Разделы

ПО Цифровизация Импортонезависимость

Мария Бартенева, «Скайфолл Лабс»: «К ИТ-активам сейчас все больше внимания»

Учет и контроль важны всегда, в том числе, при развитии и сопровождении ИТ-инфраструктуры. Для упрощения соответствующих задач создают и внедряют решения класса ITAM — IT Asset Management — по сути, специализированные нишевые EAM-системы. Какая ситуация сегодня складывается в нише этих программных продуктов? На вопросы CNews отвечает Мария Бартенева, генеральный директор компании «Скайфолл Лабс».

«Разработку собственной системы для управления ИТ-активами мы начали около двух лет назад»

CNews: Как появилась идея сделать российскую систему управления ИТ-активами?

Мария Бартенева: Программное обеспечение для автоматизации работы ИТ-департаментов наша команда внедряет около пятнадцати лет. Таких задач много: автоматизация нужна техподдержке, мониторингу и т.д., а также управлению ИТ-активами. Исторически мы внедряли решения по управлению ИТ-активами зарубежных производителей. Их достаточно много на рынке.

Наиболее развитыми, на мой взгляд, были решения НР и BMC Software, а предложения Microsoft в этой области были менее интересны. Есть нишевые решения, созданные для управления программным обеспечением как активами, но на российском рынке они были мало представлены, так как с российским ИТ-ландшафтом глобальные продукты уживались плохо. Внедряя западные системы, приходилось решать задачи характерные для российских реалий.

Краткая биография

Бартенева Мария, «Скайфолл Лабс»

  • Окончила факультет ВМК МГУ им. М.В.Ломоносова и Финансовую академии при Правительстве РФ
  • Сертифицированный ITIL Expert
  • Опыт работы в ИТ - 20 лет: пройден путь от разработчика до руководителя компании
  • Как руководитель направления консалтинга и автоматизации участвовала во многих значимых проектах, реализуемых крупными системными интеграторами «Верисел Проекты» и «Телеком-Защита»

Разработку собственной системы для управления ИТ-активами мы начали около двух лет назад. При этом мы ориентировались на собственный опыт и данные опросов наших крупных клиентов в различных отраслях (энергетика, телеком, финансы).

CNews: Много приходилось дорабатывать при внедрениях западных решений?

Мария Бартенева: Да, достаточно много. Требования российских компаниях существенно отличаются от типовых процессов. Настройки, выполняемые в ходе работ, можно было свести в две группы.

В первую очередь, нам приходилось выполнять настройку модели данных. ITAM находится между ИТ, с одной стороны, и, с другой стороны, финансово-экономическими отделами, точнее, задачами управленческого учета. Западный софт строили исходя из предположений, что для «айтишников» нет проблемы заниматься управленческим учетом, но у нас это не так. В российской практике финансисты и «айтишники» — два совершенно разных мира.

Второе важное направление, которое требовало серьезных усилий при внедрениях, — автоматизация сбора данных из различных источников. В России тут также есть специфика: разные источники, оригинальные требования к инфобезопасности, сетевые ограничения и т.д. Зарубежный софт требовал админские права для автоматизированного сбора данных, что для западных заказчиков вполне нормально, но у российских компаний — например, из энергетического сектора — подобные запросы вызывали удивление, и на них обычно отвечали жестким отказом.

Мария Бартенева, «Скайфолл Лабс»: Уже больше года назад, оценив состояние рынка и запросы клиентов, мы решили, что пришло время создавать собственное решение

Мы могли создавать и внедрять решения соответствующих задач, способные удовлетворять все заинтересованные отделы внутри наших заказчиков. Но сегодня производителей, продукцию которых мы внедряли, на российском рынке уже практически нет.

CNews: Но вы решили создавать собственную систему за несколько месяцев до массового внедрения санкций?

Мария Бартенева: Не совсем. Уже больше года назад, оценив состояние рынка и запросы клиентов, мы решили, что пришло время создавать собственное решение. От наших клиентов поступали и поступают новые запросы. К учету и анализу ИТ-активов все больше внимания: ведь доля бюджетных расходов, которое тратит современное предприятие на обеспечение стабильной и безопасной работы своей ИКТ-инфраструктуры, становится все больше.

Технологии стали гораздо сложней, типов активов стало гораздо больше: это аппаратное обеспечение, программное обеспечение, нематериальные активы, сервисные услуги (включая SaaS) и т.д. Все эти элементы нужно воспринимать как ИТ-актив, который имеет свою стоимость, свой жизненный цикл, требует ресурсов для обеспечения работы. Соответственно следует организовывать учет и контроль всех расходов, связанных с ним.

На создание собственной системы у нас ушел практически год. Сейчас мы уже на этапе первых пилотных внедрений. Первые результаты увидим осенью.

«Мы стремимся сделать систему почти «коробочной», насколько это возможно для решения такого масштаба»

CNews: Сколько времени занимает внедрение такой системы?

Мария Бартенева: Характерное время — от четырех до шести месяцев. Это достаточно сжатые сроки, но за это время вполне реально провести внедрение первой очереди. Обычно в крупных организациях за такое время внедряют пилотный проект в одном или нескольких подразделениях — тут полугода вполне достаточно — а потом полученное адаптированное решение достаточно быстро тиражируют на остальные подразделения.

Ускорению внедрения способствует выбранный нами подход: мы стремимся сделать систему почти «коробочной», насколько это возможно для решения такого масштаба. Вместе с программным продуктом заказчик получает от нас набор стандартных регламентов, которые может быстро доработать согласно своим пожеланиям. Модели используемого оборудования, их параметры, возможные связи и другие данные по ресурсным моделям и прочие классификаторы мы также поставляем вместе с платформой. Сейчас мы собираем и актуализируем этот массив данных с акцентом на российские решения.

Также нашу систему мы комплектуем набором программных коннекторов-адаптеров, которые позволят загружать внутрь нужные данные из разных источников: таблиц Excel, баз данных, решений «» и т.д. Все это существенно ускоряет начало работы, базовые процессы можно запустить очень быстро, а потом систему адаптировать и расширять.

CNews: Как выглядит «порог вхождения», делающий систему ITAM актуальной для заказчика? Это количество пользователей, развитость инфраструктуры, развитость ИТ-рельефа, наличие филиальной структуры или что иное?

Мария Бартенева: Сейчас степень зависимости любого предприятия от состояния его ИТ-активов крайне высока. На мой взгляд, такие решения актуальны для предприятий, у которых более пары сотен рабочих мест, снабженных компьютерами. Практически, ITAM актуальна даже для малых предприятий, вопрос на чем этот бизнес профилируется.

Мария Бартенева, «Скайфолл Лабс»: Программное обеспечение для автоматизации работы ИТ-департаментов наша команда внедряет около пятнадцати лет

Первые внедрения нашей системы мы делаем на больших предприятиях — где тысяча и более рабочих мест. Потом проведем анализ и доработаем функциональность с учетом пожеланий заказчиков — что-то потребуется расширить, что-то, наоборот, придется упростить. В дальнейшем мы планируем перейти к предложению продукта по SaaS-модели, что сделает наше решение более доступным для малого и среднего бизнеса.

CNews: Каков портрет среднестатистического пользователя системы в условиях РФ? Зависит ли популярность от вертикального рынка, на котором работает заказчик?

Мария Бартенева: Мы предполагаем, что в какой-то момент может произойти разделение по вертикальным рынкам. У разных рынков ИТ-ландшафт предприятий обладает некоторой собственной спецификой, например, у энергетиков есть системы, ведущие учет потребления электроэнергии, которые не нужны банкам, а у последних есть свои специализированные ДБО- решения и др. Зная эту специфику для разных вертикальных рынков, мы можем создать типовые сервисно-ресурсные шаблоны для разных отраслей и развернуть соответствующие рекомендательные сервисы. Тогда наша программа сможет подсказывать заказчику, какого класса системы у него должны быть зарегистрированы в системе, если при этом использованы классические нишевые платформы, то можно просто выбрать нужную из готового перечня. Все это существенно облегчит стандартный дискаверинг, прописывание допустимых связей — а также запрет недопустимых — и т.д., следовательно, упростит и ускорит внедрение.

CNews: Какие подразделения компании взаимодействуют с ITAM?

Мария Бартенева: Учет актуален как для финансистов, так и для айтишников, но, как я уже отмечала, этим подразделениям нужна разная информация из системы.

Финансистам нужна калькуляция стоимости предоставления услуг. Это важно даже для сервисов, предоставляемых одним подразделением другому внутри компании. Также важны подсказки для планирования необходимых затрат на указанный период в ближайшем будущем.

ITAM актуальна даже для малых предприятий, вопрос на чем этот бизнес профилируется

ИТ-отделу нужна информация, в первую очередь, связанная с техобслуживанием элементов инфраструктуры: со сроками ремонтов, с параметрами эксплуатации, с данными по гарантиям и пр. Причем данные нужны как ретроспективные (какие были поломки, как быстро их устраняли, сколько это стоило и т.д.), так и прогностические. Замечу, что «айтишникам» также нужны финансовые инструменты, только адаптированные к их задачам, например, к обоснованию бюджетов.

В нашей системе мы предусмотрели API, который упрощает как сбор данных, так и их экспорт в другие программные пакеты для последующей обработки и аналитики.

CNews: Как оцениваете изменение спроса на систему во времена импортозамещения?

Мария Бартенева: Планирование процессов импортозамещения требует детального знания собственных ИТ-активов, какие из них нужно обновлять немедленно, а какие могут продолжить работу. Сейчас для ответа на эти вопросы нужно потратить достаточно много сил, чтобы собрать всю необходимую информацию. Как видно, процессы импортозамещения привлекают внимание к системам управления ИТ-активами как к классу программных продуктов.

CNews: Предусмотрены ли в системе разграничения полномочий и защиты от утечки данных?

Мария Бартенева: Мы реализовали достаточно мощную модель управления правами доступа, которая обладает гибкостью, нужной для настройки под разные требования заказчиков. Например, она позволяет предоставлять или закрывать доступ на уровне пользователя или отдела, в зависимости от типа актива и т.д. Разумеется, поддерживает атрибуты, что позволяет, например, отнести определенную информацию к «финансовому типу» и, соответственно, открыть к ней доступ финансово-экономическим отделам и закрыть для всех остальных.

Решения для защиты данных реализованы и на уровне модели данных. У нашей системы архитектура микросервисная, у каждого микросервиса своя база данных. Такой подход ускоряет работу, но также затрудняет похищение данных и ограничивает возможности их дальнейшего анализа злоумышленниками.

CNews: Как выглядели конкуренты до санкций, и кто из них сейчас активен в РФ?

Мария Бартенева: Ниша достаточно специфическая, но конкуренты у нас, конечно же, есть, как прямые, так и косвенные. Например, практически все решения класса ServiceDesk имеют базовый функционал управления ИТ-активами, вопрос насколько он развит. Но с производителями систем Service Desk наша цель не конкурировать, а сотрудничать. Наша система для них — это отдельный модуль, более технологически развитый, которая органично дополняет их решения. Аналогичная ситуация с производителями систем мониторинга.

С моей точки зрения, сегмент хорошо развивается, когда в нем конкурируют два-три развитых лидера в понимании «квадратов Gartner». А если кроме лидеров есть еще догоняющие, то общее взаимодействие игроков обеспечивает развитие этому сектору рынка.

«Прежде всего, мы хотим развивать экспертные сервисы»

CNews: Как планируете развивать систему?

Мария Бартенева: Прежде всего, мы хотим развивать экспертные сервисы. Но на практике это зависит не только от нашего желания, но и от многих других факторов. В процессе работы будет накапливаться информация по ремонту, по точкам отказа и прочая очень интересная статистика, которую можно собирать и использовать для дополнительной аналитики. Но пока мы можем только предполагать, насколько наши клиенты позволят накопленную информацию по управлению их ИТ-активами применять для создания рекомендательных сервисов, которыми будут пользоваться другие.

Сейчас мы готовимся к включению в Реестр отечественных программ. Наша система построена на российском стеке, обладающем санкционной устойчивостью, но это нужно подтвердить у регуляторов. Во втором полугодии в наших планах проведение семинаров для представителей целевой аудитории — мы продолжаем собирать требования и пожелания наших потенциальных заказчиков.

Мы будем развивать партнерскую сеть. Партнеры у нас как технологические, с которыми мы создаем и развиваем коннекторы, обеспечивая их работоспособность по мере обновления программного обеспечения, а также партнеры-интеграторы, которые занимаются внедрением нашего продукта. Дистрибуторская модель на данном этапе развития излишняя, внедрять ее пока рано, пока мы видим одноуровневую модель для продвижения продукта, но с активным привлечением партнеров.

CNews: Планируете ли расширение бизнеса за пределы «рублевой зоны»?

Мария Бартенева: Российский рынок для нас интересней. До настоящего времени, когда для построения ИТ-инфраструктур использовали в основном зарубежное оборудование, можно было применять зарубежные же системы управления ИТ-активами. Соответственно, там были данные и классификаторы с перечнем оборудования глобальных производителей, например, НР, Dell и пр. Сейчас, когда идет переход на российское оборудование и программы, а также набирает обороты параллельный импорт оборудования, в зарубежное ПО становится менее применимо, таким образом, подобные перечни нужно создавать и актуализировать с учетом новых реалий, как для отечественных, так и зарубежных производителей — этим мы тоже занимаемся. Нужны и новые интеграционные коннекторы, позволяющие в обновляемых ИТ-ландшафтах собирать данные с привычным уровнем простоты и удобства.

Наше решение, как и любая система такого плана, с одной стороны, включает в себя технологии, с другой — накопленные данные об оборудовании, программных продуктах и других ИТ-активах, которые после импортозамещения будут отражать специфику именно отечественного рынка. В перспективе, я не исключаю выхода на другие рынки, но пока мы сосредоточены на потребностях российских заказчиков и разрабатываем для них новые функциональные продукты для автоматизации работы ИТ-департаментов, о которых скоро сможем рассказать.