Спецпроекты

Максим Мамаев

Максим Мамаев:
Полноценное частное облако появляется с приходом облачной автоматизации

Об этапах развертывания облачной инфраструктуры и ее связи с концепцией BYOD в интервью CNews рассказал Максим Мамаев, технический директор АМТ-ГРУП.

CNews: Какие актуальные тенденции рынка вы можете выделить?

Максим Мамаев: На текущий момент мы наблюдаем рождение нового подхода к построению информационной инфраструктуры предприятия. Он базируется на двух основных

концепциях: облачной автоматизации (cloud automation) и BYOD (Bring Your Own Device). Первая дает бизнес-пользователю инструменты формирования информационной среды "под себя" практически "со скоростью мысли", вторая - дает ему же возможность получать доступ к этой среде из любого места и любого устройства.



CNews
: Как, по вашему мнению, изменилось отношение российского бизнеса к облачным технологиям (публичным сервисам/частным решениям) за прошедший год?



Максим Мамаев:
Облака становятся всё более популярными хотя бы на уровне обсуждения. При этом понятие облака расширяется и приобретает различные оттенки значения в зависимости от того, кто и с какой целью об этом говорит. В контексте нашего обсуждения следует различать 2 аспекта: облако как технологию создания и предоставления вычислительных ресурсов и облако как концепцию организации информационной среды предприятия.



Например, сейчас много говорят о виртуализации серверов. Все уже научились создавать виртуальные машины, не привязанные к конкретному «железному» серверу. Таким образом получается, что приложения находятся в «облаке». Имеет ли это отношение к облачным технологиям? Безусловно, да. Является ли это инструментом оптимизации бизнеса? Еще нет. Это набор виртуальных машин, который с точки зрения пользователей и бизнеса ничем не отличается от набора железных серверов.



Произошла замена технологий с целью увеличения надежности серверной инфраструктуры и сокращения ИТ-бюджета, но бизнес-процессов это в значительной степени не коснулось. Отношение к таким облачным технологиям на уровне бизнеса не то, чтобы как-то изменилось, оно просто отсутствует, так как с точки зрения бизнеса отсутствует сам объект отношения.

Тем не менее, виртуализация – это первый шаг на пути к облаку. Его необходимо сделать, но это еще только часть пути. Вторая часть, которая позволяет вывести облако на уровень бизнес-процессов, – это как раз облачная автоматизация. Частное облако, как концепция организации информационной среды предприятия, появляется именно с приходом облачной автоматизации. Можно даже сказать, что СА является необходимым катализатором появления частных облаков.



CNews
: Почему вы считаете, что изменений не произошло?



Максим Мамаев:
Очень просто объяснить это на примере появления IP-телефонии, где в свое время происходили схожие процессы. Сначала, после простой замены одной технологии на другую (традиционной цифровой телефонии на IP), у пользователя на столе остался визуально и функционально тот же самый телефонный аппарат с кнопками. Но IP-телефония — это необходимый фундамент для унифицированных коммуникаций, а унифицированные коммуникации – это уже то, что влияет на бизнес-процессы и их эффективность, а также увеличивает производительность труда.



С приходом виртуализации для бизнес-пользователя, которому нужен ИТ-ресурс, мало что изменилось. Ему по-прежнему нужно обращаться в ИТ-отдел, проговаривать требования к системам и оборудованию, ждать, пока это все настроят.

Несмотря на то, что создание самой виртуальной машины происходит очень быстро, многим организациям зачастую требуется значительное время для завершения всех промежуточных подготовительных мероприятий, связанных с хранением, сетевыми настройками, безопасностью, приложениями. Эти этапы необходимы для предоставления рабочих сервисов корпоративным пользователям. Как только ресурсы активированы, текущее управление программным обеспечением, обновление политик безопасности, мониторинг сети, оптимизация производительности и планирование мощностей являются более сложными в виртуализованных средах, чем в традиционных, статических архитектурах.



В результате, парадоксальным образом затраты на ИТ-персонал в виртуализованной инфраструктуре возрастают быстрее, чем расходы на содержание физических серверов в «классической» модели корпоративной среды. А пользователи при этом начинают бесконтрольно пользоваться публичными сервисами, вроде Amazon, Google или Dropbox, так как собственная ИТ-инфраструктура, пусть даже виртуализированная, не может удовлетворить их потребности быстро и качественно. Этот эффект получил название «теневая ИТ-служба».



Виртуализация провозглашалась как важнейший шаг к эффективной корпоративной ИТ-инфраструктуре. Однако прогресс оказался не столь значительным, как ожидалось. Во многих случаях процент общей утилизации ресурсов, по данным исследований, остался примерно на том же уровне – порядка 20% - как и до применения технологий виртуализации. Вместо «раздувания» парка аппаратных серверов появился эффект«расползания» виртуальных машин, в равной степени грозящий выйти из-под контроля.

Сложность ручного формирования виртуальной вычислительной среды для различных информационных систем на уровнях «сервер-хранилище-сеть-безопасность» и подверженность этого процесса человеческим ошибкам приводят к тому, что в комплексной инфраструктуре качество и скорость обслуживания пользователей не улучшились.

CNews
: Как бы вы доступно и кратко объяснили бизнес-заказчику, что такое облачная автоматизация? Какие преимущества она дает?



Максим Мамаев:
Если вы руководитель бизнес-подразделения, задам насущные вопросы: Долго ждете, пока ИТ запустит нужное вам приложение? Устали объяснять им одно и то же? Приходится выбивать бюджет на собственные серверы, ставить их себе под стол и заниматься их обслуживанием, потому что лучше так, чем каждый раз ждать непонятно сколько и получить непонятно что? Или приходится тайком арендовать виртуальные машины на Amazon и надеяться, что служба безопасности не заметит?



Если вы руководитель предприятия: Удивлены тем, что после перехода на полную виртуализацию серверов стало не хватать еще сильнее, чем до того? Неожиданно обнаружили новые вакансии в ИТ? Ваш финансовый аналитик выучил слово LUN? Только что заплатили крупную сумму за серверы для подразделения А, и слышите, что подразделению Б не хватает вычислительных ресурсов для завершения проекта, а подразделение А не хочет делиться, потому что боится, что заберут и не отдадут? При всём при этом служба безопасности нашла ваши корпоративные приложения в Amazon, файлы - в Dropbox, а проектную документацию - в Google Drive?



Пришло время внедрять облачную автоматизацию. Облачная автоматизация позволяет пользователю самостоятельно создавать вычислительные ресурсы через портал самообслуживания. Проставляя «галочки», он выбирает количество машин, тип ОС, объем памяти, требуемые сетевые соединения, системы хранения, приложения. И нажимает кнопку «пуск».



Далее происходит автоматическое конфигурирование системы (provisioning), которого пользователь уже не видит. Для этого используется оркестратор – «программа-дирижер», которая управляет отдельными системами и ресурсами. В соответствии с корпоративной политикой она выбирает облако, в котором будут размещаться ресурсы: формирует сетевые пути, конфигурирует системы хранения, реализует политики безопасности. Пользователь в течение нескольких минут получает все, что ему требуется.



В итоге, пользователь получает удобство, гибкость и высокую скорость развертывания вычислительных ресурсов, бизнес-приложений. Компания же увеличивает производительность труда в основном бизнесе и эффективность использования парка вычислительных систем, а также сокращает скорость роста объемов оборудования и ИТ-персонала, обеспечивает информационную безопасность и исключает «теневую ИТ-службу».



CNews
: На каких предприятиях будут наиболее востребованы сервисы CA (Cloud Automation)?



Максим Мамаев:
Высокотехнологичная компания, университет, проектный институт. Любое предприятие, у которого потребности в различных вычислительных ресурсах меняются динамически. Любое крупное предприятие с большим числом подразделений, имеющих свои ИТ-потребности.



CNews
: В какой момент предприятие становится готовым к внедрению концепции CA и, по сути, к переходу на облако?



Максим Мамаев: Сейчас в области виртуализации происходят технологически очень сложные процессы. Виртуализируются все технологические компоненты ЦОДа – серверы, сети, хранилища. То, к чему мы приходим в результате этого процесса, называется software-defined data-center (программно-определяемый ЦОД). Это ЦОД, логическая структура которого динамически создается по заказу приложения (то есть, по сути, пользователя), а не путем физического соединения и индивидуальной конфигурации компонентов каким-то определенным образом. Исполнителем заказа как раз и является оркестратор — ключевой элемент облачной автоматики.



Таким образом, чем выше степень виртуализации ИТ-инфраструктуры, тем более эффективна облачная автоматизация. Первый шаг, как я уже говорил выше, — виртуализация серверов. Он сделан уже многими. Вторым условием эффективной автоматизации облака является формирование каталога вычислительных ресурсов, которые будет предоставлять облако, и создание портала самообслуживания пользователей, где они будут делать «заказы по каталогу».

CNews: Что поменяется с внедрением концепции CA?



Максим Мамаев:
Поменяется подход к ИТ. Облачная автоматизация порождает концепцию ITaaS (IT as a service). ИТ становится неким брокером в реализации бизнес-потребностей, из технического подразделения превращается в сервисное, нацеленное на решение бизнес-задач.



К примеру, в распоряжении предприятия есть набор облачных ресурсов – как своих, так и публичных. При поступлении задачи от бизнес-подразделения, облачная автоматика с учетом разных факторов (ценовых характеристик, политик безопасности) выбирает оптимальный ресурс для выполнения этой задачи. Оркестратор может выделять ресурсы как в частном, так и в публичном облаке. Процессы контроля и управления при этом абсолютно унифицированы, а обеспечение ИБ производится единообразно, в соответствии с корпоративной политикой. В итоге, для пользователя неважно, где работает сервис. Пользователь не знает (и не должен знать), переехала ли какая-то виртуальная машина из корпоративной серверной в публичное облако и наоборот.



Типовая функция классической ИТ-службы — планирование и эксплуатация собственного ЦОДа — для обеспечения предприятию такого сервиса является вторичной. Она является лишь следствием решения более высокоуровневых задач: анализа потребности предприятия в ИТ-сервисах, формирования политики их использования, расчета эффективности и приемлемости использования публичных облачных сервисов вместо собственного ЦОДа.



CNews
: Вы назвали две концепции – облачную автоматизацию и BYOD – основными ИТ-трендами. Почему? Как они связаны и взаимодействуют?



Максим Мамаев:
Информационную систему предприятия можно условно представить как единое пространство, состоящее из двух частей или двух облаков, если угодно. С точки зрения пользователя это две половинки одного целого, того, что он понимает под ИТ. В одной из них находятся приложения, с которыми он работает, а в другой – устройства (интерфейсы), с помощью которых он работает. Все остальное – технологическая инфраструктура, которая ему не видна. Поэтому с бизнес-заказчиком, пользователем при обсуждении задачи построения ИТ-инфраструктуры мы говорим о двух вещах – облачной автоматизации и универсальном доступе. Этими двумя вещами исчерпывается все, что требуется ему от инфраструктуры.



Концепция BYOD (Bring Your Own Device, «принеси своё устройство») как раз и предлагает наиболее гибкую реализацию «облака доступа» к «облаку приложений», а в идеале — полную ликвидацию зависимости пользователя от устройства, с помощью которого он работает, и от места, где это происходит.



CNews
: Как вы оцениваете перспективы и текущий уровень распространения BYOD в России?



Максим Мамаев:
Мобильность квалифицированной рабочей силы — как физическая, так и в смысле используемых устройств — формирует объективный тренд: люди хотят работать с удобных для них устройств в удобных для них местах. Консервативный, негибкий подход ИТ-службы к таким «капризам» рано или поздно приводит к потере производительности труда. Этот общий термин может стать весьма конкретным, когда сотрудник конкурирующей компании сможет быстро решить срочную задачу от ключевого заказчика, зайдя со своим планшетом в ближайшее кафе, а ваш сотрудник в это время будет только на пути к офису.



К счастью для BYOD, заинтересованными лицами часто выступают не только простые сотрудники, но и руководители, поскольку они тоже пользуются мобильными устройствами, а их потребности в оперативном доступе к информационным системам компании особенно высоки. Поэтому мы прогнозируем, что скорость распространения BYOD будет существенно выше, чем скорость внедрения технологических новшеств, скрытых в глубинах серверных.



На настоящий момент уровень проникновения BYOD невысок, и связано это не с недостатком энтузиазма, а с дефицитом комплексных технических решений для корпоративного применения, которые только выходят на рынок.



CNews
: Какие проблемы несет реализация концепции BYOD для бизнес-пользователя, для ИТ-департамента?



Максим Мамаев:
Бизнес-пользователь хочет пользоваться своими корпоративными приложениями откуда угодно и на чем угодно. И это «откуда угодно» создает некие вызовы для корпоративной инфраструктуры, поскольку пользователь с помощью любого устройства, из любого места должен подключиться к любой корпоративной системе. Соответственно, возникает вопрос: пригодно ли устройство для этого? Безопасно ли оно? Можно ли физически из этого места получить требуемые сервисы? А если можно – насколько это соответствует политике безопасности компании?



Я бы не назвал это проблемами, но это достаточно новые задачи, которые нужно решать ИТ-службе. Что касается бизнес-пользователей, то при грамотном воплощении BYOD их проблемы как раз исчезают.



CNews: Как вы считаете, на практике эти концепции способны сократить ИТ-расходы бизнеса? Какие именно?



Максим Мамаев:
И облачная автоматизация, и BYOD не нацелены на сокращение ИТ-расходов. Благодаря их применению появляется возможность значительно повысить производительность труда при незначительном увеличении ИТ-расходов. На мой взгляд, неправильно подходить к ИТ-подразделению как к центру затрат, ставя его в один ряд с офисными кондиционерами и кофемашиной. Этот подход себя исчерпал еще на стадии появления унифицированных коммуникаций. Сейчас мы говорим об ITaaS, об ИТ, как о наборе инструментов, которые позволяют повысить эффективность бизнеса. ИТ-решения не бесплатны, но дают предприятию новые возможности, которыми нужно только суметь воспользоваться.










Вернуться на главную страницу обзора