CNews: В этом году компании исполняется 25 лет — солидный возраст! — что представляет собой GMCS сегодня?
Екатерина Воропаева:
Екатерина Воропаева
Екатерина Воропаева: Мы мультипродуктовая компания, ориентированная на работу с крупными корпоративными заказчиками

Мы мультипродуктовая компания, ориентированная на работу с крупными корпоративными заказчиками. У нас более ста активных клиентов на разных вертикальных рынках: в ритейле, производстве, ТЭК, есть отраслевые холдинги и государственные компании.

Мы строим для них системы на основе платформ ключевых вендоров и решений собственной разработки. Масштаб задач требует большой команды и филиальной структуры — в GMCS работает более пятисот сотрудников разных специализаций (от инженеров и консультантов до методологов и разработчиков), которые трудятся в пяти филиалах.

У нас есть методологические и консалтинговые подразделения. Наличие мощного консалтинга — наша особенность. Это позволяет реализовывать организационно и технически сложные решения, в которых мы объединяем знания о функционировании бизнеса и понимание бизнес-процессов, различные продукты и решения, а также методологию управления большими проектами.

До этого года мы были неклассическим интегратором: большую часть проектов делали собственными силами с точечным привлечением нужных внешних специалистов и продуктовых практик. Но сейчас ситуация изменилась.

СNews: Как был сформирован набор практик в компании? Как пережили различные кризисы?

Екатерина Воропаева: Стратегию компании мы строили и строим в соответствии с нашим видением трендов, а также на основании запросов наших клиентов. Исходя из этого формируем текущий портфель вендоров и решений. Выполненные проекты превращали в бизнес-практики. Наш базовый подход не меняют ни время, ни кризисы.

Выбранный подход актуален для рынка, что показывает расширение клиентской базы. Многие клиенты работают с нами годами — кто-то 10-15 лет, а кто-то и четверть века, с основания компании. Когда с заказчиком реализованы большие сложные проекты, он нам доверяет и к нам же обращается за решениями по другими проектами и потребностям.

СNews: Компания ранее строила решения преимущественно на западном софте, как вы действуете сейчас после ухода с рынка глобальных вендоров?

Екатерина Воропаева: Мы становимся гораздо более мультипродуктовыми. Видимо, на некоторое время — а может и на следующие 25 лет — превратимся в классического интегратора. Этот тренд определяют потребности рынка и требования заказчиков.

Во-первых, нам надо обеспечивать поддержку и бесперебойность работы ИТ-систем наших клиентов. Для этого мы сформировали фактически «квазивендора» по практикам Microsoft, SAP и IBM, способного обеспечить надежное функционирование решений клиентов, адаптировать их к меняющимся условиям бизнеса. Замечу, что это остро востребовано российскими компаниями — по таким задачам сейчас к нам пришел большой пул новых клиентов. Им нужен партнер для закрытия текущих задач, для обеспечения работоспособности решений, поддержки и развития систем.  

Во-вторых, вместе с нашими клиентами — как давними, так и новыми — решаем сейчас множество задач как для обеспечения устойчивости бизнеса при вызовах момента (например, обеспечиваем миграцию с западных облаков в российские, прорабатываем решения для импортозамещения и т.д.), так и для долговременного стратегического развития. Совместно с клиентами мы отсматриваем решения, предлагаемые российскими вендорами, формируем вместе с ними их продуктовый ландшафт. Даже услугу новую предложили — «цифровая песочница».

CNews: С уходом западных вендоров и введения санкций на рынке сейчас идет много M&A- сделок, как вы относитесь к этому процессу?
Екатерина Воропаева:

Мы наблюдаем процессы укрупнения и консолидация игроков, и это нормально. Можем предположить, что на рынке останется несколько крупных игроков — вендоров, партнеров, а также регулятор, отвечающий за «правила игры». Мы будем частью новой структуры.

СNews: Многие ИТ-компании релоцируются. Планируете ли вы релокацию и бегут ли от вас айтишники?

Екатерина Воропаева: Релоцироваться не планируем — большинство наших клиентов тут, сотрудники — тоже здесь. Специалисты от нас не бегут. Причина проста: у нас есть проекты, на которых людям интересно расти и развиваться.

СNews: Имея широкий опыт внедрений, вы не создаете свой софт. Но с вашей клиентской базой логично было бы стать вендором! Планируете ли развитие в этом направлении?

Екатерина Воропаева: Мы создаем софт под задачи заказчика. Однако, роль традиционного вендора для нас — лишь одно из вполне вероятных направлений дальнейшего развития. В настоящее время прорабатываем вопрос возможности написания собственного нишевого продукта — платформы оптимизационных решений. Соответствующие запросы уже есть от нескольких наших клиентов в рамках индустриальных центров компетенций для импортозамещения.

Опыт разработки, локализации и выведения решений на рынок у нас есть, причем достаточно широкий. В разные периоды нашей истории мы были локальным представительством нескольких глобальных вендоров. Например, выступали центром локализации и разработки для Infor ERP LN, центром локализации продуктов Microsoft для Армении, а также центром локализации и продаж для бельгийской компании Ferranti по продуктам для Utilities, предоставляя биллинг и прочие сервисы, и т.д. Поэтому мы хорошо знаем, как устроен вендорский бизнес и процессы внутри него.

CNews: Почему вами выбраны именно платформа для решений по оптимизации? Ведь ваши основные компетенции построены вокруг ERP-систем, здесь же высокий спрос на решения взамен ранее предоставляемых ушедшими вендорами.
Екатерина Воропаева:
Екатерина Воропаева
Вендор должен не только создавать программный продукт, но и организовывать и развивать партнерскую сеть

Оптимизация— нишевое направление. Создание подобных решений требуют погружения в стратегию и в тактику, а также в детали индустриального направления, проведения поиска оптимальных схем на разных уровнях. Результаты внедрения проектов такого класса позволяют быстро получать ощутимые экономические и бизнес-результаты. В мире рынок оптимизационных решений растет последние десять лет, они крайне востребован всеми отраслями.

Для создания оптимизационных решений нужны профильные инструменты. Ранее мы работали с несколькими мировыми производителями, на платформах которых создано большинство систем оптимизации и математического моделирования (например, IBM ILOG, River Logic, Gurobi). У нас многолетний опыт в данной области, реализованы очень интересные проекты для заказчиков из разных отраслей: СУЭК, «Магнитогорский металлургический комбинат», «Почта России», «Линзмастер» и др. Мы понимаем, как должен быть спроектирован нужный рынку платформенный софт и какие отраслевые решения на нем могут быть реализованы. Рынок платформ для создания оптимизационных решений тоже растет, мы хотим — и можем — создать для него инструменты собственной разработки. У нас есть прекрасная амбициозная молодая команда, которая способна реализовать такой проект.

Напомню, что вендор должен не только создавать программный продукт, но и организовывать и развивать партнерскую сеть, которая будет заниматься внедрением и давать обратную связь, на основании которой можно развивать платформу. Программные продукты можно эффективно совершенствовать, исходя от реальных потребностей клиентов, а не из «придумок» разработчиков.

Возможности стать вендором мы прорабатываем. Под эту задачу нужно будет создавать отдельную структуру. Но детали тут пока рано обсуждать.

СNews: В течение многих лет вы внедряли решения SAP, Microsoft, IBM и даже Oracle. Планируете участвовать в написании русской ERP?

Екатерина Воропаева: Написание современного качественного функционального ERP — это очень долгая история. Философия нашей компании — быстрые и значимые успехи. Подход GMCS: инициативы, в которых участвуем, должны дать значимые результаты в течение 1-3 лет. За такое время качественную ERP не создать, построение решений такого класса — «бег на длинную дистанцию». Мы успешно выступаем как методологи и внедренцы ERP, но создавать собственное решение пока не планируем. На рынке есть продукты этого класса, которые проверены годами, обладают хорошей функциональностью и давно пользуются спросом.

CNews: От перспектив вендорского бизнеса вернемся к вашей основной деятельности. С какими российскими вендорами вы начали работать, как вы их отбираете в свой продуктовый портфель в новых условиях?
Екатерина Воропаева:

Мы давно и успешно работаем с российскими вендорами. С некоторыми из них — например, с Websoft, «БОСС-Кадровик» — история взаимодействия насчитывает более 10-15 лет. У нас много референтных внедрений продуктов российских вендоров, сейчас вместе с этими компаниями переживаем бурный период резкого оживления спроса на санкционно-устойчивые решения.

За последние два-три года мы заключили много новых партнерских договоров. Выбираем поставщиков и решения, исходя из потребностей корпоративных заказчиков, которым от продуктов нужны возможности масштабирования, высокая гибкость, широкая функциональность и т.д.

Для нас также важна нацеленность вендора на активное развитие, в том числе готовность формировать и развивать партнерский канал. Развитая партнерская экосистема позволяет в масштабе всего рынка поддерживать высокий спрос на соответствующие вендорские решения и способствует формированию кадровых ресурсов, обладающих профильными компетенциями.

СNews: На политики новых российских вендоров жалуются многие игроки локального рынка. В чем состоит проблема и как ее можно решить? 

Екатерина Воропаева: Зрелости в части развития партнерской сети многим новым российским вендорам остро не хватает. К сожалению, в условиях российского рынка некоторые вендоры не уделяют внимание формированию экосистемы вокруг своих продуктов, созданию и развитию пула партнеров. Зачастую, продав решение какому-либо «большому заказчику», вендор этим и ограничивается, целиком уходя в развитие под запросы этого внедрения и не развивая продукт для рынка в целом, не уделяя внимание партнерскому каналу. Интеграторы и консалтинговые компании могли бы и начать продавать решение, обучать команды, обеспечивая расширение спроса, но без содействия вендора этого не происходит.

Однако, есть много российских вендоров, которые строят развитие по классическому сценарию, поэтому уверенно занимают свои ниши на рынке. Молодым вендорам стоит присмотреться к схеме их работы с целью формирования устойчивого спроса, развития и масштабирования доходов.

CNews: Кого из новых российских вендоров, ставших вашими партнерами, можете отметить?
Екатерина Воропаева:
Екатерина Воропаева
Кредо компании за это время не поменялось, что удивительно даже для нас

В настоящее время мы реализуем проекты на продуктах «Форсайта», GreenData, «Турбо», PIX Robotics, по многим из них есть референтные внедрения. Этот перечень, думаю, существенно изменится в ближайшее время, уже по результатам этой осени.

СNews: В данном списке не упомянули решения «1С», вы не собираетесь открывать соответствующую практику?

Екатерина Воропаева: Вы спрашивали про новые компании, а по части внедрения продуктов «» мы выстроили классическую интеграторскую схему. На сегодняшний день мы ведем несколько проектов по внедрению «», где  выступаем в качестве генерального подрядчика. При этом выстраиваем методологию поддержки и консалтинга с привлечением франчайзи и соответствующими методами управления.

СNews: Возвращаясь к юбилею, чем вы гордитесь за 25 лет работы компании, как менялось кредо компании?

Екатерина Воропаева: Кредо компании за это время не поменялось, что удивительно даже для нас.

Мы гордимся множеством масштабных и сложных проектов, которые были вызовом и сильно повлияли на компанию. Например, проекты в машиностроении и других производственных направлениях развили в GMCS сильную производственную экспертизу — «Иркут», «КнААПО», Группа компаний «Царицыно», «Полисан» и другие предприятия и сейчас работают на индустриальных решениях, созданных когда-то с нами.

Внедрения ERP-систем, по тем временам огромные, реализованные для «Связьинвеста» и «Ростелекома», позволили начать сотрудничество с другими федеральными заказчиками по сложным проектам. Построение единой автоматизированной системы отделений почтовой связи (ЕАС ОПС) для «Почты России» развило компетенции на совершенно ином уровне — за четыре года мы разработали и внедрили промышленную систему, масштабировав ее на все страну. Реализация решений для олимпийских задач во время Сочи-2014, выполненная в кратчайшие сроки и с обеспечением оперативной поддержки во время проведения игр, сделали GMCS узнаваемой на международном рынке, что принесло нам проекты за пределами страны. Мы получили опыт мобилизации огромной профессиональной команды в кратчайшие сроки.

CNews: С начала пандемии с кадрами на ИТ-рынке все время что-то происходит — то внезапный и сильный рост з/п, то нехватка специалистов и т.д. — как вы решаете кадровые вопросы?

Кадры — основа бизнеса любой ИТ-компании, проблемы с ними решаем по мере поступления. У нас есть несколько отличий в HR-политике.

Во-первых, мы набираем специалистов фактически со студенческой скамьи. Для этого работаем и в городах присутствия филиалов с институтами и с колледжами.

Во-вторых, активно поддерживаем связь с бывшими сотрудниками. Это, в частности, позволяет нам быстро масштабировать команды под большие проекты. При появлении интересных задач многие из ранее работавших у нас специалистов возвращаются обратно в компанию, иногда приводя с собой новые слаженные команды.

В-третьих, мы сейчас активно развиваем ещё одно направление кадровой политики, которое обеспечит амбициозным и ответственным сотрудникам новые возможности карьерного роста. По сути, занимаемся омоложением, причем подходя к задаче радикально: готовим вторую команду, чтобы в определенный момент времени вывести её в «свободное плавание».

СNews: Что интересно в развитии лично Вам?

Екатерина Воропаева: Я, скорее, не процессный управленец, а проектный менеджер, поэтому мне интересно запускать новые практики, становится значимым игроком там, где нас никто не ждет. Мне всегда важен результат, значимый и эффективный для компании в обозримой перспективе.

Конечно, я связываю свое будущее с компанией. Хочется продолжить создавать что-то значимое, прежде всего, в новых для себя направлениях. Что это будет? Увидим.

СNews: Довольны вы ли текущими результатами, с которыми пришли к двадцатипятилетию GMCS? 

Екатерина Воропаева: Результаты, бесспорно, впечатляют. Но любые результаты — это совсем не рубеж, на котором можно подвести итоги и успокоиться. Мы смотрим в будущее, планируем развитие компании: наращивание технических компетенций, расширение клиентской базы и пула поставщиков, выход на новые рынки, осваивание новых профилей деятельности — про вендорский бизнес я упоминала, но это только одно из направлений — повышение инвестиционной привлекательности GMCS и т.д.