямые инвестиции в прибыльные компании – не самая лучшая идея, поскольку ваши портфельные компании теряют динамику продаж, прибыли и их капитализация падает. Гораздо больший смысл имеют инвестиции во время кризиса в доприбыльные технологические стартапы, капитализация которых основывается не на текущей динамике продаж, а на оценке интеллектуальной собственности и возможности через 3–4 года выпустить на рынок инновационный продукт или технологию, которые будут конкурировать с традиционными аналогами.

Артем Юхин - директор отдела управления фондами венчурных инвестиций Troika Capital Partners, основатель компании A4Vision, учредитель и председатель совета директоров Artec Group. Пришел в "Тройку-Диалог" на должность вице-президента по управлению фондами венчурных инвестиций в апреле 2007 г.

Курирует работу региональных венчурных фондов Московской области, Республики Татарстан и Красноярском крае, а также отвечает за развитие новых фондов венчурных инвестиций.

В период с 1999 по 2007 год Юхин создал и возглавлял несколько российских и международных компаний (Artec Ventures, Artec Group, A4Vision, A4Lab и др.), специализировавшихся на исследованиях и разработках в области биометрических технологий, компьютерного распознавания изображений и трехмерного сканирования.

В финансировании A4Vision участвовало девять инвесторов, среди которых Motorola Ventures, личный фонд президента Oracle Ларри Эллисона Tako Ventures, mуQube и Logitech. Компания была продана канадскому разработчику Bioscript в январе 2007 г.

Пока рынок лежит и крупные компании, существующие на рынке, сокращают бюджеты на все инновационные проекты, ваш стартап создаст продукт, начнет развивать продажи и сможет выйти на растущий рынок, а изможденным кризисом конкурентам нечего будет противопоставить. Именно поэтому мы сейчас создаем четвертый фонд.

CNews: Не планирует ли "Тройка" посевной фонд?

Артем Юхин: Даже текущие фонды "Тройки" позволяют себе инвестировать в ранние стадии наукоемких проектов. Следующий, четвертый фонд не станет исключением. Нам интересны такие проекты. Но создавать фонд, аналогичный тому, который сейчас делает РВК, "Тройка" не планирует. Мы не видим смысла создавать отдельный посевной фонд. Инвестиции проекты, находящиеся на ранних стадиях, лучше диверсифицировать.

CNews: В сентябре в России будет проходить ТехТур. Будете ли вы участвовать?

Артем Юхин: Представители венчурных фондов "Тройки" примут участие в мероприятии, мы получили приглашение. Если загрузка позволит, я присоединюсь к моим коллегам.

CNews: Как вы оцениваете нынешнее положение российского рынка венчурных инвестиций?

Артем Юхин: Сегодня на рынке господствуют две тенденции – уменьшение количества сделок и увеличение инвестируемых сумм. С одной стороны, число венчурных сделок уменьшилось и подходить к сделкам инвесторы стали более придирчиво. С другой стороны, увеличиваются суммы каждой отдельной сделки. Эти тренды наблюдаются не только на российском рынке венчурных инвестиций, но и на мировом. Некоторые управляющие компании, у которых есть венчурные фонды, успели взять деньги до кризиса. Они находятся в наиболее выгодном положении, т. к. нет у них прямой необходимости поднимать новые фонды. Инвестировать во время кризиса в новые технологические проекты очень выгодно, но это нельзя делать так же, как до кризиса.

Раньше инвестировали, рассчитывая привлечь через полгода дополнительные суммы. Сейчас нужно ориентироваться на долгосрочные инвестиции и вкладывать только такие суммы, которые позволят компании пережить кризис. С помощью полученных денег она должна суметь выйти на безубыточность. Иначе вкладываться в нее нельзя. Худшее, что может случиться в стартапе, – это кассовый разрыв. Нельзя инвестировать в расчете на то, что на середине пути найдется другой соинвестор.

CNews: Насколько отличается ситуация на венчурном рынке в мире?

Артем Юхин: Кризис серьезно повлиял на мировую венчурную индустрию, и стало совершенно очевидно, что количество венчурных денег, которые крутились в последнее время, было избыточным. Многие американские венчурные фонды, которые фиксируют прибыли и убытки, в 2009 году показали отрицательные возвраты от инвестиций, поскольку кризис не лучшее время для выходов. Венчурных фондов, которые останутся после кризиса, будет значительно меньше, чем их существовало до него. На российском рынке тоже останется совсем не много подобных инвесторов.

CNews: На какую статистику по российскому рынку Вы ориентируетесь?

Артем Юхин: Профессиональных венчурных инвесторов очень мало, а на ограниченном числе случаев нельзя строить статистику. Я не знаю, кроме нас, других институциональных, известных инвесторов, вкладывающихся в наукоемкие проекты. Сложно выводить закономерности. Российской венчурной индустрии, по сути, не существует, она только формируется. Говоря о ее перспективах, нужно понимать, что это нишевая область и венчурных фондов совсем не много. Венчурные инвестиции никогда не станут массовым занятием, конвейером, несмотря на сегодняшнее поветрие, моду на эту деятельность в России. Будет несколько игроков, может быть, 5–10.

Этот бизнес довольно трудно сделать рентабельным, для этого нужен профессионализм высшего качества. 80% от прибыли идет инвесторам, 20% – управляющей компании. Если исходя из этого посчитать, сколько должен составлять возврат от инвестиций в каждую портфельную компанию, то станет понятно, что сверхприбыльными венчурные инвестиции не назовешь. Конечно, доходность хорошего венчурного фонда выше классических инструментов, но стать "хорошей" удастся далеко не каждой венчурной компании.

CNews: Сколько действующих фондов, по вашим оценкам, есть на российском рынке сейчас?

Артем Юхин: Сложно оценить, есть посредники или агенты, которые только называют себя фондами. Если говорить о действительно серьезных российских фондах, то их буквально 3–4, они у всех на слуху.

CNews: Вы конкурируете между собой?

Артем Юхин: О конкуренции в нашем сегменте тоже говорить сложно, слишком разные у отечественных фондов профили. Кто-то в первую очередь вкладывает в свой собственный технологический бизнес, а кому-то венчурные фонды помогают набирать политические очки.

Анализ венчурных фондов будет имеет смысл, когда у них появятся выходы. Пока я не знаю ни одного серьезного выхода у российских фондов.

Владимир Макаров, ДИТ Москвы: За 10 лет ЕМИАС стал огромным брендом, объединившим 221 информационную систему
ИТ в госсекторе

3D-камеры как хобби

CNews: Как развивается основанная Вами компания A4Vision, проданная Bioscrypt?

Артем Юхин: Продажа канадской компании Bioscrypt в 2007 году была промежуточной частью сделки. В итоге A4Vision была продана международной компании L-1. Сегодня это крупнейший агрегатор биометрических технологий, создавший громадный инвестиционный пул и скупающий все конкурирующие биометрические технологии, которые сейчас есть. Bioscrypt вместе с A4Vision был куплен ими для того, чтобы развивать направление контроля доступа. Я не являюсь акционером A4Vision и давно перестал интересовать ее финансовыми показателями.

CNews: А как другая Ваша компания - Artec Group?

Чем заменить иностранные ECM
Импортонезависимость

Артем Юхин: Artec в некотором смысле логическое продолжение истории с проданной A4Vison. Через какое-то время вся команда, которая 10 лет работала вместе и первой в мире придумала и внедрила систему распознавания личности по трехмерному изображению лица, собралась вновь и образовала Artec Group. Изначально мы вообще не собирались выходить на биометрический рынок и вернулись к своей основной специальности – трехмерному компьютерному зрению.

Создав принципиально новую технологию трехмерного зрения Artec 3D, которая позволяет в реальном времени получать трехмерную геометрию не только человеческих лиц, но и любых самых сложных объектов, мы приобрели довольно широкий спектр клиентов. Однако потом мы осознали, что наша новая технология, в частности, позволяет делать то, что всегда хотела A4Vision, но на другом уровне. Мы снова стали смотреть в сторону биометрии.

В результате мы открыли новое направление – Artec ID - и выпустили в свет новую технологию распознавания личности, которая принципиально отличается от всех существующих биометрических решений и сильно изменит представление рынка о биометрии.

CNews: Есть только технология или уже существуют готовые продукты?

Артем Юхин: Как я уже говорил, у нас два направления и, соответственно, две линейки продуктов: Artec 3D и Artec ID.

Artec 3D – это новые 3D-камеры, пришедшие на смену традиционным лазерным сканерам. Наши камеры покупают археологи и музеи для того, чтобы создавать виртуальные цифровые копии предметов искусства, покупают врачи, чтобы быстро отсканировать тело пациента и, например, сделать индивидуальный корсет или протез, покупают производители и продавцы одежды, режиссеры и киностудии – для создания спецэффектов, и многие-многие другие.

С такой камерой можно просто обойти вокруг объекта и получить его модель. Кроме того, можно снимать объекты в динамике – например, не лицо человека, замершего на несколько минут перед камерой, как это было у нас в A4vision, а группу людей в полный рост, быстро двигающихся по коридору. Частота съемки – 15 поверхностей в секунду.

Artec ID – это биометрическое решение на основе той же технологии. Наши камеры удобны для контроля доступа: вы можете просто идти по коридору, не сбавляя шага, система распознает вас и, если вы имеете право доступа, дверь откроется. Мы всегда мечтали сделать это в рамках A4Vision, но там все же нужно было остановиться, показать сканеру лицо, потому что та технология распознавала только лица. А камерам Artec все равно, как именно снимать людей для их распознавания.

CNews: Кто владельцы компании?

Артем Юхин: Владельцы – четыре частных лица, которые вместе делали A4Vision. Они же являются топ-менеджерами Artec. Компания была создана мною в 2006 году. В 2007 году, после окончания lockup period, связанного с уходом из A4Vivion, присоединились Глеб Гусев, Андрей Климов и Сергей Суховей. Мы на свои деньги создали эту компанию, решив двигаться дальше. Вопреки всем "правилам" мы решили первые два года не заниматься бизнесом и маркетингом, а только разрабатывать новую технологию.

CNews: Успели?

Артем Юхин: Успели за 3 года. В компании изначально работало примерно 30 человек, и сейчас столько же. В начале 2009 года стартовали продажи первых 3D-камер. Почти не затрачивая ресурсов, мы продаем их напрямую через интернет. Пока мы искусственно сдерживаем продажи. Мы практически вышли на безубыточность, хотя пока, по сути, продаем не основной продукт. В начале следующего года Artec ID выйдет на биометрический рынок и это будет бомба. С нашим продуктом никто не сможет сравниться ни по точности, ни по удобству применения.

CNews: В дальнейшем будете продавать компанию?

Артем Юхин: Сейчас продавать Artec не планируем, цели в первую очередь стоят не монетарные, нам интересно создавать то, что никто до нас не создал.

CNews: Принимаете ли вы лично участие в каких-либо других проектах?

Артем Юхин: Нет, других собственных компаний у меня нет, загрузки и так хватает.

CNews: Не бывает соблазна вложить деньги "Тройки" в собственный проект?

Артем Юхин: В Artec вкладывать было бы очень тяжело, это конфликт интересов, хотя прямого запрета нет и теоретически это возможно. Но нет смысла. Мне проще, когда эти вещи разделены. "Идея фикс" Arteс – сделать все на 2 млн долл., которые вложили мы. Нам не очень хочется пускать кого-то еще в акционеры. Не могу сказать, что никогда не будем привлекать венчурных денег, но сейчас проект этого не требует.

CNews: Сколько времени вы тратите на работу в "Тройке", а сколько на Artec?

Артем Юхин: Artec уже самодостаточен и не требует столько внимания, как раньше. Но я принимаю участие в совете директоров и в жизни компании. Но все-таки основное время занимают девять портфельных проектов в "Тройке". Мой главный стартап – венчурные фонды "Тройки".

Денис Легезо