oбзор

Обзор: ИКТ в госсекторе 2018

Юрий Грибанов

Юрий Грибанов:

Для цифровой экономики нужны новые кадры

О том, что такое цифровая экономика, как будет меняться цифровой уклад и с чего начинать цифровую трансформацию, рассказал CNews основатель группы компаний «Наше Агентство Сервиса», председатель правления «Академии Цифровой Экономики», кандидат экономических наук Юрий Грибанов.

CNews: «Цифровая экономика» – сегодня одно из самых модных словосочетаний, когда речь заходит о прогрессе и развитии общества. Можно ли в двух словах объяснить, что это такое?

Юрий Грибанов: Цифровая экономика – это управление всеми ресурсами всех хозяйствующих субъектов с помощью интеллектуальных информационных систем – цифровых платформ. Как явление ЦЭ можно считать завершающим этапом глобализации, на котором происходит оцифровка всех мировых ресурсов.

CNews: Ваша трактовка цифровой экономики радикально отличается от общепринятой. Почему?

Юрий Грибанов: Общепринятой трактовки нет, и чтобы это понять, достаточно просто изучить существующие ресурсы хотя бы по той же программе «Цифровая экономика России». План действий есть, план-график тоже есть, есть направления, рабочие группы. Есть понимание к каким целям по каждому из направлений мы должны прийти, программы. Ну, а на уровне отдельных госорганизаций все вообще очень странно. Как-то в сети Facebook я наткнулся на видеоролик, в котором госчиновник сказал буквально следующее: «цифровая экономика не имеет методологии, она имеет только ожидания… гномы, черный экран и в конце мешочек с золотом. Это, вот, цифровая экономика…». Как при таком уровне понимания можно реализовывать какие-то проекты государственного масштаба?! В связи с этим мы дали свое определение ЦЭ и считаем, что оно полноценно описывает процессы происходящие сегодня в мире и РФ в частности.

CNews: Это только в России проблемы с понятийным аппаратом цифровой экономики? Или он не сформирован в принципе?

Юрий Грибанов: Как я уже говорил, цифровая экономика – это прямое следствие глобализации. Что цифровые платформы дают транснациональным корпорациям? Возможность спокойно перешагнуть границы и распространить влияние на любые страны и территории. Больше не важно, где физически расположены серверы и ПО, на которых работает цифровая платформа, через интернет она может дотянуться до любой точки мира. Хрестоматийный пример – компания Uber – обрушившая в свое время рынки таксомоторных услуг во многих странах мира. То же самое происходит в области торговли (eBay, Alibaba), туризма (Booking.com, Аnywayanyday.com), услуг (YouDo). Уберизация распространяется на все сферы жизни и постепенно перебирается из сегмента B2С в B2B, G2C и так далее. Цепочки посредников заменяются цифровыми платформами, иерархии управленцев – сетевыми структурами, взаимодействие внутри которых происходит через те же платформы. Те, кто строит эти новые модели, конечно же понимают суть цифровой экономики, какими бы терминами она не описывалась.

dsc9695665x1000.jpg
Юрий Грибанов: Цифровую экономику можно считать завершающим этапом глобализации, на котором происходит оцифровка всех мировых ресурсов

На обывательском же уровне просто происходит подмена понятий, между цифровой экономикой и цифровыми технологиями ставится знак равенства, цифровая трансформация приравнивается к внедрению этих технологий, в головах у людей начинается путаница, которая как в зеркале отражается в понятийном аппарате. Вот определение цифровой экономики из Википедии: «цифровая экономика — экономическая деятельность, основанная на цифровых технологиях, связанная с электронным бизнесом и электронной коммерцией, и производимых и сбываемых ими электронными товарами и услугами». Иными словами, есть экономика цифровая, связанная с электронным бизнесом, а есть – не цифровая – с электронным бизнесом никак не связанная, реальное производство, сельское хозяйство, например.

Другой пример – определение одного из уважаемых российских интернет-ресурсов: «цифровая экономика – система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий». Сразу же возникают вопросы: а сейчас разве не основана вся наша жизнь на использовании ИКТ? Или «цифровые ИКТ» это что-то особенное? Возможно сейчас мы имеем дело с аналоговыми ИКТ, а потом придем к цифровым? Какой-то театр абсурда!

CNews: Хорошо, с понятийным аппаратом все плохо. А насколько, на ваш взгляд, верны направления, в которых происходит цифровизация в России?

Юрий Грибанов: Без понимания сути цифровой экономики выбирать верные направления невозможно. Необходима методичная разъяснительная работа, необходимо обучение, формирование грамотных кадров на всех уровнях.

В начале 2018 года группа компаний «Наше Агентство Сервиса» создала свой корпоративный университет – «Академию Цифровой Экономики» (АЦЭ), задача которого – синтез знаний в области цифрового управления. Помимо общих программ дополнительного образования АЦЭ разрабатывает индивидуальные программы для конкретных отраслей, регионов или предприятий. Чаще всего разговоры с заказчиками таких программ начинаются примерно так:

«– Как нам внедрить и использовать блокчейн? (вместо слова «блокчейн» можно подставить какой-нибудь другой модный термин – искусственный интеллект, Индустрию 4.0, интернет вещей и т. п.).

– А зачем вам блокчейн? – спрашиваем мы.

– Ну как же, это перспективная цифровая технология, все ведущие компании уже внедряют! Нам тоже нужно начинать цифровую трансформацию.

– А чего вы хотите добиться этой трансформацией?

– ???»

Ну, а дальше приходится объяснять, что не технологии определяют задачи, а наоборот, что цифровая экономика – это не совокупность каких-то «хайповых» технологий, и что дело, в общем-то, совсем не в технологиях. Иными словами, отсутствие единого глоссария вызывает путаницу и хаос в головах людей, причем порой даже у тех людей, которые должны стоять у руля цифровой трансформации. Для цифровой экономики нужны новые кадры.

CNews: А что такое по-вашему цифровая трансформация и с чего ее нужно начинать?

Юрий Грибанов: Начну с определения: цифровая трансформация – процесс, направленный на оцифровку всех ресурсов на планете Земля (в том числе людских) и создание сетевых платформ взаимодействия, с целью получать гарантированный, заведомо понятный результат на любое управляющее воздействие с использованием средств автоматизации. На практике это означает создание системы сквозных бизнес-процессов, которую можно назвать цифровой экосистемой бизнеса. Это не самая простая тема, и раскрыть ее в рамках одного интервью вряд ли получится. Всем, кому интересно, как организовать переход организации на цифровые рельсы, я рекомендую послушать базовый восьмичасовой курс АЦЭ «Основы цифровой трансформации», в ходе которого мы подробно раскрываем все понятия, связанные с цифровой экономикой, и рассказываем, не только зачем, но и как построить цифровую экосистему бизнеса, и какие инструменты можно и нужно для этого использовать.

Суть цифровизации отдельно взятой организации – это приведение всех ее бизнес-процессов к модели автоматизированного сетевого взаимодействия с контрагентами.

CNews: Можете привести пример?

Юрий Грибанов: Представьте себе, что у вас есть цифровая платформа, подключившись к которой, ваш клиент может разместить заказ, выбрать время и место отгрузки, оплатить его – без участия ваших менеджеров. Поставщики сырья, в свою очередь, подключившись к вашей платформе, будут точно знать, что и в какой момент вам нужно доставить. Идеальная картина – никакого отдела продаж, никакого отдела закупок, никакого затоваривания складов! Но, для того, чтобы все это работало, нужно сделать две вещи. Во-первых, привести все внутренние бизнес-процессы в состояние идеальной гармонии (не должно быть так, чтобы сырья не хватало, или производство было перегружено). Во-вторых, автоматизировать их, описать в виде алгоритмов, и создать удобные шлюзы с внешним миром – то есть внедрить цифровую платформу. Когда вы это сделаете, можете считать, что вы провели цифровую трансформацию. Начинать все нужно, конечно, с оптимизации бизнес-процессов.

dsc98061000x665.jpg
Юрий Грибанов: На практике цифровая трансформация означает создание системы сквозных бизнес-процессов, которую можно назвать цифровой экосистемой бизнеса

Впрочем, слово «провести» в отношении цифровой трансформации несколько условно. Это бесконечный процесс. Алгоритмы внедряются, оцениваются, оптимизируются и снова внедряются. Запускается классический цикл Шухарта-Деминга, только в цифровом варианте.

CNews: И, все-таки, какие технологии делают цифровую экономику возможной?

Юрий Грибанов: Первое – это большие данные, формирующие ваш цифровой профиль и фиксирующие ваши потребности и возможности. Второе – искусственный интеллект, необходимый для автоматизированной обработки этих данных. И, наконец, третий важный камень фундамента цифровой экономики – интернет вещей – коммуникация, связывающая мир воедино. Все три направления активно развиваются, и примеры их практического применения мы видим повседневно.

CNews: Как вы относитесь к идее поощрения частных и местных (например, региональных) инициатив в развитии цифровой экономики? Как вообще должна проходить цифровизация в масштабах страны – сверху или снизу?

Юрий Грибанов: Цифровизация государственной экономики может быть проведена только сверху. А как еще можно реформировать систему управления?

Что касается инициативы снизу… С одной стороны, она, безусловно, полезна. Создаются новые сервисы, люди нарабатывают опыт, осваивают новые технологии. С другой стороны, очевидно, что централизация всех этих разрозненных, реализованных на различных платформах сервисов (а она рано или поздно потребуется) будет стоить очень и очень дорого. Реализация любого проекта сверху, с понятным набором правил и стандартов, всегда обходится дешевле и происходит быстрее. Конкурировать с глобальными игроками и обеспечивать защиту национальных экономических интересов сегодня можно только на государственном уровне.

CNews: Цифровая экономика – это последний экономический уклад?

Юрий Грибанов: Безусловно, нет. Технологии, о которых я только что говорил, в конечном итоге приведут нас к следующему экономическому укладу – экономике знаний. Цифровые платформы оперируют достаточно большими объемами данных, но данные эти фрагментированные. Вот когда ваш цифровой профиль будет полным, а искусственный интеллект научится анализировать информацию из него не хуже человека и сможет предсказывать ваше поведение, мы перейдем к новому укладу. В экономике знаний значительная часть алгоритмов, управляющих вашим взаимодействием со всеми контрагентами, будет генерироваться автоматически, на основе анализа вашего цифрового профиля системами искусственного интеллекта. Звучит несколько фантастично, возможно, но посмотрите вокруг: первые ростки экономики знаний уже видны!

CNews: Что даст человеку и обществу экономика знаний?

Юрий Грибанов: С точки зрения будущего конкретного человека или группы людей, экономика знаний предполагает две очень разных возможности. Первая, благоприятная, состоит в освобождении времени человека для интеллектуальной деятельности. Вторая возможность – это так называемое «цифровое рабство» – состояние, в котором вся жизнь ваша расписана от звонка до звонка, а времени для самосовершенствования просто не остается. Примеры цифрового рабства нам часто показывают в фантастических блокбастерах, и порой весьма правдоподобно!

CNews: И от чего зависит реализация каждой из этих возможностей?

Юрий Грибанов: От целей общества, в котором формируется новый экономический уклад. К чему оно стремится (или то, к чему его ведут), то и получит.

CNews: Вернемся к знаниям, как вы формулируете миссию «Академии Цифровой Экономики»?

Юрий Грибанов: Синтез знаний, готовых к немедленному практическому применению. Мы даем знания всем – от школьников старших классов до государственных служащих. АЦЭ – это организация дополнительного образования, мы не заменяем школу или вуз, наша задача – подготовка практиков, и все наши преподаватели имеют реальный практический опыт внедрения и использования тех технологий, о которых они рассказывают. Курс по блокчейну читает эксперт, много лет проработавший в банковской индустрии и имеющий за плечами не одно успешное ICO. Об искусственном интеллекте рассказывает специалист с опытом внедрения подобных систем на различных производствах. Прикладные курсы по разработке приложений ведут опытнейшие программисты и так далее. Мы убеждены, что практически полезные знания могут дать только практики.

Помимо основных курсов мы разрабатываем индивидуальные программы, учитывающие потребности и особенности тех или иных организаций, но главный принцип остается неизменным – практическая полезность передаваемых знаний.

CNews: Что вы называете «синтезом знаний»?

Юрий Грибанов: Знания рождаются практикой помноженной на научно-исследовательскую работу. Наш основной коллектив – это группа молодых ученых, двое из которых готовятся к получению степени кандидата наук. АЦЭ перерабатывает огромные объемы информации по управлению, экономической теории, информационным технологиям.

CNews: В какой форме проводите обучение?

Юрий Грибанов: Основную ставку мы делаем на дистанционную форму обучения – от лекций и вебинаров, до специализированных курсов продолжительностью до 250 часов. Очное обучение проводим в учебных центрах в Москве и Перми.

Кроме того, АЦЭ организует общественные мероприятия, цель которых – максимально донести наше видение процессов цифровизации и перехода к цифровой экономике до максимально широкой аудитории. Так в 2018 г. мы начинаем серию региональных межотраслевых мероприятий под общим названием «Цифровой регион», которые пройдут в нескольких крупнейших российских городах. Будем рады видеть читателей CNews среди участников, ведь для ИТ-индустрии переход к цифровой модели бизнеса особенно актуален!

Вернуться на главную страницу обзора